WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 44 |

В самом конце доклада Клу, на мой взгляд,допускает ошибку, на которую я хочу указать. По ее словам, выражая то, что неявляется реальной жизнью, человек тем самым проясняет для себя, что такое жизньна самом деле. Я бы поставил точку после первой части предложения.Единственное, что в наших силах — это уста­новить, чем не является реальная жизнь. Вот и все, что мы можемузнать о действительности. И я буду настаивать на этой точкезрения.

Перехожу к выводам. В надежде, что выподдержите меня, предлагаю отобрать лицензию у этой юной дамы, прежде чем онананесет еще больший урон теории и поможет еще большему количеству своихклиентов.

Клу Маданес

Рассказы о психотерапии

На конференции, посвященной эволюциипсихотерапии, думаю, будет уместно поговорить о ведущих концепциях — как новых, так и проверенныхвременем, а также о том, как исповедуемая мною система взглядов на развитиепсихотерапии соотносится с другими подходами. Поскольку для психотерапевтоврассказ служит наиболее надежным средством взаимопонимания, я прибегну к этойформе, чтобы донести до аудитории смысл некоторых из моих идей.

Помощь извне или самопомощь

В последнее десятилетие мы наблюдаем, какпомощь извне уступает место самопомощи. В течение десятилетий мы привыклиполагаться на помощь различных институтов: государства, медицинскогоучреждения, корпорации, где мы работаем, или учебного заведения. Но в последниедвадцать лет мы все яснее понимаем, что проиграли не только вьетнамскую войну,но и войну с бедностью. Образование приходит в упадок, мы все меньше доверяеммедицине из-за операций, оказавшихся неудавшимися или вообще ненужными, илекарств, вызывающих зависимость подобно наркотикам.

Самопомощь постепенно начала подменятьсобой государственные институты, став частью американского образа жизни. Повсей стране появились самодеятельные группы, работа которых направлена напрофилактику преступлений, оказание помощи престарелым, жилищное строительствои воспитание детей.

Объектом изучения возникшей в пятидесятыхгодах семейной терапии стал не индивид, а система. Преодоление старого подходапроходило не без трудностей. К числу издержек, сопровождавших этот переход,можно отнести неоправданное заимствование понятий, выработанных в рамкахиндивидуальной терапии, — в системную. Мы рассматривали семейную терапию как “лекарство”для всей семьи, которая считалась “больной” или “патологической”. На самом делеэто ошибочный взгляд. Больным может быть только отдельный человек. Формасуществования семей отлична от существования индивидов, семья — это просто конструкты, связанныес взаимоотношениями. Члены семьи могут быть связаны любовью или ненавистью,надеждой или пессимизмом, терпимостью друг к другу или непримиримостью. Нотакого понятия, как больная или здоровая семья, на мой взгляд, несуществует.

Что такое семья По сути, это первичнаягруппа самопомощи. Мы привлекаем к терапии всю семью, чтобы она помогла нам,терапевтам, разрешить проблемы человека, который обратился к нам за советом.Никто не в состоянии в такой степени помочь или помешать нам, как те, ктонаходятся в постоянных и непосредственных отношениях с нашим клиентом, являясьчастью его истории, его настоящим и будущим. Если меняются эти отношения,меняется и сам человек.

Как первичная группа самопомощи семьявыступает в обществе в качестве того социального атома, который несет в себетолерантность, сочувствие и любовь. Вмешательство терапевта должно бытьбыстрым, он реорганизует сложившийся порядок внутрисемейных связей и затемотступает в сторону, чтобы далее члены семьи сами заботились и защищали другдруга. Идея семьи как группы самопомощи зародилась у меня, когда я занималасьслучаями насилия, отвержения, кровосмешения, то есть ситуациями, ставившими подвопрос самую возможность дальнейшего совместного существования ее членов. Втаких случаях терапевту следует призвать на помощь кого-нибудь из авторитетныхродственников: дядюшку или бабушку, кто сможет проследить за тем, чтобыподобные ситуации не повторялись. Если появляется необходимость изолироватьребенка от семьи, лучше если его заберут к себе родственники, чем совершеннопосторонние люди.

Работая с семьей, организуя ее как группусамопомощи, психотерапевт может использовать прямые и косвенные методы,действуя открыто или прибегая к метафоре.

