WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

Научная опора гештальт-теории

Неврологические исследования 50-х и 60-хгодов показали, что поля мозга организованы не так, как это описывали ранниегештальт-психологи, такие, как Вольфганг Келер. Теперь мы знаем, что в мозгу несуществует такого поля, на которое мог бы спроецироваться гештальт-образ мира.Это кажется научной смертью гештальт-теории.

В 1990 году появилась необыкновенная статьяБаринага, который описывает исследование, проведенное в Институте Макса Планкав Германии. Это исследование может стать новым открытием длягештальт-психологии. Что происходит, когда мозг кодирует то, что мы называемединым восприятием Например, когда мы играем со щенком, различные части нашегомозга принимают звуки (лай), зрительные элементы (изображение вашей собаки),кинестетические элементы (прикосновения). Каким образом все это соединяется вединое переживание игры с собакой Ученые обнаружили, что все эти элементыинтегрируются с помощью электрической волны определенной частоты, котораяприводит в соответствие различные клетки вашего мозга, они и кодируютпереживание. Волна в 40 герц интегрирует все отдельные части нашего восприятияи объединяет их в целостное переживание — гештальт.

Может быть, и феномен сознания возникаеттаким же образом Автор статьи не употребляет слово “гештальт”, но он,несомненно, сделал новое научное открытие. И в то же время это подтверждает то,что доктор Польстер описывает как “гармонический контрапункт собственного я”.Это новая научная концепция того, как сознание организует отдельные переживанияв целое, то есть в гештальт.

Чувствительность Фрица Перлза

Моя личная встреча с Перлзом много летназад иллюстрирует то, что доктор Польстер называет “необыкновеннойвзаимосвязью между терапевтом и пациентом”. Он пишет: “ В таком необычномконтексте достаточно упражняться в обычных качествах, например, доброте,простоте, ясном мышлении, хорошем языке, понимании смысла, взволнованномотношении к жизни пациента”.

В одном предложении он уместил все, чтонеобходимо для оптимальных терапевтических отношений. Я могу проиллюстрироватьэто своим рассказом о том, что происходило во время моей работы с Перлзом. Этобыло в 60-х годах, после того, как я получил степень доктора философии. В товремя я посещал мастерские, которые время от времени проводил Перлз. В этовремя основным терапевтическим средством в группах был так называемый “горячийстул”. Каждый участник ждал своей очереди занять место на стуле посерединекруга, где сидели коллеги с Перлзом во главе. В тот вечер я был на “горячемстуле” и рассказывал свое сновидение, которое заинтриговало меня. В этомсновидении я взбираюсь по лианам, как Тарзан, и вдруг неожиданно понимаю:“Боже, я выбираюсь из дерьма! Я выбираюсь из дерьмовой поднаготной моей семьи”.В детстве меня колотили. Я был жертвой инцеста со стороны своего отца, которыйтоже колотил меня. Внезапно мне все стало ясно! В своем сновидении я выбиралсяиз этого. В момент озарения я посмотрел на Фрица, и что же я увидел Я увидел,как он смотрел на меня во все глаза, потрясенный происходящим.

Я уверен, что между нами происходило именното терапевтическое общение, которое доктор Польстер называет “взволнованныйинтерес”. Чтобы ни случалось с теми, кто получил различный терапевтическийопыт, Перлз неизменно испытывал “взволнованный интерес”. Конечно, если кто-топлохо работал, он мог раздражаться, скучать, отвлекаться и томуподобное.

На следующий день после описанноймастерской Перлз подозвал меня и сообщил, что он открывает новый тренинговыйинститут и будет рад, если я приму участие в обучении гештальт-терапии. Япришел в сильное смущение, потому что в это время я уже принимал участие вобучающей программе по юнгианскому анализу. Я сказал: “Послушай, дай мнеподумать одну ночь, и завтра утром я дам тебе ответ”.

На следующий день, еще перед завтраком, япочувствовал необыкновенную связь с Фрицем. Я вышел из дома и пошел дальнейдорогой, внезапно передо мной появился Фриц — он шел мне навстречу. Мы чуть нестолкнулись нос к носу. В то же мгновение в моем мозгу вспыхнула мысль: “ОБоже! Ведь я решил продолжать обучение юнгианскому анализу! Как же я сообщу обэтом такому великому человеку!”

Когда мы были уже на близком расстоянии,наши глаза встретились, и, конечно, по моему лицу было видно, что мне не посебе. Где мне было набраться сил, чтобы сказать ему то, что я хотел сказать Ноэтот необыкновенный человек мгновенно понял, что я у меня на уме. Когда мыподошли еще ближе к друг другу, он поднял руку, как будто хотел показать: “Японял тебя. Я знаю твое решение”. Потом он поднял руку еще раз и поднес ее корту, как бы говоря: “Ты можешь не говорить об этом. Все в порядке”. Он несказал ни слова —только выразительный взгляд понимания и несколько жестов. Когда он подошел комне вплотную, он только легко дотронулся до моего плеча, и мы пошли завтракатьвместе. Вот что такое “необыкновенная взаимосвязь”! Я думаю, что докторПольстер предлагает нам принять это отношение в нашу ежедневную терапевтическуюработу.

