WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 59 |

Они больше не вернулись, но через шесть летмне позвонил тот же самый врач и сказал: “Доктор Волберг, у вас так хорошополучилось с тем мальчиком, что я собираюсь направить вам еще одного пациента.Это девочка из Швейцарии, она выдергивает у себя брови и ресницы”. Я спросил:“О каком случае вы говорите” Я забыл пациента. Он мне ответил, и я вспомнил.“Вы не можете дать мне адрес Я бы хотел написать матери и узнать, чтопроизошло”. Он дал мне адрес, и я написал матери, что я очень хотел бы знать,что случилось после их визита ко мне. Затем я получил письмо от леди сфотографией девятилетнего мальчика, он был довольно полный. Она написала:“Доктор, это было удивительно. В ту минуту, когда он вышел от вас, он попросилкартошки. Он никогда не любил картофель. И после этого он начал есть”. Онаписала: “У меня есть секрет, я должна рассказать его вам. Когда вы были вкабинете, я очень нервничала, поэтому ходила по комнате и приложила ухо кдвери; я услышала, как вы сказали: “Ты захочешь есть. Ты захочешь есть. Тызахочешь есть”. И, доктор, я набрала 15 фунтов”. Что служит подтверждением либотого, что такое сильное внушение действует через закрытую дверь, либо того, чтоустранение симптома может быть столь эффективным, что дальше уже не будет нужнаникакая терапия.

К сожалению, я полагаю, это редкое явление,и люди, помимо устранения симптоматики, действительно нуждаются в некоторомруководстве, каком-то понимании того, что позволит им приспособиться кжизненным стрессам без коллапсирования в некий симптом илипроблему.

Вопросы и ответы

Вопрос:Я хотел бы задать вопрос и доктору Волбергу, идоктору Лазарусу. Вы так говорили об устранении симптома, как будто на этомзаканчивается роль психотерапевта. Интересно, как вы видите участие терапевта впроцессе роста и реализации потенциала человека — включается эта задача в вашподход или нет

Волберг: Мнеказалось, я подчеркнул, что даже устранение симптома может разрешиться ростом иулучшением самопонимания, но иногда это не происходит спонтанно. Может быть,необходимо использовать другие методы, другие техники, отличные от тех, чтосняли симптомы, чтобы помочь пациенту осознать его глубинные проблемы и помочьему в отношении его роста. Вот здесь может быть очень важным динамическоепонимание. Это не значит, что человек, использующий психоанализ, должен пройтижесткий процесс классического психоаналитического тренинга. Люди, не имеющиесобственных глубоких эмоциональных проблем, в состоянии развивать со своимипациентами продуктивные отношения, переживать близость и эмпатию и использоватьсобственные чувства и поведение в контексте психодинамического пониманияситуации. Понимание сновидения, переноса и, главным образом, своих собственныхпроблем и того, как эти проблемы выявляются и способны накладываться на процесстерапии, может оказаться довольно существенным. Очевидно, обучающий анализможет в огромной степени способствовать этому, но не является абсолютнойнеобходимостью.

Лазарус: В своемподходе я никогда не использую слово “симптом”, потому что для меня оноозначает симптоматику или что-то еще. Поэтому я никогда не устраняю симптомы. Яимею дело с проблемами и их разрешением, и это сильно отличается от устранениясимптомов. Иногда проблемой является устранение за­труднений, и больше ничего неприходится делать. В других случаях она приводит к другим элементам, и поэтомувы получаете целую иерархическую структуру, которую нужно устранить. Но ростпроисходит, когда вы в самом деле устранили проблему, бывшую препятствием дляблагополучия. Тогда люди могут воспринимать имеющиеся стимулы, прежде невоспринимавшиеся, потому что способность к их восприятию притуплялась болью.Это краткий набросок моих идей.

Вопрос: Выходя запрофессиональные рамки, я хотел бы попросить вас прокомментировать, если можно,то, что я назвал бы течениями, параллельными нашей профессии. Речь идет одвижениях, обещающих немедленные перемены, говорим ли мы о Хари Кришна или отрагедии в Джонстауне. Мне кажется, что существует заимствование техникнепрофессионалами. Я надеюсь, что вы остановитесь на нашей ответственности заэто или просто выскажете некоторые общие впечатления об этомявлении.

Волберг: Существует не менее 250, даже больше, видов терапии, которыеоказываются действенными. Среди этих терапевтических направлений — такие движения, как кришнаиты ифеномен преподобного Муна. Люди постоянно действуют, чтобы получить какое-тооблегчение своих проблем. Большинство людей, вовлеченных в эти новые терапии,включающие богоподобную фигуру, которой они могли поклоняться, были связаны спропагандой какого-то рода. Они не верили обычным авторитетам и искали какую-тонеопределенную магическую фигуру, которая могла бы поднять их из болота ипринести им некую неизбежную судьбу.

