WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 44 |

В процессе семейной терапии семья легкоразрастается до пяти поколений, когда старики начинают вспоминать своих собственных бабушек и дедушек.Подчас обсуждение этих давних подробностей по своему накалу не уступаетразговору о собственных внуках. Хотя связь между родителями супругов с той идругой стороны носит чисто психосоциальный характер, каждое поколение, оставляянеизгладимый отпечаток на следующем и воспроизводя “фамильные” черты, тем самымвносит свою лепту в динамику семейно-брачныхотношений. Из поколения в поколение передаетсясемейное бессознательное,либо усиленное, либо ослабленное опытом каждого последующего поколения, но темне менее сохраняющее вектор своего напряжения. Величина напряжения внутрисемейной единицы определяется силой, с которой действуют негативные векторы.Война между мужем и женой или между родителямим и прародителями с одной идругой стороны напоминает психологическое самоубийство или гражданскую войну.По характеру процессанапряжение всегда здесь достигает наивысшего накала, хотя по внешним проявлениям оно может выглядетьдаже низким.

Для описания супружеской или другой формыинтимной связи между мужчиной и женщиной можно использовать термин психосоциальный брак. Напряжение в этомслучае пониже, в пределах 110 вольт, и оно не столь опасно. Это объясняетсятем, что партнеры не только уже сделали свой психологический выбор, но ивложили немало душевных сил друг в друга и в свой союз, свою команду. Вот вам самая простаяиллюстрация. Я познакомился со своей будущей женой Мюриэль в 1935 году, последвух лет ухаживания мы поженились, у нас родилось шестеро детей, а сейчас у насуже десять внуков. Пятьдесят вместе прожитых лет, поверьте, — это немалое вложение капитала.Причем следует отметить, что размеры подобных “инвестиций” в значительнойстепени зависят от того, насколько партнеры настроены на продолжительность ипрочность своей связи. Брак можно определить как решение, принятое однойцелостной личностью, связать себя с другой целостной личностью с гарантиейнеразрывности этой связи, хотя возможность разрыва и не исключается. Если, пачечаяния, такой разрыв произойдет, но его удастся ликвидировать, семья, как костьв месте перелома, становится еще крепче и служит еще более надежным фундаментомдля взаимной психотерапии и пожизненной разрядки напряженности. Сделанные всемью вложения не подлежат возврату, как безотзывный взнос. Никто не имеетправа трогать основной капитал, партнеры могут пользоваться только процентами,по своему усмотрению либо пополняя ими исходный капитал, либо переводя их наотдельный счет.

Психосоциальная семья существует в разных вариантах: второй брак, третий брак, наличиедетей от первого брака, появление но­вых детей от второго или третьегобрака. Все это создает весьма слож­­ную динамическуюсубструктуру стресса. Эта субструктура мо­жет скрываться за наслоениямидругих подобного же типа дина­миче­скихсплетений, которые используются членами семьи индивидуально, а также заразнообразием динамических маневров, характеризующих психологические союзы исоциальные блоки внутри семьи.

Возьмем для примера женщину, вышедшуювторично замуж. Она, безусловно, привнесет во второй брак все то положительное,равно как и отрицательное, что было ею накоплено в первом браке. По сути, онаживет в параноидальном ожидании, что ее второе замужество окажется копиейпервого. Если у нее есть дети от первого брака, она полагает, что второй мужстанет для них отцом. Это столь же глубокое заблуждение, как и то, что с первымбраком раз и навсегда покончено и в сердце не осталось ни любви, ни обиды напервого мужа. Одну часть подспудной эмоциональной динамики составляет, такимобразом, ожидание, что второй муж окажется тем самымчеловеком, который сможет справиться с ее детьми отпервого брака, другую — ложная уверенность мужа в том, что все связанное с первым бракомосталось у жены в прошлом, а впереди только бесконечная радость взаимнойлюбви.

Нечто похожее происходит и с женившимсявторично мужчиной, причем, во многом — неосознанно для него самого. Онхранит память обо всем, что вложено в первый брак, и втайне надеется, чтовторая жена станет хорошей матерью для его детей, в отличие от первой жены,которая оказалась плохой матерью. Вторая жена, конечно, не в силах оправдатьтаких надежд, во всяком случае, если не прибегнет к некоторым маневрам ихитростям, чтобы поддержать заблуждение мужа. Второй муж вскоре обнаруживает,что, хотя на него и рассчитывают как на нового отца, он, в сущности, становитсячастью семейного треугольника. Как только новоиспеченный родитель пытаетсявсерьез взяться за воспитание пасынков, выясняется, что связь между матерью иее детьми гораздо сильнее, чем между ним и его новой супругой. Таким образом,он обречен всегда терпеть поражение.

