WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |

Четвертое: физическая и духовнаяхрабрость

Героический поступок требует храбрости, нетолько физической, но и моральной, когда человека не останавливает цена,которую придется за него заплатить. Традиционный герой почти неизбежно шел нариск гибели, увечья или унижения. В наш век сенсаций пренебрежение подобныминесчастьями все еще остается стереотипным признаком героизма.

Однако это слишком упрощенноепредставление. Действительно, дело может выглядеть так, будто женщина-герой,пренебрегая личными чувствами или собственным благополучием, бросаетсянавстречу смерти, но на самом деле она или считает риск гибели или утрат менееважным, чем стоящая перед ней цель, или так устремлена к ней, что совершенно онем забывает.

Храбрость героя — это часто нечто большее, чемфизическая стойкость. Она требует упорства, целеустремленности и стойкости втрудных ситуациях. Женщина-герой может понимать, какую цену придется заплатитьлично ей, если она пойдет наперекор общепринятому мнению, или присоединится кдвижению, не пользующемуся популярностью, или выступит противбольшинства, — но этовсе равно ее не остановит.

В критические или решающие моментыдуховная храбрость женщины-героя часто производит потрясающее действие. Еечувства обострены, а не притуплены. Все ее поведение устремлено к одной цели;она отдает себе отчет в том, что происходит вокруг, но не ограничивается этим.Она видит самую суть дела и реагирует непосредственно на нее.

Каролина Мария де Хесус описала свою жизньв бразильской трущобе. Был момент, когда репортер случайно подслушал, как онаотчитывала мужчин, избивавших детей, угрожая занести их в “книгу”, в свойдневник жизни в фавеллах — трущобах Сан-Паулу. Репортер попросил у нее разрешенияопубликовать отрывки из этого дневника в своей газете — и они вызвали сенсацию. Марияписала: “Политики поняли, что я — поэт. А поэт готов пойти даже на смерть, если видит, как угнетенего народ” (Moffat & Painter, 1975).

Растущее признание “женского”героизма — уходящегокорнями в человеческую сопричастность и ответственность, но наделенного вечнымисвойствами, разделяемыми на протяжении столетий, — расширяет и обогащает образгероя. Он становится уместным не только на парадной сцене, но и в скромнойобстановке. Такое признание представляется особенно ценным в нашу эпоху, когдапопытка стать всего лишь сильнее или проворнее противника может оказатьсясамоубийственной.

Героизм и психотерапия

Нужно мыслить, как герой, — тогда ты сможешь вести себяпросто как порядочный человек.

Мэй Сартон

О судьбе героя и о роли, которую личноечувство героизма может играть в жизни людей, обычно себя героями не считающих,написано много. Очевидно, немало людей видят в вечных примерах героизма способобрести чувство перспективы, которого им недостает в обыденной жизни. Книги истатьи, связывающие проблемы современной жизни с историями о бессмертных богах,богинях и героях, удовлетворяют человеческую потребность разобраться в потокеопыта, угрожающего поглотить их, словно Алису в Стране Чудес, которая, к еенемалому удивлению, обнаруживает, что плавает в озере собственныхслез.

Люди, приходящие на прием кпсихотерапевту, часто настолько погружены в собственные проблемы, что, казалосьбы, нет ничего более далекого от их потребностей, чем призыв проявить героизм.Однако я все же полагаю, что, наряду с прочими сложно­стями, они придерживаютсяархаичного представления о герое, которое не позволяет им видеть, какоеотношение к их дилеммам может иметь понятие личного героизма. Избитоепредставление о герое мешает им сделать то, что они могли бы сделать, потомучто воспитание предписывает им делать нечто другое. Они связаны и неспособныпредставить себе иную линию поведения. Чтобы противостоять этим бесплодныминтроекциям, они должны выстроить для себя новое, индивидуальное определениегероизма. И нередко в ходе психотерапии именно это и происходит.

Позвольте мне привести несколько примеровиз практики психотерапии, которые характеризуют отличительные особенностигероя: уважение к достоинству и ценности человеческой жизни, сознаниевозможности выбора и собственной значимости, наличие собственной позиции ифизическую и духовную храбрость, стоящую за героическими решениями.

Одна женщина в ходе психотерапии долгоевремя терзалась сомнениями, пока не приняла решение забеременеть вновь последвух предыдущих неудачных попыток. Ее первый сын заболел опухолью мозга, и ейпришлось ухаживать за ним до самой его смерти. Следующая беременностьзакончилась мучительным поздним выкидышем, потому что плод погиб у нее вутробе. Тем не менее, после долгих тяжелых раздумий, она решила предпринять ещеодну попытку. И даже когда у нее родился здоровый ребенок, она все еще втревоге считала дни его жизни до тех пор, пока не миновал краткий срок,прожитый ее первым ребенком. По ее словам, она была счастлива, что сделалаэто.

