WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 42 |

Она: Какой связиНичего такого нет. Ты все выдумал. Тебе приснилось. Это все — твои фантазии. Ты просто что-тонакручиваешь. Нет никакой связи. С чего ты взял, будто есть какая-тосвязь

У него не было веских доказательств, накоторые он мог бы опереться. Никаких “улик”. Она категорически отрицала егоправоту. Он был совершенно убежден по множеству крохотных штрихов, чтосконструированная им картина (ее связь с Ральфом) соответствуетдействительности. Но он не мог найти, к чему прицепиться даже в области ихинтимных отношений. Все было “на месте”, как еслибы ничего не происходило. В самом деле, он чувствовалрастерянность. Он потерял уверенность. Может быть, он действительно всевыдумал Он посоветовался со своим другом-психиатром. Рассказал ему все испросил: “Не психотик ли я Если я все это выдумываю, то, видимо, страдаючем-то вроде паранойи Может, я стал параноиком и просто до сих пор не замечалэтого Я — психотик”Психиатр ответил: “Да”.

Перспектива помешательства повергла его всостояние катастрофического беспокойства. Он пришел ко мне и рассказал свою историю. Случайно я знал, чтоу его жены действительно была любовная связь. Круги нашего общенияпересекались, и любовная связь его жены, кроме него, была известна всем. Я емутак и сказал.

Известие повергло его в другуюкатастрофическую реакцию. В течение года он пребывал в глубокой депрессии.Когда он выбрался из нее, он задал себе вопрос: “Что меня повергло в такуюдепрессию Не думаю, что ревность. Просто я оказалсячрезвычайно привязан к своим ощущениям реальности”.

Модификации подобной ситуации возникают навсех уровнях: на международном, межрасовом, между компаниями и фирмами, междумужчинами и женщинами, родителями и детьми. Часто никто не знает, чтослучилось, что происходит, в чем суть дела, а что — ни при чем

Феноменология — это попытка освободить нашрассудок от слепой, некритичной приверженности к любому набору значений и смыслов,приносящих несчастье, независимо от того, верны они или ошибочны, истинны илиложны.

“Лечит” в подобных случаях способностьувидеть ситуацию слегка в смешном свете. Но это не всегда смешно.

Ко мне обратилась дама. Еечетырнадцатилетнему сыну поставили диагноз “шизофрения” и поместили его вклинику. Какое-то время сын не ладил с отцом. Он отказывался выполнять егопросьбы и распоряжения, заявляя: “Ты мне не отец”.

Клиентка знала, что ее муж действительно небыл отцом ее ребенка, но это было ее тайной. Она пришла посоветоваться, должнали она открыть эту тайну мужу и/или сыну. Если она не скажет, то сын останетсяс этим тягостным диагнозом, его начнут лечить, и он и вправду станетшизофреником. Она не могла этого допустить. И она решилась признаться мужу,хотя рисковала при этом всем. Ей казалось, что он не сможет смириться справдой. Он ее изобьет, убьет, бросит.

У этой истории счастливыйконец — слишкомхороший, чтобы быть правдой. Она рассказала все — и мужу, и сыну. Муж оченьогорчился, сын испытал огромное облегчение. Поведение, приведшее к постановкедиагноза, полностью исчезло, а муж и жена отправились в новое свадебноепутешествие.

Она нашла в себе мужество, чтобывоспользоваться шансом на правду. Даже если весь наш проживаемый опыт“реальности”, от начала и до конца, конструируется, это стремлениеконструировать нашу реальность точно, правильно освобождает нас от отчаяния иэмпиризма. К правде следует относиться не как к какой-то субстанции или вещи, акак к праксису;грамматически это не существительное, обозначающее объект или даже соотношениемежду объектом и процессом, а глагол, передающий правдивую речь и реальные, происходящиемежду нами действия.

Описание представляет собой определение ипредписание.

Мать привела ко мне четырнадцатилетнююдевочку, страдающую анорексией (описание процесса).

Девочка заявляет:

— Я нестрадаю анорексией,

— Я голодаюв знак протеста (описание праксиса).

Лечить ли ее от анорексии

Пытаться ли прекратить ее голоднуюзабастовку

Факты просты:

ей “не естся”,

она не ест.

Одна конструкция состоит в том,что

она страдает анорексией,

другая конструкция — что

она голодает в знак протеста.

Она не садится.

Страдает ли она от“несидячести”

Или у нее “несидячая”забастовка

Эти два способа описания ее “не-едения”являются двумя способами определения того, что происходит — в терминах процесса (страдаетпсихическим расстройством) и в терминах праксиса (интенциональный, т.е.намеренный выбор-в-действии). В таких описаниях и определениях имплицитно ужесодержатся два способа предписаний, две стратегии ответных действий: в терминахпроцесса — лечениерасстройства, в терминах праксиса — лечить ее как личность. Отношение к выбору лечения будет зависетьот того, как мы к ней отнесемся, куда ее отнесем.

