WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 19 |

В этом определении содержатся, как нам кажется, все существенные признаки, рассматриваемого явления: 1. общность для группы людей; 2. наличие диспозицион-ного фактора; 3. отсутствие резкой, непроходимой грани между типами (т.е., плавный переход к соседним типам); 4. ограниченность области типа только одной из сторон индивидуальной жизни.

Прежде всего необходимо коснуться такой характеристики, как "психический или психофизически нейтральный вид". В отношении диспозиции, лежащей в основе типа, так же, как и в случае собственно диспозиции индивида, невозможно ограничиться чисто психическим, ибо оно, зачастую, означает по сути психофизиологически нейтральное состояние. Для "типа женщины" или "типа темперамента флегматика" на самом деле в равной мере существенны как определенные телесные, так и определенные психические признаки; это же соответствует и многим другим случаям.

Остальные признаки нуждаются в более подробном рассмотрении.

1. ТИПОВОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ОБЩНОСТИ

Когда мы кого-то называем музыкальным, зрительным или сангвиническим типом, то констатируем свойства, которые, одновременно, столь же значимы и для всех людей, принадлежащих к этому типу. В отличие от общепсихологического подхода, возводящего общезначимое к душевной жизни человека вообще, мы рассматриваем его применительно к некоторой небольшой (в пределах человечества) группе людей.

Из такого общего толкования типа получается, что отнесение какого-то Х к какому-либо типу никогда не характеризует этого Х как индивидуальность; ведь этим подчеркиваются только те стороны его существа, благодаря которым Х становится сравним с другими людьми, принадлежащими к этому же типу.

Отношение более общего к менее общему может теперь повториться внутри самих типов при многократной градации на основе более дробных принципов разделения (надтипы и подтипы). Так, например, зрительный тип может разделиться на подтипы, в одном из которых превалируют цветовые, а в другом - пространственные компоненты зрительных представлений.

Подтип, заданный содержательно более точно, имеет, естественно, менее общее значение, так как группа, которую он охватывает, является более узкой; однако, по той же причине, он больше способствует характеристике отдельного индивида. Таким образом, система упорядоченных между собой над- и подтипов образует связь между общечеловеческими признаками и признаками единичной индивидуальности, однако, сама психология типов никогда не достигнет ни верхней, ни нижней границы этой группы.

2. ТИП ДИСПОЗИЦИИ

То общее, благодаря чему мы объединяем группу людей в тип, относится, в конечном счете, не к актуальным признакам (феномены и действия), которые в определенный момент и примерно одинаково проявляются у А, В, С, D и т.д., а к хроническому, стационарному свойству, благодаря которому А, В, С, D и т.д. становятся предрасположенными к воспроизведению этих самых актуальных признаков.

В психологии, правда, понятие типа не всегда рассматривается в таком диспози-ционном аспекте; скорее это понятие используется как вспомогательное, только для группировки качественных различий, которые обнаруживаются в самом феноменологическом материале. Так, например, если проанализировать сочинения ста школьников на заданную тему, то в результате будет выделен ряд более или менее четко различающихся групп, которые можно было бы назвать "типы сочинений". Подобным образом можно поступать всегда, когда сопоставимые результаты наблюдения или эксперимента не удается соотнести с чисто количественной градацией.

Между тем, такие чисто феноменологические типы не следует считать собственно предметом учения о типах. Доказательство того, что при решении конкретных задач в определенных условиях одни люди реагируют так, а другие - иначе, и что на основании этого удается образовать группы, важно и интересно не само по себе, а только в связи с теми более глубокими выводами, которые логически из этого вытекают. Надо искать причину общности, которая может быть заключена в типе задач; в случайных и преходящих установках; в соматических, учебных и других условиях и предпосылках; основываться на взаимном влиянии испытуемых (внушении, подражании); покоиться на своеобразии диспозиций (которые, несмотря на сходство их проявлений, внутренне совершенно различны) или базироваться на общем диспо-зиционном своеобразии (только в этом последнем случае констатация общего способа поведения, одновременно, является и констатацией типа в собственном смысле этого слова).

Чтобы добиться ясности в этой области, было бы неплохо развести терминологически эти два значения типа; тогда в первом случае можно было бы говорить о феноменологических (или ненастоящих) типах, а во втором - о психологических (или настоящих) типах.