Между тем ее и его дети, сохраняяестественную в их положении верность родным отцу и матери, делают всевозможное, чтобы расстроить новый союз. Они не только отказываются поддерживатьролевые усилия своих сводных родителей, направленные на них с самыми лучшиминамерениями, но и используют естественно возникающее у тех напряжение, чтобырасколоть супружескую пару, а затем, добившись расторжения брака и возврата кпрежним семьям, извлечь из всего этого эдипову выгоду для себя. Скрытаядинамика еще более осложняется с появлением новорожденного от второго брака.Событие вызывает чувства ревности и горечи у сводных детей, они еще больнееощущают отсутствие одного из родных родителей и воочию убеждаются, чеголишились с утратой полной генетической семьи. Появляется новый биологический треугольник в дополнение куже существующим “мать-дети-отчим” и “отец-дети-мачеха”.

Напряжение в отношениях прямого иприемного родителей усиливается нередко до карикатурной степени, благодаряналичию четырех пар представителей старшего поколения. Эти восемь человексвязаны с обоими супругами в новом браке психологически и биологически, в товремя как сохраняются их родственные узы и с бывшими супругами. Получившийся врезультате семейный “салат” из трех поколений по своей взрывоопасности неуступает политической ситуации на Ближнем Востоке. Ни один родитель непотерпит, чтобы зять или невестка увели у него единокровного внука или внучку.Поэтому старики живут в состоянии двусторонней паранойи.

Как правило, все эти подводные течения всемейном бессознательном глубоко скрыты под внешне благополучной оболочкой. Поправде говоря, многие семьи даже не вникают в существование этой скрытойдинамики и проявляют такие чудеса неосознанной приспособляемости иизворотливости, что искренне верят в тишь и гладь своей семейной жизни. Но этаумиротворяющая картинка напоминает здание Организации Объединенных Наций,которое показывают туристам, не подозревающим о том, какие баталии идутвнутри.

Не лишне будет заметить, что вбиологических союзах напряжение всегда выше, чем в связях психологического илисоциального характера. Ситуация в метафорическом плане напоминает положениеевреев, поселившихся на Западном берегу Иордана, либо иммигрантов из Мексикиили с Карибских островов, пытающихся обосноваться в СоединенныхШтатах.

Социальная семья

Совершенно очевидно, чтобиопсихосоциальная и психосоциальная семьи представляют собой явлениясовершенно разных классов. В свою очередь, нет надобности в бифокальных очках,чтобы понять,что социальная семья не является вариантом первых двух. К наиболееярким примерам социальной семьи можно отнести некоторые студенческиеорганизации, футбольные, теннисные и другие спортивные команды. Социальнаяобщность этих групп не исключает психологической динамики, которая подкрепляеторганизационные процессы. Напряжение здесь порядка 6 вольт, в отличие от 110 и220, отмечавшихся в предшествующих случаях. Сплоченные воедино одиннадцатьфутболистов или команда из двух теннисистов служат наглядным свидетельствомтого, что целое —больше, чем просто сумма составляющих его частей, что каждый член команды нетолько вносит свой вклад в союз, но и черпает в нем силы. Конечно, при распадетакого союза последствия несоизмеримы с тем разрушением, которое вызываетразвод в биологической или психосоциальной семье.

Если продолжить нашу финансовую метафору,то основной капитал при вложениях в социальный союз может быть реинвестирован вдругую социальную связь. Иначе говоря, отношения в такого рода семье, иликоманде, неизбежно имеют конец, который оформляется на основе мирнойдоговоренности с использованием уже существующих, хорошо известных принциповобщественного урегулирования подобных ситуации. Психосоциальный бракпредполагает войну двух или четырех сторон, с союзниками по обе стороны отлинии фронта и со своими психосоциальными и экономическими мотивами. Внутрисоциальной семьи также может возникать отрицательная динамика, но, как правило,она не переходит в войну, поскольку на первом месте стоят корпоративныеинтересы, да и длительность союза заведомо ограничена временными рамками. Вкакой-то степени этот союз напоминает приемную семью.

Принимая на воспитание ребенка,биологическая или психосоциальная семья подспудно устанавливает с нимсоциальную связь, которая имеет как бы пробный, временный характер. Отношения сприемным ребенком подразумевают лимитированные “вложения”, поскольку будущееэтих отношений лишено определенности и нет ничего, что гарантировало бы ихдлительность. Приемный ребенок и приемные родители принадлежат к одной и той жесоциальной семейной группе, и здесь применима та же динамика, что и в деловомили спортивном партнерстве.

Обсуждение сути семейных отношений даетнеобыкновенно богатую пищу для метафорического мышления. Я, например,представляю себе семью не как союз двух лиц, а как контракт между двумясемьями, каждая из которых выставляет своего “козла отпущения”, чтобы продлитьрод. Поскольку борьба, которую ведет семья ради продления рода, практически неимеет конца, времени оказывается более чем достаточно, чтобы подспуднаядинамика семейной истории проявилась сполна, как бы хитроумно она ни скрываласьи как бы искусно ни приукрашивалась.