На самом деле многие из них проецируют своисобственные потребности в грандиозности на возведение грандиозной фигуры, накоторую они могли бы положиться. Многие религии зависят от этого. В этихдвижениях вы можете найти людей, многие из них очень больны, которые в нихполучают облегчение, будучи не в силах адаптироваться к другим формам терапии.Что специфически присуще этим людям, сказать трудно. Тем не менее, мне кажется,что там, где личность способна найти облегчение посредством взаимодействия снекоего рода богоподобной фигурой, там должно быть постоянное стремление кновым влиятельным фигурам, на которые можно положиться. Я бы дал такую оценку,что облегчение, которое человек получает там, в значительной степени зависит отего способности придавать влиятельному лицу роль божества. Когда эта рольрассыплется, человек возвратится в свою обычную болезнь и будет продолжатьпоиск других могущественных фигур.

Вопрос: Я хотелбы узнать мнение доктора Волбергa о том, целесообразно ли, чтобы психотерапияболее реализовывала функцию обучающую, чем медицинскую

Волберг: Ясчитаю, это отличный вопрос. Я всегда чувствовал, что психотерапия — скорее процесс обучения, чемпроцесс лечения. Многие психотерапевты преданы медицинской модели. Конечно, сподъемом биологической терапии медицинская модель заняла более значительноеместо. Однако я думаю, что психотерапия в основе своей есть процессобучения.

Вопрос: Сегодняутром я получил информацию о том, что будущее — за эклектизмом и что оннеобходим для развития нашей профессиональной области. Это важно для меня. Ячувствую — думаю, идругие участники этой конференции чувствуют, — что трудно сохранятьобъективность и не впадать в заблуждения. Хотелось бы знать, нет лирекомендаций, каким образом не запутаться в массе возможностей

Волберг: Я думаю,это тоже очень важный вопрос. Конференция по дифференциальной терапии, окоторой я уже говорил, посвящена именно этому вопросу. Как вам интегрироватьвсе эти терапии, как их комбинировать Когда вам их использовать Как онисоотносятся с вашим излюбленным подходом Как объединить ваш собственный подходсо всем этим чудовищным количеством модальностей, которые проявляются Этобудущее психотерапии. Мы переживаем сейчас особый момент. Мы не слишком многознаем о пограничных областях различных систем, но мы знаем определенно, чтомодальности, которые относятся к каждой из этих систем, должны быть объединеныв метод, наиболее продуктивный для пациента. Именно это область будущихисследований, как мне кажется.

Лазарус: Скоропоявится книга под редакцией Джона Нокросса под названием “Руководство поэклектической психотерапии” (John Norcross. Handbook of EclecticPsychotherap.y New York: Brunner/Mazel,1986), котораяпропагандирует системный эклектизм. Я бы настоятельно рекомендовал эту книгу.Конечно, я полагаю, что множество авторов, включая меня, попытались изложитьсуть этого важного вопроса.

Вопрос: Вопросдоктору Волбергу. Американская психиатрическая ассоциация в настоящее времянамеревается издать, к ужасу некоторых, руководство по психотерапиям, по всемтерапиям. Интересно знать, что вы об этом думаете и, по крайней мере, какогорода требованиям должно удовлетворять, по вашему мнению, такоеруководство

Волберг: Я думаю,это очень конструктивная идея, ее следует осуществить. Именно обрисоватьсущественные моменты каждой из терапий. Однако это также может быть оченьтуманно. Читатель должен быть в состоянии провести различия между видамитерапии и знать, когда их применять. Все мы имеем собственные пристрастия ксвоим методам работы. У всех нас свой стиль терапевтической работы, и мы пришлик тем терапевтическим техникам, которые имеют для нас особое значение.Вероятно, они взаимосвязаны с нашими собственными личностнымипроблемами.

Я также убежден в том, что не имеетзначения, какую терапию человек практикует и какая кажется ему наиболееудобной —бихевиоральная терапия, или же психоанализ, или лекарственная терапия, иличто-то еще, — этоттерапевтический процесс дает ключ к внутренним проблемам личности. Я-системапациента, его влечения и защитные механизмы могут проявиться посредствомспособа, с помощью которого он реагирует на частный вид терапии. Не имеетзначения, проходит ли человек бихевиоральную, когнитивную или другого родатерапию: он ответит своим переносом на терапевта, своими установками к тому,что воздействовало на него, и своими чувствами относительно самого себя. Оченьчасто пациент станет говорить: “Мне ничто не принесет пользы. Я не могуоткликнуться на это. Мне ничто не помогает”. И тогда придется иметь дело сфундаментальными проблемами пациента на другом уровне, отличном от того,который предлагает система, примененная вначале.

