WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |

Для того чтобы понять, каковы основныесоставляющие BASIC I.D., необходимо многое знать о человеке и о социальнойсреде, в которой он живет. Далее, следует уделять пристальное вниманиевзаимодействию всех семи модальностей — тому, как определенное поведениевлияет на эмоции, ощущения, воображение, мышление и значимые взаимоотношения икак они, в свою очередь, влияют на поведение. Это необходимо, чтобы достичьтакого уровня точности предсказаний и контроля, при котором не останется местаслучайностям. Внимательное, систематическое и целенаправленное изучение BASICI.D. было названо мультимодальной терапией(Lazarus, 1973, 1981, 1985). Многие клиницистыиспользуют подходы, включающие в себя большое количество измерений и составныхчастей, называя эти подходы “мультимодальной терапией”. Однако, хотя многиемультимодальные виды терапии являются эклектичными, далеко не все эклектичныевиды терапии являются “мультимодальными” в плане изучения всех составляющих, окоторых мы говорим. Наш подход — это пример широты. Мы исходим из того, что, чем большему количеству способовреагирования человек научится во время терапии, тем меньшей будет вероятностьвозникновения у него рецидивов.

С этим связано и наше убеждение в том, чток клиентам, страдающим большим количествам специфических проблем, должноприменяться такое же количество специфических методов лечения. Проблему,которую мультимодальный психотерапевт назвал бы “широкой и комплексной”,большинство традиционных психотерапевтов назвали бы глубинной. Я считаю, что такое пониманиепроблемы ведет к негативным результатам. Давайте поближе рассмотрим “феноменглубинности”.

Глубина

Психотерапевтические теории слишком частосоставляют сложное целое из простых элементов. Некоторым клиницистам удаетсядаже самые обычные проблемы превращать в клубок патологий и потом находить внем внутреннюю динамику и разные сложные компоненты — так же, как фокусник находит всвоей шляпе кроликов. Эффективные психотерапевтические теории ничего неуслож­няют, анаоборот, расчленяют сложные и многозначные факторы на простейшие составляющие.Использование таких метафизических выражений, как примитивные мазохистские потребности иликризис идентичности,затуманивает суть проблемы, окружая ее атмосферой мистификации. Когда проблемуназывают “серьезной” или “глубинной”, вокруг нее часто возникает аурабезнадежности, что само по себе может вести к нежелательным результатам. Когдаклиент говорит о том, что корни его проблемы лежат “очень глубоко”, Фэй (Fay,1978) реагирует на это парадоксальным образом: “Вы хотите сказать, в селезенкеили в поджелудочной железе” На вопросы типа: “Разве нам не следует заглянутьпоглубже в прошлое” — он может ответить: “Вы имеете в виду эпохудинозавров”

При употреблении термина глубинный по отношению к психологическимфакторам обычно предполагается, что какие-то события, происшедшие в раннемдетстве, вызвали появление определенной привычки или проблемы и если обращатьсвое внимание лишь на недавние происшествия и на факторы, остающиеся в силе насегодняшний день, проблему разрешить не удастся. Таково общепринятое значениепонятия “глубинный”. Чемглубже проблема, тем она сложнее и тем меньше надежды разрешить ее. Давайтерассмотрим один пример.

Г-ну Н.С. — неженатому белому 32-летнемубухгалтеру — былпоставлен диагноз “мазохизм с тенденцией к саморазрушению,пассивно-агрессивный, состояние пограничное”. При этом утверждалось, что его“глубинные” проблемы развились вследствие чрезмерной суровости отца и слишкомбольшой заботливости матери. Несмотря на то, что Н.С. в свое время был хорошимстудентом, на работе он явно не мог в полной мере применить свои способности.Он был “на крючке” у начальника-эксплуататора, который, вероятно, пользовалсяего так называемым “страхом успеха”. В возрасте 26 лет он начал обращаться запомощью к разным специалистам, среди которых были психотерапевт, использовавшийв своей работе сочетание антидепрессантов и динамической психотерапии, исемейный терапевт —приверженец школы Боуэна. Результат был минимальным (если был вообще). Ко мнекак к “мультимодальному психотерапевту” ему посоветовала прийти его тетка поматеринской линии, с дочерью которой я до этого работал.

При широкой мультимодальной оценке состоянияклиента выяснилось, что у него были проблемы практически в каждой изсоставляющих BASIC I.D. При этом наибольшее количество информации удалосьполучить относительно воображения. Н.С. рассказал о том, что он часто представлял себе, как егородители плохо с ним обращаются, как над ним насмехаются товарищи, и о другихкартинах неудач как в прошлом, так и в настоящем. Важно также, что он не могвызвать у себя положительно окрашенные образы: вместо того чтобы представитьсебе успех в выполнении какого-то дела, он неизменно рисовал в уме поражение ипровал. По этой причине непосредственной задачей психотерапии стала модификациявоображения. Для этого необходимо было осуществить две основныепроцедуры:

1) Используя “машину времени”, я отослалего в прошлое, к конкретным беспокоившим его событиям. Например, Н.С. постоянномысленно возвращался к одному случаю, имевшему место, когда ему было девятьлет — рассерженныйотец сломал в щепки его новый велосипед, швырнув его об стену. Коррекция образаза­ключалась в том,что 32-летний мужчина “возвращался” в свое детство, чтобы укорить отца иуспокоить свое девятилетнее alter ego. Так было совершено несколько “путешествий во времени” с цельюизменить образы и провести “десенситизацию”.