Восьмилетний мальчик

не читает и

не пишет.

Страдает ли он от алексии (процессуальноеописание, определение, предписание и объяснение).

Или он устроил “читательную” забастовку(праксическое описание, определение, предписание и объяснение).

Страдает ли он аграфией

Или он объявил “писательную”забастовку

Итак, анорексия или отказ отеды

Алексия или отказ читать

Аграфия или отказ писать

Это все — конструкции; в каждом изслучаев — объяснениясвоего рода, уже не простые описания.

Полезно проводить различия между

изображением,

описанием, определением,

конструкциями,

объяснениями,

предписаниями,

но в большей части клинической терминологиивсе эти категории безбожно перемешаны и перепутаны.

Эпистемологи не устают твердить нам,что

карта — это не территория,

меню — это не блюда,

ноты — это не музыка,

нарисованная трубка — не трубка свысокосортным

табаком.

Радикальные конструктивисты не дают намотправиться домой, не отпускают нас так легко.

То, что я принимаю за территорию, можетбыть картой.

Все знают, что

меню — это не блюдо, но многие едятменю.

Волны и частицы — это не свет.

Мозг — это не душа.

Когда сердце остановится, сердечныхприступов не будет.

Смерть абсолютно безопасна.

Люди, которых мы считаем пациентами иликлиентами, редко

мучаются от физической боли.

У них душевные страдания.

Многих засосала невидимая трясинаперепутанных значений.

Вот случай из терапии супружескойпары.

Они ссорятся.

Она встает и направляется кдвери.

Он кричит:

— Почему тывыходишь за дверь

Она отвечает:

— А я невыхожу за дверь.

Он смущен и взбешен.

Ты меня любишь

Если ты любишь меня, верь мне

Верь мне

ты меня не любишь,

ты никого не любишь,

И ни-кто не любит тебя

кроме меня

Верь мне

Но

не верь

потому что я говорю так

а просто загляни в самое сердце своегосердца

и ты обнаружишь

что все, что я сказал тебе, —

чистая правда.

Терапия в подобном случае состоит в том,чтобы путь ползком из бутылки представить высоким полетом, выпустить муху избутылки. Это самая идиотская ловушка. Как только это осознаґешь, реальноуяснишь себе, ловушка перестанет быть ловушкой. Если ты поймешь, что этосмертельно, то оно тебя уже не прикончит.

Ты любишь меня

Ты меня не любишь

Верь мне

Не верь мне

Мы узнаем то, что мы видим, и это обучениеполно сложностей, противоречий и парадоксов. Иногда рассудок может отпрянуть виспуге.

Вот два описания случаев из моей семейнойжизни. Как и в той книге, где они были опубликованы впервые (Laing, 1984, р.136—138,144)4, я воздержусь от многочисленных комментариев, которыми я мог быснабдить эти примеры. Надеюсь, особенно в контексте уже приведенныхрассуждений, уместность этих примеров будет очевидна. Если же для вас останетсянеясным, в чем их уместность, то должен с сожалением отметить, что вы непоняли, о чем я пытался вести речь.

Корфу. Полдень, пляж

Адам (мой восьмилетний сын) видит какой-тонеопознанный объект, находящийся довольно далеко от берега и уносимый в море.Он разрабатывает “план” с “деталями операции”. Прежде всего он, Артур (нашсорокалетний приятель) и я должны доплыть до объекта, идентифицировать его и,если это окажется возможным, притащить на берег. Первая фаза плана прошла безнеожиданных событий. Артур, Адам и я взгромоздились на нависшую над моремскалу, сбросили в море свои маски и трубки для подводного плаванья, нырнуливслед за ними, нашли их в воде и натянули на себя. Следующей фазой былодоплывание до неопознанного дрейфующего объекта. Мы все вместе стартовали.Вскоре Артур и Адам обогнали меня, это было незадолго до того, как я заплылдальше, чем заплывал, по крайней мере, за последние 25 лет. Дальше оказалосьслишком далеко. Объект темной массой возвышался столь же далеко впереди, какэто казалось с берега. Адам и Артур уплыли уже футов на 30—40. Затем Артур остановился. Адампродолжал плыть вперед, но Артур велел ему вернуться. Они вместе вернулись комне, и мы втроем поплыли к берегу.

Я с благодарностью почувствовал песок подсвоими ослабевшими ногами и был просто счастлив от того, что вновь оказался набезопасном берегу. Артур выглядел человеком, испытывающим облегчение. Адам былв ярости. В таком состоянии я его еще никогда не видел. Он просто свихнулся отзлости. Он бросился на песок и забился, извиваясь, как угорь. В нашемвынужденном поражении он всецело винил Артура.

