WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |

THE EVOLUTION

OF PSYCHOTHERAPY

Volume 2

Edited by Jeffrey K. Zeig

Brunner/Mazel, Publishers

NewYork

ЭВОЛЮЦИЯ

ПСИХОТЕРАПИИ

Том 2

Перевод с английского

Москва

Независимая фирма “Класс”

1998

УДК 615.851

ББК 53.57

Э 15

Э 15 Эволюция психотерапии: Сборник статей. Т. 2. Осень патриархов: психоаналитическиориентированная и когнитивно-бихевиоральная терапия /Под ред. Дж.К. Зейга/ Пер. с англ. — М.: Не­зави­симая фирма “Класс”,1998. —416 с. — (Библиотекапсихологии и психотерапии).

ISBN 5-86375-076-6 (РФ)

В этом томе объединены два самых признанныхи наиболее разработанных направления современной психотерапии— психоанализ ибихевиорально-когнитивный подход. Статьи, представленные в сборнике, убеждают втом, что эти направления отнюдь не достояние истории; на страницах книгиразворачиваются горячие дискуссии по самым животрепещущим проблемам:эффективности лечения, методам и техникам воздействия, теоретическим основаниями перспективам развития психотерапии.

Книга может быть рекомендована всем, ктоинтересуется теорией и практикой психотерапии.

Публикуется на русском языке с разрешенияиздательства Brunner/Mazel и его представителя Марка Патерсона.

ISBN 0-87630-677-6 (USA, 1982)

ISBN 0-87630-440-4 (USA, 1987)

ISBN 5-86375-070-7(РФ)

ISBN 5-86375-076-6 (Т. 2)

© 1982 The MiltonH. Ericson Foundation

© 1998 Независимаяфирма “Класс”, издание,оформление

© 1998 Е.А.Проценко, Л.В. Ерашова, Е.В. Курдюкова,

А.В. Гнездицкая, перевод на русскийязык

© 1998 М.Н.Тимофеева, предисловие

© 1998 В.Э.Королев, обложка

Исключительное право публикации на русскомязыке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпускпроизведения или его фрагментов без разрешения издательства считаетсяпротивоправным и преследуется по закону.

КАРТА — это НЕ ТЕРРИТОРИЯ

Первый раздел данного тома, посвященныйпсихоанализу, мо­жетбыть интересен самому широкому кругу читателей по самым раз­ным причинам. Однако не ищитетого, чего в нем нет и на что он не претендует, — это совсем не рассказ обэволюции психоанализа.

Собранные здесь статьи скорее можнорассматривать как некие пункты на “карте” психоанализа последнего десятилетия,находящиеся на разном расстоянии от основных “магистралей” и “маршрутов” ипредставляющие различный интерес для “туристов”. (Не будем забывать, что у всехразные пристрастия, и то, что привлекает внимание одних, другим можетпоказаться просто скучным.)

Обычно в каждой области есть место, котороенельзя обойти и которое всем нравится. В данном сборнике это совершенно особаястаться Бруно Беттельхейма “Терапевтическая среда”. В ней описывается реальносуществующий, основанный на психоаналитических принципах стационар для лечениядетей с тяжелыми нарушениями. Он интересен и сам по себе — как институт, но в то же время икак метафора современного психоанализа и психоаналитической психотерапии. Егоможно рассматривать как материальное воплощение концепции того, какпсихотерапия работает. Наконец, мы видим самоотверженную работу чрезвычайноталантливых людей, необыкновенные результаты, которых они достигают, и этовселяет надежду и укрепляет веру в нашу профессию в целом. Не случайно вобсуждении доктор Лэйнг, которого трудно заподозрить в особой любви кпсихоанализу, говорит: “...Если есть среди нас на этой конференции и срединашего поколения человек, заслуживающий Нобелевской премии в данной области,так это доктор Беттельхейм”.

Еще один интригующий момент данного сборникасостоит в том, что читатель может стать свидетелем живого диалога междупредставителями психоанализа и других видов психотерапии. Возможно, мы даже несовсем понимаем уникальность этой ситуации. Дело в том, что в России послепятидесятилетнего вынужденного перерыва психоанализ появился наряду и одновременно с другимипсихотерапевтическими подходами, и для нас гораздо менее очевиден тот факт, чтопсихотерапия как таковая началась с психоанализа и для большинства видовпсихотерапии он является непосредственным источником.

И в этом контексте кажется особенно важным,что в данном томе встретились именно те направления, которые в жизнипрактически не имеют точек соприкосновения. Вероятно, нам даже трудно оценитьте формировавшиеся десятилетиями барьеры, которые разделяют, допустим,представителей аналитически-ориентированной и когнитивно-бихевиоральнойтерапии. Для читателя, независимо от его теоретической ориентации, особойценностью могут обладать как раз те области психотерапевтической “карты”,которые оставались неясными или известными лишь в пересказе.Когнитивно-бихевиоральная психотерапия при ближайшем рассмотрении оказываетсятоже не так проста и “линейна”, как можно было бы предположить... Между тем онадостаточно популярна, имеет своих преданных поклонников и, что самое главное,развивается.