Примеры из практики

Первый случай

Примером прямого подхода может служитьслучай женщины, страдавшей от внезапных приступов тревоги и паники, причинойко­торых, как онаполагала, были сложные отношения с любимым че­ловеком. У клиентки три взрослыхсына, которые, начав само­стоятельную жизнь, исчезли из ее поля зрения, не писали и незвонили ей. Она даже не знала, живы ли они. С ней осталась толькодочь-алкоголичка. Терапевт предпринял все возможные ме­ры, чтобы мать смогла разыскатьсыновей. К поискам были привле­чены бывший муж, друзья, родственники и полиция. Все этоспособствовало сближению членов семьи и налаживанию общения в доме клиентки.Женщина успокоилась, а дочь познакомилась с мо­лодым человеком и сумела обуздатьсвое пристрастие к спиртному.

Задача восстановления единства семьи встаетперед терапевтом не только в тех случаях, когда дети забывают о своихродителях, но и тогда, когда родители пытаются избавиться от детей — буквально или эмоционально. Вподобных случаях, предваряя процесс собственно терапии, необходимо сначалапросто защитить ребенка, договорившись с родителями о том, чтобы он неподвергался “выталкиванию” из семьи. При этом важно понять, что в сознаниитаких родителей желание избавиться от ребенка ничуть не противоречит другомужеланию — любить изащищать его. Родители с низкой самооценкой часто пытаются передать своих детейна усыновление именно из любви к ним, поскольку считают себя неспособнымидостойно выполнять родительские обязанности.

Второй случай

Мать-одиночка жестоко избивала своегодесятилетнего сына. В этом ей охотно помогал ее дружок. Мальчика неоднократногоспитализировали и после лечения помещали в семейные приемные дома. Старанияпсихотерапевтов и вмешательство Департамента социальных служб оказалисьбезрезультатны. Мать заявила, что не может владеть собой: когда она избиваетсына, у нее такое ощущение, как будто она отделяется от своего тела и наблюдаетза собой, паря под потолком.

Все попытки наладить отношения в семье неимели успеха, и тогда психотерапевт сообщила женщине, что наш институтнастолько озабочен судьбой мальчика, что готов платить ей по десять долларов закаждый день, когда она и ее дружок не будут истязать мальчика. Иначе говоря,матери были обещаны 70 долларов в неделю, которые она будет получать во времяприема, но, как вытекало из договора, ей не заплатят и цента, если она хотя быраз ударит ребенка. Терапевт добавила, что полагается на честность клиентки иповерит ей на слово, хотя, конечно, будет справляться о деле и у мальчика, аявные следы побоев скажут сами за себя, но в основном уговор был основан надоверии.

Мальчику также предполагалось платить подоллару за день, если дело обходилось без побоев, но, согласно тому жедоговору, он терял все свои семь долларов в неделю, если был избит. Я думаю,понятно, что выплата ребенку была задумана с тем, чтобы предупредить провокациис его стороны. Эти выплаты практически удвоили доход семьи, существовавшей напособие. Уговор действовал в течение трех месяцев и затем был прерван,поскольку слишком дорого обходился институту. Мальчика больше не истязали. Матьвынуждена была признать, что вполне может контролировать свое поведение, атакже держать в узде своего приятеля. Отношения в семье нормализовались, и матьдаже нашла себе работу.

Третий случай

Члены семьи могут помогать друг другу вкосвенной форме, даже сами того не сознавая. Такого рода непроизвольная помощьчасто наблюдается между братьями и сестрами. К терапевту обратилась молодаясостоятельная женщина. Проблема заключалась в том, что она всеми способамизатягивала работу над своей докторской диссертацией, которую собираласьзащищать в одном из престижных европейских университетов. Она находила предлогиработать над чем угодно, кроме диссертации, что получалось у нее весьмауспешно, поскольку по профессии она была журналистом.

Я попросила ее подробнее рассказать о своейсемье, друзьях, о пребывании в Европе, о том, как она ладит с сестрами илибратьями, если таковые есть, и так далее. Выяснилось, что у клиентки естьсводная сестра в Европе, к которой она испытывает сильную неприязнь. Переведяразговор снова на диссертацию, я спросила, сколько страниц в день она можетнаписать, работая в нормальном режиме. Она ответила, что четыре страницы текстав день ей вполне по силам. Проблема разрешима, заметила я, но потребуется,чтобы она строго выполняла мои указания, хотя они могут вызвать ее неодобрение.Каждому ясно, что докторская степень имеет огромное значение для дальнейшейкарьеры, добавила я, поэтому есть смысл согласиться на мои условия. “Каждыйраз, когда вы не выполните свою дневную норму, вы будете выписывать на имясвоей сестры чек на 100 долларов и посылать его по почте с припиской: “Люблю”или “Помню”.

