WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 42 |

Спасая частицу души, человек все-таки неждет смерти. Многие из нас проводят жизнь, дотягиваясь до размеров нашихнастоящих пропорций в потенциально безразмерном существовании. Поискединственного главного образа нашей стойкой природы — это искушение так же старо, какгреческое изречение: “Познай себя”.

Я приведу пример благословенного согласия с“я”. Однажды моего постоянно озлобленного пациента как будто осенило, он понял,насколько его жизнь тяжела. Он был растроган, перестал злиться и разразилсярыданиями. Когда он пришел в себя, он освободился от своей злобы и напряжения исказал: “Вот это мое настоящее “я”, мирное и тихое”. Он полюбил это “я”,которое могло свободно плакать, когда хочется, и наслаждаться свежим дыханиемсвоего внутреннего мира. Но было ли оно реальным Пожалуй, оно было не болеереальным, чем его прежняя навязчивая злоба.

Появление “реального я” моегопациента — мирного итихого — принесло емуто чувство “я”, которое мы все так жаждем. С ним случилось то, о чем говорилКьеркегор, который назвал свою книгу “Ясность сердца хочет только одного”.Изумительное чувство целостности “я”, которое испытывал мой пациент, былоискренне желанным. Он был счастлив увидеть себя таким и молил о том, чтобынаучиться легко достигать этого. Как бы там ни было, но это был только одинмимолетный аспект его “я”. В другие моменты могли проявиться и другие состоянияего сознания —религиозное, философское, сексуальное. Все эти состояния тоже могли бы дать емучувство целостности и ощущение того, что это “настоящее я”.

Каким бы важным ни было это “всеобщее я”для восстановления человеческой целостности, оно представляет собой “полное я”и одновременно состоит из частей этого “я”. Эти составляющие “я” могутпрекрасно ладить между собой и с единым целым “я”. Они могут конкурировать илибыть изолированными. Они могут жить в мире или воевать. Они могут бытьковарными или покорными. Каждое из них может быть в чести или в загоне. Ихмогут развивать, принимать или отвергать.

В чередующихся колебаниях “я” могутформироваться с большим разнообразием. Попробуем исследовать мужчину, укоторого были следующие четыре характеристики: он был осторожен в выборе слов;заметно затруднялся делать то, о чем его просят; был пассивен в беседе;недостаточно интересовался своей работой. Такой набор характеристик мы можемназвать “я, которое медлит”. Но эта формулировка может измениться, сочетаясь сдругими характеристиками, как это происходит в химической реакции. Например,если человек, который медлит, должен был бы продемонстрировать своюбеззаботность, мы бы сказали, что он тот, “кто заботится о “я”. Если онвыглядит достаточно уверенно, мы можем сказать, что это “я, которое ждетподходящего момента”. Эффект психотерапии будет зависеть от того, как мыотзываемся на способ идентификации наших пациентов с их “я”, которые онивыбирают из множества возможных конфигураций. Более того, чувство “я” меняется,когда новый опыт требует изменений.

Прежде чем мы непосредственно перейдем ктерапевтической практике, следует упомянуть еще об одном соображенииприменительно к понятию “я”. Обычно мы рассматриваем людей с иххарактеристиками, а не их “я”. По какому признаку мы разделяем этихарактеристики Например, осторожность, затрудненность, пассивность, отсутствиеинтереса могут объединиться в “я, которое медлит”. Другой пример — человек пытается сбить кого-то столку, рассказывает забавные истории, уходит от серьезного разговора. Кого-тоон, может быть, рассмешит, а кого-то может восстановить против себя. В этомслучае события и характеристики человека могут быть так прочно переплетены итак ясно высвечиваться как вид переживаний, что могут подтверждать определение“я”. Тогда можно сказать: это “шутовское я”. Такой набор свойств, названный илиненазванный, будет располагать человека быть шутом, иногда даже в ущербтекущему моменту. И все-таки “я” живет своей жизнью, расширяя свое влияние,подчас без всякого осознавания.

Терапевт всегда распознает этот наборсвойств раньше пациента. Потом он или она может сделать качественный скачок,определив эти скопления как объективную реальность, которую мы называем “я”. Сопределением “я”, а затем и его истории с ее битвами, победами и, наконец, сразрешением, терапевт вдыхает в него жизнь.

Другими словами (и это особенно важно),организация “я” — этонекоторый вымысел. Характеры создаются и начинают действовать в контекстеобстоятельств жизни пациентов. Я попробую привести пример того, как этопроисходит в терапевтической работе. У меня был пациент, чье невыявленное “я”было настолько глубоко запрятано, что это совершенно разрушало его жизнь. Мыидентифицировали это “я” по его рассказам об отце, который был авторитарным имало бывал дома. Он также рассказал мне о том, что мешало ему чувствовать себячастью происходящего, и о том, что он чувствует себя беспомощным по отношению ксвоим нанимателям.

