WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |

● Как мнедобиться того, чтобы быть с теми людьми, которых я ценю, и избегать тех, кого ябоюсь

● Как мнеизмениться, чтобы получать больше удовлетворения и режеразочаровываться

● И такдалее, и так далее.

Эти вопросы не ждут, пока мы найдем ответ;нам необходимо действовать, проверяя ответы с самых первых моментов нашейжизни. Конечно, этот процесс в целом является скорее имплицитным, чемвербализуемым, и большая его часть лишь частично осознается или даже вообщебессознательна. Лишь по мере того, как мы становимся старше и приобретаемсклонность к рефлексии, мы начинаем осознавать задачу жизни, над достижениемкоторой трудимся. К тому времени многие из наших ответов уже столь прочноустановлены, что становятся основанием самих идей, которые мы формулируем прирассмотрении вещей.

Это обстоятельство указывает на одну изцентральных задач глубинной психотерапии, способной изменить жизнь: помочьклиентам заново исследовать свой способ пребывания в мире, пересмотреть ирасширить конструкты “Я-и-мир”, которые направляли их жизнь.

Власть отчаяния

Само слово “отчаяние” кажется нагруженнымисключительно отрицательными коннотациями. Однако психотерапия, способнаяизменить жизнь, свидетельствует о том, что это не так. В пьесе Сартра “Мухи”(1947) Орест говорит: “Человеческая жизнь начинается на пределе отчаяния”. Какэто может быть

Когда клиент столкнулся с абсолютнойнеудачей своего пребывания на земле (т.е. системы конструктов “Я-и-мир”), то онпереживает кризис существования (экзистенциальный кризис). Сама почва под егоногами как бы исчезает, и он испытывает отчаяние от невозможности найти способпродолжать быть (так же, как он был раньше). Это истощение репертуара реакцийпри столкновении с невыносимой ситуацией может заставить человека искать новыепути. Иногда они бывают воистину конструктивными и креативными; они также могутбыть деструктивными и связанными с насилием.

Очевидно, это время является периодомособенного внимания и для терапевтов. Иногда называемый “темной ночью души” иусловием для “виража судьбы”, этот кризис не является всецело таинственным. Он,скорее, является наиболее прагматическим моментом, во время которого человекможет осознать абсолютную автономию субъективного, возможность выбора, всегдаприсутствующую в нашей жизни, если мы сознаем ситуацию и смотримвперед.

Терапевтический альянс является важнойподдержкой в этом столкновении и может служить в качестве мерыпредосторожности, не лишенной своих ограничений, против деструктивныхисходов.

Например, когда один из моих клиентовперестал относиться к себе как к объекту и начал глубокое внутреннеесамоисследование, он обнаружил, что находится перед явно безнадежной дилеммой.В итоге он оказался перед фактом, что больше не мог иметь внебрачные отношенияс женщиной, которая требовала, чтобы он на ней женился, и в то же времясохранить свой брак. Его жена угрожала борьбой во время развода, которая былачревата расставанием с детьми. Мой клиент был в отчаянии. Он всерьез подумывало том, чтобы убежать от своей работы и от своей жизни в Мексику со своейлюбовницей, но она не соглашалась следовать за ним. Затем он снова предпринялпопытку восстановить отношения со своей женой, но их разногласия были слишкомглубокими и слишком огорчающими. Затем у него возникли полдюжины импульсов:жить холостяком, стать членом религиозного ордена, быть настолько жестоким сженой, что она будет умолять его о разводе, покончить с собой. Затем он впал вглубокую де­прессию.

Эта депрессия, на мой взгляд, была работойпо преодолению горя, вызванного смертью его прошлого образа жизни. Эта стадияпрекратилась довольно внезапно, когда он устроил так, чтобы его работодательперевел его в другой город, где он смог бы перестроить свою жизнь на новыхоснованиях. Всего несколько месяцев до этого он рассматривал нечто похожее ипосчитал это совершенно неприемлемым. Сейчас эта возможность казаласьпо-настоящему обещающей.

Здесь важно то, как отчаяние можетосвободить перцептивные возможности (размах) и креативные силы субъективного.Привычные способы определения себя навязывают границы, кажущиеся неизменными. Врезультате многое из того, что кажется возможным для другого человека,немыслимо для нас. Находясь в разгаре нашей борьбы, мы воспринимаем мир каксморщенный и ригидный. Когда мы, в конце концов, приходим к отчаянию, осознав,что наш обычный репертуар больше не может нам служить, наши глаза обнаруживаютновые возможности.

