WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |

Возможно, вам покажется, что этоспецифическая история, и поэтому моя пациентка стеснялась рассказывать об этом.Но когда она решилась ее рассказать, она не казалась смущенной. Однажды начав,она легко погружалась в детали и подробности. То, что она поначалу ограничиласебя одним названием, говорит лишь о знакомом нам стиле. Она просто не зналатакой возможности, когда рассказ может дать материал для пониманияпроисшедшего. Такая форма сужения жизни — характерный видневроза.

Абстракции являются обычной системой, спомощью которой люди способны очень много надумать о себе, а на самом делезнать так мало. Частенько название рассказа о жизни дается с тем, чтобы этапозиция выступала символом или суррогатом реальных вещей. Например, если кто-тоговорит, что он деревенский парень, из этого не будут вытекать уникальныеподробности его детства, игр, в которые он играл с другом, баптистской церкви,в которую он ходил, эпизода, когда он заблудился в лесу.

Родители, которые приходят к терапевту,называют множество таких абстракций — семейные проблемы,гомосексуализм, проблемы в школе или страх перед лифтом. Все эти названияроятся у них в голове, пока они обдумывают свой индивидуальный случай. Ноактуальные переживания могут видоизменять названия: “Семейные Неурядицы” могутстать “Кухонной Проблемой”; “Гомосексуализм” может стать “Лучше, Чем Боксер”. Иневажно, насколько интригующими могут быть названия, они никогда не заменятсамой истории. А ведь многие люди думают, что если они заменят “название”, онисмогут изменить свою жизнь.

Гештальт-терапия имеет дело с движением вовремени, с вхождением в переживание человека. И в этом смысле работа с“названиями” как раз подходит для “здесь-и-теперь” терапии. Со своейтехнологией откровений, с установлением ценности развивающегося существования,гештальт-терапия готова к новой фазе. И хотя с самого начала фундаментальныйподход допускал широкое разнообразие, делая акцент на ключевых вопросах:ориентация на простом, высокое качество контакта, процессосознавания — все этиинструменты могут приводить и к фальсификации. Гештальт-терапия учит терапевтаобращать внимание не только на настоящее в жизни пациента, но также и на то,как он жил раньше —не только здесь, но и там; не только сейчас, но и тогда.

Литература

Eisely, L. (1975). All the strange hours. New York:Scribner’s.

Jacabowitz, N. (1985, January 23). Letterto editor. New York Times Magazine.

Kierkegaard, S. (1948). Purity of heart is to will one thing(rev.ed.) New York: Harper and Row.

Perls, F.S. (1947). Ego, hunger and aggression. London:George Allen & Unwin.

Perls, F.S. (1970). Gestalt therapy now. Palo Alto: Scienceand Behavior Books.

Proust, M. (1924). Remembrance of things past. New York:Random House.

Sartre, J.P. (1964). Nausea. New York: New Directions(Original work published 1938)

Дискуссия с Карлом Роджерсом

Я имел возможность получить двойноеудовольствие, прочитав статью Ирвина Польстера и присутствуя на егопрезентации. Есть несколько тем, которые вызвали у меня отклик. На них мнехотелось бы особо остановиться. Я хотел бы обратить особое внимание наискажение идей. Уж я-то хорошо это знаю! Впрочем, каждый из нас испытывал насебе, как другие люди могут воспользоваться их идеями для своих собственныхцелей.

То, о чем говорит Ирвин Польстер,старается делать каждый из нас. Мы говорим: живи и чувствуй полнее, чтобы потомты мог считать это своим собственным опытом.

Еще мне очень понравились все его примерыиз практики. Эти примеры, как яркие пятна на ткани повествования. В них многоюмора, который я так люблю.

Я бы хотел быть кратким, и поскольку туттакой обширный материал, со многим я просто соглашусь. Так же, как и он, яоплакиваю современный акцент на “здесь-и-теперь”. Я не так хорошо знаю об этомв рамках гештальт-терапии, но я думаю об этом в нашей культуре. Мне кажется,что многие из нас, особенно молодые люди, становятся жертвами культивирования“здесь-и-теперь”. Им нужно немедленно получить осуществление всех своих планов.Я думаю, многие из молодых людей среднего и высшего класса — по-настоящему испорченные дети.Процесс достижения цели тяжелым трудом, то, что было привлекательно для людейнашего поколения, вызывает у них сопротивление.

Я не могу забыть метафору с электроннымичасами. Я наблюдаю это у моих внуков. Я думаю, что это вообще метафора нашеговремени. Вот что это означает для меня.

Мне было интересно узнать, что клиент вклиент-центрированной терапии сфокусирован только на “ здесь-и-теперь”. Этобыло ново для меня. Я считаю, что это далеко не так, но мне было интересно, чтонас также причислили к этой категории.

