WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 44 |

Витакер:Замечательный вопрос. Мы часто попадаемся на том, чтоупускаем из виду структуру характеров. В этом состоит одна из сложностей нашейработы. Приведу пример. Несколько лет назад в Мэдисоне (Висконсин) был учрежденспециальный бракоразводный суд. В каждом случае обе стороны проходилипредварительное собеседование с психотерапевтом. Прошло полтора-два месяца, ико мне стали обращаться за помощью проводившие собеседования социальныеработники. Нервы у них были измотаны до предела. По шесть-семь часов кряду онипроводили с двумя смертельно ненавидящими друг друга людьми, пытаясь им помочь.А между прочим, было простое решение. Вы проводите расследование по поручениюсудьи и незачем брать на себя обязанности психотерапевта. Надо было сказатьсидящей перед вами паре: “Я работаю по поручению судьи, поэтому давайте небудем говорить ни о чем таком, чего, по вашему мнению, не должен знать судья. Внашем распоряжении час. Мне нужно выяснить, действительно ли вы хотитеразвестись или просто играете спектакль, чтобы попасть к психотерапевту. Я непсихотерапевт и могу вам уделить только час. Если вам нужно к терапевту, могудать адреса. Вот официальный список”. А дальше приступайте к собеседованию.Супруги мигом избавятся от своих симптомов, как только выяснят, чтовы — не более чемдетектив с психотерапевтической подготовкой и поэтому не собираетесь с ниминянчиться.

Думаю, в этом есть ответ и на ваш вопрос.Если на прием заявляется воинственно настроенная публика, вам надо сразуопределиться, в какой роли вы будете выступать: в качестве решительногопредставителя полиции или любящей мамаши, унимающей свое горластое дитя. Оченьтрудно совместить то и другое. Если в середине сессии клиенты переходят всеграницы, выход простой: выставьте их за дверь. Скажите: “Приходите ко мне,когда закончите боевые действия. Я вам не нянька, а профессиональныйпсихотерапевт. Ведите свои сражения без свидетелей. Хотите, я покину кабинет,причем с радостью, а еще лучше — отправляйтесь домой и воюйте у себя в спальне”. Если вам самомугрозит опасность, то забудьте вообще, что вы терапевт. Мой учитель каратэпредупреждал, что если к вам ворвался пациент с пушкой, надо “делать ноги”. Тутуж никакое каратэ не поможет. Не следует заблуждаться и считать себясверхчеловеком. Мы такие же, как все.

Вопрос:Доктор Витакер, вы сказали, что родители-одиночки вкаком-то смысле ненормальные. Что вы им в таком случае посоветуете

Витакер:Найти себе компанию. Это может быть другой одинокийродитель с одним или несколькими детьми, ваша мать, свекровь или теща. У васможет быть друг, с которым станет яснее, что в семье все-таки есть двапоколения: вы с ним принадлежите к одному, а дети — к другому. Когда ребенокостается один с матерью, обоим нехорошо, потому что они выполняют несвойственные им роли: мать становится круглосуточной нянькой, аребенок —круглосуточной подружкой или другом. И уже непонятно, кто — взрослый, а кто — ребенок. Прямо как в сказкеА.А. Милна:

На полпути по лестнице,

Ни в детской, ни в гостиной,

А в голове все вертится,

И я уже не знаю,

Кто я теперь такая.

Для меня остается загадкой, почемуодинокие родители не находят себе компанию. Развод решает супружеские проблемы,но родительские —остаются навсегда. Что касается меня, то как терапевт я принимаю все мерыпредосторожности, чтобы не оказаться “новым мужчиной” в чьей-тожизни.

Вопрос: ДокторЭллис, мы живем в мире, который далеко не всегда обращен к нам своейрациональной стороной, особенно если говорить о семье, да и об индивидуальномконсультировании тоже. Если вы сталкиваетесь с семейными убеждениями, природакоторых не рациональна, как вы работаете с ними с рациональныхпозиций

Эллис:Чтобы ответить на ваш вопрос, надо изложить всюисторию рационально-эмотивной терапии. Постараюсь быть кратким. Нерациональныенормы могут быть двоякого рода. Они могут зависеть от культурно-национальныхособенностей. Например, если данная культура не поощряет разводов, значит, людибудут стараться их не допускать. Для большинства это, возможно, и неплохо, но вотдельных случаях слишком строгое соблюдение данного правила может стоитьздоровья. Поэтому терапевт задается вопросом, следует ли клиенту вообщепридерживаться этой нормы или просто не надо быть слишком жестким в еесоблюдении В нашей культуре существует другая норма, довлеющая над нами:вступать в брак следует только по любви. Любовь, конечно, дело хорошее, но немешает прикинуть, даже при наличии любви, кого вы получаете в спутники жизни,каковы его личные качества, шкала ценностей, пристрастия и прочие моменты, откоторых зависит счастье вашего брака. Обычно я предупреждаю своих клиентов: да,лучше не выходить замуж за нелюбимого, но не стоит бежать к алтарю с каждым, вкого вы влюбитесь! Это только в Голливуде безумная любовь завершаетсясчастливым браком до конца дней. Все больше людей, да и я сам, весьмаскептически воспринимают эту норму. Поэтому вы можете подвергать сомнению,оспаривать, отвергать безусловность данной нормы и спрашивать себя, насколькоона хороша для данной супружеской пары в данный момент существования,переживаемый ее семьей, или для двух не связанных брачными узами молодых людей,собирающихся создать семью.