Это парадоксально, но несмотря на свое“непризнанное я”, мой пациент был исполнительным директором крупной корпорации.Он старался погрузиться во все нужды и проблемы корпорации, но его гуманныйхарактер вступал в противоречие с политикой корпорации. В связи с такимположением вещей он считал себя аутсайдером, кем-то вроде символа гуманизма, ане серьезным работником.

Тем не менее, у него было на удивление“самолюбивое я”, на грани мании величия, которое требовало от него добиватьсяуспеха, невзирая на принятые социальные нормы. Однако его “самолюбивое я” былона услужении его “непризнанного я”, которое склоняло его мечтать о несбыточном.Когда он стал смотреть на свое “самолюбивое я” шире, не как прислугу для“непризнанного я”, а как на условие своего хорошего самочувствия, то обнаружил,что для него существуют выполнимые задачи, которые служат гуманистическимцелям. Он сделал прекрасный фильм для сотрудников компании; он такжеорганизовал систему помощи нуждающимся рабочим. Впоследствии он наладил хорошиеотношения со своими сотрудниками, и корпорация приветствовала и приняла егоидеи. Более того, преодолев свою серьезность, он сумел получить удовольствие отсвоего успеха, удовольствие, которое его “непризнанное я” прежде не позволялоему получать.

Эти новые переживания требовали от негопересмотреть его “непризнанное я”. Однажды я сказал ему, что смотрю на него какна полноценного члена корпорации. В первый момент он обиделся, а потомзасмеялся над моим правдивым наблюдением. Так или иначе, стал ли он полноценнымчленом корпорации или нет, он стал по-настоящему самим собой — ярким, усердным, добрым ипокладистым. Все эти характеристики стали для него реальными, в то время какраньше эти качества подавлялись его “непризнанным я”. Теперь он осознал их иприобщил к своему “корпоративному я” — собирательному “я”, котороевключает в себя членство в коллективе, который он выбрал.

Рассуждения о “я” — это довольно странный способговорить о человеке. Но почему бы и нет Может быть, мой пациент просто былчеловеком, который презирал всяческий карьеризм, но в то же время был самолюбиви переоценивал свои возможности в работе. Разве этого недостаточно Часто так ибывает. Ведь когда мы выявляем различные “я”, они становятся агентами человека.Они как яркие пятна на фоне туманных переживаний, рядом с ними человек можетовладеть своей психической энергией. Писатель придумывает образы людей, и онинаходят отклик в умах читателей, так и образ “я” приобретает реальныеочертания, давая место и связность полярным, отчужденным частям личности.Терапевт использует этот механизм “я”, чтобы оживить переживания человека,выражая их настолько живо, чтобы отвергнутые свойства могли стать значительнополнее, а раздробленная личность целостной.

Кто формирует “я”

Этот вопрос подводит нас к другой серьезнойпроблеме. В формировании “я” особенно важную роль играет интроекция, весьмапагубная функция. Вот что писал Фриц Перлз об интроекции: “интроекция оберегает структуру вещей,пока организм требует их разрушения... Любая интроекция должна дробиться натысячные доли, если она не становится инородным телом — это мучительный факт нашегосуществования”. Это метафорическое высказывание часто трактуется как то, чтоинтроективный человек — это пассивное тело, которое просто проглатывает то, чтопредоставляет ему окружающая среда. Например, если родители не выслушивают своюмаленькую дочь, она будет считать, что не говорит ничего важного, а значит, еене нужно слушать. Если люди будут посмеиваться над ней, она будет считать, чтодействительно достойна насмешек. А если люди будут относится к ней хорошо, онаможет предположить, что имеет право на все, что хочет.

Соответственно этому толкованию,интроекция, благодаря своему случайному содержанию и стойкому эффекту,рассматривается как главный источник ошибочных суждений о “я”. Но это толькоодна сторона медали. Для того чтобы обсуждать другую сто­рону, я бы хотел переформулироватьинтроекцию как спонтанную восприимчивость, не обремененную осмотрительностьюразумного начала. В этом смысле интроекция в восприятии то же, что свободныеассоциации для словесного выражения во фрейдовском толковании. Нельзя сказать,что осмотрительность здесь вооб­ще не имеет места, но она выступает в роли партнера. С этойпози­ции мы можемполучше рассмотреть два главных атрибута интроекции, которые не были замеченыПерлзом, но которые чрезвычайно важны для терапевтической работы с этимипроявлениями.

