WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 44 |

Можете сами оценить, как поступили с этойсемьей. У матери отобрали детей без всякого предупреждения и объяснения, ейдаже не сказали, куда их поместили, объяснив только, что она может оспорить ихизъятие в суде. Только спустя несколько дней она узнала о местонахождениидетей. Жизнь ее превратилась в отчаянную попытку удовлетворить требованияСлужбы защиты, чтобы вернуть Ричарда домой.

Мишель Фуко (1977), изучая проблему властив обществе, рассматривал ее не как воплощение в отдельном человеке илиинституте, но в форме тех социальных актов, с помощью которых происходит еереализация в обществе. В конечном счете, он пришел к заключению, что существуеттехнология распределения властных полномочий, представляющая собой нечтосовершенно отличное от тех концепций власти, которые лежат в ее основе.Уголовное право, например, формулирует основные принципы правосудия инаказания, но осязаемую форму они приобретают в виде тюремногозаключения.

Таким образом, существуют две формыисполнения закона: одна — явная, то есть та, что зафиксирована в формулировкезако­на, идругая — скрытая всамой процедуре отправления правосудия. И эти две формы согласуются между собойдалеко не всегда.

Подобная рассогласованность присуща ислужбам, занимающимся бедными семьями. Внешне, на уровне провозглашенныхидеологических принципов, они действительно призваны защищать интересы ребенкаи семьи, помогать обездоленным и отчаявшимся. Однако, когда дело доходит довоплощения этих принципов в жизнь, происходит подмена их полным повиновением истрогим надзором.

Так, Мариан заставляют проявлятьродительскую любовь, позволяя ей видеть раз в две недели каждого ребенка втечение двух часов. Она тратит не один час, добираясь в разные округа. Дляслужбы защиты эти поездки — всего лишь свидетельство ее “прилежания”, которое может быть“засчитано” в ее пользу. Она проявит прилежность, посещая предписанные судомродительские курсы, и не решится пропустить хотя бы одну встречу спсихотерапевтом, но так и не поймет, чего “они” ожидают от нее, что она должнасделать, чтобы ей вернули детей, потому что “они” говорят разными голосами. Иистория, которую “они” сочинили, так и останется загадкой для разбитой какой-товнешней силой семьи.

Я столкнулся с историей Мариан, изучаяпроблемы родных и приемных семей. По просьбе Мариан я явился в суд на слушаниеее дела о возвращении Ричарда в семью. До начала заседания я сообщил адвокатуСлужбы защиты детей, что как психиатр буду свидетельствовать в пользу Мариан.Меня немедленно попросили изложить все в письменном виде, что я и сделал. Послепятиминутного слушания мальчика вернули матери, вполне удовлетворившись тем,что всю ответственность взял на себя психиатр, что допускалось судебнойпроцедурой. Таким образом, придя на выручку со всеми своими психиатрическимидипломами и сертификатами, я оказался частью этой обезличивающей иоскорбительной системы. Уговорив судейскую машину выпустить Ричарда, япоручился за то, что Мариан справится с материнскими обязанностями, и теперь забудущее семьи несу ответственность я, а не Мариан.

В этом кафкианском мире, чтобывоспроизвести историю Мариан, надо вооружиться политическим пониманием того,как действуют общественные институты и какая часть работы в этом социальномлабиринте возлагается на психотерапевта. Это не какие-то там категории.Это — реальность,которую мы переживаем. В этом мире стрела Зенона достигает цели. В рамкахсуществующей социальной реальности семейная терапия в целом и ееконструктивистская ветвь делают немало ради более глубокого теоретическогопонимания терапевтического процесса. Но я вижу серьезную опасность в том, чтоза этими поисками можно проглядеть реальные нужды американскихбедняков.

Семейная терапия сильна своимиразветвленными корнями. Не берусь перечислить все питающие ее направления, носреди основных следует назвать структурный подход, исследующий принципыорганизации и развития семьи; стратегический, в центре интересовкоторого — смыслсимптома и стратегии изменения; идеи системности Г. Бейтсона; изучение ипринятие иррационального в терапии Карла Витакера; подход Бозормени-Надя,ставящий во главу угла человеческие ценности; идеи М. Боуэна, которым онпосвятил свою научную жизнь — об эволюции человека, о “тре­уголь­никах” в человеческих отношениях,их причинах и различиях; любовь как путеводная нить в работе Вирджинии Сатир;творческая работа Пегги Папп с семейными парами; феминистское направление сцентральным для него понятием рода; Лайман Винн и его работа с семьямишизофреников. Следует назвать и Р.Д. Лэйн­га, смело бросившего вызов всейсистеме психиатрического здравоохранения; представителей Миланской школы иисследования Мары Палаззоли, касающиеся инвариантных предписаний; изучениеразвернутых систем Доном Блохом и Эваном Блэком; детскую тему, которойпосвятили себя Алан Куклин и Ли Комбринк Грэхэм; изучение этнических вопросовМоникой Мак-Голдрик, Селией Фаликов и их единомышленниками; конструированиеконфронтаций Андольфи и использование воображения в экстернализациях МишеляУайта.