Женщина возмущенно заметила, что нет ничегона свете, что она делала бы с большей неохотой, и тут же принялась выдвигатьвсякие оговорки. Я согласилась, что можно пренебречь четырьмя страницамидиссертации, если мир окажется на грани глобального кризиса и ей как журналиступридется освещать события, но она обязана вести дневник всех своих заданий ивылетов на места событий, а я буду при каждой встрече проверять ее записи.Через несколько месяцев диссертация была закончена, сестра, разумеется, неполучила ни одного чека. Однако, обескураженная необычностью моего указания,клиентка навестила свою сестру, когда защищалась в Европе, и отношения междуними заметно потеплели.

Как изменить воспоминания

Если в детстве родители жестоко обращалисьс ребенком, повзрослев, он или она могут замкнуться в себе, живя отстраненно отвсех окружающих. Первый шаг, направленный на реинтеграцию такого человека всемье, — изменитьзакрепившиеся в его памяти образы родителей, вынесенные из далекого прошлого.Эта стратегия особенно успешна в работе с теми клиентами, которых отличаетнизкая самооценка как следствие унижений, перенесенных в детском возрасте.Следует напомнить, что среди тех, кто окружал клиента в детстве, наверняка былкакой-то добрый человек, о котором он, возможно, позабыл, но влиянию которогоон обязан теми хорошими качествами, что есть в нем сейчас. Может, это былабабушка, или дядя, или тетушка, или школьный учитель. Мало-помалу в памятиклиента действительно начинает вырисовываться образ человека, который был добрк нему, и на этой основе перестраиваются его воспоминания.

Как правило, воспоминания детстваскладываются из нескольких разрозненных эпизодов, но в нашей памяти мынаполняем их глубоким смыслом и ставим в отношения последовательности. Мыполагаем, что если нам запомнился какой-то эпизод, то, видимо, он представляетсобой лишь один из аналогичных, многократно повторявшихся случаев. Но когдачеловеку удается извлечь из своей памяти новое воспоминание — о добром человеке, терапевтможет заметить по этому поводу, что если ему запомнились один-два случаядоброго отношения, то на самом деле их должно было быть намного больше.Терапевт может также предложить клиенту переключаться на то доброе, что онвидел в детстве, каждый раз, когда вспоминается причиненное емузло.

Иерархия или сеть отношений

В течение веков наша жизнь былаорганизована по пирамидальному принципу. В католической церкви, в армии, в“Дженерал Моторс”, в Департаменте социальных служб — всюду власть перетекает сверхушки к основанию.

Однако в шестидесятых и семидесятых годах вэкономике США, организованной по иерархическому принципу, стали наблюдатьсяпризнаки разлада. Одновременно начинает формироваться информационно насыщеннаяэкономика, требовавшая большей гибкости и отказа от иерархической догмы.В Японии были разработаны новые гуманистические принципы управления, чтоспособствовало впечатляющему росту производительности труда.

Рушилась наша вера в незыблемость иэффективность иерархии, на смену которой появилась новая “сетевая” модельорганизации общественной жизни. Эта модель послужила толчком к появлениюженского движения, множества союзов потребителей и другихсоциально-направленных систем типа организаций благотворительной помощи, защитыокружающей среды, образовательных и информационных сетей. Сеть содержит в себевозможность создания горизонтальных связей, равноправных взаимоотношений длятех, кто убежденно верит и следует демократическим принципам. Взглянув на своюработу в качестве психотерапевта, я обнаружила, что почти незаметно для себяперешла от принципов иерархии к сетевой модели.

Меня всегда озадачивал тот факт, чтовластные и компетентные в своей работе люди часто оказываются беспомощными и,можно сказать, даже бездарными родителями. Еще более любопытен тот факт, чтобеспомощные, на наш взгляд, дети часто становились спасителями семьи. Хотятрадиционно семья воспринимается как иерархическая структура, где родители,опекая и воспитывая детей, стоят над ними, на самом деле она не всегдасоответствует этому принципу. Как часто один из родителей объединяется сребенком, чтобы помочь другому родителю Сколько детей предотвращают разводсвоих родителей, помогая им остаться вместе А сколько случаев, когда дети нежалеют сил, чтобы развалить семью Все эти вопросы привели меня к мысли, чтоиерархическая структура, возможно, не самая лучшая модель для семьи. Яотказалась от этой модели и разработала стратегические подходы, основанные насетевой модели, где коммуникационная связь отличается разнообразиемнаправлений; она может быть и параллельной, и идти по диагонали или снизувверх. Это словно рыбацкая сеть, где все ячейки сплетены между собой втрехмерную структуру.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.