Артур: Не обвиняйменя! Это было разумным выходом.

Адам: Нет, небыло.

Юта (моя жена, мать Адама, наблюдавшая занами с берега): Вы были всего лишь наполпути.

Адам: Нет, не наполпути. Мы были почти у цели.

Папа: Нет, мы небыли почти у цели. Цель была еще очень далеко. Говорю тебе определенно: слишкомдалеко.

Адам:Нет.

Папа: Да.

Артур: Адам!(тот не слушает) Адам! Мамес берега было виднее.

Адам: Небыло.

Папа:Было.

Адам смотрит на нас всех.

Папа: Я тебеговорю. Было еще далеко.

Артур: Былодалеко.

Юта: Вы непродвинулись и до полпути.

Он полностью окружен.

Адам: Врете вывсе.

Артур: Послушай.Зачем нам тебе врать

Адам: Выдрузья.

Адам молчит.

Артур: Оказалось,что расстояние слишком велико для меня, а для тебя — и подавно.

Он по-прежнему молчит.

Папа: Слушай. Тыеще не можешь плавать дальше Артура или даже дальше меня.

Адам: Откуда тебезнать

Папа: Мамасмотрела на нас с берега. Мы проделали не больше половины пути.

Юта:Точно.

Адам: Онаврет.

Юта: Нет, не вру.Ты просто не желаешь никого слушать, в этом вся беда.

Адам: И несобираюсь вас слушать.

Юта: Посмотрел быты лучше на все это со стороны. Тебе стоило бы это сделать.

Папа: Ты что,правда считаешь, что все знаешь лучше всех

Адам не отвечает.

Мы все перевели дух. Кроме Адама, которыйвсе еще пребывал “в себе”, хотя и продолжал молчать.

Папа: Как бы тони было, это не поражение.

Адам:Поражение.

И все началось с начала. После того, как мыполностью прошли описанную выше перепалку по третьему кругу с минимальнымивариациями, горячность Адама ни в коей мере не ослабла.

Юта: Это былоптический обман.

Адам:Что

Юта: Оптическийобман.

Адам: Оптическийобман! Что такое “оптический обман”

Юта: То, чтокажется не таким, какое оно на самом деле.

Адам: Ты хочешьсказать, что я не могу верить собственным глазам!

Папа: Ну, невсегда. Не так, чтобы совсем. Не безоговорочно. Не без сомнений.

Адам:Сомнений!

Март, 1977

Юта отпрянула, наткнувшись в гостиной наАдама, совершавшего размашистые магические пассы палкой около нашего чахнущегопальмового деревца.

Юта: Могу ли яверить своим глазам Верить ли мне своим глазам

Адам:Нет.

Чуть позже.

Юта: Ушам своимне верю! Глазам своим не верю!

IV

Все знают, сколь сильно мы подверженывоздействию со стороны самых близких и самых дорогих нам людей. Очень трудноразобраться в будничной повседневности, порождающей большую часть радостей иогорчений наших пациентов. Язык Декартово-Галилеевых естественных наук бессиленнам здесь помочь, поскольку наша теория должна быть эксплицитно предназначена для того, чтобыпонять мир личных страстей,намерений и действий, то есть праксис так же, как и процесс. Принцип дополительности НильсаБора может оказаться нам здесь полезен.

Любая убедительная, логическипоследовательная психотерапевтическая теория должна быть направлена на развитиепрагматического знания, знания-в-действии, раскрывающего, как мы личновоздействуем друг на друга.

Между нами происходит столь много всего,что мы никогда не сможем охватить эту реальность своим знанием. Но мы знаем,что разделение между фактом и чувствами является продуктом шизоидныхконструкций, от которые не может быть прока в практикепсихотерапии.

В реальности доводы сердца (праксис) ифизиология мозга (процесс) сосуществуют и взаимозависимы.

В этом выступлении я старался отразитьспособ понимания того, что видимо и что остается за кадром, того, что попадаетв поле зрения и что не попадает, под каким бы углом зрения ни смотреть. Этапрагматическая рефлексивность, этот рефлексивный прагматизм по необходимостиотразился и на моем стиле изложения. Поэтому может оказаться, что основноезначение данной презентации состоит в попытке открыть или выявить такой способвзглянуть на то, что мы понимаем и делаем, который позволит понимать и делатьто, что я описал.

Литература

Castaneda, C. (1974). Tales of power. NewYork: Touchstone Books (Simon & Schuster).

Laing, R.D. (1984). Conversations with Adamand Natasha. Pantheon Books, a Division of Random House.

Выступление Томаса С. Заца

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.