WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 59 |

Была женщина, известная как женщина-коза.Ее специальностью было наблюдение за козами. Каждый имел особое животное, закоторым проводил наблюдение: например, была женщина-бизон, которая перемещаласьза бизонами по Колорадо. Это была женщина-коза. Она произвела эксперимент сэтими животными. Ею было зафиксировано, что если отнять детеныша козленка уматери и изолировать от стада и потом через пару дней вернуть в стадо и в егосемью, его будут избегать, как будто оно ненормальное. Другие козы обращаются сним, как будто это чужое животное. И это становится его особенностью, котораяне проходит со временем. Эта женщина тогда не могла определенно утверждать, чтоименно могло вызывать проблему, но в общем было выяснено, что изъятие животногоиз его естественного окружения и затем возвращение назад каким-то образомотмечает его. Эта женщина и ее коллеги говорили тогда, что наше пониманиеживотных в течение многих лет было искаженным вследствие изучения животных взоопарках. Животные в неволе, в зоопарках демонстрируют совершеннонеестественное поведение. У них извращено сексуальное поведение, они кажутсяподавленными, они часто ведут себя странно. И никто этого не знал до тех пор,пока не начали наблюдать их в естественных условиях. Когда у животныхблокировано их естественное поведение, соответствующее социальному контексту,они начинают вести себя довольно ненормальным образом.

Это положение начали применять к людям.Была высказана мысль, что и за ними следует наблюдать не в искусственныхусловиях, а в их естественном окружении. То есть когда проводят исследованиясемьи, а также изучение сообщества. Мы хотели видеть респондента в егоестественной ситуации, семье, веря в то, что мы могли таким образом понять,почему он ведет себя именно таким способом. Мы также развивали идею, чтоошибочно вырвать человека из семьи, поместить в больницу, изолировав от семьи,и предполагать при этом, что это разумная терапевтическая мера. Напротив, можнобыло ожидать, что он начнет вести себя необычно, когда вернется вобщество.

Когда мы изучали подростков, мы хотелиизучать их не в зоопарке, а в общении с их друзьями и семьей. И мы хотелипроводить их лечение не в психиатрической больнице, напоминающей зоопарк, а вих естественном окружении. Именно там, где они должны были достигать жизненногоуспеха, в той среде, которой они принадлежали. Признавая, что некоторых людейприходится сажать под замок для защиты общества, потому что они опасны, мыпытались проводить различия между идеей социального контроля над поведениеминдивидуума и лечением. Вернуть юношу в общество с клеймомбольницы — значитнаправить его по неверной стезе, и, по моему мнению, это следует делать, толькокогда вынуждают обстоятельства. В больнице они часто обучаются странно мыслить.Они живут среди маргиналов. Они становятся инфантильными, потому что имприходится принимать заботу о себе, они не должны ходить на работу. Если онигоспитализируются надолго, они становятся вне целого периода моды, пропускаютвесь скандал с наркотиками или что там еще может произойти. Перемены оченьбыстро происходят в среде молодых, так что когда они выходят, оказывается, чтоони отстали от всех. Я не думаю также, что для них полезно проводить время изаводить дружбу с людьми, имеющими проблемы.

На днях у меня был разговор о том, что естьпациент с депрессией и есть идея, что нужно найти группу людей с депрессией ипоместить его в нее. Это удивительная мысль — сделать такое с человеком вдепрессии. Следовало бы подумать о том, чтобы найти группу бодрых людей иввести его туда.

Если у вас есть юноша, попавший в беду,маргинальный, с проблемами, я думаю, что помещать его в группу маргинальныхмолодых людей, имеющих проблемы, не слишком разумно. Однако нужно некотороевремя, чтобы прийти к такой точке зрения. В результате подобных исследований иперемены во мнениях психиатры стали принимать во внимание, что социальныйконтекст может объяснить, почему люди ведут себя именно так, а не иначе. Итак,существует очень большая разница между объяснением причин человеческихпоступков в терминах их социальной среды или в терминах их внутреннегоконфликта или программирования прошлым. И это новое объяснение, по моемумнению, было ре­во­люци­онным для многих из нас. Оно привело к семейной терапии многихпроблем. Оно также привело к новому пониманию человека. Мои возражения противэтих идей относительно пограничных лич­ностей состоят в том, что онивозвращают нас к эпохе, когда пред­полагалось: индивидуум автономен и независим от всех социальныхвлияний, за исключением некоторого прошлого влияния ма­тери в раннем детстве. Многие изнас делали усилие, чтобы пере­менить этот образ мыслей, который был оченьсоблазнительным.