Первый атрибут интроекции заключается втом, что это удивительный источник обучения, расширяющий принятие мира. Хотяинтроекция и является восприимчивостью — это инстинктивнаявосприимчивость. Вы можете видеть ее результат, когда ребенок спонтанноусваивает родной язык или когда меломан очарован звуками оркестра. Такойвосторг может вызвать и психотерапия, когда под влиянием интроекции пациентможет принять скрытое психотерапевтическое послание.

Второй атрибут интроекции — она не приходит одна. Сама посебе интроекция не содержит никакого смысла для психологической жизни человека.Ключом к психологическому существованию служит переживание интроекции и то, какчеловек интегрирует ее в себе. Такой интеграции способствуют три операции,которые вместе составляют процесс интроекции: контакт, конфигурация иприспособление. Мы проанализируем эти операции по очереди.

Функции контакта

Принципы гештальт-контакта хорошо известны,поэтому достаточно сказать, что контакт — это инструмент связи междуиндивидуумом и окружающим миром. Только с помощью контакта человек узнает мир иобнаруживает материал для интроекции. Человек слышит ласковый или сердитыйголос своей матери. Он видит улыбку или хмурый взгляд. Он тронут или расстроен.Когда ребенок пьет материнское молоко, он чувствует прикосновение матери и вкусмолока, он ощущает запах и нежность. Такие контакты, различающиеся по силе исложности, являются источниками для интроекции.

Часто считают, что в хорошем контактечеловек не может быть интроективным, тогда как контакт и интроекция вдействительности переплетены вместе. Чем ближе соприкосновение с человеком, темявственнее происходит моментальное слияние одного участника контакта с другим.Парадоксально, что при этом он сохраняет свою целостность. Эта близость даетвозможность людям, находящимся в контакте, настраиваться на чувствительность,которая дает старт для интроекции. В этом смысле хороший контакт становитсясмазочным материалом для процесса интроекции. Возьмем к примеру человека,который всегда чувствует себя в изоляции и живет в соответствии с ожиданиемсвоего “изолированного собственного я”. Если в хорошем контакте с терапевтомили другими людьми этот человек почувствует, что его поняли и оценили, новыйконтакт может освободить его от “изолированного я” и дать новое, “причастноея”.

Конфигурация

Человек ищет нужное положение “я” длянового опыта, чтобы придать соответствие и связанность как можно большей частиопыта. Такой рефлекс “конфигурации” — важнейшая детерминанта будущейинтроекции, практически настолько же важная, насколько она может быть“здоровым” началом.

В первые дни жизни ребенок имеет скудныйопыт, у него слишком мало точек соприкосновения с миром, чтобы получить новыйопыт. Первые проблемы, например, невкусное молоко или грубое обращение, могутотчуждать его от уже сформированных биологических потребностей. Но по большейчасти его невысокие требования легко удовлетворить, и свобода ребенка дляинтроекции велика. Он в основном удовлетворен и совершенно естественночувствует простоту бытия.

Чем меньше противоречий между тем, что ужесуществует в ребенке, и тем, что он получает впервые, тем легче возникаетпроцесс конфигурации. Но как только связи с миром становятся болееопределенными — вобучении конкретному языку, в развитии движений тела, в получении определенныхправил морали, в распознавании опасности — требования к приемлемостиполучаемого становятся более высокими. Например, когда ребенку 2 месяца, ему неочень важно, кто за ним ухаживает. Но в 7 месяцев, когда общение с матерьюстремительно развивается, ему уже будет трудно смириться с заменойматери.

Другими примерами противоречивыхпереживаний, которые трудно интегрировать, могут быть чувство голода и задержкав получении пищи, агрессивные импульсы и чувство подавленности, чувственность ипотребность в дистанции. Иначе щедрый маленький мальчик должен улаживатьотношения со своим отцом, который ругает его за скупость. Тогда девочка,которая стремится добиться успеха, может впасть в отчаяние, если ей скажут, чтоона глупа. Ясно одно, как непросто ориентироваться в море противоречий, скоторыми мы сталкиваемся, особенно потому, что формирование “я” — процесс непрерывный.

Приспособление

Этот процесс схож с концепцией Перлза одроблении и шлифовке частиц, призванных разрушать гештальт-паттерны. Покудачеловек растет и его неудачи в общении с миром множатся, принося душевную боль,человек должен прежде всего совместить успешные взаимодействия с новымистимулами и теми, которые уже установлены, а затем отбросить те, которые егоустраивали раньше. Затем он или она перемоделирует не устроивший его прошлыйопыт для настоящего времени, чтобы перестроить его на успешный.Перемоделирование происходит с помощью некоторой деятельности — критики, объективности,пересмотра позиции, обучения, углубления, предположения, управления и любогодругого способа, который может использовать человек, чтобы приспособиться кобстоятельствам жизни. Все эти приспособительные функции посвящены тому, чтобыповысить шансы на успех рефлекса “конфигурации” во взаимодействии с тем, чтопроисходит.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.