К нерациональным нормам другого родаотносится врожденное убеждение, присущее практически любому человеку, в любомуголке мира, что он должендобиться своей цели, независимо от того, живет ли он один или находится вбраке. Он просто долженпреуспеть! Или: ее спутник должен быть добрым и благородным, особенно если он — ее муж. С жильем и финансами вседолжно устроиться самособой и преотлично. У всех у нас в запасе множество подобных “должен” и “должно быть”. Легко представить горечьразочарования, когда эта убежденность рухнет перед реалиями жизни. Нам частоприходится объяснять своим клиентам: “Давайте считать, что было бы желательно добиться успеха в жизни изаслужить одобрение своей семьи, чтобы они были к вам добры и участливы и чтобывсе было в порядке со здоровьем, деньгами и всем прочим. Но почему вседолжно так быть Почему вынепременно должны получитьто, что хотите” Стоя на когнитивных позициях, мы используем научный метод,когда просим клиентов доказать, или обосновать, почему все должно быть именно так. Мы заставляем ихвоздействовать на мир собственных эмоций, негативных представлений, особенно начувства ненависти, ярости и мести, которые разрушили не одну семью. Мыпоказываем клиентам, как работать поведенчески над своим дисфункциональнымповедением, с его глупостью, стремлением избегать неприятного, промедлениями изатягиваниями, зависимостями, такой, например, как алкоголизм. Успех не всегданам сопутствует, но, по крайней мере, мы пытаемся что-топредпринять.

Витакер:Позвольте мне привести пример, когда язык, слово даютвозможность косвенных умозаключений. Был задан вопрос: что делать, если терапевт сталкивается сиррациональной семьей За всю свою жизнь я еще не встречал семью, которая небыла бы иррациональной.

Вопрос:Позвольте вернуться к первому вопросу. У нас в Калифорнии существует закон,который обязывает доводить до сведения органов правосудия любой случайжестокого обращения с ребенком. При работе с родителями иногда выясняются фактынасилия по отношению к беспомощному младенцу. По закону, я должна сообщить обэтом в соответствующие органы. Но тем самым я разрушаю установившийся междунами терапевтический контакт. Что бы вы посоветовали

Витакер:Тут возможно одно из двух. Либо постарайтесь получитьинформацию до начала работы с семьей и предупредите их о том, что вынужденысообщить обо всем в полицию. Если работа уже началась, откажитесь от дальнейшихвстреч и посоветуйте клиентам обратиться к другому терапевту, поскольку позакону вам придется их выдать.

Вопрос: Хотелосьбы, чтобы члены президиума прокомментировали такой ваш терапевтический прием,как откровенность и самопризнания перед клиентом. В каких случаях вы решаетеськ нему прибегнуть

Эллис:С этим надо быть очень осторожным. На мой взгляд, нестоит доставлять себе такого удовольствия, рассказывая о своей жизни все, что,может, и хотелось бы рассказать, даже если вопросы клиентов звучат прямо. В моюбытность психоаналитиком пациенты частенько спрашивали: “Вы женаты” или “Асколько у вас бывает интимных встреч с женщинами в течение недели” и т.п. Явсегда прибегал к старому психоаналитическому трюку, отвечая встречнымвопросом: “Откуда у вас такой интерес” Это выручало, хотя в принципе я мог быи ответить, не вдаваясь, конечно, в пикантные подробности. Будучи в первуюочередь терапевтом, я понимаю, что какие-то из моих ответов могут травмироватьотдельных клиентов. Но я говорю о себе гораздо больше, чем другиепсихотерапевты, потому что меня не волнует, что будут думать обо мне клиенты. Ядостаточно рациональный человек, поэтому могу отслеживать свои самопризнания иникогда не бываю откровенным до конца.

Сатир:Когда мы были детьми, нам удавалось получить ответдалеко не на все интересующие нас вопросы. Вот люди и утоляют оставшееся с техпор любопытство, а психотерапия — одно из самых подходящих для этого мест. Что касается меня, то янередко использую собственный опыт, чтобы подсказать клиенту новое видениепроблемы или новый вариант ее решения. Рассказывая что-нибудь из своей жизни, ячасто прибегаю к шутливой форме, чтобы снять возникшее напряжение или датьпонять клиенту, что, возможно, стоит как-то иначе взглянуть на то, что кажетсясейчас таким невыносимым бременем.