Попробуем сравнить данный сценарий с темитипичными видами терапии, которые пытаются научить новому поведению илипредложить свежие идеи, выдвигаемые терапевтом. В таких случаях наиболееподходящие альтернативы могут быть отвергнуты клиентами, которые слепы к ихпотенциальным преимуществам в своей попытке заставить работать старые паттерны.“Игра” Эрика Берна “Почему бы тебене...” — “Да,но...” (1964) снова и снова проигрывается в этихобстоятельствах. Если клиенты все еще надеются избежать необходимостиотказаться от своих привычных определений себя и понятий о том, каким долженбыть мир, то самые лучшие предложения являются бесполезными.

Освобождение себя от ограничивающихпарадигм

Нерасположенность (нежелание) клиентовоставить свои системы конструктов “я-и-мир” является, в сущности, тем же процессом, который можнонаблюдать в группах любых размеров, включая нации. Для наших настоящих целейбыло бы полезным отметить то, что науки о человеке демонстрируют такой жепаттерн, придерживаясь, в духе прошлого века, ведущих парадигм, которыедавным-давно доказали свою несостоятельность. Здесь я опишу четыре такихпримера.

1. Многое из современной психологииоказало искажающее влияние на наш образ самих себя. Это вытекает из ее слепойприверженности сциентизму девятнадцатого века — поразительной приверженности,которая продолжает существовать и является институционализированной, особенно вамериканской академической психологии. Это поражает вдвойне, если принять врасчет то, что физические науки, являющиеся исходными моделями для этогопаттерна, уже давным-давно от нее отказались как от нереалистичной инепродуктивной. Из этой устаревшей приверженности вытекает слепая преданностьобъективности как первичной ценности, руководящей методом иинтерпретацией.

2. Наследие данного научного мышленияпредставляет собой миф, частота проявления которого приравнивает его креальности, — чтоявляется одним из наиболее красноречивых свидетельств непродуктивности нашихисследований. У Галилея не было необходимости бросать предметы тридцать разподряд, чтобы продемонстрировать, что падающие объекты одинаково реагируют насилу притяжения вне зависимости от своего размера.

Когда для нахождения всеобщих истин о пятимиллиардах человек берутся выборки размером в тридцать, триста или даже тритысячи, то логика теряется в суеверии. И все же, несмотря на это, кстатистическим данным относятся с уважением, за единственным исключениемгороскопов, несмотря на их повсеместные наборы двусмысленных, противоречивых идаже ошибочных сообщений. (Не помню, касалось ли это той недели, когда тем,кому за 55, дали совет раз в день принимать аспирин, или же это относилось ктой неделе, когда данная практика была признана вредной дляжелудка.)

3. Психология попыталась сделать рывок коткрытию всеобщих законов, не выполнив при этом на должном уровне первойзадачи, стоящей перед любой наукой: сбор фактического материала по строгоопределенным правилам. Мы пребывали в положении людей, пытающихся войти в дом снедостроенным фундаментом.

4. Смешение экспериментального удобства спредполагаемыми открытиями внутренней реальности демонстрирует безжалостнуюрешимость навязать силу в ущерб разуму. Наиболее яркий пример — возвышение того, что называется“бритвой Оккама” или “пушкой Ллойда Моргана” до “закона экономии мышления”.Закона! Этот предполагаемыйзакон диктует, что человек всегда выбирает наипростейшее объяснение наблюдаемымявлениям, даже если это искажает эти явления. Таким образом, дается гарантия,что превратности внешнего подкрепления более могущественны, чем намерениясознательных людей! Хотя пушка и может быть полезной для продвинутой науки приобилии “неоспоримых” наблюдений для осмысления, было бы пагубной неразумностьюбрать ее в качестве отправной точки — особенно учитывая многообразиеприроды.

Феноменология наблюдений

Я несколько раз упоминал о большойпотребности нашей науки в сборе обширного фактического материала. Наиболееважные аспекты понятия “быть человеком” гораздо тщательнее исследованылитературой, чем формальной психологией. Исследовать тайну, обращаясь кподлинно значимым ее темам, отваживались очень немногие ученые. Приведенныйниже перечень таких исследователей лишь иллюстрирует этот тезис, и поэтому онне претендует на всеобъемлющую полноту11.

● ИзучениеМаслоу человеческой природы, размаха и потенциала человеческойжизни.

●Исследования креативности, проведенное Барроном.

●Исследование принципов построения человеком своей личной и социальнойреальности, проведенное Келли и Андерсоном.

● ОписаниеМустаком и Баканом глубинных эмоциональных состояний.

●Новаторское исследование Георги и его коллег “систематического” способафеноменологического наблюдения.

●“Новаторское” описание фундаментального человеческого опыта Уильямом Джеймсом иРолло Мэем.

Сколь бы обширной ни была проделаннаяэтими исследователями работа, многое еще должно быть сделано. Можно надеяться,что экзистенциальный кризис откроет, наконец, перед нашей областью то отчаяние,от которого она прячется. И только новое поколение ученых сможет приступить крешению таких фундаментальных проблем, как субъективные аспекты конфликтовмежду индивидами, между группами, а также между индивидами и группами;возможности духовной трансценденции; взаимосвязь любви и ревности; процессвозникновения скрытой нормальности у так называемых “психотических” личностей,и многих других важных аспектов человеческого опыта.