Литература

Barinaga, M. (1990) The mind revealed Science, 249,855—858.

Вопросы и ответы

Вопрос: Вы упоминаете о том, как у вашегопациента выявился благоговейный страх. Не могли бы немного поподробнеепоговорить об этом Вы также упоминаете о религиозном страхе.

Польстер: Религиядействительно пробуждает благоговейный страх. Например, я был гостем на двухсвадьбах. Одна свадьба была похожа на группу встреч — это было сборище друзей наоткрытом воздухе. Атмосфера на свадьбе была очень теплой и дружеской, людиговорили друг другу трогательные слова. И я не испытал благоговейногостраха.

Я также присутствовал на католическойсвадьбе. Это была очень строгая церемония, которая была важна лишь для тех, ктоженился, но я испытал трепет. Это происходило в соборе, полном архитектурноговеликолепия и торжественной музыки. Говоря с новобрачными, священник обращалсяповерх их голов ко всем присутствующим, ко всему миру людей, к жизни вообще.Но, несмотря на то, что он охватывал всю вселенную, я чувствовал очень сильнуюсопричастность жениху и невесте.

Как мне кажется, мы теряем такоеосознавание в терапии, потому что скорее ориентированы на самих себя, нежели навселенную. Мы всегда теряем ощущение, что находимся среди всех нас. Этоудивительное явление — то, что мы просто существуем, то, что каждый из нас существуетнаряду с кем-то другим, то, что мы можем встретиться и соединиться в браке, то,что мы можем пожениться на глазах у наших любимых друзей, и то, что это событиеважно для истории. Все это зрелище представлено церковной литургией, музыкой,архитектурой и традицией.

Мы, психотерапевты были тяжело подавленнытем, насколько прогнили эти институты, и старались отказаться от них, но приэтом мы теряли чувство нашей причастности ко всему остальному существующемумиру.

Религия действительно отвечает этим нуждам,которые сопровождаются благоговейным страхом. В психотерапии не существуеттаких форм, для всего человечества, но настанет день, когда это сможетвозникнуть. Мы еще не нашли способ, чтобы прорваться через “я” к союзу со всем,что существует на земле.

Что же касается благоговейного страха втерапии — этопроисходит у каждого по-разному. Когда пациент идет на прием к терапевту впервый раз, он испытывает некоторый трепет. Когда пациент чувствует, что онсвободен в выражении чувств; когда он может поделиться своими чувствами сдругим; когда он ощущает общность с другим человеком; и многоедругое — все этоможет вызывать благоговейный страх.

Когда я проходил терапию у Исидора Фрома,он увидел во мне нечто, чего, как мне казалось, никто не мог знать обо мне. Яиспытал трепет от того, что он узнал обо мне. Будучи одновременно весьмациничным человеком, я спросил его: “Вы когда-нибудь говорили нечто подобноедругим пациентам” —“Нескольким людям я говорил об этом”, — ответил он. Но я понял, что изэтого не следует стандартного отношения ко мне. Это означало только то, что ондействительно видит эту особенность во мне, как и в других.

Чувство благоговейного страха передузнаванием себя, когда это сопровождается чувством сопричастности к другомучеловеку — это частопроисходит во время терапии, и мы не преследуем такой цели специально. Иногдамы даже смягчаем этот страх скорее с помощью отказа от переноса, чем принимаястрах как признак межличностного включения. Я думаю, что частный межличностныйопыт может быть очень велик, но ему также слишком часто недостает чувстваобщности из-за того, что он может быть подавлен страхом.

Вопрос: ДокторПольстер, насколько активной может быть роль терапевта в установлении историижизни и создании контакта с пациентом

Польстер: Что ж,в некоторых случаях терапевт может брать на себя активную роль. Бываютситуации, когда люди говорят что-то формальное, а вы чувствуете, что за этимстоит что-то еще. Но они не хотят говорит дальше. Тогда вы можете задатькакой-нибудь уточняющий вопрос или сами рассказать что-нибудь похожее из своейжизни. Или, к примеру, вы можете спросить о том, что человек чувствует по этомуповоду. Это может пролить свет на историю его жизни. Тем не менее, я всегдастараюсь детализировать абстрактные высказывания — это, пожалуй, одно из основныхмоих правил. Говоря абстрактными формулами, вы строите дом, но в нем неткомнат, мебели, фотографий на стене, то есть нет истории. Абстрактные сведениямогут сориентировать или дать общее представление о жизни человека. Если этоориентация, то вам нужно знать, в чем пациент хочет вас сориентировать. Еслиэто общее представление, вам надо наполнить его содержанием.