И, конечно, нельзя не упомянуть еще одинценный вклад — тобогатство, которое привносится конструктивистским направлением в наше пониманиеязыка, искусства повествования и сотворчества, и другими его не менее ценнымидостоинствами. Однако, как видно из современной литературы, практикакоструктивистов, за достаточно редкими исключениями, ограничивает терапевтапрокрустовым ложем текстов и значений, лишая его соприкосновения с подлиннойсложностью человеческого существования.

Литература

Anderson, H., and Goolishan, H.A. (1990).Beyond Cybernetics: Comments on Atkinson and Heath’s “Further Thoughts onSecond-Order Family Therapy”. Family Process,157—163.

Atkinkson, B.J., and Heath, A.W. (1990).Further Thoughts on Second-Order Family Therapy — This Time It’s Personal. Family Process, 29, 145—155.

Foucault, M. (1977). Discipline and Punish: the Birth of the Prison. New Yord, Pantheon Books.

Hoffman, L. (1990). Constructing Realities:an Art of Lenses. Family Process, 29, 1—12.

Real, T. (1990). The Therapeutic Use ofSelf in Constructionist/Systemic Therapy. FamilyProcess, 29.

Выступление Мары СельвиниПалаззоли

Обсуждение предполагает полемику, но мненечего возразить, поскольку я нахожу этот доклад мастерским. Свое краткоевыступление я адресую двум темам, обстоятельно представленным в докладе:одна касалась исторических корней, откуда берут свое начало современныенаправления семейной терапии; вторая связана с ее разделением на два типа и смноголетним трудом доктора Минухина, отданным им тому, что он называет“терапией для бедняков”. В отношении первой части я ограничу свой комментарийдвумя пунктами: 1) Миланская школа в тот ее период, когда создавалась книга“Парадокс и контрпарадокс”; 2) конструктивизм.

В юности я была психоаналитиком семнадцатьлет почти полностью посвятила работе с пациентками, страдавшими анорексией,отдавая годы каждой из них. Уверена, что многие из моих подопечных решиливыздороветь просто из сострадания ко мне. Психоанализ не давал перспективы и,пытаясь избавиться от чувства бессилия, я заинтересовалась теорией системностии изобрела свой метод, получивший название “парадоксальной интервенции”. Когдапосле двух-трех сессий с использованием нового метода моя первая клиентка санорексией начала есть, а вслед за ней и другие пациентки стали избавляться отсвоего симптома, я почувствовала себя всесильной и чуть с ума не сошла отрадости. Не трудно понять мое ликование, ведь за семнадцать лет я такнапереживалась, отдавая все силы своим больным, разделяя с ними радость взлетови горечь падений, огорчаясь рецидивами и неудачами.

Теперь относительно возросшего влиянияконструктивизма. Я разделяю в целом строй размышлений доктора Минухина, но, какмне кажется, в стороне остался еще один момент. Будучи честными людьми,конструктивисты не стараются выглядеть всеведущими, понимая, что в такое время,какое мы сейчас переживаем, никто в нашей области не может назвать себяэкспертом в подлинном смысле этого слова. Одни мастерски ведут сессию, другимудается беседа или интервью и т.д., но в целом наши базовые знания невыносимонеадекватны. Конструктивисты осознают эту неадекватность и, как мне кажется, вполном соответствии с текущим социополитическим периодом, временем утратынадежд, как его охарактеризовал доктор Минухин, переоценивают себя, признаваяэтот недостаток знаний.

У меня есть свои причины не приниматьконструктивистское направление. Главная из них заключается в том, что в нашемцентре мы занимаемся только с очень трудными семьями, где дети яв­ля­­ются либо хроническимишизофрениками, либо психотиками. Сис­­темная конструктивистскаятерапия не подходит для таких семей. Я глубоко убеждена, что наше невежествостоль же велико, сколь и нетерпимо, но, тем не менее, не намерена с ниммириться.

Чего мы не знаем

Знание основано на сравнении. Поэтому,начиная с 1979 года, мы стали давать всем нашим подопечным семьям одни и те жесерии предписаний, терапевтическая эффективность которых была нами проверена. Врезультате многолетних наблюдений сложилось шесть моделей развития шизофрении ианорексии в семье. Считаю необходимым подчеркнуть, что наши модели выстроены нена рассказах, а на фактах,непосредственно наблюдаемых в течение сессий, и особенно на реакциях каждого члена семьи, которыеследовали в ответ на наши предписания.

Являются ли эти модели реальностью Незнаю. Но я точно так же не знаю, является ли реальностью знаменитая модельдвойной спирали, открытая Ватсоном и Криком в их исследованиях по генетике(простите за несоразмерность сравнения). А каким толчком она послужила дляэволюции генетической науки! Сколько тайн позволила раскрыть! Своим прогрессомнаука всегда обязана появлению какой-нибудь новой более ясной модели, на сменукоторой со временем приходит другая, еще более исчерпывающая.

