WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 44 |

Во-первых, семейная терапии — это динамика взаимодействияразличных сил. Существует рынок предложений и вы ждете, когда вас выберет вашпервый клиент. В свою очередь, он может предложить вам все тот же универсальныйсемейный симптом. Есть только один- единственный симптом — та печка, от которой начинаеттанцевать семейный терапевт. Кто победит Муж и его семья или жена и ее семьяПо сути дела, семьи как таковой не существует. Существует комбинация из двухсемей, и вопрос их сосуществования стоит не менее остро, чем аналогичнаяпроблема в споре между израильтянами и арабами. А как быть вам Как найтивозможность включиться в эту взаимопсихотерапию двух самодовлеющих личностей,которая именуется браком или семейным домом Как человек со стороны вы видитеих чрезмерную озабоченность следующим поколением: “У малышки ушки точь-в-точькак у мамочки! А эти распахнутые глазки — прямо как у папиного дедушки!” Иэти притязания на ребенка будут длиться всю его жизнь. На кого он или онапохожи, кого он или она любят больше Будет ли он таким же красавчиком, какдядя Пит, или бестолковым, как старикан Эзра

Вот та сила, с которой вы приходите всоприкосновение, подняв телефонную трубку и услышав призыв о помощи от своегопервого клиента. В этот миг сила — у вас. Слушайте внимательно. В трансферном смысле вы выступаете вроли дамы, назначающей свидание незнакомцу. Язык потенциального клиентауникален, это язык боли и бессилия. “Я страдаю и самое страшное, что ничего немогу поделать с этим”. Если вы откликнетесь на эту боль словами “Я вам помогу”,считайте, что вы набросили себе на шею удавку. Используйте всю свою силу, чтобыпервый контакт стал лишь предварительной договоренностью. В патологическомплане мы устроены так, что почти не в состоянии удержаться от желания сделатьдля человека все возможное, чтобы спасти его от беды. Вот почему я упомянул освидании дамы с незнакомцем. Ваш клиент переполнен параноидальным упованием навашу помощь, но вы находитесь в большей опасности, поэтому ваш настрой долженбыть не менее, а даже более параноидальным. Семья опасна для вас силой своегообъединения, ожиданием от вас реальных результатов, а вы — играющий свою роль актер, к томуже психологической проститутке надо быть особенно настороже. Переходя внаступление, вы осыпаете их вопросами: “Почему вы решили обратиться к терапевтуименно сейчас”, “Пытались ли вы предпринять что-либо еще”, “А какскладывались ваши отношения с предыдущим терапевтом”, “Профессионалом или непрофессионалом”

Думаю, кому-нибудь следует написать книгуо непрофессиональных психотерапевтах. А для начала приведу собственный пример.Я могу обойти дюжину непрофессионалов, прежде чем наберусь мужества обратитьсяк профессионалу. Так и получилось, да и то потому, что первой к профессионалусходила жена. Прежде чем отправиться на свое первое свидание с клиентом, надозаручиться моральной поддержкой хотя бы кого-нибудь из членов семьи. Вы недолжны скрывать своего бессилия, возможности неудачи и в то же время должнысохранить за собой право принимать решения, связанные с терапией. Если клиентзвонит вам по телефону, не торопитесь назначать ему встречу. Лучше сказать:“Дайте мне время подумать” или “Позвольте мне посоветоваться с коллегойотносительно вашей проблемы”.

Но вот дата встречи согласована. Считайте,что вы добились значительного преимущества, если вам удалось собрать на этувстречу всю семью. Вы говорите, обращаясь к бабушке: “Мне хотелось бы узнатьпобольше о том, как двое людей живут вместе, может, мои представления об этомизменятся”. А дедушку попросите рассказать, как ладили его отец и мать. “Ненадо подробно рассказывать их биографию, просто — как они относились друг к другу.Ссорились и мирились или, прижавшись спина к спине, отражали все удары внешнегомира Была ли жена для вашего папы любящей мамой, а он ее любимым сынишкой Илион заботился о ней, как ее мама” А дальше — очередь бабушки рассказывать освоих матери и отце. И так вы перебираете всех родственников. Пусть каждый изних расскажет об отношениях двух других членов семьи: сестры и матери, сестры иотца, старшего брата и младшей сестренки, как они ладят, как складываются такиедвойственные союзы, кто инициатор. Может, вам повезет и вы найдете кого-то, скем можно поговорить о треугольниках. Если папа и мама ссорятся, кто первыйидет на примирение А кто затевает ссору Кто может ее остановить Уже напервом свидании они начинают постигать динамику семейной системы. Понимают онии то, что, слушая их, вы решаете, будете ли вы их семейнымтерапевтом.

Если семья вас удовлетворяет, выпереходите к установлению диагноза. У Фреда Форда есть замечательнаяклассификация: семьи, живущие спина к спине; семьи, где дети — прежде всего; и где каждый самдля себя и сам за себя.