Моя активность не зависит от конкретногопациента. С некоторыми пациентами мне хочется быть больше слушателем, чтобыразбудить в нем рассказчика. Тогда он может рассказать мне свою историю, а я непророню ни слова.

Мириам Польстер

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ:

ЭВОЛЮЦИЯ И ПРАКТИКА

Мириам Польстер, член совета директоровГештальт-тренинг-центра в Сан Диего и доцент факультета психиатрииКалифорнийского Университета. В соавторстве с мужем, Ирвином Польстером,написала монографию по гештальт-терапии. Докторскую степень получила нафакультете клинической психологии в Университет Кейс Вестерн Риверс в 1967году.

Мириам Польстер исследует проблемыгештальт-терапии с теоретических и клинических позиций, принципы которыхбазируются на современной теории и практике. Мириам Польстер развивает теорию,которую она называет “интегрированная последовательность” — шаги, которые делает человек,чтобы интегрировать новое поведение.

Ни одна теория не рождается целиком вголове только одно­­го автора. Гештальт-теория не является исключением.Фреде­­рик Перлз,как и Фрейд, в большой степени был продуктом своего времени. И как Фрейд, оннаходился под влиянием Шарко и испытал влияние многих других ученых, включаясамого Фрей­да.

Я начну с краткого обзора психологических ипсихотерапевтических предпосылок гештальт-терапии, чтобы проиллюстрироватьблестящие способности Перлза и его жены Лауры соединять разрозненные влияния вновое направление, отражающее современные потребности и знание другогопоколения. Поэтому мне бы хотелось обсудить три понятия, на которых базируютсяпринципы гештальт-терапии. Затем я хочу предложить читателю три соображения,согласующиеся с гештальт-терапией, которые могут показать основные путиразвития психотерапии.

Ранние влияния и идеи Перлза

Прежде всего, любой, кто занимаетсятерапией сегодня, обязан отдать должное идеям, которые развивал Зигмунд Фрейд.Его идеи о том, что человечество ведомо отнюдь не рациональными илисознательными импульсами и мотивами, глубоко шокировали поколение, которое такгордилось своим здравым смыслом. Именно такому самоуверенному, самодовольномуобществу Фрейд предложил концепцию человеческого поведения, из которой следует,что поведение человека сильно изуродовано в результате переживаний и импульсов,которые не находятся под рациональным контролем.

Это утверждение было целительным длясамопознания. Как Фрейд, так и Перлз шли по пути неизведанного и неопознанногов невротическом поведении, и они верили, что это путь к исцелению. Фрейдиспользовал могучую силу инсайта (insight — озарение). Пациент соглашалсясвободно говорить, чтобы дать своим мыслям беспрепятственно плыть по течению, ааналитик способствовал самопознанию пациента, внимательно наблюдая за ходом егосостояния и интерпретаций.

Эквивалентом аналитического процесса вгештальт-терапии может служить ассоциативно-интеграционный инсайт, то естьпостоянное осознавание. Процесс осознавания в данном контексте — это усиление сосредоточенностина простых компонентах переживания.

Большое влияние на Перлза оказал также иКарл Юнг. Мистический, даже поэтичный в своих идеях борьбы за индивидуацию, Юнгверил в человеческий импульс самовыражения. Его интерпретации сновиденийотличались от фрейдовских. Фрейд видел в сновидении тенденцию бессознательногок скрытому доминированию. В этой борьбе вытесненного материала против цензурысновидение становится полем брани для маскировки, уклонения и искаженияпереживаний. Со своей стороны, Юнг рассматривал сновидение как творческиеусилия человека в схватке с противоречиями, сложностями и смятением чувств. Всновидении человек пытается выразить это настолько полно, насколько возможно.Сновидение Юнг рассматривает не как попытку маскировки, а, напротив, какпопытку выражения. А значит, это созидательный мотив с хитроумнымисимволическими представлениями человека, который видит сны. Юнг считал, что егозадача — новоерешение и интеграция. Более того, он рассматривал каждый элемент сновидения какаспект самого человека и полагал, что индивидуация каждого требует новойрасстановки этих спроецированных качеств.

Перлз развил концепцию сновидений Юнга. Онстал разыгрывать с пациентом разные части его сновидения, восстанавливая многоеиз того, что было утрачено человеком. В дальнейшем для того, чтобы человек смогприсвоить свои проективные части, гештальт-терапия стала рассматриватьсновидение как установление контакта с другими (Polster & Polster,1973).

Другое положение Юнга, которое было принятогештальт-терапией, —идея полярностей, присущих человеческой натуре. Юнг задает эти полярностисвоими “архетипами”, такими как Анима и Анимус, а также Тень — смутный, но неизбежный спутникпублично предъявляемой Персоны.

Перлз заинтересовался работой Отто Ранка,который также находился под влиянием концепции полярностей Юнга.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.