То, что до сих пор типы связывали с диспозиционным смыслом скорее интуитивно, нежели осознанно, можно понять из общепсихологической ситуации. Дело в том, что господствующая до последнего времени психология была нацелена на борьбу против всего, что относилось к "способностям" или "душевным силам", хотя именно эти проблемы составляли ту область, где яснее всего обнаружилась необходимость понятия диспозиции и наиболее интенсивное развитие получило учение о типах. Понятие "психологический тип", не включающее в себя чего-то, присущего индивиду постоянно-способностей или тенденций - является бессодержательным. Точная формулировка, которую мы выше дали понятию диспозиции, может уберечь нас от рецидива грубой формы старой теории способностей.

Диспозиция в нашем понимании — это прежде всего только возможность, т.е. лишь частичное условие события, а не единственный "deus ex machina" (бог из машины). Соответственно, актуальная душевная жизнь человека никогда не является только результатом проявления его типа, а всегда выступает как продукт конвергенции: то, каким образом реагирует человек, зависит как от его типа, так и от внешних особых условий в каждом отдельном случае (от задачи, установки и другихфакторов).

Далее, тип, как всякая диспозиция, является пластичным в известных границах, т.е. воспитание и другие воздействия могут его модифицировать.

Кроме того, диспозиция, соответственно нашему пониманию, никогда не является изолированной душевной силой (проявляющей свою суть независимо от других действующих в том же индивиде сил), а только одним из лучей, которые испускает единая энтелехия личности. Поэтому никогда нельзя высказывать суждения о значении для личности отдельной диспозиции по той абсолютной силе, с которой она проявляется;

решающим здесь должно выступать только относительное значение, которое присуще данной диспозиции, крепко связанной со всеми другими имеющимися у индивида диспозициями. То же самое справедливо в отношении типа. При более точной формулировке он является не единичной диспозицией, общей для многих людей, а соотношением диспозиций, в котором превалирует одно звено.

Пример. Вообразим себе человека, для которого характерны довольно слабая энергия при одновременно относительно более сильной (а поэтому превалирующей в его психологической структуре) живости и стойкости зрительных представлений. Этот человек, несомненно, относится к визуальному типу, но все же абсолютная энергетическая степень его зрительных представлений может быть меньше, чем у других людей, даже и не принадлежащих к этому типу (так как главным их отличием выступают еще более живые и продолжительные слуховые представления)'.

(1)Этот пример, с некоторыми изменениями заимствован у Сегала, заслуга которого вообще состоит в том, что он обратил внимание на это важное обстоятельство (546). Сегал называет этот тип "предиспозицией" вследствие относительного преобладания одного направления "диспозиций", но так как в речевых оборотах уже давно "пре-" в сложных словах употребляется во временном значении, а не в смысле ранга, то мне кажется, что выражение "превалирующая (преимущественная) диспозиция" является более удачным.
 
 

Еще одной чертой понятия диспозиция является его телеологический характер;

тем самым и понятие типа опять приобретает новый оттенок. Каждая диспозиция -это постоянно существующая тенденция к осуществлению определенных целей; от того, насколько далеко и последовательно превалирующая диспозиция направлена на цели, общие для группы индивидов, она приобретает типичный характер. После этого тип перестает быть произвольным собирательным понятием для наличных диспозиционных отношений; он становится своего рода идеальным понятием для тех структур, которые являются наиболее чистым выражением общей цели и проявляют наименьшее привнесение мешающих, случайных, чисто индивидуальных характеристик.

Эта телеологичность уже обнаруживается в оборотах речи, от которых не стоит отмахиваться, как от чего-то незначащего. Если мы говорим о "типе ученого", то имеем в виду не только признаки, случайно встречающиеся у большинства представителей этой профессии, но и воплощение тех свойств, которые своей особостью и специфической направленностью более всего отвечают задачам, которые призван осуществлять ученый в человеческом сообществе. Это же справедливо и в том случае, когда мы какую-то женщину называем чистой представительницей женского типа.

Выражение "идеальное понятие", конечно, в данном случае не следует воспринимать в смысле моральной оценки. Содержание целей, к которым стремится группа людей вне зависимости от того, являются ли они этически благими или злыми, полезными или биологически вредными, - совершенно не имеет отношения к учению о типах; это учение занимается только выяснением того, выражена ли диспозиционная установка на цели более или менее явно и чисто. Поэтому можно говорить о типичном преступнике также, так и о типичном альтруисте.

