WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 44 |

Хочу предупредить тех, кого большеинтересует духовная сторона терапии, что буду говорить не о философскомсодержании дзэн, а о практической стороне искусства изменять людей. В дзэнпросветление (сатори) несваливается на человека, как груша с дерева. Для этого необходимо установлениеособых отношений с учителем и строгое соблюдение определенных ритуалов, которыенепосвященному иногда кажутся странными, но которые, тем не менее, составляютнеобходимую часть духовного роста. Я подчеркиваю именно материалистическуюсторону ситуации, которая предоставляет индивиду свободу духовногосовершенствования. Действия, необходимые для достижения просветления, вдзэн-буддизме весьма напоминают действия стратегической терапии, нацеленной наизменение клиента.

Идеи дзэн заинтересовали меня в пятидесятыхгодах, когда я занимался исследованиями природы психотерапии. В 1953 году япобывал на лекциях Алана Ваттса, посвященных философиям Востока и Запада.Будучи директором Американской академии азиатских исследований, Ваттс считалсяпризнанным авторитетом в вопросах дзэн-буддизма. Поскольку нашаисследовательская работа была непосредственно посвящена парадоксам в терапии,он охотно согласился стать нашим неофициальным консультантом. В то времядзэн-буддизм был мало известен, даже в Калифорнии, где интерес к различнымнаправлениям в области философии всегда был достаточно высоким. Ваттс, шутя,называл себя “буддистом-самоучкой”, поскольку ему не довелось перенять знаниенепосредственно от учителя дзэн в Японии.

В том же 1953 году, когда я увлексяфилософией дзэн, я участвовал в семинаре по гипнозу у Милтона Эриксона и началзаниматься практической терапией. И вот здесь-то я обнаружил, что директивнаятерапия Эриксона, весьма нестандартная для того времени, поддается толкованию спомощью постулатов дзэн.

Должен уточнить, что я не являюсьспециалистом по дзэн-буддизму, просто меня заинтересовала та его сторона,которая может иметь отношение к терапии. Все свои знания я, в основном,почерпнул у Ваттса, а его идеи в этой области были весьма оригинальными (как иметоды М. Эриксона в терапии или подход Г. Бейт­сона к антропологии). Некоторыеспециалисты утверж­дают, что просветление в дзэн невозможно без длительноймеди­тации. Апоскольку медитация —это и затекающее и ноющее от неподвижности тело, и палочные удары прокторов (если ученика клонит в сон илион впадает в транс), наблюдающих за учебным процессом, то можно представить,что путь к сатори отнюдь неусыпан розами. Что касается Ваттса, то он считал медитацию личностно важной,ибо рассматривал эти ритуальные процедуры как испытание, которое налагается научеников, чтобы помочь им понять, что просветление достигается совсем другимспособом.

Дзэн-буддизм в перспективе

Эта форма религии возникла в Индии и черезКитай перекочевала в Японию приблизительно в 1200 году, когда там сталипоявляться буддисткие храмы. Существует обширная библиография по дзэн-буддизму,но, как гласит один из его постулатов, просветление достигается личным опытом,который не может заменить никакое чтение. Притчи дзэн — это, по сути, антилитература,если не сказать, что она вообще противоречит разуму. Например, после смертиодной женщины, занимавшейся дзэн, ее сын нашел обращенное к нему письмо:“Существует 80 000 книг о буддизме и если, прочтя их все, ты не поймешь самогосебя, тогда тебе не понять даже этого письма. Это и есть моя воля и завещание”.Подпись: “Твоя мать, не родившаяся, не умершая” (Reps, undated, p.49).

Следующая история — еще более типичный пример (тамже, с. 59):

“У наставника Му-наня был всего лишь одинпоследователь. Звали его Шуджу. Когда учение завершилось, Му-нань призвалученика к себе. “Я старею, — сказал он, — и ты единственный, кому я передал знания, чтобы ты нес их дальше.Видишь эту книгу В течение многих поколений она переходила от одногонаставника к другому. Многое внес в нее и я, согласно своему разумению. Этоочень ценная книга, и я вручаю ее тебе в знак преемственности”. — “Если книга так важна, пусть онаостанется у тебя, учитель, — ответил Шуджу. — Я учился у тебя, ничего не записывая, и мне этого былодостаточно”. —“Знаю, — возразилМу-нань. — Тем неменее, ты должен хранить эту книгу в знак обретения знания. Вот,держи”.

