WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |

Между тем, в заключение приведенной вышецитаты Роджерс писал: “Я обнаружил, что натолкнулся не просто на новыйтерапевтический метод, а напринципиально новую философию жизни и взаимоотношений” (с. 37—38).

Тут уместно привести две известныеметафоры, которые исходили от Роджерса: о картофеле, прорастающем даже в темномпогребе, и о психотерапевте, который сопровождает клиента в его пу­тешествии в глубины собственногоЯ, помогая ему достичь полноты существования как внутри собственного Я, так и вкачестве способного отвечать за свои действия представителя планетыЗемля.

В “Теории полностью реализующейся личности”(“A Theory of the Fully FunctioningPerson”, 1959, р. 234—235) Роджерс писал:

“В предлагавшихся до сего момента теорияхоткрыто пос­тулируетсясуществование в индивиде имеющих определенную направленность тенденций иопределенных потребностей. Нечто аналогичное неявно подразумевается и вконцепции полноты актуализации человеческого организма. Эта абсолютногипотетическая личность стала синонимом “цели социальной эволюции”, “конечнойточ­ки оптимальнойпсихотерапии” и т.п. Мы предпочитаем для этой цели термин “полностьюреализующая себя лич­ность”. Следует помнить, что этот термин служит сино­нимом оптимальной психологическойадаптации, опти­мальной психологической зрелости, полной конгруэнтности и полнойоткрытости приобретению опыта. Хо­тя некоторые из этих терминов звучат, как бы подразумевая статику,как будто такая личность уже завершила развитие и “достигла” некоего конечногопункта, необходимо подчеркнуть, что все характеристики подобнойлично­сти динамичны иописывают, главным образом, процесс раз­вития. Единственный правомерный вданном случае вы­водсостоит в признании необходимости адекватного адап­тивного поведения в каждой новойситуации и постоянства процесса дальнейшей самоактуализации личнос­ти”.

2. От полностью реализующегосяЯ —

к Я, полноценно реализующемуся всоциуме:

от Я — к развитиюсоциального

самосознания/вовлеченности

Почти незаметно, как и свойственнопроцессам развития самых разных форм жизни, мы подошли к новой фазе эволюциинашего подхода, происходившей в интервале с конца 40-х по 1983 год. Онахарактеризовалась переносом внимания с внутренних процессов развития личностина взаимодействие этой развивающейся личности с Другим или Другими. Я называю этодвижением навстречу социализации.

В контексте эволюции как роста организмамне хотелось бы при­вести образное описание, данное на эту тему Роджерсом в 1983году:

“Такова моя теоретическая модель личности,возникающей в процессе терапии, в процессе наилучшего обучения, человека,испытавшего опыт оптимального психологического роста, — личности, свободнофункционирующей во всей полноте заложенных в ее организме потенций; личности,которую отличает надежность, то есть реалистичность, самоуважение,социализированность, чувство соответствия в поведении; творческой личности,специфика поведения которой практически не предсказуема; личности, постоянноизменяющейся и непрерывно развивающейся, познающей себя и открывающей в себесамой новые черты...

Позвольте все же подчеркнуть, что данноемною описание —личность, которой не существует в природе. Это теоретическая цель, венецразвития человека, его личностного роста. Все мы лишь пытаемся двигаться вданном направлении...

То, с чем мы встречаемся в реальнойжизни, — не достигшаясовершенства личность, продвигающаяся к этой далекой цели” (с.295).

Понятие “роста” (organismic growth) вконцепции терапевтического опыта привело к расширению не только сферыактивности клиента, но и представлений о роли самого терапевта, осуществляющегосвою деятельность в атмосфере личностно-центрированного подхода. Эта рольнаходит отражение в метафоре спутника, сопровождающего клиента в его внутреннемпутешествии, — болееопытного и зрелого спутника, что принципиально отличается от роли эксперта илидоктора, предписывающего средство исцеления, либо мудреца, которому ведомы всеответы и который способен подвести клиента к нужному решению в должный моментили, по крайней мере, указать ему причины его болезни и егопроблем.

Опытный терапевт должен быть психологическии эмоционально зрелым человеком, достаточно подготовленным, чтобы суметьвступить с клиентом в естественные и открытые отношения, достаточно уверенным всебе, чтобы без ущерба для своей личности и с должной бережностью и уважениемпо отношению к клиенту войти в его внутренний мир, не внося туда собственныхсуждений, а просто стараясь пробудить в клиенте такое же отношение кобщению.