Мне кажется, содержание этого диалоганаправлений и то, как он протекает, несет на себе отпечаток этихродительско-детских отношений. Но знаменателен и сам факт этого диалога.Особенно радует в этой связи статья Джадда Мармора об общих знаменателяхразличных психотерапевтических подходов. В России в силу исторических причинбольшинство психотерапевтов пробовали себя в нескольких жанрах, пока неостанавливались (если останавливались) на чем-то одном, и нам труднопредставить себе, до какой степени психоанализ в Европе и Америке отделен отдругих методов. Ведь большинство психоаналитиков вообще не знают об остальныхнаправлениях. Я была потрясена, столкнувшись с тем, что никто из сотрудниковпсихоаналитически-ориентированного психотерапевтического центра одного изамериканских университетов не знал, кто такой Фриц Перлз. В этой связи забавно,что иногда в психоанализе как новые возникают идеи, уже несколько летсуществующие в других психотерапевтических подходах. С другой стороны,оппоненты психоанализа как будто вообще не замечают его эволюции за последниесто лет и продолжают яростно нападать на созданную общественным мнением (не безих помощи) карикатуру на классический анализ. Характерно, что при обсуждениистатей непсихоаналитики практически всегда высказывают мысль, что психоанализуже давно умер. Джей Хейли даже называет годом смерти 1957-й и говорит, что“похороны все еще продолжаются в крупных городах”. Но зачем же столько пафоса,страсти и некорректности в борьбе с тем, чего уже нет И опять Джей Хейли какбы не слышит Джеймса Мастерсона и апеллирует к какому-то несуществующемудопотопному анализу.

Так получилось, что ни один из наших пунктовна карте не лежит на одной из основных (а может быть, действительно основной)магистралей —эволюции концепции переноса-контрпереноса. Как в течение жизни Фрейда менялосьего представление о переносе, так потом изменились представления оконтрпереносе —“Золушке психоанализа”, как прекрасно выразился Хорст Кехеле. Точку зренияМастерсона о контрпереносе как о том, что мешает и должно всегда скрываться,сегодня мало кто разделяет. Жаль, что на конференции не был представлен новый,стремительно меняющийся психоанализ, к примеру, американский “relational”подход, и не только он. Так, некоторые современные психоаналитики считают, чтопредставление о переносе и контрпереносе как искажении реальности являетсямеханизмом защиты психотерапевта от его собственных чувств, и ничего кромереальных отношений вообще не существует. В том смысле, что отношения впсихоаналитическом кабинете ничуть не менее, а иногда даже более реальны, чемлюбые другие, а перенос является универсальным свойством человеческойпсихики.

Другой важный аспект “эволюции” проявляетсяв разделе данного тома довольно четко — расширение круга аналитическихпациентов, смещение акцента на работу с пограничной личностной организацией илипограничными личностными расстройствами (borderline patients). Этот термин несовпадает с принятыми в отечественной психиатрии “пограничными расстройствами”и является самостоятельной диагностической категорией, обычно обозначающейрасстройства более тяжелые, чем невротические, и более легкие, чемпсихотические. Важно отметить, что диагностические подходы, с которыми вывстретитесь в этих статьях, и, соответственно, понимание особенностейпротекания терапии с теми или иными пациентами не являются единственнымисуществующими сегодня в психоанализе или общепринятыми.

Суммируя сказанное, хочу выразить надежду,что любой читатель —психоаналитик, ярый противник психоанализа или просто любознательныйчеловек — найдет вэтом разделе что-то интересное для себя. И еще более приятную для меня надежду,что, возможно, после беглого знакомства с некоторыми аспектами современногопсихоанализа вам захочется узнать о нем больше и познакомиться с другимикнигами. Сегодня такая возможность у вас есть — литература по психоанализунаконец-то стала издаваться на русском языке. Но даже если вы и не прочтетедругих книг, надеюсь, что, по крайней мере, не будете верить очередномунекрологу на смерть психоанализа.

Мария Тимофеева

ОСЕНЬ ПАТРИАРХОВ

Часть 1. Психоаналитически

ориентированная терапия

Бруно Беттельхейм

Терапевтическая среда

Бруно Беттельхейм последнее время живет вгородке Портола Вэлли (Калифорния), много преподает в Стэнфордском университетеи продолжает свои исследования по применению психоанализа в воспитании детей,образовании и социальной сфере. Он профессор педагогики, психологии ипсихиатрии Чикагского университета.

Деятельность Б. Беттельхейма как одного извсемирно известных психоаналитиков продолжается более четырех десятилетий.Почти тридцать лет он работал директором Ортогенической школы при Чикагскомуниверситете. Эта школа является университетским стационарным лечебным центромдля детей с тяжелыми нарушениями эмоциональной сферы.

