WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 53 | 54 || 56 | 57 |   ...   | 59 |

O’Halon, W.H. (1990). A grandunified theory for brief therapy: Putting problems in context. In J. K. Zeig& S.G. Gilligan (Eds.), Brief therapy: Myths,methods and metaphors (pp. 78—89). New York:Brunner/Mazel.

O’Leary, K.D., & Wilson, G.T.(1987). Behavior therapy: Application and outcome(2nd ed.). Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall.

Ost, L.G., & Sterner, U. (1987).Applied tension: A specific behavioral method for treating blood phobia.Behavior Research and Therapy, 25, 25—30.

Rachman, S., & Wilson, G.T. (1980).The effects of psychological therapy. London: Pergamon.

Rogers, C.R. (1957). The necessary andsufficient conditions of therapeutic personality change. Journal of Consulting Psychology, 21, 95—103.

Salkovskis, P.M., & Westbrook, S.(1989). Behaviour therapy and obsessional ruminations: Can failure be turnedinto success Behaviour Research and Therapy, 27,149—160.

Saltzman, N., & Norcross, J.C. (1990).Therapy wars: Contention and convergence in differentclinical approaches. San Francisco:Jossey-Bass.

Smith, M.L., Glass, G., & Miller, T.(1980). The benefits of psychotherapy. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

Wilson, G.T. (1990). Clinical issues andstrategies in the practice of behavior therapy. In C.M. Franks, G.T. Wilson,P.Cp. Kendall, & J.P. Foreyt (Eds.), Review ofbehavior therapy, Vol. 12 (pp. 271—301). New York: GuilfordPress.

Wilson, G.T., & Smith, D. (1987).Cognitive-behavioral treatment of bulimia nervosa. Annals of Behavioral Medicine, 9, 12—17.

Woolfolk, R.L., & Lehrer, P. M.(Eds.). (1984). Principles and practice of stressmanagement. New York: Guilford Press.

Zeig, J.K. (Ed.). (1987). The evolution of psychotherapy. NewYork: Brunner/Mazel.

Zeig, J.K., & Gilligan, S.G. (Eds.).(1990). Brief therapy: Myths, methods and metaphors.New York: Brunner/Mazel.

Zilbergeld, B., & Lazarus, A.A.(1988). Mind power: Getting what you want throughmental training. New York: Ivy Books.

Комментарий Джея Хейли

Мне очень приятно, что меня попросилипрокомментировать выступление доктора Лазаруса. Я считаю, что оно было сделанона высоком уровне и явилось хорошим стимулом к обсуждению. В выступлении былиподняты многие вопросы, связанные с эволюцией психотерапии.

Трудность для меня заключается в том, чтоизложение было столь насыщенным, что его непросто полностью охватить. Поэтому яограничусь аспектами, интересующими лично меня. Во-первых, я согласен с тем,что мифы, выделенные д-ром Лазарусом, существуют; думаю, что против этоговообще трудно возражать.

Мне кажется, д-р Лазарус видитпсихотерапию как рациональную деятельность, опирающуюся на научные данные. Вней не должно быть места мифам, и упор должен делаться на факты. Я не думаю,что такая точка зрения применяется на практике и что такой подход используетсяв психотерапии. Нельзя сказать, что существует научная истина, с одной стороны,и мифы — с другой;скорее, в области психотерапии то, что является мифом для одного человека, естьистина для другого.

Предположим, к примеру, что психотерапияпоявилась как наука, которой занимаются умные мужчины и женщины, и их задачейявляется помочь измениться людям, страдающим от психологических проблем ижелающим измениться. Проблемы тогда описывались бы таким образом, чтостановилось бы ясно, какие психотерапевтические маневры необходимо осуществить,чтобы добиться желаемых изменений. Были бы придуманы техники, измеренырезультаты их применения, улучшены способы воздействия, и сегодня мы имели быединую систему научных взглядов на то, как осуществлять личностные изменения. Увсех было бы одно и то же мнение относительно того, как следует лечитьфизически абсолютно здорового человека, паникующего по поводу своего сердца.Насколько я понял, д-р Лазарус предпочел бы именно такой рациональныйподход.

Однако до сих пор психотерапевты,пытающиеся изменить людей, не смогли достичь консенсуса. У них нет даже общегомнения относительно того, является ли осуществление личностных измененийзадачей психотерапевта. Если бы мы спросили об этом у многих психоаналитиков,они, весьма вероятно, ответили бы отрицательно. Их задача — помочь людям понять самих себя,а изменится человек после этого или нет, от них не зависит. Нет согласия и вовопросу о том, как психотерапевт должен определять проблему, с которойнеобходимо работать. Если нет согласия относительно проблемы, не может быть исогласия относительно методов воздействия на нее. Один психотерапевт можетсчитать, что страх умереть от инфаркта — это проблема, связанная сиррациональными убеждениями. Другой решит, что страх — это способ определиться вотношениях с женой и заставить ее вести себя определенным образом. Многиепсихотерапевты сочтут, что на симптомы лучше всего воздействовать черезсупружеские отношения и будут ожидать, что изменения симптомов будуткоррелировать с изменениями в семье.