Мне тоже не нравится, что упрощение сталочастью нашей ленивой культуры. И. Польстер обратил наше внимание на лозунги,которые были препятствием для гештальт-терапии. Я думаю, чтоупрощение — этопримета нашей культуры. Упрощение можно встретить на всех уровнях, в различныхпроявлениях. Наш лидер целую культуру назвал “империей зла”, а затем емупришлось вернуться назад и обнаружить, что есть люди, которые существуют в этойкультуре.

Я думаю обо всем впечатляющем множествепереживаний, которые вызывает работа в группе. Эти переживания можнопренебрежительно отбросить как незначительные моменты на фоне такогоразнообразия — отбессмыслицы до действительно значимых вещей, которые действительно меняютжизнь. А ведь все сводится к одному — к этим трогательныммоментам.

Мне очень понравилось, как Польстерслушает своих клиентов. Большое впечатление произвела на меня история спациентом, ученым-биологом, когда терапевт фокусировал его на каждом отдельномслове. Когда я читал описание, я пришел к выводу, что Ирвин был прав, потомучто фрустрация действительно была одним из важных элементов для него.Действительно справедливо, что когда мы реагируем, мы ждем таких же реакций отдругих, не делая различий. Хорошо, что мы осознаем это, и осознаем, что кто-тодругой может реагировать по-другому и может быть таким же успешным, но надругой манер.

В его статье была одна фраза, которой небыло в выступлении, чему я был очень рад. Рассуждая о рассказывании историй, оннаписал: “терапевт выведывает у пациента настоящую историю”. Выведываетнастоящую историю Я даже не могу себе представить, как это Ирвин выведываетнастоящую историю у пациента. Я легко могу представить трудности, которыеиногда возникают у людей, когда они рассказывают о своей жизни. Но я был быудивлен, если бы встретил пример выведывания правильной истории.

Как бы там ни было, я очень рад, что онрасширил и углубил теорию гештальт-терапии, уходя от сужения и упрощенияпроцесса. В результате, я думаю, он делает весь терапевтический процесс болееполным и глубоким.

Это только главные пункты, на которых яхотел бы остановиться, только добавление, а никак не противоречие иливозражение. Я могу преувеличивать, говоря, что мы не знаем и не можем знатьсвоего прошлого. Все, что мы можем знать — это актуальные ощущения отпрошлого опыта. Мне кажется, что это важно признать. Мое ли это, твое, его илиее, мы никогда не знаем прошлого. Все, что мы знаем о прошлом, — это твое восприятие прошлого,его восприятие или ее восприятие. Мы живем в перцептивной реальности. Возможно,нам нравится думать, что существует такая реальная реальность, но даже если онаи есть, мы никогда не узнаем, что это такое. Все, что мы знаем — это наше восприятие прошлого. Тоже самое справедливо и для будущего. Мы ощущаем наше будущее по-другому, но этонаше восприятие будущего. Я думаю, Ирвин признает это, когда говорит: “Ноактуальные переживания могут менять названия”. Это в том месте, где он говорито “названиях” личной истории человека. Другими словами, восприятие нашегопрошлого меняется, и мы меняем “название” этого прошлого.

Я вспоминаю, как однажды слушалвыступление Альфреда Адлера, который говорил о своей работе и людях, с которымион работал. Он рассказал, что одна из их любимых процедур была спрашиватьпациента: “Какое твое самое раннее воспоминание” По мере работы они снова иснова спрашивали об этом, пока терапия не подходила к концу. Онируководствовались тем соображением, что восприятие прошлого менялось. Ранниевоспоминания могли меняться, одно и то же воспоминание теряло свой ореол илиприобретало другой смысл и так далее. Так и мы меняем свое восприятиепрошлого.

Я хочу привести другой пример. Маленькиймальчик гуляет с мамой по парку и кормит голубей. Маленький мальчик оставляетсвою мать и идет вперед кормить птиц, но вот он оглядывается назад. Его взглядможно объяснить тревогой — здесь ли еще мама. А может быть, он ждет поощрения от материВидит ли мама, какой он смелый Любой из этих вариантов может быть правдой. Ноединственный способ узнать, что с ним происходило, — спросить этого мальчика в этосамое время. Проблема в том, что, боюсь, он не смог бы ответить нам, почему оноглянулся. А, значит, мы сделали собственные обобщения.

Давайте представим себе, что позже, ужестав взрослым, он вспомнил этот эпизод во время терапии. Вполне возможно, чтоон вспомнил этот эпизод как тревожный, связанный с ощущением незащищенности,которое он испытывает в данный момент. Но он также может вспомнить это какпервый шаг к самостоятельности, он будет испытывать чувство гордости ивспомнит, как мать гордилась им. Я думаю, что качество наших воспоминанийсильно зависит от того, каким путем мы их получили. Я снова напоминаю вам, чтореальность может существовать, но все, что мы можем знать, — это наше восприятие этойреальности.

