WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |

— А что плохого в том, чтобы дать людям знать, что вы задеты — спрашиваю я.

Мы обсуждаем это в течение получаса. Инженер, у которого были проблемы в отношениях как с матерью, так и с женой, и который поэтому испытывает неприязнь к женщинам вообще, боится сломаться. Он не понимает, что на самом деле люди не ломаются, они тают. Естественный для нашего тела способ таяния — это слезы. Слезы так же необходимы и неизбежны в психотерапии, как кровь в хирургии. Когда вы порезались, идет кровь, когда вам больно, вы плачете; а все манипуляторы испытывают внутреннюю боль, порождаемую внешними конфликтами. Но Диктаторы, Хулиганы и Судьи ожесточенно борются со слезами посредством враждебности. Поэтому у них часто бывают неожиданные вспышки гнева.

— Слезы, — доказывает он, — для женщин и детей. Не для мужчин. — В его голосе звучит гнев.

— Повторите это еще раз, — требую я.

— Слезы не для мужчин.

— Громче!

— СЛЕЗЫ... НЕ ДЛЯ МУЖЧИН! — Он дрожит.

— Вы дрожите, — говорю я ему. — Дрожите сильнее!

Он пытается. Его подбородок трясется. На глаза накатываются слезы.

— Станьте своими глазами! — командую я.

— Кажется, мы сейчас заплачем, — понимает он и вдруг разражается рыданиями. — Женщины в самом деле обижают вас! — кричит он Теду. — Они и меня обижали всю жизнь...

Сцена окончена. Кризис миновал. Клиент переживает то, чему так упорно сопротивлялся.

Чтобы достичь этой точки, он посещал терапевтическую группу в течение полугода, и впереди у него еще шесть месяцев. Если он не испугается или не бросит терапию раньше времени, дальнейшее развитие отношений с группой может помочь ему принять естественность проявления душевной боли. Постепенно он введет ранимость в круг приемлемых для себя форм реагирования, ослабив свои активные, так называемые "мужественные", реакции на боль и усилив свои так называемые "женственные" реакции. Таким образом, если он раньше времени не прекратит терапию, то фактически станет актуализатором, и промышленность получит не только хорошего специалиста, но и чуткого человека.

Поведение терапевта в такой группе отражает его открытость по отношению к активным и пассивным возможностям собственного реагирования на ситуацию. Он должен не только пассивно принимать манипулятора как личность, но и активно фрустрировать последнего в сферах его фиксаций. Он фрустрирует попытки манипулятора сопротивляться переживанию внутреннего конфликта и его отказ допускать противоположные качества своей личности в поле сознания. Терапевт делает это в основном путем описания поведенческих проявлений манипулятора во время психологического кризиса ("Кого вы хотите пнуть", "Вы дрожите" и т.д.).

Он сосредотачивает внимание на беспокойстве манипулятора в связи с противоположным качеством, которое нуждается в развитии, и может спросить у него, как я спросил у инженера: "Что вы чувствуете в связи с причиненной вам болью Что она заставляет вас говорить Как вы сопротивляетесь ей" Чаще всего ответы манипулятора будут именно такими, как в нашем случае: "Человек не должен показывать, что ему больно". Далее терапевт говорит: "А что в этом плохого" Здесь манипулятор оказывается зажат с двух сторон: он вынужден либо настаивать на том, что ранимость — нездоровое проявление человеческой природы, либо признать, что ранимость естественна, и измениться. Последующее замешательство нарушает существующее в нем равновесие, которое затем может быть восстановлено на новой основе.

Хотя в ходе встречи мы непосредственно работаем лишь с одним или двумя клиентами, в диалог оказываются вовлечены все члены группы. Несмотря на то, что каждый из нас уникален, все мы — человеческие существа и во многом сходны. Во время терапии человек легко отождествляет себя с другим.

Актуализационное значение конфликта.

Учитывая специфику нашего предмета, содержание слова "конфликт" нуждается в уточнении. В обычном межличностном контексте конфликт означает негативное напряжение, возникающее между двумя людьми; в социальном плане конфликт трактуется как отрицательное явление, поскольку ведет к разрушениям и страданию. Следует уяснить со всей определенностью, что для актуализатора конфликт — не отрицательное явление. В самом деле, возможен и созидательный конфликт. Например, если бы инженер в вышеприведенном случае не опротестовал ранимость врача, то не смог бы осознать и собственную ранимость, ее значение и заключенные в ней возможности.