Мы представляем себе терапевта какфасилитатора —проводника изменений, роста, обучения; источник, из которого клиент черпаетсилы и веру в себя. Новый терапевт работает с индивидами и группами, вакадемических институтах, агентствах, бизнес-фирмах, в конфликтных ситуациях,то есть в совершенно новых условиях, но с теми же результатами, которыхтерапевт добивался, работая с клиентом в традиционной обстановке — один на один. Подобно тому, кактерапевт выступает спутником клиента в его путешествии в глубины собственногоЯ, так и учитель становится спутником своих учеников, а фасилитатор, проводящийгрупповую терапию, —спутником каждого члена группы в их путешествии навстречу самооткрытию иличностному росту. Остальные члены группы интенсивной терапии поочередно такжестановятся компаньонами в поиске, а опыт сотен участников, опыт, многократноусиливающий терапевтическое воздействие, позволяет не только достичь перемен,но и сохранить эти изменения надолго.

В ретроспективе можно смело сказать, чтоследующие строки Роджерса оказались пророческими (1970, с. 116):

“Несомненно, преодолеть одиночество можно идругими способами. Я выбрал один из возможных путей: опыт интенсивной групповойтерапии, где нам вроде бы удается создать условия, необходимые для того, чтобыотдельные участники группы пришли в соприкосновение друг с другом. Как мнекажется, это одно из наиболее успешных открытий последнего времени, позволяющеебороться с ощущением нереальности, безличности, отчуждения, столь характернымдля нашей современной культуры. Я не знаю, насколько перспективным окажетсяэтот метод в дальнейшем. За него могут ухватиться люди со странностями илиманипуляторы. Могут появиться новые, значительно лучшие методы, которыеполностью вытеснят этот. Но в настоящее время я не знаю лучшего инструмента дляисцеления от одиночества, которым страдает так много людей. Он вселяет надежду,что изоляция перестанет быть определяющим фактором нашей жизни”.

3. Преодоление элитарности

традиционой психотерапии

Мой опыт проведения недельного семинара поинтенсивной групповой терапии в столичном университете Мексики в 1982 году былбезусловным и красноречивым свидетельством не только моего собственного роста,но и эволюции всего нашего подхода как живого, растущего организма. На этомсеминаре его участникам (которых насчитывалось более 250) после докладов иобсуждения была предоставлена возможность задавать вопросы. Вопросы оказалисьочень серьезными и пытливыми.

Студентка выпускного курса, котораяработала с наименее привилегированными слоями городского населения, будучи исама их представителем, обратилась ко мне со следующим вопросом: “Мы относимсяк развивающимся странам так называемого третьего мира. У нас миллионы людейвынуждены ежедневно бороться за выживание. Они чувствуют себя бессильными,многие страдают от эмоциональных стрессов, одиночества. Родители отчаяннопытаются хоть как-то помочь своим детям. Всем им необходима помощь, как разтакая помощь, о которой сегодня шла речь на этом семинаре. Но позволить себеобратиться к психотерапевтам могут очень немногие. Есть и другая сторона дела:даже для тех, кто мог бы наскрести деньги на визит к специалисту, не хватаеттаких терапевтов, которые действительно могли бы в подобных случаях помочь. Наэтом семинаре говорилось о критерии отбора пациентов, дескать, пусть это будутлюди, способные заплатить за один, два, три и более сеансов в неделю в течениекакого-то определенного периода времени. При таком критерии сотни нуждающихся впомощи людей останутся вне терапии. Что может предложить в нашей странеличностно-центрированной подход”

Мысленно передо мной пронеслось все, чтомне было известно о краткосрочной терапии, об оплате — по возможностям клиента и нашемопыте интенсивной групповой терапии. Все это возникло в сознании молниеносно,события мелькали, как в калейдоскопе, и вдруг поверх всего всплыло слово“элитарность”. Этот простой вопрос, заданный на ломаном английском, такойбольной и по-человечески понятный, заслонил собой фасад красиво звучащих слов инашу поглощенность теорией, чтобы вернуть нас на землю, к живымлюдям.

В ответном слове я говорила об элитарности,присущей всей психотерапии, о том, что эта беда свойственна не одной толькоМексике и не только странам третьего мира, но и самим США. В этот момент я впервые осознала эволюциюклиент/личностно-центрированного подхода как движение к социализациипсихотерапии. Это было так, как если бы внезапно я увидела нечто в совершенноновом свете, так ясно, что понятие и слова возникли вместе и одновременно. Дляменя это стало одним из тех редких мгновений, которые приносят прозрение инеобратимые внутренние изменения. Именно в этот момент и возникла формулировка“над элитарностью”. Я так исказала: “Мы должны подняться над элитарностью”.