2) Для того чтобы создать в своемвоображении образы успеха, Н.С. должен был представлять себе, как он постепенносправляется со все более и более сложными задачами. Уверенность в своих силахлегче развить, если мысленно ситуацию, с которой, кажется, невозможносправиться, разбить на составные части и затем — шаг за шагом — справляться с каждой из этихчастей по отдельности.

Широкий охват всего мультимодальногоспектра позволяет психотерапевту увидеть целостную картину происходящего вкаждой из модальностей. В приведенном выше случае, у клиента обнаружилисьнеполадки не только в воображении, но и в других модальностях: в межличностномобщении ему не хватало уверенности в себе и социальных навыков, мышление былопереполнено дисфункциональными убеждениями (такими, как перфекционизм идихотомические суждения), которые необходимо было реструктурировать иопровергать при помощи фактов. К концу терапии (сеансы проводились еженедельнов течение 14 месяцев) мы внимательно изучили каждую из модальностей. Признаковповедения, которое можно было бы назвать “мазохистским, саморазрушительным ипограничным”, обнаружено не было. Н.С. продвинулся вперед как в личностном, таки в профессиональном плане, бросил курить, стал больше заботиться о своемздоровье, сменил работу, заняв более высокое положение в другойорганизации.

Конечно, отдельный случай ничего недоказывает. Я привел пример Н.С. лишь для того, чтобы показать существенныеразличия между “глубинным” и “обширным” подходами. Количество и разнообразиепроблем часто озадачивают психотерапевта, заставляя гадать, с чего лучшеначать. Клиницистам следует пользоваться стратегией, которой научился г-н Н.С.,то есть решать проблемы по одной. При таком подходе не создается зловещейатмосферы, которая обычно окружает мрачные диагнозы типа “глубинного мазохизма”или “пограничной личности”. Кроме “глубины” проблем, говорят еще и об ихсерьезном, интенсивном и глубоко личном характере. Независимо от того, что приэтом имеется в виду, в этих определениях содержится представление о сложностиэтих проблем или даже об их недоступности для решения. Я считаю, что при такомподходе не появляется уверенности в своих силах и надежды на успех, которыестоль необходимы как клиенту, так и психотерапевту. В следующий раз, услышав,что психотерапевт говорит о “глубинной” проблеме, обратите внимание, какимугрюмым станет выражение его лица и как он при этом отрицательно покачаетголовой!

Конкретность

Все вышесказанное сводится к подчеркиваниюнеобходимости конкретности — аименно, определения того, “какое и кем проводимое лечение и при какихобстоятельствах окажется наиболее эффективным дляэтого человека, сэтой конкретной проблемой”(Paul, 1967). Теоретически большинство клиницистов согласны с тем, что каждыйклиент уникален и лечение должно быть “сшито по его мерке”, однако на практикеони часто “подгоняют” клиента под свои методы лечения, независимо от того,подходят ему эти методы или нет. Всем давно известно, что лечение оказываетсяудачным, только если его программа была составлена в соответствии с нуждамиконкретного клиента, а заталкивание всех подряд в прокрустово ложе ведет книзким результатам. Клиницист, приверженный принципу конкретности, прежде чемвзяться за лечение клиента, должен задать себе следующие вопросы:

Тот ли я человек, в котором нуждается этотклиент

Не будет ли ему лучше обратиться к другомуспециалисту

Установилось ли между намивзаимопонимание

Уверен ли я в том, что используемые мноюметоды дадут желаемый результат

Определил ли я, какой вид леченияиспользовать, в какой форме, с какой скоростью и в каком ритме

Пришли ли мы к согласию относительноисходной частоты и продолжительности сеансов

Для того чтобы “скроить психотерапию поиндивидуальному заказу”, на эти вопросы ответить просто необходимо. Но это ещене все.