Другая молодая женщина страдала отхронической болезни, превратившей ее в инвалида. Работая наддиссертацией — а этодаже в наилучших условиях дело нелегкое, — она подробно описывала развитиесвоей болезни и действие разнообразных прописываемых ей медицинских процедур.Она надеялась, что такие данные, должным образом зафиксированныепрофессионалом, могут рано или поздно оказаться полезными для борьбы с этойболезнью. Отказываясь быть всего лишь жертвой, она собиралась подать заявку награнт, чтобы иметь возможность самой изучать свою болезнь.

Одна женщина, давно занимавшая важный поств крупной фирме, где недавно сменилось высшее руководство, испытываланеудовлетворенность своей жизнью. Новый стиль управления казался ей вредным инегуманным. Не было никаких сомнений в том, что она пользовалась немалымуважением и легко могла принять новую философию управления и даже оказывать нанее влияние. Но она была не замужем и не имела иных средств к существованию,кроме своей заработной платы. Она была воспитана в консервативной семье, гдесчиталось, что если уж ты нашел свою экономическую нишу, нужно в нейоставаться. Однако из ее рассказов становилось ясно, что она не хочет тамоставаться. Она поняла, что не желает принимать участие в том, что называла“битвой за карьеру”. Она знала правила игры: стоит окончиться одной битве, кактут же начинается следующая. После долгой внутренней борьбы она ушла с этойработы, резко ограничила свои расходы и, не имея никаких гарантий, приняласьискать такой образ жизни, какой был бы ей по душе, и такое место, где можнобыло бы вести подобную жизнь.

“Потребность в героизме естественна, ипризнать это —честно. А если каждый признает это, то, возможно, высвободятся такие подспудныесилы, которые взорвут существующее общество” (Becker, 1973).

Хотя все эти примеры из практикипсихотерапии касаются женщин, они говорят о героизме, свойственном каждомучеловеку, о героизме, который выходит за пределы цветистых образов,заполонивших наши газеты, журналы, теленовости и киноэкраны. Такой героизмвстречается на каждом шагу, но мы не уделяем должного внимания ни ему, ни томувлиянию, какое он мог бы оказать на нашу жизнь и на наше общество.

Выводы

В наше время мы не должны, подобно нашимпредкам-мифо­творцам,рисовать себе героев исключительно наполовину людьми, а наполовину богами.Сурпермен суперменом, но нужно делать различие между фантазией и реальностью.Мы должны научиться видеть вокруг себя героев во плоти — героев, которые живут в том жесамом мире, что и мы, и которым свойственны те же слабости. Подчеркиваячеловеческие качества наших героев, мы в то же время подчеркиваем их родство снами. Образ героя бесценен, когда восхищение им помогает нам взглянуть насобственную жизнь с точки зрения заложенных в ней возможностей для проявлениягероизма.

Герои окружают нас повсюду, их больше, чеммы полагаем. И героизм может принимать разные формы. Не ограничиваясьдраматическими порывами и спасением жизней, гуманный героизм вдохновляет и техэнергичных людей, кто возвышает свой голос в школах, судах, законодательныхсобраниях и больницах. Он вдохновляет тот героизм, который проявляется как застолом переговоров, так и за кухонным столом, как в конторе адвоката, так и вдетском саду, как в зале суда, так и у постели больного, как в конгрессе, так ина родительском собрании, как за пультом управления могучими машинами, так и уплиты. И во всех подобных ситуациях оказываются как мужчины, так иженщины.

Мне вспоминается молодая женщина, которая,зная о приближении смерти, упорно цеплялась за жизнь, пока не почувствовала,что ее обязательства перед сыновьями выполнены. Я не слышала от нее ни словажалобы на мучительные процедуры, на чудовищную операцию, которую она перенесларади лишних нескольких месяцев жизни, на неумолимое и безнадежное развитиеболезни. Когда кто-то назвал ее “неукротимой”, с этим она еще могласогласиться; но ей стало бы не по себе, назови ее кто-нибудьгероиней.

“Что значит имя” — спрашивает шекспировскаяДжульетта. Я считаю, что имя — это, кроме всего прочего, признание, достоинство, вдохновение иверность. И все это сводится на нет, когда героев не именуют так, как они тогозаслуживают, лишь потому, что они не похожи на привычный образ героя.Стереотипное представление о героизме ограничивает возможности как мужчин, таки женщин, потому что они оказываются вынуждены отказаться от половиныпотенциального диапазона своих поступков во имя соответствия устаревшимформулам.

