WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 |

29. Далее, характеру преступления по страсти противоречат также еерешительный и энергичный образ действия и отсутствие у нее раскаяния. Она веласебя совершенно непринужденно во время судебного разбора дела ее изая­вила на суде, чтоне только не сожалеет о случившемся, но даже повторила бы в случае надобностиэто убийство еще раз, так как предпочитает видеть своего возлюбленного лучшемертвым, чем принадлежащим другой женщине.

Dav., отдавшаяся честной девушкой своемупоклонни­ку, сержанту,после того как он обещал жениться на ней, облила его серной кислотой, когда онбросил ее беремен­ной.Мы здесь имеем дело не с кокоткой или проститут­кой, мстящей своему вероломномулюбовнику за то, что он покинул ее, причем истинным мотивом мести являетсясобственно эгоизм, но с честной девушкой, которой причи­нена тяжелая несправедливость и впреступлении которой страсть играет главную роль. Но даже и у нее мынахо­дим черты,противоречащие характеру истинного преступ­ления по страсти: так, например,Dav., перед тем как от­даться своему любовнику, угрожала ему смертью, если он обманет ее.Это указывает на то, что она подумывала о преступлении еще задолго до того, какна него натолкнуло ее поведение ее любовника. Далее: чтобы разыскать его, онаотправилась в одно подозрительное место в сопровож­дении какого-то мужчины, что неможет не свидетельство­вать об известной свободе в ее поведении. Наконец, она прибегла ксерной кислоте, чтобы заставить испытать — как она сама призналась— любовника своегогоречь мес­ти. Она необнаружила никакого раскаяния в совершен­ном преступлении и многократноосведомлялась даже у тюремных врачей о состоянии здоровья своейжертвы.

Часто бывает затруднительно решить, кудаименно отне­стивиновную: к преступницам ли по страсти или же к врожденным преступницам, таккак она принадлежит, по-видимому, к одной и другой из этих категорийодновременно.

Клотильда Andral, актриса (у которойлюбовные при­ключениявроде нижеописанного составляли, вероятно, да­леко не редкость), сделаласьлюбовницей одного офицера, от которого родила сына. Однако любовник вскорепоки­нул ее иматериальное положение, в котором она внезапно очутилась, стало до тогоскверным, что она нуждалась да­же в самом необходимом и была решительно не в состоя­нии содержать своего ребенка.Окружавшая ее нищета, стра­дания ее дитяти и циничное поведение ее любовника, не считавшегодаже нужным отвечать на ее письма, довели ее до отчаяния. Она решилась облитьего серной кислотой, но это ей не вполне удалось. И в данном случае характерупреступления по страсти противоречат как далеко не безу­пречная предшествовавшая жизньпреступницы, так равно и заранее обдуманное намерение, с которым онасоверши­лапреступление (она подкарауливала свою жертву триж­ды с большими промежутками одинраз после другого). Но, с другой стороны, мотив ее преступления был оченьсерьезен и не гнездился в какой-нибудь низменной страсти.

Итак, в приведенных примерах дело сводитсяне к тем взрывам страсти, которые омрачают ум даже порядочного человека,превращая его в убийцу, но к упорному, медленно развивающемуся чувству,приводящему в брожение дурные наклонности и дающему достаточно времени длятого, что­бы обдуматьи подготовить преступление. Нам скажут, быть может, что здесь дело идет обезусловно честных жен­щинах —и, в сущности, преступницы эти мало или даже вовсе не отличаются от нормальныхженщин, — но этокажущееся противоречие исчезает, когда мы примем во внимание то, что уже преждебыло нами сказано о нравст­венном чувстве нормальной женщины. Мы доказали именно раньше, чточувство это почти совершенно не развито у нее и что ей свойственны некоторыепреступные наклонности, как мстительность, ревность, зависть и злость, которые,впро­чем, приобыкновенных условиях нейтрализуются ее срав­нительно малой чувствительностью,равно как и ничтож­нойинтенсивностью ее страстей. Если нормальная во всем остальном женщина возбудимаболее обыкновенного и у нее повод к преступлению самый серьезный, то преступныенаклонности ее, физиологически дремлющие, пробуждают­ся: она становится в таком случаепреступницей, но не вследствие силы своих страстей, которые у нееобыкновен­нопосредственно-слабы, но благодаря своей пробудившей­ся преступности. Таким образом,даже совершенно нор­мальная женщина может сделаться преступницей, не будучи в то жевремя преступницей по страсти, так как страсти ее никогда не достигаютзначительной интенсивности. Но они составляют тем не менее неотъемлемую частьвсякого пре­ступления,так как пробуждение в женщине ее скрытой преступности обусловливается толькооскорблением са­мыхдорогих для нее чувств.