Б. Беттельхейм является автором полуторадесятков книг, в нескольких из которых он описывает свою деятельность вОртогенической школе. Он постоянно сотрудничает с профессиональными изданиями ипишет статьи для “Нью-Йоркера”, ”Сайнтифик Америка”, “Комментариев” и “Журналадля родителей”.

Родился в 1903 году в Вене (Австрия),получил степень доктора психологии и философии в Венском университете. В 1939году переехал на жительство в США.

В этой статье живо и тонко описываютсяосновы его сосредоточенного на нуждах ребенка подхода к стационарному лечениюдетей с тяжелыми нарушениями эмоциональной сферы. Терапевтическое окружениеребенка создается в соответствии с задачами психоаналитическоголечения — сохраненияавтономии личности и развития ее скрытых возможностей.

История лечебниц для душевнобольных, как иистория сиротских приютов, насчитывает уже несколько веков. Тем не менее, идеянеобходимости и огромной пользы создания для детей с психическимирасстройствами особого терапевтического окружения, рассчитанного наудовлетворение их особых нужд, относительно нова. В прошлом дети, которые всилу различных причин не могли находиться в обществе, помещались в лечебныезаведения для взрослых. Эти лечебницы были совершенно не приспособлены для нужддетей.

Энн Салливан, которая заслужила всемирнуюславу “сотворившей чудо” тем, что вернула в реальный мир Хелен Келлер, вдетстве сама была помещена в такую ужасную лечебницу. И несмотря на то, что онабыла всего лишь ребенком, Энн смело выступила в собственную защиту. Ей удалосьспасти себя от забвения, обратившись к группе Массачусеттских законодателей,которым случилось посетить жалкую лечебницу, в которой она находилась; дляребенка расти в столь неподходящей среде значило быть заживо погребенной. Еемужество положило начало новой эре в лечении; правда, в ту пору — только детей, лишенных зрения ислуха, но пока еще не детей с психическими расстройствами. Прошла еще добраячасть нашего столетия, и лишь тогда, на другом континенте, появились первыеразработки, позволившие, наконец, и этим детям получить помощь.

Когда Энн Салливан попросили помочь ХеленКеллер, которая была не только слепой и немой, но и во всем остальном вела себякак дикий аутичный ребенок, она поняла, что, пока Хелен продолжает жить сосвоей семьей, лечить ее невозможно. Поэтому Салливан создала специальную среду,или, если хотите, терапевтическое окружение для своей питомицы. Она поселиласьвдвоем с маленькой Хелен Келлер, день за днем окружая ее всесторонней заботой иуходом. Как вам известно, замысел Энн Салливан о лечении с помощью специальногоокружения увенчался успехом. Создав целительную во всех отношениях среду, онадобилась того, что полностью закрытый для общения ребенок начал с ней общаться.И это стало фактом мирового значения. Но, несмотря на успех этого случая,которым восхищался весь мир, этот единственный, уникальный в своей успешностиэксперимент не получил дальнейшего развития. Его уроки не были изучены иобобщены.

Чтобы продолжить наш рассказ, придетсявернуться в Вену времен Фрейда. Там примерно четверть века спустя послесоздания психоанализа несколько молодых учеников Фрейда, и в первую очередь егодочь Анна, вместе с Зигфридом Бернфельдом, Августом Эйчхорном и другими,попытались ввести новые психоаналитические идеи и методы в сферу лечения иобразования детей. В частности, Бернфельд, в своем, к сожалению, так малопросуществовавшем, Kinderheim Baumgarten в окрестностях Вены, попробовал создать стационарный центр длясирот первой мировой войны — место, где им пытались помочь преодолеть последствиятравмирующего опыта жизни во время войны. Там, вместе с несколькимисотрудниками, он пытался с учетом психоаналитических взглядов применить напрактике совершенно новые понятия о жизни, способной излечивать эмоциональныерасстройства. К сожалению, этот эксперимент продолжался едва ли с полгода. Идеяпоказалась слишком радикальной даже для самых прогрессивных и реформаторскихкругов социалистического муниципалитета Вены.

Тем не менее, этот непродолжительныйэксперимент научил многому. В числе прочего, в свет вышли несколько новаторскихкниг, оказавших огромное влияние на наше отношение кпсихоаналитически-ориентированному образованию и лечению детей. Это были“Сизиф, или ограничения образования” Зигфрида Бернфельда (1973), “Своенравнаямолодость” Августа Эйчхорна (1983), “Введение в метод детского психоанализа”Анны Фрейд (1975) и “Психоанализ для педагогов”.

Если в Вене идея созданияпсихоаналитического стационарного лечебного заведения так и не былаосуществлена, то в Лондоне во время второй мировой войны это до некоторойстепени удалось Анне Фрейд в ее приюте для сирот войны в Хемпстеде. Тем неменее, именно эксперимент, произведенный за несколько лет до этого в Вене,помог со временем прийти к мысли, что реабилитация детей с особенно тяжелымиэмоциональными нарушениями возможна лишь в заведении, где все окружение целиком являетсятерапевтическим.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.