Есть важнейшие качества, которыепронизывают весь диапазон героических возможностей. Как психотерапевты мы имеемвозможность и обязаны видеть героизм в его самых разнообразныхповсе­дневных обличьяхи именовать его так, как он заслуживает. Разглядев главные признаки героя всебе самом или в себе самой, каждый может научиться смотреть на собственнуюжизнь как на героический поступок, а это необходимо, чтобы претворить надеждычеловека в достижения человека.

Литература

American Psychological Association.Monitor, June1986.

Bardwik, J. (1971). Psychology of women. New York: Harper& Raw.

Becker, E.(1973). The denial ofdeath. New York: Free Press.

Bulfinch, T. (1979). Myths of Greece and Rome. Compiled by Bryan Holme. New York: Viking Penguin.

Des Pres, T. (1976). The survivor. New York: OxfordUniversity Press.

Gerzon, M. (1982). A choice of heroes. Boston: HouphtonMifflin.

Gilligan, C. (1982). In a different voice. Cambridge, MA:Harvard University Press.

Gilligan, C., Lyons, N., & Hammer, T.J. (1990). Making connections. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Graves, R. (1982). The Greek myths 1. Middlesex, England:Penguin.

Graves, R., & Patai, R. (1966).Hebrew myths: The book of Genesis. New York: McGraw-Hill.

Kegan, J. (1987). The mask of command. New York:Viking.

Moffat, M., & Painter, C. (Eds.).(1975). Revelations: The diaries ofwomen. New York: Vintage.

Phillips, J.A.(1984). Eve: The history of an idea. San Francisco: Harper &Row.

Tannen, D.(1990). You just don’t understand. New York: Morrow.

Выступление Джеймса Ф.Т.Бьюдженталя

Слушая Мириам Польстер, я подумал, что ейудалось проиллюстрировать тему своего доклада своим собственным примером.Поднять на конференции, где собрались ученые и специалисты, столь субъективныйвопрос, как вопрос о героизме, — это само по себе героизм. Моя задача гораздо менее рискованна: япросто хочу поделиться некоторыми соображениями, которые вызвало у меня этояркое и парадоксальное выступление.

Из всего, что можно было бы по этомуповоду сказать, я хочу подчеркнуть главное положение Мириам — что следует расширить понятиегероизма, не рассматривая его лишь как мужское качество. Он представляетсобой — и долженпредставлять собой —существенный признак человека, не свойственный лишь одному полу. Безусловно,пытаться переделать женщин в соответствии с устаревшей моделью мужскогогероизма означало бы не раскрепостить, но еще больше поработить их.

Критерии героизма, как и критерии“жизненного успеха”, усвоенные нами из прошлого, становятся грузом, которогобольше не может выдержать наш биологический вид, и это действительно грозит намгибелью. До тех пор, пока в наших умах господствуют подобные представления отаких вещах, как героизмили успех, мы будем иметькризисы в Персидском заливе и банковские крахи, а бездомные, нуждающиеся вмедицинском уходе, и дети бедных семей будут лишены заботы.

То общее, что я вижу в женском героизме,обрисованном Мириам, — это подчеркивание таких субъективных свойств, которые мытрадиционно связываем с женственностью. Настало время уделить этим свойствамбольше внимания и признать их ценность независимо от того, проявляются ли они умужчины или у женщины.

Обычно, говоря о субъективности, мыподразумеваем мягкость, сентиментальность, подверженность аффектам и“женственность”, тем самым недооценивая как женский пол, так и важность этихпотенциальных свойств человеческой природы. Субъективное и женственноеначало — это в то жевремя начало податливое, развивающееся и творческое. В своем описании “дикогочеловека” Роберт Блай ясно показывает, что все такие свойства составляютсущественную часть и мужского характера. Дикий человек — это не какой-то ни о чем незадумывающийся, всесокрушающий самец наподобие Рэмбо. Я надеюсь — и, я бы сказал, в этом состоитнадежда нашего биологического вида, — что свойство, которое мы здесьназываем женским героизмом, поможет нам признать героический потенциал,заложенный во внутренней жизни как женщин, так и мужчин.

Обозначая те или иные человеческиекачества как исключительно “женские” или “мужские”, мы ставим сами себененужные ограничения. Это прекрасно видно на примере истории, которую я услышалздесь от Джерарда Хэя, психолога и любителя птиц. В этой историипротивопоставляются колибри и императорский пингвин.

Самец колибри проделывает сложные фигурывысшего пилотажа, чтобы приманить самку и на протяжении 15 секунд испытатьблаженство, спариваясь с ней в воздухе. Потом самец отправляется восвояси, исамка может больше вообще его не увидеть — ей одной предстоит снести яйцо,выкормить птенцов и так далее. “Типичный самец”, как сказали бымногие.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.