Если вы хотите сделать первую встречуболее полной, можно прибегнуть к технике “игры на равных”. По ходу беседы вашевоображение, возможно, подскажет вам вполне уместную реплику: “Как это похожена мою тетушку Минни. Если уж она разойдется, то уноси ноги подальше, но нетлучше существа, когда она в настроении. Кажется, и ваша тетя такая же Яправильно понял” Вы играете на равных с тем, что подразумевают их слова. Такимобразом, не затрагивая напрямую содержания их рассказов, вы подсказываете имсимволическую метафору, против которой они не могут возразить. Вам следуетоставаться в своем мире, лишь показывая, как надо играть в их игру. Например,слова — “Если бы уменя была такая мать, я бы и первого курса не закончил” — воспринимаются совсем иначе, чемпрямое замечание: “Понимаю, как вы разозлились на мать”, или “Понимаю, почемувы заболели”. Такие фразы будут вторжением в мир клиентов, а вы должны дать имвозможность заглянуть в ваш мир и самим взять на себя ответственность заизменение мира собственного — на основе того нового, что они узнали о себе и о том, как живутдругие.

Мир клиента: осторожно, невходить!

Следует осознавать, что каждаятерапевтическая встреча — это возможность подумать о жизни, что всегда помогает навестипорядок в мыслях у себя самого и у обратившейся к вам семьи. Надо научить ихжить своим умом, но сделать это так, чтобы они считали это собственнойзаслугой. Всякий раз, когда напрямую вторгаешься в дела семьи, ты становишьсядля них объектом трансфера и тогда они могут легко отвернуться от тебя иливзвалить на тебя ответственность за собственное неумение жить. Но если ты нестановишься частью их мира, тебя нельзя просто так сбросить со счетов, тынеосязаем, как привидение.

В конце первой беседы, я предпочитаю неназначать дату следующей встречи. Важно познакомиться с семьей в целом и, надосказать, в этом мы преуспели. Но большинству из нас плохо удается индивидуация.А это очень важно —научить членов семьи воспринимать себя отдельно, автономно, со всеми своимиособенностями. Чтобы научить, нужно показать им модель. Советую где-топосередине встречи встать и выйти из кабинета, выпить чашечку кофе, просмотретьпочту, поговорить с коллегой, а потом вернуться. На вас набросятся с вопросами:“Где вы были Что случилось”— на что вы можете спокойно ответить: “Ничего особенного. Простовдруг захотелось побыть самим собой”.

Я знавал одного старого чудака, которыйприбегал к такой уловке, помогая семье понять, что терапевт просто работает ине собирается становиться частью семьи. Тем более, что всегда возникаетискушение взять семью под свое материнское крылышко. Что касается очереднойвстречи, я думаю надо сказать приблизительно следующее: “Вы знаете, я выслушалвас и, мне кажется, кое-что понял из ваших перепетий. Я понимаю вашу боль, номне надо подумать, и вы тоже обо всем подумайте. Лучше это сделать дома, но необсуждайте все вместе. Пусть каждый поразмыслит самостоятельно. А утром, насвежую голову, решите, нужно ли вам еще раз встречаться со мной”.

Может так случиться, что первая беседаокажется и последней. Людям бывает достаточно и часа, чтобы всем вместеподумать о семейных делах и затем самим что-то переделать в своей жизни, несчитая нужным даже уведомить вас о переменах. По завершении первой беседывсегда оставляйте за собой право отклонить дальнейшеесотрудничество.

Но вот вы договорились о второй встрече.Здесь я изображаю нарочитую некомпетентность. Мне даже притворяться не надо,все происходит само собой. Все тонкости их семейной жизни известны только имсамим. Я просто мягко и участливо заставляю их взять инициативу на себя.Получается странный парадокс. Сначала я воюю за свою независимую “я-позицию”, апри второй встрече я заставляю клиентов утверждать их собственную “я-позицию”.Этому меня научил символический опыт одной женщины, которая учила детишекрисованию. У нее была группа из десяти трех- и четырехлеток. Как-то я провелпару часов у нее на занятиях. “Как вам это удается Вы всего-то расставилимольберты и раздали краски. Как вы их учите” — “Я просто перехожу от одного кдругому. Если мне что-то нравится, я говорю: `Смотри-ка, какславно!’” — “Ивы не указываете им, как и что рисовать” — “Никогда”. — “Ну, может, хоть что-нибудьсоветуете” — “Ни вкоем случае”. — “Апочему” — “Но ведьони же только учатся!” И тут я вспомнил о книге Тиллиха “Бытие — это становление”. Несколько летя ломал голову над этим заглавием и, наконец, дошел до его второй половины:“Делание — этоспасение от бытия”. Пока вы что-то делаете, пока вы одержимы, вам некогдавглядываться в свое шизофреничное нутро.