Актуализатор всегда приветствует критику, ибо знает, что благодаря ей сможет чему-нибудь научиться. Он учится в споре с теми, кто с ним не согласен; во время стычек и перепалок он изучает себя, открывает свои слабые стороны. Актуализатор не нуждается в комплиментах, чтобы быть счастливым, ведь большая их часть — манипуляции. ("Вы такой замечательный человек, доктор!" — обычная лесть.) Однако если кто-то, кого он любит, и кто обычно не разбрасывается комплиментами, все же хвалит его, актуализатор принимает это на свой счет. Актуализатор учится ценить различия, потому что именно отличие и несходство служит тем источником, из которого он черпает возможности для своего роста.

Большая часть межличностных отношений — это игры доминирования и контроля, в ходе которых манипулятором движет потребность победить, одержать верх. Актуализатор воспринимает конфликт иначе — последний вызывает в нем "творческое возбуждение". Он понимает, что конфликт дает шанс для роста вне зависимости от того, одержит он верх или нет. Актуализатор не зациклен на победе, так как понимает, что ему суждено меняться, — и он готов быть тем, кем может стать после созидательного конфликта. Это, разумеется, предполагает веру — веру в то, что обе стороны конфликта вынесут из него пользу.

Таким образом, в актуализирующих группах конфликт между участниками служит мощным источником развития. Наблюдая у других членов группы те стороны личности, которые неразвиты в нем самом, человек обнаруживает, что начинает менять свои стереотипы поддержания внутреннего равновесия. У него формируется более здоровый баланс между активными и пассивными возможностями взаимодействия с другими людьми.

Процесс актуализационной терапии.

Процесс актуализационной терапии можно рассматривать как развитие сознательности. В нем можно выделить три основные стадии:

  1. Описание основной манипуляции. По мере беседы терапевт обращает внимание на характерные для данного клиента вербальные конструкции манипулятивного толка, из которых постепенно вырисовываются один или два основных манипулятивных стереотипа. Например, клиент может постоянно прибегать к свойственным Тряпке стереотипным выражениям беспомощности и глупости, или часто использовать Хулиганские приемы силового воздействия и шантажа. Как только стереотип становится для психолога очевидным, он описывает клиенту, в чем, как ему кажется, состоит его основная манипулятивная игра или игры.

Затем анализируется, чем эти манипуляции "выгодны" клиенту. Ценность активных манипуляций предположительно состоит в том, что они позволяют принуждать, а пассивных — в том, что они позволяют обольщать. Выгодность манипуляций анализируется как в сиюминутном плане, так и в долгосрочной перспективе. Так, чаще всего манипуляции применяются для управления другими людьми, использования их в корыстных целях, избегания определенных ситуаций, структурирования времени, чтобы кому-то польстить, заставить работать на себя и т.д. Однако несложно показать, что в отдаленной перспективе все они самоубийственны, так как отчуждают человека от других, не позволяют обрести зрелость, делают зависимым, лишают самостоятельности.

  1. Восстановление внутреннего равновесия. Когда основной манипулятивный стереотип выявлен, терапевт просит продемонстрировать эти манипулятивные тенденции в утрированном виде, чтобы клиент мог почувствовать всю их нелепость. Например, мы просим Хулигана усилить проявления своей враждебности, осознать их и запомнить, как он выглядит со стороны, когда увлечен этой игрой. Затем мы просим клиента продемонстрировать противоположный манипулятивный стереотип. Например, мы можем попросить Тряпку попытаться стать Диктатором, чтобы посмотреть, что получится. Этот прием основан на гипотезе, что очевидная выраженность какой-то манипулятивной тенденции свидетельствует о подавлении противоположной тенденции. Так, за демонстративной ранимостью Тряпки обычно кроется острая потребность стать Диктатором и отомстить обидчикам. Внешне зависимый Прилипала подавляет потребность контролировать других в роли Калькулятора. Настоятельные попытки Славного Парня овиноватить нас за несогласие с ним нередко скрывают потребность войти в роль Хулигана и выплеснуть свою враждебность. Потребность Защитника брать на себя ответственность за других часто скрывает желание стать Судьей и обрести всемогущество.
  2. Интеграция. Последний шаг состоит в том, чтобы включить активные и пассивные противоположности в единое работоспособное целое. Для этого мы продолжаем поощрять клиента к осуществлению всех активных и пассивных возможностей своего самопроявления, чтобы он усвоил, что актуализация подразумевает интеграцию, включение в свой арсенал противоположных качеств личности. Как уже говорилось ранее, актуализатора можно сравнить с фигуристом, который свободно скользит от одной возможности самопроявления к другой, творчески используя каждую из них в своем движении по жизни.

В этой связи клиент должен понять, что самоубийственные манипуляции могут быть преобразованы в самосозидающее актуализационное поведение, и что для этого ему не нужно отказываться от своих манипуляций: достаточно все яснее сознавать их, и это естественным образом приведет к актуализации. Диктаторы могут превратиться в Лидеров, Тряпки — в Сочувствующих и т.д.