То же самое можно сказать о преступлениях,в которых второстепенную роль играют страсти, а главную — вну­шение со стороны мужчины. Lodi,например, совершила кражу по приказанию своего любовника, который грозил впротивном случае бросить ее. Особенно характерен случай Noblin. Она былапокинута своим любовником после многолетней связи с ним для другой женщины, итак как она знала о совершенном им преступлении, то угрожала ему доносом. Междутем любовник ее успел уже доверить тай­ну своего преступления своей новойлюбовнице и решил поэтому избавиться от угрожавшей ему с обеих сторон опасностиустранением одной из этих женщин. Выбор его пал на вторую любовницу. Целыймесяц затем он мучил Noblin разного рода подстрекательствами к преступлению, окоторых она потом рассказывала на суде в следующих словах: "Он изводил меня имучил по целым неделям, то стараясь возбудить мою ненависть к соперницерассказами о том, как она любила его, то подзадоривая меня, что я слишкомтруслива для того, чтобы решиться отомстить... Промучив меня таким образомцелый месяц, он однажды сказал мне прямо, что я не люблю его, если до сих порне убила своей соперницы". В данном случае одной страсти, как бы сильна она нибыла, оказалось недостаточно для того, чтобы имело место преступление, если бысюда не при­соединилось еще внушение; следовательно, преступные на­клонности бывают порою скрыты вженщине очень глубо­ко, если для пробуждения их нужны такие могучие средства, каквнушение. Мужчина, преступник по страсти, может силь­нейшим образом противостоятьискушению преступлению или уступать ему под влиянием более сильной страсти; тамже, где для совершения преступления необходимо еще влияние внушения, гдевозможно, стало быть, предваритель­ное обдумыванье и взвешивание всех последствий замыш­ляемого преступного деяния,— там органическоеврож­денноесопротивление злу должно быть, очевидно, весьма слабым. Как показывает, междупрочим, только что описан­ный случай, нормальной женщине свойствен известный за­пас дурных инстинктов, а вместе стем и предрасположен­ность к подобной форме преступности по страсти.

10. Преступления по страсти эгоистическогохаракте­ра. Преступления, которые мы называемпреступлениями по страсти эгоистического характера, совершаются небла­годаря внезапномувзрыву страсти, но под влиянием посте­пенного действия ко злунаправленных импульсов. Преступницы этой категории суть обыкновенные честные,доб­рые и любящиенатуры, и преступления их являются почти исключительно плодом постепеннонарастающего чувства ревности, порождаемой разного рода несчастьями,болезня­ми и пр. Содной стороны, они не вполне преступницы по страсти, но с другой — у них недостает не только болееили менее серьезного мотива к преступлению, но часто даже и повода к нему состороны жертвы, — иподобное отноше­ниепреступного субъекта к своей жертве является весьма характерным для врожденногопреступника. Примером мо­жет послужить следующий случай, имевший место в Бель­гии. Один молодой человек любил ибыл любим одной бедной девушкой, богатая кузина которой также влюбилась в него.Молодой человек хоть и был честен, но, не чувствуя в себе достаточно мужества кжизненной борьбе за свое существование, поддался искушению богатства иобручился с богатой девушкой, отказавшись от бедной. Однако неза­долго до свадьбы невеста егоопасно заболела, и ее начала беспрестанно мучить ревность и мысль о том, чтосмерть ее, которая сделает ее бедную кузину богатой наследницей ее, доставитжениху ее двойное счастье обладания богатством и любимой женщиной. Ревностьнатолкнула ее на мысль скомпрометировать и погубить его. Для этого онапрогло­тила дорогойбриллиант из своего кольца и обвинила моло­дого человека в том, что он укралего. Отец поверил словам своей умирающей дочери и, ища после смерти ее кольцоэто среди других драгоценностей ее, нашел его, к удивлению своему, безбриллианта. Экс-жених был арестован и, навер­ное, был бы осужден, если бы, посчастию, молва не обвинила его в том, что он отравил свою невесту с цельюсделать на­следницейлюбимую им девушку. Было произведено вскры­тие умершей, и бриллиант былнайден у нее в желудке.