Однажды я провел исследование результатовпсихотерапии, в котором принимало участие несколько сотен семей; я хотелвыяснить, способствует ли согласие психотерапевта и клиента относительносущества проблемы достижению положительного результата. Эту, на первый взгляд,простую задачу оказалось довольно сложно выполнить. Например, мать говорит, чтопроблема в том, что ребенок ее не слушается. Психотерапевт считает, что уребенка проблема с “эго-дифференциацией”. Идет ли здесь речь об одной и той жепроблеме Часто психотерапевт и клиент не соглашаются в определении проблемы иговорят на разных языках до тех пор, пока психотерапевт не обучит клиентапрофессиональным терминам.

Если мы не можем прийти к общему мнению поповоду задачи психотерапии и к согласию относительно проблемы, как же мы можемодинаково видеть ее причины Мы даже не имеем общей точки зрения на то, имеетли причина значение для методов решения проблемы. Например, существовала теорияо том, что прошлые травмы вызывают сегодняшние фобии. Сегодня некоторыепсихотерапевты не соглашаются с подобной причинно-следственной связью. Другиеже считают, что эта причина не имеет отношения к способам решения проблемы. Ониговорят, что теории, объясняющие, как человек пришел к своему сегодняшнемусостоянию, — этоодно, а теории, предлагающие путь осуществления изменений, — это совсем другое.

Мне кажется, не стоит ожидать, чтопсихотерапевты достигнут общей научной точки зрения относительно того, следуетли менять людей и что именно и как следует менять. Вместе с тем, важно, что унас есть такие люди, как д-р Лазарус, которые стремятся найти такую точкузрения, хотя в процессе поиска им и приходится сталкиваться с многочисленнымиразочарованиями.

Для интересующихся историей: сто лет назадсведущими людьми была предпринята серьезная попытка определитьпсихотерапевтическую проблему и сферу психологии (Ellenberger, 1970). В 1880году различные исследователи пытались дать объяснение конкретным феноменам. Онизаметили, что в некоторых случаях человек не мог заставить себя не совершатьопределенный поступок. Или человек делал что-то, о чем немедленно и прочнозабывал. Или он не мог прекратить делать что-то, сам не зная почему. То естьони пытались объяснить непроизвольное поведение, характерное дляпсихологических симптомов. Если человек говорил, что ничего не может с собойподелать, попытки с точки зрения разума убедить его в иррациональностиподобного мышления не помогали. Почему же люди так вели себя

В восьмидесятых годах прошлого века былопредложено три объяснения подобного поведения. Первое объяснение:неосознаваемые идеи, направляющие человека. Так впервые в качестве объяснениябыло предложено бессознательное. Если человек сделал что-то, не зная, почему онэто сделал, и даже вовсе забыл о сделанном — значит, какая-то часть мышленияне доступна осознанию. Доставшийся в наследство от Месмера гипноз былиспользован для того, чтобы продемонстрировать, что под влиянием внушения можетвозникнуть амнезия, что подкрепляло гипотезу о бессознательном.

Второе объяснение, ставшее популярным,заключалось в том, что в человека вселялся чуждый дух. Можно отметить, что это,пожалуй, самое распространенное в мире объяснение непроизвольныхпоступков — на немоснованы целые школы целительства. Это их наука. (Любопытно, что участники этойконференции не считают этот вопрос достойным обсуждения.)

Третье объяснение состояло в том, что занепроизвольные поступки отвечает одна из его множественных личностей. Мнение,что в разное время на первое место выступают разные личности и одна личность непомнит того, что делает другая, было весьма распространено. Сейчас, сто летспустя, это объяснение снова в моде. Количество зарегистрированных случаеврасщепления личности постоянно растет. В 1980 году в профессиональнойлитературе всего мира было описано всего около 200 случаев расщепленияличности. В течение следующих 10 лет только в Северной Америке было как минимум6 тысяч больных с таким диагнозом (Ross & Wozney, 1989).

Что касается изменения произвольногоповедения, то решили, что самой подходящей техникой для этого является гипноз,поскольку он может влиять на бессознательное. Этот подход стал самым популярнымна Западе, вокруг него сформировалась психодинамическая теория, несмотря на то,что группа, впервые начавшая применять гипноз в указанных целях, впоследствииотказалась от него. Следует заметить, что основной целительской техникой приодержимости злым духом является ритуальный транс, а гипноз сейчас обычноприменяется для лечения расщепления личности.

В двадцатом веке различныепсихотерапевтические техники стали развиваться как отклонения отпсиходинамической точки зрения. Представителям некоторых видов психотерапииприходилось объяснять, что их направление переросло психодинамику, многим,прежде, чем заняться чем-то новым, нужно было отучиться видеть все сквозьпризму психодинамической теории.