Что касается меня, мне очень полезноосознавать, что во всех наших начинаниях в терапии и в жизни мы имеем дело свосприятием реальности. Мне кажется, очень важно понимать это в совместнойжизни. Ведь если я думаю, что знаю реальность, я буду настаивать, чтобы идругие воспринимали то же самое. Это Та Самая Реальность. Почему вы ее невидите Если я признаю, что существует много способов видеть реальность, этообогащает мою жизнь и дает возможность взаимопонимания с другими людьми, разныхрас, разных культур, разных убеждений. Если вы понимаете, что никто из нас незнает реальности, вам придется принимать различные способы видения мира иуважать их.

Вопросы и ответы

Вопрос: Сейчасмне приходится много работать с сексуальным насилием и инцестом, особенно смальчиками-подростками, пережившими насилие. Я нахожу, что это очень тяжелаяобласть, малоизученная, об этом очень мало информации. Мне кажется, на этойконференции данный вопрос замяли. Люди говорят: “Я с этим не работаю” иличто-нибудь в этом роде. Я хотел бы узнать, работал ли кто-нибудь из вас двоих вСан Диего в Родительском Союзе или с семьями, где был инцест, или скакой-нибудь из этих категорий Если работал, я хотел бы услышать какую-нибудьобратную связь о стратегии, которую вы избирали для работы.

И. Польстер: Яне работал с такими организациями и много лет не работал с подростками. Этобыло давно и я полагаю, что я руководствовался своими обычными принципами, окоторых я говорил с вами только что. Но это лишь общие слова, они вряд ли могутбыть вам полезны. А более близкого по времени опыта у меня нет.

Вопрос: ДокторПольстер, действительно ли Вы рекомендуете использовать журнал для своихклиентов Я что-то читал об этом. Когда Вы говорите о рассказывании истории и о“названиях”, вы используете эту технику с клиентами

И. Польстер:Только иногда. Это не является обычной частью моего репертуара. Но я думаю, чтоидея неплохая. Я знаю, что когда я предлагаю своим пациентам написатьчто-нибудь, они чаще соглашаются, но я этого почти не делаю. Я думаю, что какспособ выражения того, что человек переживает и постигает, это может бытьполезным. Но я не использую это как свою особую технику.

Вопрос: Выговорили о “названии” и о том, что у нас всегда есть названия тому, чтопроисходило с нами в прошлом, или название нашей истории. Я думаю, что у насесть истории о наших снах, мечтах, о том, что могло бы произойти. Работаете лиВы с такими историями

И. Польстер: Да,я вспоминаю одну пациентку, с которой я работал. Она хотела быть великимтерапевтом. В работе с ней мне было очевидно, что она, скорее, нуждается в том,чтобы доверить мне собственные переживания, нежели в том, чтобы стать великимтерапевтом. Но я работал с ней с учетом ее готовности открыть определенныеобласти ее жизни другим людям, например, группе, в которой она была. Она смогласделать это, и это было важно не только для нее, но и для других людей, которыетоже смогли раскрыться. Вот такая история о женщине с ее мечтой, котораярассказывает о себе историю, и это необходимо ей для того, чтобы осуществитьсвою мечту.

Джеймс Ф.Т. Бьюдженталь

Предательство человечности:

миссия психотерапии

по восстановлению нашей

утраченной идентичности

В настоящее время Джеймс Бьюдженталь напенсии, занимается преподаванием и пишет книги. Он профессор СэйбрукскогоИнститута, а также преподаватель клинической психологии на отделении психиатриимедицинского факультета Стэнфордского университета. Степень доктора философииДжеймс Бьюдженталь получил в 1948 году в Государственном университете Огайо. В1986 году он получил награду “За выдающийся вклад в клиническую психологию”Американской психологической ассоциаци, а в 1987 году ему была присужденапервая ежегодная премия Ролло Мэя “За вклад в области литературы”. Напротяжении многих лет Джеймс Бьюдженталь был президентом Ассоциациигуманистической психологии и является членом редакционных коллегий восьмижурналов по психологии. Бьюдженталь — автор шести монографий; крометого, шесть книг издано под его редакцией; им написано около 150 статей,обзоров, комментариев, а также глав в книгах, изданных другимиисследователями.

Опираясь на богатые гуманистическиетрадиции, Джеймс Бьюдженталь провозглашает манифест субъективности. Онподчеркивает важную роль личностной тайны — как в жизни, так и в терапии, ипостоянно призывает всех нас выдвинуть наш субъективный мир на первый план.Человеческий опыт и действия сконцентрированы в субъективности. Излишняяозабоченность объективным смещает центр личности из внутренней жизни во внешнеепространство. Психотерапия, которая претендует на то, чтобы изменить жизнь,требует сосредоточенного самоосознания и самообладания.

Введение

Когда человек приходит на встречу со мнойв первый раз, я сталкиваюсь с тайной — огромной тайной. Более того, язнаю, что после трех лет тесного общения и даже после того, как этот человекокончательно распрощается со мной, очень многое все еще будет оставаться дляменя тайной.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.