WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 42 |

Rogers, C.R. (1983). Freedom to learn for the 80’s.Columbus, OH: Charles E. Merrill.

Rogers, C.R. (1985). Toward a more humanscience of the person. Journal of HumanisticPsychology, 25(4), 7—24.

Rogers, C.R. (1986). Client-centeredtherapy. In I.L. Kutash & A. Wolf (Eds.), Psychotherapist‘s casebook: Theory and technique in practice. San Francisco: Jossey-Bass

Rogers, C.R. & Stanford, R. C. (1984)Client— centeredpsychotherapy. In H. J. Kaplan & B.J. Sadock (Eds.), Comprehensive textbook of psychiatry IV(pp. 1374—1378).Baltimore: Williams & Wilkins.

Sanford, R.C. (1984). Unconditional, positive regard: A misunderstood way of being. Unpublished manuscript.

Standal, S. (1954). The need for positive regard: A contribution to client-centeredtheory. Unpublished doctoral dissertation. Universityof Chicago, Chicago, IL.

Выступление Мириам Польстер

Общей темой в выступлениях доктора Сэнфорди доктора Роджерса была обеспокоенность проблемой соотношения обсуждаемогометода и общегуманистического подхода и тем, насколько первый способствуетвторому. В каком-то смысле то, о чем идет речь, сродни той борьбе, которуюприходится выдержать, если мы собираемся обратиться за помощью в разрешениисвоих личных проблем к специалисту вроде доктора Роджерса. Я говорю о борьбе завозможность попасть к мастеру своего дела. Это относится ко всем настоящиммастерам: и в точных науках, и в гуманитарных науках, и в области изящныхискусств.

Я была еще студенткой, когда впервыеуслышала одну истину: чем более опытными становятся психотерапевты, тем сильнеепроявляется сходство между ними. То, что мы наблюдаем, состоит в отбрасываниинесущественного. Если посмотреть на некоторые творения Пикассо, то зачастую ихкомпозиция кажется невероятно сложной: детали картины как бы разбегаются вовсех направлениях сразу. Нас потрясает свобода этих его работ. Но тот жеПикассо может тремя линиями — безупречно начертанными и расположенными нужнымобразом — передатьчеловеческую фигуру.

Именно это качество — отбрасываниенесущественного — яназываю “искушенной простотой”. Здесь важны оба слова. Речь идет не онаивности, не о неведении, а о весьма сведущем, искушенном, достойномвсяческого уважения стремлении к простоте. Мне хотелось бы сказать несколькослов о том, в чем я вижу составные части той простоты, которой с самого началаотличались работы доктора Роджерса. Он делится с нами своей эволюцией в личноми профессиональном плане, делая нас как бы сопричастными этому процессу. Мнекажется, что это дает нам право утверждать, что мы ощущаем некоторые составныечасти той искушенной простоты, о которой идет речь.

Первой я бы назвала точность. Доктор Роджерс глубокорассматривает каждое явление, разделяя все по элементам и отводя каждомуэлементу точное место. Так, его мастерское использование техники Q-сортировкидемонстрирует удивительно точное соответствие задаче измерения личностныхизменений в терапии. Это блистательный способ исследования, позволяющий увидетьто, что Карл считает надежным описанием процесса.

Другой пример точности — замечание д-ра Роджерса о том,что означает работа с клиентом, когда мы изучаем его прошлое. Он говорит (что иявляется примером, на который я хочу обратить внимание) так: “Нам неведомопрошлое, мы знаем лишь наши представления о прошлом”.

Это утверждение кажется очень простым, но янадеюсь, что большинство из присутствующих понимают, насколько четкое различиепроводится здесь и насколько оно функционально в терапии.

Второй составной частью искушенной простотыявляется открытость. Карлодним из первых растворил окна и двери терапевтического кабинета, чтобы изучитьпроцесс. Терапию всегда считали строго индивидуальной процедурой и пролить светна этот процесс, проложить путь гласности и распространению данных — дело немыслимо новаторское,гигантский прорыв из замкнутого пространства. Найти способ, с помощью которогомы можем это осуществлять — посредством звукозаписи, использования Q-сорт техники, обсужденийхода терапевтической работы, — значит продвинуться вперед, по крайней мере, в двух отношениях: содной стороны, возымев уважение к техникам терапии, с другой — признав, чтотехника — лишьинструмент, возможности которого не стоит абсолютизировать, приписывая ему вседостижения. Открытость, гласность, широкое обсуждение гипотез и результатовявляются бесспорной заслугой доктора Роджерса. Карл часто говорит, что именнона собственном опыте он вдохновился идеей перехода от технологии кобщегуманистическим ценностям.

Следующей составной частью являетсялюбознательность. Онасостоит в живом и непредвзятом взгляде, когда все считается достойным внимания.Речь идет не о неразборчивости, а о неразрывной связи с внешним миром во всехего проявлениях. Она позволяет увидеть в том, мимо чего многие равнодушнопрошли бы, нечто значительное, способствующее лучшему пониманию других людей иих мироощущения.