Модели внутрисемейного взаимодействия,представленные в нашей последней книге, могут показаться слишком обобщенными иупрощенными, но все же это лучше, чем топтание на месте.

Теперь относительно той частизамечательного доклада доктора Минухина, где он затрагивает вопрос дихотомии семейной терапии, а именно ееразделение на терапию, не обусловленную культурными различиями, и терапию длябедных.

Дихотомия уже существовала, когда писаласькнига “Парадокс и контрпарадокс”. Я помню, как болезненно для меня былоосо­зна­­вать в 1981 году, чтометоды, разработанные для семей среднего класса, невозможно использовать вработе с широкими слоями населения. Нужны были новые техники и новыйинструментарий.

Сейчас дело обстоит иначе и у нас естьвозможности преодолеть подобную дихотомию. Мы работаем командой из четырехчеловек. Лично я работаю только в центре4, но мои коллеги посовместительству занимаются и бедными семьями, адаптируя наши методы и модели кновым условиям. Я убеждена: чтобы помочь этим людям, как и шизофреникам илиподросткам-психотикам, необходимо заключение контракта, или договорногообязательства. Но и этого недостаточно. Проблема заключается также и в том,как добиться ихсотрудничества посредством быстрого и эмпатического постижения самых корней ихстраданий. Чтобы понять людей, их нужно видеть в контексте их прошлых инастоящих, весьма сложных и запутанных взаимозависимостей, в которых они самине могут разобраться. Отвергаемые дети часто становятся для их отвергающихродителей средством, помогающим сразу и осудить семью, в которой выросли онисами, и выразить мольбу о помощи.

Вопросы и ответы

Вопрос:Я доктор Л.В. Мне как детскому психиатру частоприхо­дится иметь делосо службами социального надзора, судами, и я без восторга отмечаю, что наделенанекими властными полномочиями, подобными тем, к которым пришлось прибегнутьвам, доктор Минухин, в случае с Мариан. Как я могу использовать свою власть длязащиты прав тех, кто пострадал от нашей системы Как я могу использовать своивластные полномочия на благо таких, как Мариан, особенно, когда им нужнаподдержка в суде Системы социального надзора работают с такими людьми гораздооперативнее.

Минухин:Это очень не просто — научить людей бытьнекомпетентными. Людей нашей профессии — терапевтов, психиатров,консультантов — учатбыть компетентными. Когда вы работаете с людьми, подобными Мариан, которуювоспитали неприспособленной к жизни, вы как бы восполняете то, чего ей нехватает. Люди такого типа чувствуют, в чем вы сильны, и именно здесь добиваютсявашей помощи. Поэтому мы пытаемся обучить наших студентов тому, что мы называемстратегической некомпетентностью. То есть, в нужный момент вы должны заявить,что сами нуждаетесь в помощи. Для психиатра сделать это весьматрудно.

Джей Хейли

Психотерапия как новое явление

Джей Хейли имеет степень магистраСтэнфордского университета (1953 год), возглавляет Институт семейной терапии вВашингтоне. Он один из ведущих представителей стратегического подхода всемейной терапии. Хейли руководил экспериментальным проектом по изучениюсемейных проблем в Научно-исследовательском институте психиатрии, а также велисследования в области семейной терапии в Детской консультативной клинике вФиладельфии. Он является автором семи книг, соавтором двух и редактором пяти.Кроме того, у него имеется более 40 публикаций в научных журналах и другихизданиях. Одно время Хейли был редактором журнала “Семейный процесс”. Емупервому была присуждена премия Фонда Милтона Г. Эриксона за совокупностьдостижений в своей области.

В своей нарочито ироничной манере Дж. Хейлидает глубокий мета-анализ эволюции психотерапии за последние три десятилетия.Он побуждает нас несколько отстраниться и непредвзято оценить выношенные нами ибережно охраняемые теоретические формулировки, а также наши представления обэффективности тех или иных терапевтических техник. Хейли излагает семь основныхпринципов терапии, утверждая, что терапевт должен добиваться стратегическимасштабных изменений. Понятия тридцатилетней давности не только устарели,утверждает он, они пришли в диаметральное противоречие с тем, что необходимодля конструктивной психотерапии.

В ряду многих загадок, касающихсячеловеческой жизни, есть три, имеющие для нас особое значение. Какова природашизофрении Что такое гипноз Какова природа психотерапии Все эти три загадкиобъединяет один общий аспект: они предполагают парадоксальную коммуникацию,выводящую из себя тех теоретиков, которые, по выражению Грегори Бейтсона,любят, когда их выводы “гладко ложатся на бумагу”. А по этим вопросам уних — разброд мнений,и касается он как определений, так и понимания самой природы указанных явлений,вплоть до сомнений в существовании таковых.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.