Предположим, все идет нормально ипсихотерапевт решает, что на данной стадии было бы полезно провести с клиентомтренинг релаксации. Для того чтобы соблюсти принцип конкретности, ему придетсяответить на следующие вопросы:

Какой из многочисленных видов программытренинга релаксации окажется наиболее подходящим для этого клиента

Как часто должен клиент заниматьсятренингом и какой продолжительности должны быть эти занятия

Если я дам ему кассеты для выполнениязаданий дома, его готовность заниматься увеличится или уменьшится

Обратите внимание на то, какой уровеньконкретности я имею в виду. Фрейдисты, адлерианцы, юнгианцы, роджерианцы ипоследователи Салливана так же, как и представители большинства другихнаправлений психотерапии, редко задаются вопросами, подобными тем, что былиприведены выше. Я считаю, что выживание нашей научной дисциплины зависит оттого, будем ли мы стараться найти конкретные ответы на очень конкретныевопросы — вотальтернатива, которую я предлагаю взамен неустойчивых конструктов,всеобъемлющих теорий, сверхобобщений и динамики, выведенной посредствомумозаключений. Клиницист может найти рациональный и эффективный способ решенияпроблемы, только если будет задавать правильные вопросы.

Позвольте мне привести последний пример,чтобы показать, какая степень точности достигается при помощи широкогомультимодального похода. У меня было два пациента с одинаковой, на первыйвзгляд, проблемой: оба страдали “приступами тревожности”, происходившими “безвсякой причины”. При помощи процедуры отслеживания(Lazarus, 1981) клиенты изучали последовательностьсобытий, предшествовавших возникновению этих приступов.

Первый пациент путем интроспекции итщательного наблюдения за своим поведением обнаружил следующее:

“Сначала появляются какие-то странныеощущения — неприятныеощущения. Они могут возникнуть в любой части тела. Например, может появитьсяощущение, что голова напряжена, или боль, дрожь, слабость в коленях. Я обращаювнимание на эти неприятные ощущения, и они от этого только усиливаются. Скоро японимаю, что они распространились и на другие органы. Тогда я начинаюдумать о том, что со мной может быть не в порядке. Мой ум ужасно активен! И воображение уменя яркое, поэтому вскоре я начинаю видетьвсе ужасы, которые могут со мной произойти, например,инфаркт, инсульт или какой-нибудь припадок. Тут-то тревожность и достигаетпика!”

Итак, у этого клиента возникновениюдисфункциональной эмоциональной реакции — тревожности — предшествует последовательностьОщущение-Мысль-Воображение (О-М-В). У второго пациента возникновениютревожности предшествовала другая цепь событий:

“Это случается так: все вроде бы впорядке, и вдруг я начинаю думать о том, что плохого может произойти.Тогда я начинаю видеть каждое из ужасных событий, о которых думаю. Я замечаю, что моесердцебиение учащается, у меня сводит челюсти, и вскоре после этогоначинается настоящий приступ тревожности”.

Здесь тревожность предваряетсяпоследовательностью М-В-О (Мысль-Воображение-Ощущение).

При помощи простой процедуры отслеживаниявыяснилось, что две проблемы, сначала казавшиеся идентичными, на самом делесиль­но друг от другаотличались. Последовательность событий вы­стра­ивается субъективно и произвольно;у некоторых клиентов она мо­­жет меняться. Иногда у человека при возникновении тревожностиимеет место одна последовательность, а при депрессии — другая.

С клинической точки зрения процедураотслеживания важна потому, что она способствует увеличению точности выборанеобходимых техник. Предположим, что в случае №2 (клиент с последовательностьюМ-В-О) мы начнем с использования техник биологической обратной связи ирелаксации. Другими словами, мы применим сенсорныепроцедуры в работе с клиентом, у которого этамодальность стоит третьей по счету. Теоретически, если мы предварительно неуделим должного внимания страшным мыслям и образам, возникающим у этогочеловека, то биологическая обратная связь и релаксация вряд ли помогутизбавиться от проблемы. А вот в случае №1, где ощущения появляются первыми,использование двух названных техник на ранних стадиях психотерапии может помочьнам попасть “прямо в яблочко”.

Рекомендуется выбирать техники для работыв соответствии с по­рядком, в котором, по словам клиента, “включаются” разныемо­дальности. Приналичии последовательности Мысль-Воображение-Ощущение (М-В-О) в качестве первойстратегии можно применить когнитивный компонент тренинга самоинструктированияМейхенбаума (Meichenbaum, 1977). В результате клиент научится говорить себе припоявлении негативных мыслей: “Стоп! Я буду думать только о приятном. Со мнойвсе в порядке. Я буду концентрироваться только на хороших, здоровых,успокаивающих мыслях”. После этого надо будет обратить внимание на следующийэлемент последовательности — воображение. Здесь главное — вызывать образы того, как клиентсправляется с проблемами, успокаивающие сцены и приятные воспоминания (Lazarus,1984). После этого следует начать работу с ощущениями при помощи методовбиологической обратной связи, релаксации и т.д. Работая с клиентом, у которогопоследовательность событий выглядит как О-М-В, нужно начать с сенсорных техник,сразу же после этого перейти к позитивному самоинструктированию и закончитьработой с воображением.

Я хотел бы закончить отрывком из СеймураХаллека (Halleck, 1978, p. 501), который я часто цитирую:

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.