Изучение жизни самоактуализирующихся людей на этом этапе помогает понять, как происходит такое преобразование. Взаимодействие с самоактуализированными людьми в ходе групповой терапии укрепляет веру в то, что это возможно. А это, в свою очередь, пробуждает в человеке веру в себя, которая и ведет его по пути актуализации.

Глава 16. От манипуляции к актуализации.

Как следует из предыдущих глав, парадокс актуализации в том, что ее нельзя добиться непосредственно, разом отказавшись от манипуляций. Вы можете стать актуализатором лишь принимая свое манипулирование, и все глубже сознавая его роль и значение в своей жизни. Поэтому я завершаю книгу рассказом нескольких людей об их опыте актуализации.

На этих страницах вы прочтете исповеди реально существующих людей, которые осознали себя манипуляторами и встали на путь актуализации. Каждый из них рассказал о себе добровольно. У одного из них было за плечами два месяца терапии, у другого — два с половиной года. Еще один прошел лишь тренинг сензитивности. Тем не менее, каждая из этих исповедей есть свидетельством пробуждения сознания, которое привело к действительным личностным изменениям.

Пример 1. Инженер, 43 года.

Я манипулятор.

Два месяца назад я не подозревал о этом. Два месяца назад я был самым честным, самым искренним и самым не-манипулятивным парнем из всех, кого я знал. Я совершенно не сознавал, как живу. Эта слепота вынуждала меня продвигаться по жизни на ощупь, спотыкаясь и причиняя боль себе и другим.

Я пришел к психотерапевту с двумя большими проблемами: 1) я больше не мог справляться со все возрастающей нагрузкой на работе в сфере промышленной торговли, 2) мои отношения с женой складывались не самым лучшим образом, а за пределами семьи у меня вообще никаких отношений не было. Короче говоря, жизнь моя разлазилась по швам и не стоила того, чтобы жить. Я был напуган. Я чувствовал, что неумолимо сползаю к краю огромной беспощадной бездны.

В ходе групповой терапии я почти сразу понял, что всю свою жизнь редко когда бывал честен в том, что касалось моих чувств. Я выражал лишь безопасные, положительные мысли и чувства, и всегда скрывал отрицательные, опасные, конфликтные. Я избегал ссор и конфликтов с помощью молчания, бездействия, нерешительности. Это было мощным оружием как для защиты, так и для нападения. Моя жена, например, — агрессивный боец и спорщик, а я более склонен к пассивному типу поведения. Поэтому я, естественно (и небезуспешно) боролся с ней посредством молчания, отстраненности, ухода от общения. Обычно это срабатывало. В конце-концов она от меня отставала. Я полностью вжился в роль Тряпки.

Я был, как теперь понимаю, пассивным манипулятором. Я обрабатывал людей и добивался успеха с помощью трусливых, слабых, пассивных трюков.

Осознать эти поведенческие стереотипы было очень нелегко, — меня осенило лишь на третьем сеансе групповой терапии. Я был атакован, выставлен на обозрение, полностью разоблачен, так что все мои внутренние слабости, ранее скрытые, оказалась на виду. Это был один из самых ужасных вечеров в моей жизни.

Но в тот же вечер я прозрел и был захлестнут новым осознанием себя. (Как это было больно!) Мне понадобилась неделя, чтобы придти в себя. И всю эту неделю я поносил своего психотерапевта за то, что он сделал или допустил. Затем медленно стала давать ростки новая жизнь. Преодолевая страх, я начал экспериментировать дома и на работе с новыми инструментами подлинной честности.

Однажды во время ссоры с женой я высказал ей все, что скопилось у меня на душе за многие годы. Я знал, что это очень опасно, но тем не менее чувствовал себя хорошо и был уверен, что прав, высказывая ей все это. Когда я закончил, она сказала: "Неужели ты думаешь, что я не понимала этого и раньше Твои поступки, твои намеки, твое молчание — все говорило об этом." Я был поражен! Моя честность не разрушила ни ее, ни меня. На самом деле мы стали ближе друг другу как никогда раньше. С этого момента наши отношения стали развиваться. Моя честность окупила себя. Первый раз в жизни я преодолел стереотип привычной для меня пассивной тактики, и результат оказался потрясающими.

Я попробовал сделать то же и на работе. Сначала было страшно, — ведь я думал, что рискую своим экономическим положением. Но я сделал это. Начал с того, что коротко и просто объяснил своему начальнику, что после недавних организационных изменений я перегружен работой сверх всякой меры, и что в связи с этим не могу выполнять свои обязанности на должном уровне. Две недели спустя все значительно изменилось к лучшему. Я также начал говорить "нет" людям, которые просили меня выполнить то, что не входило в мои обязанности. Я положил на своей стол большой нож как символ того, что отсекаю всю ненужную дребедень.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.