Я вспоминаю, что Дон Джексон говорил, чтотеория объектных отношений может быть очень полезной для некоторых людей, чтобыотказаться от мышления в понятиях психологии отдельного человека. Если сначалаони смогут завести у себя в голове идею объекта и связать его с другимобъектом, то потом они смогут вытащить эти объекты наружу и превратить их вреальных людей, связанных с другими людьми. Так что такая точка зрения былаполезной, но все находили различные пути, чтобы отказаться от представления обавтономности индивида. Многие шли через теорию Салливана, который имел оченьбольшое влияние почти на каждого семейного терапевта. Они были с ним некоторымобразом связаны, потому что он, несмотря на свой напыщенный стиль изложения,выходил за пределы упомянутой ориентации на индивида.

Многие из нас изменили свой образ мыслей,ориентированный на индивида, и стали ориентироваться на диаду и триаду припроведении терапии. Мысль, что подросток дурно ведет себя по внутреннемуимпульсу, очень сильно отличается от мысли, что это поведение вызвано,например, отцом подростка, подстрекающим его. И отличается от объяснения тогоже самого поведения, появляющегося, когда семья становится нестабильной, вкачестве способа укрепить семью. Так, кажется, что существуют молодые люди,которые попадают в беду, когда родители находятся на грани развода, и семьянеустойчива. Тогда семья будет дружно работать, чтобы справиться с бедой, иукрепится. Это разные способы понять одного и того же подростка. Это вопросточки зрения и концептуальных единиц, которыми вы пользуетесь, обдумывая своеобъяснение. Изменение индивидуального подхода на учитывающий диаду или триадувыглядит как полный разрыв, пропасть между двумя взглядами. Это различныеспособы мышления.

Я считаю, что эта переориентация сделалабольше для разделения психотерапевтов на разные лагеря, чем какой-либо другойфактор, за исключением экономики терапии. Под экономикой терапии я подразумеваювопрос, какая страховка будет оплачена, а какая — нет, а также какой теорииследует придерживаться, занимаясь частной практикой, а какой – работая в учреждении. Результатразличий таков, что если у подростка обнаруживаются какие-либо проблемы споведением: прогулы в школе или употребление наркотиков — в настоящее время существуетсвыше 100 школ терапии, использующих различные методы лечения этого. Имеютсятакже совершенно разные объяснения причин такого поведения подростка.Некоторые, подобно доктору Мастерсону, находят причину в прошлом, на этапематеринского влияния в младенчестве. Другие найдут ее в настоящем, концентрируясвое внимание на том, что происходит с подростком непосредственно теперь.Акценту на прошлом следовало бы предпочесть концентрацию внимания на том, чтоподросток устраивает неприятности с целью привлечь внимание и помочь семье:между этими точками зрения такая разница, что я не знаю, как можно навести мостнад этой бездной.

Я получил три книги доктора Мастерсона ипросмотрел их, готовясь к этой конференции. Несколько лет назад я прекратилчитать книги со словом “личность” в заглавии. Каждый раз, когда я читалкакую-нибудь из них, у меня было такое чувство, что я это уже читал. И каждыйраз в течение многих лет, когда я ненадолго открывал подобную книгу, япереживал “дежа вю”, ощущая, что читал это прежде.Я полагаю, шахта под названием “личность” в самомделе истощена в результате разработки в течение 2000 лет. Слишком многослов.

Я нахожу, что очень трудно выяснить, чтопроисходит с подростком, включенным в лечебную программу для стационарныхпациентов доктора Мастерсонa, потому что описания имеют тенденцию к закрытости.Однако к одной из книг имеется предисловие, которое было сочтено настолькохорошим, что его воспроизвели во втором издании, и я был напуган этимпредисловием. По-видимому, оно считалось важным, поскольку было помещено прямона обложке книги (J.F.Masterson, Treatment of theBorderline Adolescent, Wiley, 1972; Brunner/Mazel,1984). Позвольте мне прочитать его вам. “Очень преданная мать двухлетнегоребенка в сильном горе обратилась к педиатру с жалобой, что ее ребенок,начинающий ходить, следует за ней по пятам вокруг дома и не хочет отойти от неев сторону. Рассерженная, подавленная и испуганная мать 15-летнего подросткаобратилась к педиатру в отчаянии от того, что ее сын бросил школу и употребляетнаркотики. Эти двое детей представляют собой примеры пограничного синдрома вразном возрасте, они страдают от одного и того же недостаткаразвития — дефектасепарации-индивидуации”.

Я полагаю, что это экстраординарноеутверждение с двух или трех различных точек зрения. Педиатр сообщает о такомповедении двухлетнего и пятнадцатилетнего, и доктор Мастерсон ставит диагноз,по-видимому, на основании этого сообщения. Знаете, что мне это напомнило ипочему я проявляю интерес с этой точки зрения У меня только что на приеме быласемья из Индии с больным ребенком, и я узнал, как в той части Индии психиатрставит диагноз. Случилось так, что родители отвели ребенка к своему постоянномуврачу. Они рассказали, как ребенок ведет себя. Врач позвонил психиатру ирассказал ему, как ребенок ведет себя. Психиатр по телефону рекомендовалпрепарат, который врач затем дал ребенку; это психиатрическое лечение. Ребенкусейчас 18 лет, у него поздняя дискинезия в результате такого лечения. Я считаю,что они в Индии могли бы, по крайней мере, делать то, что делают психиатры внашей стране, и осмотреть ребенка в течение 5—10 минут, прежде чем назначатьпрепараты.