Те же случаи, которые ни в коей мере не приближаются к идеальной форме определенного типа или в которых это приближение явно нарушено чуждыми относительно цели элементами, мы называем атипичными.

Надо отметить, что приведенное выше рассмотрение mutatis mutandis (соответствующих изменений) применимо и к интравариациям. Развитие индивида в течение жизни состоит не только в постепенном душевном росте, но и в постоянном качественном изменении (хотя не все качественно различные периоды имеют равное значение для развития). Скорее всего есть эпохи, содержание которых имеет выраженный "типичный" характер, когда жизнь индивида имеет определенную, замкнутую в себе и относительно стабильную целевую структуру; эти эпохи чередуются с другими, имеющими преимущественно переходный и подготовительный характер. Качества интервалов времени, названных первыми, мы назовем типами развития, или "стадиями". Аналогично собственно межиндивидуальным типам, в речевых оборотах зафиксированы и типы развития, когда, например, говорят о детском и юношеском типе.

3. ТИП - НЕ КЛАСС

Согласно первому признаку нашей формулировки понятия типа (общность признаков для группы индивидов), вероятно, может показаться, что данное понятие как бы покрывается понятием класса (или же понятием вида, породы). Такое отождествление в действительности происходит достаточно часто; однако, оно совершенно неоправдано и нанесло даже некоторый вред.

При разделении на виды или на классы смежные звенья отчетливо отграничены друг от друга. Признаки, важные для определения вида, пригодны лишь для членов данной группы, но абсолютно неприемлемы для членов других групп. Это утверждение с полным правом относится и к биологической теории развития: ведь если даже принять идею о том, что виды произошли один от другого, то сейчас они существуют как отдельные виды, четко отграниченные друг от друга и не имеющие переходов. Там, где обнаруживаются единичные промежуточные и гибридные формы, - это всегда исключения, не нарушающие компактную замкнутость собственного качества того или иного вида.

С типом дело обстоит иначе. Между отдельным типом и соседствующими с ним типами границы всегда размытые; переходные формы, относительно которых можно сомневаться — принадлежат ли они к тому или другому типу или уже к промежуточной форме - не являются случайными аномалиями: такие формы с необходимостью относятся к структуре типового деления. Если виды представляют собою острова, каждый из которых не соединен мостами с другими, то типы - это только холмы на пересеченной местности. Где, однако, проходит граница между территорией, относящейся к одной вершине, и территорией ближайшей к ней вершины

Это, собственно говоря, выясняется уже при телеологическом рассмотрении, о котором мы говорили в предшествующем разделе в отношении понятия типа. Ведь если тип - "идеальная форма", то мыслимы так же различные степени приближения к идеалу.

И биологически, пожалуй, объяснимо это различие между видом и типом. Замкнутость вида и его резкое отграничение от каждого другого, обеспечивается тем, что размножение и наследование всегда происходит внутри вида. Между представителями различных типов, напротив, имеется панмиксия (свободное скрещивание) и тем самым возникает возможность для создания разнообразных промежуточных форм. Это касается даже тех типов, которые внутри человечества более всего приближаются к биологическому виду, т.е., расовому типу (так, например, Америка пережила за много поколений смешение белых, черных и красных). В гораздо большей мере это относится к чисто психологическим типам, так как здесь совершенно отсутствуют те инстинктивные препятствия, которые, возможно, противостоят смешению различных рас; они даже скорее гасятся благодаря противоположностям (взаимное притяжение и дополнение разных типов).

Правда, чисто логическая ориентировка чрезвычайно затруднена из-за описанного выше своеобразия понятия типа. Человек почти непреодолимо тяготеет к тому, чтобы маркировать с помощью понятия класс замечаемые им качественные различия и однозначно отграничивать (на основе определенных признаков) членов одной группы от всех остальных. При этом, конечно же, решающую роль играет язык, так как при обозначении в речи качественных характеристик всегда образуется нечто, рядом с чем хотелось бы поставить и соответствующее непостоянное подразделение обозначенных объектов. Следствием является то, что у нас самым подробным образом трактуется в общей логике метод классификации согласно differentia specifica (специфическим различиям), система упорядоченных над- и подклассов и т.д., в то время, как принцип разбивки на типы едва имеет место (не говоря уж о его равноценной разработке)2.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 19 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.