Для меня остаться “над элитарностью”означает преодоление иерархической избирательности длительной, непременно одинна один, с терапевтом-аналитиком в качестве главного лица, предписывающей формытерапии как доминирующей модели лечения пациентов. Это означает движение прочьот медицинской модели, ярлыков и диагнозов, прогнозов течения болезни, планалечения, свыкания с неизбежностью лекарственных препаратов и верой в то, что“доктору виднее”. Это означает продвижение к большему доверию потенциальнымвозможностям человеческого организма, его способности расти и изменяться клучшему, направлять себя, брать на себя ответственность за свой рост и своидействия. Это означает отказ от иллюзии, что психотерапевт — каким бы он ни былквалифицированным и образованным, сколь бы превосходными намерениями он нируководствовался —может выступать экспертом в проблемах чужой жизни, чужого опыта, чужой судьбы.Это означает спуск с искусственно созданных высоких подмостков наземлю.

Понятие “над элитарностью” означаетпризнание эффективности взаимодействия даже весьма широкой группы участников,если оно проходит в атмосфере, ведущей к эмоциональному и психологическомуросту, которому содействует (не доминируя при этом) опытный специалист. Этоозначает признание того, что существует множество путей, где клиент илиучастник группы может обрести содействующие личностному росту, то естьтерапевтические, отношения, что он может найти целый ряд других способов, чтобыподдержать в себе ведущее к росту изменение, работая самостоятельно, или вгруппе, или с другим терапевтом. Это означает мою веру в то, что процесс,запущенный однажды, будет продолжаться даже и без участия психотерапевта илифасилитатора, давшего этот первоначальный толчок, без его дополнительногоподталкивания и содействия, а может быть даже (хотя это особенно труднопризнавать) благодаря отсутствию такого подталкивания.

Невозможно подсчитать, какое влияниеоказали на жизнь отдельных людей и общества в целом те многочисленные группы,через которые уже прошло множество людей. Наш повторный приезд в Южную Африку в1986 году по приглашению участников групповой терапии, проведенной нами в 1982году, подчеркивает потенциальные возможности позитивных изменений даже приработе с группами от 50 до 600 человек. Участники групп интенсивной терапииощутили необходимость распространить эту форму психотерапевтической помощи повсей стране, для чего и обратились к нам с просьбой приехать еще раз иподготовить людей для проведения таких групповых занятий, что и былоосуществлено. Большие надежды возлагаются на то, что эти занятия могут принестиособенно большую пользу в обществе, раздираемом внутренними конфликтами, гдеостро ощущается необходимость умения выслушать другого, понять его, научитьсясопереживать. Если этот процесс, приводимый в движение участием в групповыхсеансах, подкрепить соответствующим обучением в средней и высшей школе,осуществляемым на высоком профессиональном уровне, то результат превзойдетсамые смелые ожидания. Теперь я возвращаюсь к уже приведенным словам Роджерса оконечной цели психотерапии. Здесь и кроется ответ на вопрос “Что даетпсихотерапия странам третьего мира” Сегодня, насколько я знаю, лучшего ответане существует.

4. От принятия — к любви ибезусловному

позитивному отношению в терапии:

ответ на человеческуюпотребность

Безусловное позитивное отношение входит вчисло тех трех четко установленных условий, которые рассматриваются какнеобходимые и достаточные для конструктивных изменений личности (Rogers, 1957).Оно выбрано мною в качестве примера, поскольку удачно и полно иллюстрируетпроцесс эволюции концепции с 1951 года до текущего момента. Если проследитьэволюцию термина, то мы увидим, как шли поиски все более точного определения,наилучшим образом передающего суть понятия. Это целенаправленное уточнениесмысла, стремление проверить гипотезы на практике, жажда четкости иоднозначности формулировок отмечали научную деятельность Роджерса с самыхпервых его шагов. Вторую (еще более важную) причину, обусловившую данный выбор,сформулировал сам Роджерс:

“Как только появляется осознание себя,возникает и потребность в позитивномотношении. Эта потребность универсальна для всехпредставителей человеческого рода, она постоянна и ненасыщаема. Является ли онаврожденной или благоприобретенной — для теории, в сущности, безразлично” (1959, с. 223).

Потребность и удовлетворение потребностипредставляются чем-то взаимообусловленным (reciprocal) в отношениях со значимымдругим или другими. Развитие потребности в самоуважении и развитие условий длячувства достоинства, иначе говоря безусловности, имеют первостепенное значениедля становления личности. Это — сильное утверждение, но, насколько мне известно, потребность впозитивном отношении безо всяких условий — единственная потребность,признанная и получившая определение в процессе эволюцииклиент/личностно-центрированного подхода.

Нашей задаче вполне отвечает возврат крассмотрению того терапевтического опыта, на основе которого родился данныйтермин. В главе “Процесс терапии” (Rogers, 1951, р. 159) мы подходим к введениюпонятия “безусловное позитивное отношение” в контекст терапевтического процессаили опыта:

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.