Это верно в отношении нас всех. Удобноусевшись, я говорю: “Теперь ваша очередь говорить”.— “А мы не знаем, очем”. — “Выподумайте, а я подожду”. — “Как вы думаете, о чем нам следует говорить” — “Не знаю. На что хватитсмелости, о том и говорите”. — “Мы не знаем, как это — быть пациентами”. — “Не волнуйтесь, яподожду”. — “Но вы жедолжны нам помочь”. —“Хорошо, я вот беспокоюсь о своей отставке — чем я буду потомзаниматься”— “Причемтут ваша отставка” —“Ну, я подумал, что неплохо поговорить и о себе, если вы не против”. Наконец,не выдерживает отец: “Чем так сидеть и пялиться друг на друга, давайте-ка я вамрасскажу о своей теще. Ну и мегера, скажу я вам!” — “Как бы тут битва не началась,вряд ли ваша жена считает свою мать мегерой...” — “Считает, еще каксчитает!” — “Жаль,что вы не взяли с собой тещу, уж мы бы с ней поговорили по душам”. — “А мне и в голову не пришло. Мыее в следующий раз приведем, ладно” — “Отлично. Прихватите заодно идедушку, он, верно, только что вышел на пенсию” Так мало-помалу возникаетсистема. “Нет, старик сейчас в отъезде, в двух тысячах мильотсюда”. — “Такпозвоните ему, он может с нами соединиться во время следующей беседы и примет вней участие по телефону”.

Чем меньше нажим с вашей стороны инезаметнее желание заставить их раскрыть свои семейные карты, тем спокойнее,шаг за шагом, овладевают они той тревогой, с которой пришли на сессию.Постепенно члены семьи сами начинают разбираться в своих неприятностях итревогах, без вашего прямого вмешательства, но с вашей помощью. Начинаютпроисходить изменения, пока, правда, едва заметные.

Во время третьей встречи их активностьзаметно возрастает, конечно, не без вашего поощрения. “Надо сказать, папаша, выпроявили изрядное мужество, высказав свое мнение о теще в присутствии всехостальных. Думаю, вам достанется от жены, если не на этой неделе, то наследующей наверняка. Верно я говорю” — “А нашей хозяюшке не хочетсясказать, что ее свекровь все еще считает своего сына малолеткой” — “Никакой я немалолетка!” — “Я не свами говорю. Вряд ли вы это осознаете. Вот вашей жене видней, но я не хочу еесмущать, поэтому и спрашивать об этом не буду”. Дайте свободу своей фантазии,но так, чтобы не слишком бередить их боль и не выпячивать своипредположения.

В течение третьего визита инициатива всееще в их руках. Вы можете сидеть и выжидать до получаса и более, пока онисоберутся с мозгами, делая то шаг вперед, то назад, хмыкая и мямля, и пока неначнут двигаться. Иногда семейство не удается раскачать и во время третьеговизита, но если они активны и готовы что-то предпринять, вы можете переходить к“игре на равных”, призвав на помощь все свое воображение. “Если все обстоиттак, как вы рассказываете, я бы с ума спятил, живи я так. Либо в психбольницеоказался, либо преступником стал. Такое мало кто выдержит!” Или: “Не жизнь, асплошная путаница!” Или: “Тут впору руки на себя наложить. Я и сам дваждыпытался. Первый раз был на самой грани, а второй — тоже чудом спасся. У вас, верно,то же самое было” При игре на равных, клиенту нет необходимости исповедоватьсяи вы не вторгаетесь в его внутренний мир. Вы помогаете ему удержаться в егомире, позволяя заглянуть и в свой собственный.

Заключение

Терапевтический союз священен.Прогресс в терапии на самом деле не столь важен. Единственное, что там действительно важно, — это сам процесс, которым выуправляете. Чем лучше вы подготовлены и чем больше знаете, тем процесссовершеннее.

Процесс символической экспериентальнойпсихотерапии начинается с исполненного тревогой движения к тому, чтобы собратьце­ликом всетрехколенное семейство, предложив им себя в качестве приемного родителя илитренера, у которого есть ключик к ос­лаблению напряжения между двумяродительскими подсистемами.

После первых пробных шагов, когдаиспытывается готовность семьи к работе, терапевт или терапевтическая командапобуждают ее заключить терапевтический союз. Пока этот союз длится, члены семьиобретают новые силы, необходимые для установления здоровых отношений инормальной иерархии между всеми семейными подсистемами, а вы исполняете ролькатализатора в этом процессе.

Выступление Пола Вацлавика

Я выделю лишь несколько моментов изпоражающего богатством идей доклада доктора Витакера. Манера его изложениячрезвычайно личная, с трудом поддающаяся описанию, а следовательно, иобсуждению.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.