Еще одной составной частью являетсячеткость. Я вижу проявления ее в том, как удивительно бережно выбирает Карлслова для выражения своих мыслей. Его язык удивительно свеж и свободен от узкойпрофессиональной специфики. Он описывает терапевтические проблемы языком,которым обычные люди беседуют между собой по поводу своих повседневных дел. Дляпонимания не требуется никаких предварительных определений. Интересно, что емуудается так использовать этот практически свободный от профессиональнойспецифики язык, настолько насытить все свои слова силой свой личности, чтодостигается полное взаимопонимание с каждым собеседником. То, что сначала и некажется особенным, превращается в нечто особенное, поднимая обыденное досверхъестественного. О такого рода общении многие из нас лишь мечтают. Какхотелось бы, чтобы такое общение все шире распространялось в нашем мире. Чтокасается Карла, то он — непревзойденный мастер такого общения.

Наконец, я и подошла к следующему моменту,который хотела подчеркнуть, говоря о языке искушенной простоты, — я имею в виду спокойнуюинтенсивность, которую генерирует Карл. То, как умеет он слушать, позволяетусилить ощущения его собеседника. Он слушает спокойно и внимательно, судивительной полнотой извлекая выводы из всего услышанного. Собеседник обычнооткликается на такое внимание и понимание. В таком общении усиливается значениесказанного, ничто не упускается из виду. Удается воспринять все, что могло быостаться незамеченным, и привлечь ко всем нюансам внимание самого говорившего.Этот процесс усиливает интенсивность взаимного обмена, позволяет продвинуться кизменению в той области, где происходило столь спокойное по видимости, но насамом деле чрезвычайно мощное по силе влияния взаимодействие.

Следующей составной частью искушеннойпростоты является мужество.Мы знаем примеры, как, допустим, обращение доктора Роджерса к Американскойпсихологической ассоциации, натолкнувшееся на глухую стену молчания. Для того,чтобы разрушать традиции, нужно мужество. Легко плыть по течению. Новаторство,ломка традиций, левый поворот, когда все дружно поворачиваютнаправо, — актынесомненного мужества. Мужество можно проявлять не только перед лицом смерти,часто оно проявляется в готовности занять совершенно новую позицию. Фриц Редлписал о делинквентном поведении. Сравнение может показаться странным, но Карлосуществляет то, что Редл описывает, говоря о делинквентностинесовершеннолетних, как магию акта инициации. Это весьма важно. Возможно, Карл,ты еще станешь взрослым делинквентом.

Мужество состоит не только в ломкетрадиций, но и в переносе новых подходов в те области, где они еще неприменялись. Надеюсь, что всем ясно, что Карл расширял территорию приложениянового, выходя за границы того, что считалось долгое время единственной сферойприменения, продвигаясь мужественно и мудро, не полагаясь на авось, а хранятвердую убежденность в перспективности новых приложений, в осмысленности игуманности этого продвижения.

Еще одна составная часть искушеннойпростоты состоит в стремлении к единению. Это — желание настолько полнопроникнуться опытом другого, с целью его понимания, что оно нередко требуетотказа от себя самого. Карл описывал это состояние как измененное сознание, ноизменение сознания очень часто определяется желанием утратить привычноепредставление о себе, привычные связи с тем, что мы ласково называемреальностью, освободиться от всего этого, чтобы понять другого человека.Готовность Карла проделывать это проявляется снова и снова — готовность отодвинутьсобственную перспективу, чтобы почувствовать перспективу другого.

Наверное, можно насчитать больше составныхчастей, но я назову последнюю из тех, на чем собираласьостановиться, —энтузиазм. Когда Карл рассказывает о возможностях, которые открылись в недавнеевремя в Ирландии, Южной Африке, Центральной Америке, нельзя не почувствоватьсвежего, живого энтузиазма, поиска новых горизонтов, обнаружения их идальнейшего их расширения. Энергия и жажда нового опыта всегда отличалиискушенную простоту.

Я хотела бы закончить, обратившись к вам,Рут и Карл, со следующими словами. Рут говорила о том, как безусловная любовьсменилась безусловным позитивным отношением. Кто-то однажды сказал: “Любовь неслепа, она великодушна”. Мне это выражение кажется превосходным. Любящие нестановятся невосприимчивыми. Скорее, можно утверждать обратное: больше обращаютвнимания на все детали и нюансы. Но при этом любящие великодушны. Я хочусказать, что Карл являет собой выдающийся пример великодушного, щедрого духомчеловека.