Как отметил д-р Лазарус, сегоднясуществуют сотни видов психотерапии и отсутствует консенсус. Мы до сихопределяем вышеупомянутую проблему как непроизвольное поведение, но ужеразработано большое количество способов ее решения. Как говорит д-р Лазарус,выбор подхода может зависеть скорее от лидера группы (если не от лидеракульта), а не от результатов научных исследований. Для меня является загадкой,по каким причинам психотерапевты предпочитают один подход другому. Похоже,выбор не зависит ни от изучения результатов применения подхода, ни даже отсамого результата. Скорее предпочтение одной или другой точке зрения отдаетсяпо политическим причинам, связанным с принадлежностью к определеннымгруппировкам. Я знаю подходы, применение которых часто приносит положительныерезультаты, но на которые, тем не менее, профессионалы мало обращают внимания.Например, хорошие результаты приносит применение активной семейной терапии всемьях наркоманов. Ее результаты были исследованы и описаны. Тем не менее,страдающих наркоманией до сих пор по привычке помещают в искусственносоздаваемые группы, игнорируя членов их семей.

Случай, описанный д-ромЛазарусом —классический. Человек находится в состоянии паники, боясь умереть от инфаркта,тогда как с его сердцем все в порядке. Он говорит, что ничего не может с собойподелать — этонепроизвольный страх. Поэтому уверения в том, что его сердце работаетнормально, проблемы не решают. Независимо от количества обследовавших его исделавших положительное заключение врачей, он продолжает паниковать по поводусвоего сердца.

К этому случаю приложим каждый из мифов,выделенных д-ром Лазарусом. Попробуем рассмотреть эти мифы с потивоположныхточек зрения.

1. Можно считать, что успех психотерапииопределяется личностью психотерапевта, или, как говорит д-р Лазарус,правильными терапевтическими отношениями. Противоположная точка зрения такова,психотерапевт должен точно знать, что и как делать, чтобы справиться с подобнойсердечной проблемой.

2. Можно считать, что проблема имеетмедицинский характер, а можно рассматривать ее как человеческую дилемму.Несмотря на то, что физическое здоровье клиента в полном порядке, его проблемуможно отнести к компетенции медицины. В таком случае прибегают к помощилекарств. Если же рассматривать проблему как психологическую, требующуюпсихотерапевтического вмешательства, то следует внимательно изучить человека исоциальную ситуацию, в которой он живет, для того, чтобы найти способосуществить изменения. Конечно, некоторые попытаются определить проблему какодновременно медицинскую и психологическую. В результате можно прийти к тому,что социальный работник станет заниматься медицинской проблемой, не имеямедицинского образования. Или же поставленный диагноз окажется попыткойкомпромисса между психотерапевтом и лечащим врачом, у которых могут быть разныеточки зрения на способы решения проблемы, что, конечно же, только затруднитпроцесс лечения.

3. Можно полагать, что причина проблемы впрошлом, а можно —что у нее есть функция в настоящем. Если мы придерживаемся первой точки зрения,мы исследуем прошлое и считаем, что человек интериоризировал программуповедения, выработанную ранее. Если же мы концентрируемся на настоящем,необходимо исследовать социальную ситуацию, для того, чтобы найти функциюсимптома.

4. Некоторые считают, что для того, чтобыпроизошли изменения в личности клиента, ему самому необходимо понять, что стоитза его проблемой, причем понять это в соответствии с теорией, которойпридерживается его психотерапевт. Другая точка зрения: изменения могутпроизводиться психотерапевтом, которому нет нужды обучать клиента; на самомделе изменения могут происходить, даже если клиент этого не осознает. Другимисловами, некоторые психотерапевты убеждены, что им следует делиться с клиентомсвоими знаниями о механизме психотерапии и о применяемых ими техниках. Другиеполагают, что построение психотерапевтического процесса — дело толькопсихотерапевта.

Есть, конечно, и другие точки зрения,которые приходят на ум из-за разнообразия идей, предложенных д-ром Лазарусом.Приведенный им пример страха умереть от инфаркта дает повод для размышления.Каждому из нас необходимо задуматься над тем, что эффективнее: выучиться одномуметоду и применять его ко всем клиентам или же конструировать специальнуюпрограмму работы для каждого отдельного случая. Научиться методу проще, чемнаучиться каждый раз перестраиваться. И все же очевидно, что при огромномколичестве проблем, решения которых от нас ожидают, никакой отдельно взятыйметод нас не удовлетворит. Владея разными способами воздействия, психотерапевтможет ответить на вопрос, что лучше в каждом конкретном случае: применитьнесколько разных методов или, если это будет эффективным, экономновоспользоваться лишь одним.

Pages:     | 1 |   ...   | 53 | 54 || 56 | 57 |   ...   | 59 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.