Изменение нашего образа себя

Мы уже убедились, насколько важно дляиндивида изменение его представления о себе. Только человек как биологическийвид наделен такой потребностью. Господствующее ныне представление о том, чтотакое человек, являет собой запутанную и противоречивую картину, возникшую изразличных источников, таких, как религиозные традиции, рационализм XVIII и XIXвека, примитивные психологические наблюдения и литературные описания. Здесь япривожу четыре направления необходимых изменений данного представления очеловеке.

1. Нам необходимо осознать, что мыпредставляем собой нечто гораздо большее, нежели пассивных реципиентов того,что в нас вливается извне. Это деструктивное представление, столь важное длябихевиорально-объективного взгляда, прямо или косвенно является одним изосновных источников большинства нынешних личностных и социальныхпроблем.

2. Нам необходимо осознать судьбоноснуюзадачу человеческого рода — а именно, что мы являемся коллективными творцамидействительности. Из огромного арсенала возможностей мы отбираем только те,которые затем стремимся превратить в реальность. В этом выборе случайностьиногда является нашим партнером, а иногда и нашим противником. Насколько намвсем известно, только люди привносят сознание и намерение в выполнение этойвоистину космической задачи.

В чем важность этой грандиозной задачиКогда мы полностью осознаем эту реальность, мы сможем снова отвоеватьблагородство и ответственность человеческого существования у позитивистскойдесакрализации, приравнивающей человека к крысам, голубям или даже машинам. Каклюбил повторять Маслоу, наши повседневные заботы необходимо рассматривать всвете вечности. То, что мы делаем, имеет значение не только для нас, но и дляпоколений, следующих за нами. Примером могут служить последствия овладенияатомной энергией, путешествий в космос или недавней войны в ПерсидскомЗаливе.

3. Нам необходимо уделить больше вниманиявеликой силе рефлексивного осознания. Люди не просто осознают; они такжеосознают сам факт своего осознания. Это включает в ход событий и в человеческийопыт “безумные карты”.

Спросите компьютер 10 раз: “Кто ты (какаяпрограммная версия находится в действии)” — и вы получите десять идентичныхответов. Задайте человеку один и тот же вопрос десять раз, и вы получите десятьразных ответов. В самом деле, для отвечающего было бы невозможно ответитьодинаково все десять раз, за исключением твердого намерения подавить все другиеответы, которые могут прийти на ум. Тот факт, что человек слышит свой первыйответ, изменяет характер второго: это означает, что процесс “открывания”, окотором мы говорили выше, вызывает непрерывные изменения.

Только тот, кто категорично настроенпротив свидетельств здравого смысла, действительности и разума, может непризнать, что человеческие существа сильно отличаются от машин или крыс. Этаразличие имеет большое значение для нашей жизни. Бесконечное “раскрытие” новыхвозможностей создает удивительный потенциал, который слишком мало признается иценится. Человеческая жизнь, по крайней мере имплицитно, постояннообновляется.

4. Намнеобходимо ценить и использовать тот факт, что наша субъективная жизнь являетсябольшим, мощным и богатым источником возможностей, только часть которых можетстать реальностью в нашей объективной жизни. Этот расширенный взгляд на нашуприроду может придать энергию процессу творческого решения многих проблем икризисов, которыми в настоящее время изобилует наш мир.

Не субъективное или объективное,

а субъективное иобъективное

Наиболее неожиданное, но абсолютнозаслуженное признание сила и вездесущность субъективной сферы получила отчеловека, которого часто считают ее непримиримым противником, а именно от Б.Ф.Скиннера. В последние годы своей жизни он ощущал горечь от того, что егобихевиоральные воззрения не нашли достаточной поддержки в науках о человеке. В1987 году в своей статье в журнале “Американский психолог”, основном журналеАмериканской психологической ассоциации, он сокрушался по поводу печальногосостояния бихевиоризма и указал те направления психологии, которые, на еговзгляд, это направление ограничивают: гуманистическая психология, психотерапияи когнитивная психология. Все три, разумеется, связаны с человеческойсубъективностью!

Стоит отметить, что объективная психологияимеет своей целью сделать так, чтобы ее объекты можно было описать, предсказатьи контролировать. Субъективная психология по самой своей природе стремитсяпомочь человеку осознавать себя, развиваться и быть автономным.

Баланс субъективности иобъективности

В тридцатых — сороковых годах на первых курсахпо психологии, которые я проходил, нас учили: “Психология есть изучениеповедения и опыта”. И опыта! Каким-то непостижимым образом в последующие годы ученые утратилипонимание двух этих принципиально важных для психологии понятий.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.