Витакер:Я сам бываю очень увлечен процессом терапии и частопредупреждаю своих клиентов: “Знаете, я ведь все это делаю не потому, чтостараюсь помочь вам, на самом деле я и сам стараюсь расти, так что вы неочень-то верьте всему, что я здесь говорю”. Но мне кажется чрезвычайно важнымто, что сказал Эллис. Не надо самому себе намыливать веревку. Пациенты необязаны хранить конфиденциальность. Все, что вы говорите, может статьдостоянием гласности, и об этом надо помнить. Безусловно, существуютопределенные границы, в пределах которых следует уважать свои ассоциации,импульсы, фантазии.

Корни причины, в силу которой эта проблематак волновала З. Фрейда, на мой взгляд, надо искать в том, что у него не былохорошего психотерапевта. В противном случае он вряд ли бы опасался, что,чрезмерно раскрывшись, терапевт может превратиться в пациента. Вполневозможно делиться с клиентом, не становясь при этом объектом лечения, но есливы чувствуете, что начинаете по-отечески опекать клиента, как родное дитя,следует обратиться к психотерапевту или работать в паре с коллегой.

Кстати о работе в тандеме с другимтерапевтом и о замечании Эллиса, что это стоит денег. Здесь мне очень повезло,я работал с ко-терапевтами, причем нередко — на протяжении всего курсалечения, хотя это и не всегда обязательно. На самом деле можно даже обойтись ивоображаемой фигурой, хотя возможность десятиминутного обсуждения случая снастоящим живым коллегой примерно в начале второй сессии иногда бываеткритически важной. Именно так и делает в своей глубинке один мой знакомыйпсихотерапевт из штата Миннесота. Когда дела заходят в тупик, он проситсекретаршу соединить его с Минухиным (а Витакера никогда не зовет). Черезкакое-то время она сообщает, что Минухин на проводе. “Сэл, это Джо. У тебя естьминутка”. Ответа он, естественно, не получает, потому что никто с ним и неговорит. “Дело вот в чем. Я тут работаю с одной семьей. Мы уже встречались пятьраз. Муж —самовлюбленный нахал, жена — типичная дойная корова для детей, да похоже, и для мужа. Прямо незнаю, что делать. Вряд ли что-нибудь получится. Что ты говоришь Мне не следуетс ними встречаться Месяца три Да нет, Сэл, это очень милые люди. Тыдействительно так думаешь Уж не поссорился ли ты со своей женой Пат Ты всамом деле говоришь об этом деле Хорошо, а что будет через три месяца, СэлВстретиться еще два раза и позвонить тебе еще раз Иной раз чувствуешь себяхуже некуда, ты понимаешь. Хорошо, так и буду действовать. Громадное тебеспасибо. Пока, пока”. Вот так уж четыре года “консультируется”. Пациенты простодолжны знать, что не стоит видеть в вас единственного и беззаветно любящегородителя, у вас —своя жизнь, свой круг общения, свой мир, к которому они не принадлежат и вкоторый их не следует впускать.

И. Польстер: Ещедва слова о самооткровениях. Я согласен, что здесь нужно знать меру. Норассказывая что-то сокровенное о себе, вы как бы даете понять клиенту, что егопроблемы — частица ивашей жизни. Так возникает более тесная связь. Хочу отметить еще один момент.Иногда приходится слышать: “Мы в неравном положении. Я о себе говорю все, а выничего”. Пару раз я принял эту жалобу всерьез, но когда начал говорить о себе,быстро понял, что клиентов интересует совсем не это.

Карл А. Витакер

Символическая

экспериентальная семейная

терапия: модель и методология

Я хочу поговорить о терапевте. Долженпризнаться, я на самом деле не питаю интереса к пациентам. Я могу позволитьсебе больше о них не беспокоиться и благодаря этому быть более самим собой. Яполучаю максимум удовольствия от того, чем занимаюсь последние пятнадцать лет.Право, жаль, что надо потратить так много времени, чтобы познать радостьстарости. И заметьте, все, что родилось в вашей голове, не идет ни в какоесравнение с тем, что вы переняли от других. Вместо того чтобы записывать мудрыемысли докладчиков, лучше записывайте те мысли, которые появляются под их мерныеголоса в вашей собственной голове. Как-нибудь в другой раз поинтересуетесь, очем они там бубнили.

Сегодня, например, в четыре утра мне вголову пришли два новых названия для моего доклада: “Игра на равных” и“Гласность и перестройка”. Я собираюсь говорить о психотерапевте, о егоспособности учиться играть, быть открытым и о способности перестраивать своюработу по ходу лечения. Возможность вволю поговорить о собственнойжизни — одно изпреимуществ преклонного возраста, а вам деться некуда, сидите и слушайте.Сожалею об этом, но не до крайности. Еще одна стариковская радость: вас ужесовершенно не трогает, что думают по вашему поводу другие. Как много лет должнопройти, прежде чем можно позволить себе роскошь быть абсолютночестным!

У меня есть что сказать и о власти, вдополнение к тому, что говорил Сэл Минухин. Я хочу подсказать, как следуетпользоваться властью и тем, что он назвал “стратегической некомпетентностью”.Прошу прощения у Сэла, но этому и учиться не надо, я столько раз совершенноестественным образом осознавал свою некомпетентность, что где уж тут говорить о“стратегии”.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.