Мне невольно хочется рассказать вам историюо человеке, который долгое время проходил терапию и говорил психотерапевту:“Знаете, вы мне не помогаете. Фактически мне становится хуже, и я вообще невижу прогресса. Кажется, мне никогда не станет лучше”. Так продолжалось каждыйсеанс. Он атаковал психотерапевта жалобами о том, как ему плохо и никогда нестанет лучше. Терапевт стал ему часто отвечать: “Хотел бы я иметь шесть такихпациентов, как вы”. Наконец, человек сказал: “Доктор, я хочу спросить вас. Язнаю, что доставляю вам трудности не один год. Как же вы продолжаете говоритьмне, что хотели бы иметь шесть таких пациентов” Тот ответил: “У менядвенадцать таких пациентов, как вы. Я хотел бы, чтобы их былошесть”.

Джадд Мармор

Психотерапевтический процесс:

общие знаменатели

различных подходов

Джадд Мармор — адъюнкт-профессор психиатрииКалифорнийского университета, Лос-Анжелес. Получив диплом в медицинскомколледже Колумбийского университета в 1933 году, он занимался медициной более50 лет. Джадд Мармор был президентом Американской психиатрической ассоциации,Американской академии психоанализа, а также Группы совершенствованияпсихиатрии. За выдающие достижения в области психиатрии Джадд Мармор былнагражден Американским коледжем психиатров, а также Американскойпсихиатрической ассоциацией. В настоящее время доктор Мармор входит виздательский совет 14 журналов. Он автор пяти и соавтор одной книги. Около 300научных трудов написано им самостоятельно или в соавторстве. Большая часть еготрудов посвящена психоанализу и человеческой сексуальности.

В качестве общей основы всех существующих внастоящее время направлений психотерапии Джадд Мармор выделяет семь факторов.Сам он является сторонником недирективных психодинамических методов, которыеформируют автономию пациента. Он настаивает на тщательном изучении историижизни пациента, указывая на то, что выбор терапии может быть продиктовандиагностическими исследованиями. Терапевтические вмешательства должныосновываться не на догме, а на стремлении к повышению уровня адаптациипациента.

Моя карьера в психиатрии началась около 50лет назад, в середине 30-х годов. В то время психоаналитические учреждения былиединственным местом, где можно было научиться тому, как проводить психотерапию;никаких других направлений психотерапии тогда не существовало. Вместе с тем,середина 30-х годов была временем интенсивного развития психоаналитическогодвижения. Каждый из аналитиков, работавших тогда, отстаивал правоту своейшколы. Среди них были классические фрейдисты, юнгианцы и адлерианцы; былиприверженцы школ Карен Хорни, Эрика Фромма, Гарри Стака Салливана, а такжепоследователи Абрама Кардинера и Сандора Радо, и каждая из этих школ предлагаласвой особенный тип мышления. Таким образом, даже внутри самогопсихоаналитического движения существовало огромное разнообразие течений ипротиворечий.

Мне посчастливилось иметь в то время друзейв каждой школе, и я с интересом отмечал, что все они сообщали об одинаковоудовлетворительных результатах. Их пациенты тоже были полны энтузиазмаотносительно опыта работы со своими совершенно разными аналитиками. Другоеинтересное наблюдение заключалось в том, что некоторые пациенты не моглидобиться успеха независимо от того, у представителя какого направления онипроходили терапию, и неудовлетворительные результаты, казалось, больше зависелиот личных качеств терапевта, чем от его теоретической ориентации. Результатынаиболее понимающих, мудрых и эмпатических аналитиков оказывалисьнаилучшими —независимо от той школы, к которой они принадлежали.

В итоге я спросил себя, почему психоанализсамых разных теоретических направлений достигает сходных результатов. Казалосьочевидным, что, поскольку интерпретации разных терапевтических направлений былиодинаково эффективны, причиной сходных результатов должен был быть некий общийтерапевтический знаменатель, проходящий через все школы терапии.

Затем, в середине 50-х, мне представиласьвозможность изучить этот вопрос более глубоко. Я стал участником совместноготрехлетнего исследования природы психоаналитического процесса, проводимогоизвестным психиатром Францем Александером и его коллегами. В ходе этогоисследования тщательно наблюдались и регистрировались через одностороннеезеркало терапевтические трансакции между рядом опытных терапевтов и ихпациентами. Одна из отправных идей этого исследования заключалась в том, что нитерапевт, ни пациент не могут адекватно описать то, что происходит, потому чтоони являются неотъемлемой частью самого процесса; только внешний наблюдательможет объективно наблюдать целостность взаимодействий между терапевтом ипациентом. До того момента считалось, что наблюдение человека извне значительномодифицирует терапевтический процесс, но мы обнаружили то, что ныне являетсяуже общепризнанным, а именно, что, за исключением первоначального самоосознаниятерапевта и пациента, терапевтический процесс идет как обычно.

Что же мы открыли Возможно, наиболеесущественным результатом этого долгого и тщательного исследования сталоосознание всей сложности и множественности взаимодействующих составляющихпсихотерапевтического процесса, как вербальных, так и невербальных. То, чтораньше рассматривалось как действия терапевта с пациентом или для него, теперьвоспринималось как нечто, происходящее между ними, а “терапевтическая техника”оказывалась всего лишь одним из многих задействованных факторов.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.