Надо сказать, что беседовали они, сидя ужаровни. Едва книга коснулась пальцев Шуджу, как он тотчас же сунул ее враскаленные угли. В нем не было страсти к стяжанию. “Что тыделаешь” — завопилМу-нань, которого раньше никто никогда не видел сердитым. “Что тыговоришь” — закричалв ответ Шуджу.

Вот этот антилитературный аспект резкоконтрастирует с традиционным интеллектуализмом западной терапии, котораяпризнает истиной только то, что уже было высказано достойным доверияавторитетом или пророком. Но он перекликается с учением Милтона Эриксона. Тотредко ссылался на авторитеты, в доказательство своей правоты. Он просто заявлялс американским прагматизмом: “Это так. И если вы попробуете, то самиубедитесь”. И хотя воспитанные в европейских традициях клинисты часто непринимают подобного прагматизма, для дзэн он типичен.

Цель дзэн — сатори, просветление, которое,как утвержда­ется,возникает в общении с учителем, если последнему удастся отрешить сознаниеученика от всех мыслей как о прошлом, так и обудущем (включая и само стремлениедостичь просветления). Близость этих восточных практик к терапии становитсяособенно очевидной, если увидеть, что западные идеи психопатологии представляютсобой крайние варианты тех проблем, перед лицом которых оказывается среднийчеловек, начав заниматься дзен. Обычно о человеке в беде говорят, что онперегружен памятью прошлого, чувством вины, навязчивыми желаниями или мыслями омести. Или, напротив, его снедает тревога за свое будущее, страх перед тем, чтоможет с ним случиться впереди. Человек с трудом удерживается на грани разума,пытаясь овладеть тяжелыми мыслями. Иногда он живет с неотступным страхомсмерти, а иногда —сам ищет ее, когда дальнейшая жизнь становится невыносимой. В отношениях сдругими клиент иногда так бывает прикован к объекту своей привязанности,безразлично — силойнеутоленной любви или неутолимой ненависти, что это приобретает характернаркотической зависимости. Столь же разрушающе действуют безудержноенакопительство, “трудоголизм” и неумение расслабиться и порадоваться жизни.Согласно дзэн, именно подобные фиксации мешают человеку ощутить каждый текущиймомент бытия во всей его полноте, что, собственно, и составляет сутьпросветления.

Дзэн и эриксоновская терапия

В пятидесятых годах, когда дзэн попал вполе зрения клиницистов, никому не пришло бы в голову соотносить его спсихотерапией. Ведущее в то время психодинамическое направление по своимподходам столь разительно отличалось от дзэн-буддизма, что какие-либо параллелимежду ними были совершенно исключены. Однако, примерно в эту же пору МилтонЭриксон разработал свою систему лечения. Он был уже широко известен какгипнотерапевт. В основе его метода лежали идеи, полностью отличные отпсиходинамической теории.

Я поделился с Эриксоном мыслью о том, что вего работе есть определенное сходство с подходом дзэн. Не изменяя своей обычнойманере, в ответ на мое предположение он поведал несколько случаев из своейпрактики. Все эти случаи отчетливо объединяла идея, говорящая о необходимостиполноценно проживать каждый данный момент нашего существования. Так, например,в этом рассказе фигурировал один игрок в гольф, которого Эриксон ввел в гипноз,наказав ему жить только данным моментом, то есть фокусируя все свое внимание накаждом отдельном ударе, что тот и продемонстрировал в ближайшей игре. Загнав влунку шестнадцатый мяч, игрок побил все свои предыдущие рекорды, не имея в тоже время ни малейшего представления о конечном счете игры, как и о том, какаяпо счету перед ним лунка. Он жил только настоящим моментом, не осознавая всейкартины в целом.

Психопатология с точки зрения

классификационных систем

Главное отличие человека от мира животныхзаключается в том, что он обожает все классифицировать, объединять в категориии строить гипотезы. Возможно, в наших мозгах имеется некий уголок, которыйотвечает за эти виды умственной деятельности. Поскольку мы должны всеклассифицировать, у нас вызывает особый интерес природа классификационныхсистем. Существует несколько важных факторов, связывающих классификацию сосферой терапии.