Динамика семьи из трехпоколений

Если исходить из предположения, чтоскрытая динамика во всех семьях в принципе идентична, как идентична психическаяи телесная организация людей, то можно говорить о существовании некой нормы иотклонений от нее. Метафорически я представляю семью в виде колеса, где осью,средоточием всех душевных связей, является мать. Дети — спицы, соединяющие мать и отца.Обод колеса — отец,берущий на себя функцию посредника между миром семьи и внешним миром.Управление семьей как многоколенной культурой строится на подсознательномуровне, в значительной мере определяемом векторами прошлых решений.Распределение властных полномочий в семье отражает ее динамику как целостности,которая включает влияния наследственности, жизненного опыта, давленийокружающей среды на семейные подгруппы, состоящие из родителей и детей, мужчини женщин, семейных диад или треугольников и пр.

Если начать с поколения стариков, топервое, с чем мы, скорее всего, здесь столкнемся, это скрытая племенная война.Когда заключается брак их детей (второе поколение), старшие поколения с обеихсторон начинают выступать в роли приемных родителей. Та и другая стороназаключают своего рода психологическую сделку. Второе поколение, вырвавшисьиз-под родительской опеки, пытается утвердить свою самостоятельность: молодыеделом доказывают свою половую зрелость, что, по их мнению, и говорит овзрослости, хотя процесс их личностного становления еще далек от завершения.Брак, таким образом, являет собой симбиоз двух шестнадцатилетних индивидов водно тридцатидвухлетнее целое с целью ознаменовать свое вступление вовзрослость. Брак можно также представить как двусторонний псевдотерапевтическийсговор: о лучшем муже нельзя и мечтать, надо только помочь ему избавиться оталкоголизма; она для него — то, что надо, правда, командовать любит, но он ее обломает. Этоттайный контракт определяет отношения на долгие годы. Амброз Бирс в своей книге“Словарь Дьявола” определил брак как сообщество, объединяющее хозяина, хозяйкуи двух рабов, хотя в супружество вступили только двое.

Брак осложняется множеством скрытыхсимволических ожиданий. Так, каждый партнер рассчитывает, что другой заменитему мать и обеспечит такую же защиту и надежность. Вложенное друг в другачувство любви со временем становится практической основой для конкретизацииэтих ожиданий. Здесь можно обнаружить и отголоски эдипова комплекса, когда мужвоспринимает жену как отражение своей детской романтической увлеченностиматерью, а жена видит в муже воплощение своей чувственной привязанности к отцу.Профессиональный психотерапевт должен уметь разобраться в этой сложной искрытой структуре двустороннего психологического “инцеста”, осененноготреугольниками ревности.

В зрелом браке, хотя и в меньшей степени,проигрываются также братско-сестринские взаимоотношения, имевшие место в еедетстве и в его детстве. Первый ребенок как телесноевоплощение оргастической стороны супружеской жизнизнаменует многое своим появлением. В частности, этот первенец — реализованная проекция смутныхфантазий четырехлетней девчушки о беременности от своего папы. Далее, понегласному соглашению, молодые отец и мать воспринимают своего малыша всимволическом плане, как мать матери. С его появлением эта новая семья,состоящая теперь из двух поколений, обретает стабильность и защищенностьматеринского дома. Для отца символом его матери служит второй ребенок,напоминая об отчем доме как надежной модели, по которой следует строитьсобственную семейную жизнь.

Появление третьего ребенка, как правило,совпадает с тайным желанием матери укрепить свою власть в семье через детей,поскольку вклад отца, как заметила Маргарет Мид, больше связан с орудиями трудаи реалиями внешнего мира. С обоюдного согласия супругов, третий ребенокстановится как бы партнером отца, товарищем в его играх, отвлекая его, хотя быпсихологически, от соблазна завести роман на стороне, даже если предмет егочрезмерного внимания оказывается трактором или докторской диссертацией. Следуяэтой схеме дальше, можно предположить, что для четвертого ребенка уже ненайдется символического смысла и семейная динамическая система не затронет егов такой степени, как первых трех детей.

Кстати говоря, огромное воздействие наструктуру характеров и формирование ролей в семье оказывает опыт супругов,пережитый до, во время и после беременности. Особенно ощутимый след оставляюттакие события, как смерть матери жены или матери мужа, любой неожиданный взлетили, напротив, падение в отношениях семьи с внешним миром. Значимость появленияребенка может в большой степени зависеть от подобных факторов. Самым сильнымискажением в жизни этого второго поколения является, безусловно, разрывсупружеских уз и вторичное вступление в брак.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.