Вопросы и ответы

Вопрос: Я работаюс наркоманами, алкоголиками и заключенными. В качестве одного из основныхинструментов в работе я использую ролевой марафон. Хотелось бы услышать мнениед-ра Роджерса об этом методе. В 60-х годах считалось, что он чрезвычайноспособствует развитию личности. Наш опыт последних пятнадцати лет показал, чтомногим участникам удается в значительной степени осмыслить интуитивную частьсвоего бытия. Многие получили возможность чередовать роли пациента и терапевта,что весьма помогает преодолению межличностных барьеров. Участники приобретаютспособность находить сходство между собой и другими, причем иногда даже там,где они привыкли видеть только различия. Но, по моим наблюдениям, за последнийдесяток лет этот метод стал использоваться все реже и все меньше. Не могли бывы прокомментировать это

Роджерс: У менясоздалось ощущение, что вы ждете от меня подтверждения ваших собственныхнаблюдений, и я с радостью готов к этому. Я считаю, что если вы находите методполезным и эффективным, то вам, безусловно, следует его применять. У меня неткаких-то особо сокровенных знаний о марафонских группах. Мне кажется, чтоинтерес к ним снизился скорее всего потому, что их часто неправильноиспользовали, но, если судить по вашему вопросу, вам удается применять их спользой и в разумных пределах. Я хотел бы всячески поддержать вас и одобритьваш опыт, я верю в вас. Прекрасно, продолжайте в том же духе.

Вопрос: Насколькоя понимаю, д-р Роджерс, от индивидуальной работы с личностью клиента выпереходите к проблеме “коллективного бессознательного”, к которому причастенкаждый из нас. Меня очень интересуют работы школы Эриксона, и я просил бы васвысказаться немного по поводу “коллективного бессознательного”.

Роджерс: Выпредлагаете термин, которым я не пользуюсь. Я пользуюсь другим, который можносчитать некоторым образом параллельным данному: я доверяю мудрости группы. Этоттермин удалось проверить на недавно прошедшем в Австрии семинаре, гдеучаствовали политики, чиновники высокого ранга, послы и прочие господаподобного уровня, явно непривычные к групповым процессам. Семинар был всеголишь четырехдневным, поскольку такие люди не могут выкроить из своегонасыщенного расписания более продолжительное время. В первые два дняпроисходящее казалось мне высокоинтеллектуальным процессом: люди выступали скороткими сообщениями, прекрасными сообщениями, но мне казалось, что мы недобираемся до сути. Все же я был не в силах изменить такое течение событий. Мнеоставалось только крепко держаться за свою веру в мудрость группы, заубежденность в том, что они сами почувствуют, что происходящее совсем не то,чего они ждали от этой встречи. События повернулись так, как я ожидал, уже кконцу второго дня. На следующий день семинар стал совсем другим. Не знаю,называется ли это “коллективным бессознательным”, но я почувствовал, что группас присущей ей мудростью осознала: “Нам не нужен этот привычный интеллектуальныйобмен. У нас здесь есть шанс попробовать нечто иное. Почему же нам им невоспользоваться” И они своего не упустили. Третий день принес не то чтоизменения — простоэлектрошок. Я получил очередное подтверждение своей убежденности в мудростигруппы, в том, как группа реализует цели, к которым исподволь стремитсяиндивид.

Менее важным, но, возможно, способнымзаинтересовать вас фактом, было то, что эти люди пришли в ужас, узнав, чтосеминар не имеет заранее намеченной повестки дня. В последний день один изучастников, вице-президент латиноамериканской страны, рассказал, как егопоначалу встревожило отсутствие повестки дня и как он убедился, что то, как мыпостроили семинар, оказалось наиболее разумным и вызвало его полное одобрение.Понимаете, это некое изменение сознания, переживание совершенно нового опыта. Яуверен, что эти ощущения разделяли все участники, уверовавшие в то, что,действуя индивидуально самыми разными способами, они каким-то образомспособствовали коллективному продвижению к большей экспрессивности и лучшемувзаимопониманию, то есть всему тому, чем обычно и отличаются групповыепроцессы. Я не знаю, насколько вас удовлетворил мой ответ, но это, по-моему,относится к делу.

Вопрос: Могли бывы несколько подробнее описать механизм обратной связи, которую вы ощущаете припроведении групповых занятий Собираетесь ли вы опубликовать какие-нибудьстатьи, описывающие весь процесс целиком

Роджерс: Да,некоторые мои сотрудники готовят статьи с описанием нашего опыта. Я самзавершаю работу над весьма краткой статьей с обзором результатов. Самымвосхитительным во всем этом оказалась совершенно неожиданная помощь. Намудалось провести семинар в Австрии в основном благодаря тому, что Венский банквзял на себя все расходы. В конце семинара президент банка, посетивший нас впервый и в последний день работы, сказал, что они отличались, как день от ночи,и предложил опубликовать книгу о работе семинара на немецком, английском ииспанском языках. Мы, разумеется, собираемся воспользоваться этим предложением,поэтому надеюсь, что в ближайшем будущем появится более подробное описание ианализ всего, что там происходило.

Вопрос: Д-рРоджерс, фрейдисты уделяют большое внимание явлению контрпереноса вовзаимодействии терапевта с клиентом. Хотелось бы знать, как вы обходитесь сосвоими неразрешенными проблемами, которые могут влиять на вашихклиентов

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.