Во всяком случае, я думаю, главный выводсостоит в том, что имеется род фиксации на идеях, если вы ставитеиндивидуальный диагноз и так уверены в источниках поведения. Я полагаю, что вдействительности вы не можете рассматривать двухлетнее дитя, которое ходит заматерью по пятам, как личность с пограничным синдромом. Я полагаю, что делаятакие утверждения, вам пришлось бы находить такие личности под каждым кустом.Не требует доказательств, что двухлетний ребенок может быть необщительным и неиметь много друзей и может даже отказаться ходить в детский сад. То, чтодвухлетние дети цепляются за мать, не кажется мне указывающим на патологическийтип личности. Если бы это было так, то у всех нас было бы много работы намногие годы, потому что имеется множество двухлетних, липнущих к матерям иследующих за ними неотрывно.

Если мы обратимся теперь кпятнадцатилетнему, который оставляет школу и принимает наркотики, и поэтомуявляется пограничной личностью, это также примечательный диагноз. Это такжехорошо для бизнеса, поскольку сотни и тысячи детей бросают школу и принимаютнаркотики. Сейчас в компаниях молодых модно принимать допинг. Во всяком случае,я надеюсь, что эти двухлетние и эти пятнадцатилетние не кончат тем, что попадутпод опеку психиатров, столкнувшись со своими проблемами сепарации/индивидуации.Сегодня существует так много методов терапии и так много эффективных техник врезультате революции в психотерапии за последние 30 лет, что, по моему мнению,психотерапевты обязаны изучать их, обязаны пробовать эти процедуры, если случайтого достоин. Применять к подросткам один метод терапии и иметь один способосмысления для них я не считаю революционным. Я считаю это наивным.

Ответ доктора Мастерсона

Господин Хейли, вы уверены, что вы не изтех, кто рецензировал рукопись одной из моих книг перед опубликованием Сегоднявы имели возможность высказаться на мой счет и на счет моей точки зрения, но понаправленности и ходу вашего выступления я чувствую, что с вашими взглядамичто-то не так. Вчера при обсуждении доклада доктора Боуэна я заметил, следуя заходом его мысли, что людям приходится развивать теории. Это наш способосмысления самих себя и мира и управления тем и другим. При создании каждойтеории преследуются две цели: поддержание чувства внутреннего комфорта ивнутреннего равновесия, а также попытка постичь внешний мир. Когда мы достиглистабильного чувства внутреннего комфорта, мы часто не желаем жертвовать им дажедля поиска истины. Для поддержания внутреннего комфорта, я полагаю, господинХейли подошел к этому материалу не с рефлексивной или критической илисодержательной позиции, но унижая ее и обесценивая prima facie3.

Обсуждая высказывание так, как оно быловами сделано — чтопсихоанализ умер в 50-е годы — я не представляю точку зрения классического психоанализа, а егомодификацию. Если он умер, то что происходит сегодня на этой конференции Можетбыть, это пример опровержения вашего высказывания. Лучшая иллюстрация, того,как ваш комфорт, достигнутый благодаря вашей принадлежности семейной терапии,весьма затрудняет для вас объективное отношение к другим возможнымстимулам, — пример,который вы берете из предисловия и используете уничижительным образом,утверждая, что я ставлю диагноз, исходя из одного симптома или одного факта, несообщая публике того, что это предисловие, очевидно, было попыткой привлечьвнимание возможного читателя, чтобы он заглянул в книгу. Вспомните, что этопредисловие к книге, в которой исчерпывающе и детально описывается тостарательное внимание, с которым мы относимся ко всем имеющимся факторам, в томчисле к семье. В той книге целые разделы посвящены терапии семьи и подросткавместе с семьей. Кроме того, наш подход состоит не в том, чтобы “копаться” впрошлом. Наша практика такова, что если вы работаетес настоящим терапевтически компетентно и адекватно, то прошлое само возникает ивоздействует на вас, так что вы работаете с ним.

Я также нахожу, что ваш способ игнорироватьсодержание моего доклада, чтобы высказать свою собственную точку зрения,неудачен, поскольку у вас было две возможности на выбор, как мне кажется. Вымогли выбрать ту, которую я вчера выбрал с доктором Боуэном. Я не сторонниксемейной терапии. Обсуждая доклад семейного терапевта, я постарался немногоотойти от привычного подхода, чтобы увидеть, что я мог бы внести в его точкузрения. Мне только жаль, что вы не смогли сделать того же для меня. Я серьезнопредполагаю, что причина этого заключается в том, что это нарушило бы тоткомфорт, который вы обрели в вашей приверженности семейной терапии; это неоставило вам другой альтернативы, кроме той, чтобы более или менее небрежноотделаться от моей точки зрения.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.