Когда мы создаем какой-нибудь класс, рядомавтоматически возникают другие классы. Если есть понятие “хорошее”, мы должныобразовать класс, объединяющий “плохое”, так же как классы “не столь плохое” и“ не столь хорошее”. Если есть “высокое”, то должно быть и “низкое”. Этозаложено в природе классификации: не может быть фигуры вне контрастирующегофона или, что то же самое, класса — вне других классов. Поэтому, даже не желая того, человек,стремящийся, например, к счастью, создает и несчастье. Лао-Цзы сформулировалэто явление следующим образом: “Когда все соглашаются, что добро — это хорошо, зло уже появилось. Стой же взаимностью возникают бытие и небытие”.

Еще одно следствие классификационнойсистемы —неизбежность парадокса. Это происходит, когда класс явлений вступает в конфликтс отдельным явлением внутри данного класса. Один человек говорит другому: “Неповинуйся мне”. Неповиновение будет результатом повиновения приказу. Так что жеэто Повиновение или неповиновение С проблемами подобного рода сталкивалисьеще древние мудрецы. Как заметил Эпименод, “если человек говорит, что он лжет,говорит ли он правду”. Другой момент был подмечен Корзыбским и исследователямив области общей семантики. Если какие-то понятия сведены в класс, то мы склоннырассматривать их в качестве идентичных друг другу, хотя на самом деле это нетак. Например, все страдающие фобиями пациенты реагируют на каждую вызывающуюстрах ситуацию так, как если бы они были идентичны друг другу. Однако, каклюбил говорить Корзыбский (1941), “корова № 1 это не корова № 2”.

Изменить человека — значит, изменить егоклассификационную систему. Люди не в состоянии сделать это сами, посколькусистема определяет их способ мышления. Поэтому и психотерапевт и мастер дзэнставят перед собой общую задачу: индуцировать изменение. Допустим, пытаясьизбавиться от определенных навязчивых мыслей или действий, человек стараетсядумать о чем-то другом, создавая тем самым класс вещей, о которых следуетдумать, чтобы не думать о первых. Это все равно что не думать о слоне. Человек,который хочет быть свободным и держаться более непринужденно, можетпреднамеренно поставить перед собой такую цель, стараясь проявлятьспонтанность. Но очевидно: если мы стараемся быть естественными, насожидает провал, поскольку спонтанное поведение — класс, который исключаеткатегорию “старания”. Это равнозначно попытке свободно продуцироватьассоциации, вопреки факту, что в этом процессе вас ведет терапевт, а этопредполагает не “свободу”, а “целенаправленность”. Равно безуспешными будутсамоуговоры сохранять спокойствие, ибо спокойствие относится к такому типуповедения, которое не требует старания. Во всех этих случаях срабатываетпринцип, лежащий в основе теории саморегулирующихся систем: попытка человекаизмениться тут же приводит в действие факторы, препятствующиеизменению.

Перед терапевтом и мастером дзэн встаетодна и та же неизбежная проблема: как изменить человека, если это требуетпредварительного изменения способа его восприятия (классификации) того лица, ккоторому он обратился за помощью Ожидая помощи, клиент классифицируетотношения между собой и терапевтом как неравные. Цель же терапии — привести клиента к той точкепроцесса, где он начнет осознавать свое принципиальное равенство с терапевтом игде, следовательно, он уже не будет нуждаться в его помощи. Но как прийти кравенству, если каждое действие помощи, водительства, интерпретирования, всеисходящие от терапевта советы, указания и предписания определяют эти отношенияименно как неравные, а клиента — как получающего помощь от помогающего ему лица Терапевт и мастердзэн должны повлиять на человека таким образом, чтобы изменение произошло“спонтанно”, в обход помогающих отношений. В этом заключается существеннейшийпарадокс дзэн и терапии. Одно из решений демонстрирует нам ученик дзэн,который, отчаявшись найти ответ на многократно повторяемый вопрос учителя,бессильно опустился рядом с ним на пол. В этом и заключался ответ: теперь онбыл с ним на равных.

Существует множество притч в учениидзэн-буддизма, иллюстрирующих проблему изменения классификации. Вот одна изнаиболее утонченных (op.cit., p. 11):

“Мастер дзэн Иккиу навестил Нинакаву передсамой его смертью. “Могу ли я проводить тебя” — спросил Иккиу.

“Я пришел один и уйду один. Чем ты можешьмне помочь” —ответил Нинакава.

На что Иккиу сказал: “Ты заблуждаешься,если думаешь, что и вправду приходил и уйдешь. Позволь мне указать тебе путь,который не ведает приходов и уходов”.

Этими словами Иккиу так ясно открыл путь,что Нинакава улыбнулся и почил с миром”.

Теория систем и дзэн

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.