Другой случай. Некая Derw., счастливая,очень любящая женщина безупречного поведения, заболела вдруг на высоте своегосчастия чахоткой и в течение нескольких месяцев очутилась на краю могилы. Еелюбовь к мужу преврати­лась в бесконечную бурную ревность. Она постояннотребо­вала клятв его,что по смерти ее он не будет знать никакой другой женщины, просила его умеретьвместе с ней и одна­жды, после того как несчастный муж в сотый раз клялся ей ни на комне жениться после смерти ее, она схватила ви­севшее на стене ружье и застрелилаего. Perrin была прико­вана неизлечимой болезнью к своей кровати в течение пяти лет. Втечение всего этого времени она страшно мучила мужа своего ревностью. Ежедневноона упрекала его в не­достойном относительно ее поведении, говорила, что ониз­меняет ей и,наконец, чтобы положить конец всему этому, однажды подозвала его к своейпостели и тяжело ранила выстрелом из револьвера, который постоянно держаласпря­танным подподушками. Потом она сама призналась, что обдумывала свое преступление втечение долгого времени.

Во всех этих случаях мотивом преступленияявляется благородная страсть, любовь, но ближайший, однако, толчок к чемудается, с одной стороны, пробудившимися дурными инстинктами, находящимися унормальной женщины в скры­том состоянии, и, с другой — ревностью, доходящей дочу­довищных размеров,благодаря которой женщины страдают при виде чужого счастья так же, как бы подвлиянием собственного несчастья. Мысль о том, что они лишены сча­стья ожесточает их и возбуждает вних желание, чтобы и другие не могли воспользоваться им. Конечно, здесь поводык преступлению большею частью серьезного характера, и каждая из этих преступницпри нормальных условиях, ес­ли бы судьба не обрушилась так жестоко на нее наверное осталась бычестной женщиной. Подобные преступления очень резко свидетельствуют о тойаналогии, которая суще­ствует между детьми и женщинами: можно сказать, что этопреступления взрослых детей наделенных более сильными страстями и более высокойинтеллигентностью.

Итак, мы имеем здесь дело с преступлениямипо страсти происхождение которых кроется в чувствах исключительноэгоистического характера, как, например, в ревности, зависти и т.п., но не вego-альтруистических чувствах, как Spencer считает любовь, честь и т п.,которые, напротив, являются главными мотивами преступлений по страсти умужчин.

Самоубийцы.

1. Чтобыдополнить наше исследование о преступлени­ях по страсти, мы должны коснутьсяеще самоубийц, ибо аналогия и родство между преступлениями, особенносо­вершаемыми пострасти, и самоубийством так велики, что их можно рассматривать, как две ветвиодного и того же дерева.

Самоубийство — этот феномен, так близко стоящийк преступности по своим вариациям, наблюдается, в общем, у женщин в четыре идаже пять раз реже, чем у мужчин.

2. Самоубийства вследствие физическихстраданий. Со­ответственно незначительному числусамоубийств, совер­шаемых по страсти, число их вследствие физических стра­даний также невелико. В этомотношении женщины относительно превосходят мужчин в Пруссии, Саксонии, Италии,Вене и Париже и уступают им в Германии, Бель­гии, Франции и Мадриде. Нопревосходство их только от­носительное, так как абсолютное число самоубийств вооб­ще, а стало быть, и тех, причинойкоторых являются физические страдания, среди мужчин всегда значительно больше,чем среди женщин.

Обстоятельство это является новымдоказательством меньшей чувствительности женщины: она не так живо ощущаетфизические страдания, и потому последние ее не доводят так часто досамоубийства, несмотря на то что женщина переносит больше физических мук,нераздельно связанных с жизненными функциями и особенностями ее пола. Но таккак страдание принадлежит в отдаленном смысле слова к аффектам, а физическаячувствительность есть основа страстей и нравственного чувства, то этим мы можемобъяснить себе редкость среди женщин самоубий­ства, обусловленныхстрастями.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.