WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |

5. Искушение и соблазн. Преступления, особенно про­тив собственности, являются частопоследствием искуше­ния, которому не в состоянии противиться женщина, даже почтисовсем нормальная. Говоря о нравственности нор­мальной женщины, мы уже видели,что у нее слабо развито уважение к чужой собственности. Между прочим,подтвер­ждение этогомы находим в обстоятельстве, указанном Richet, что в парижское бюро утерянныевещи доставляют­сяпочти исключительно мужчинами. Одна опытная, обра­зованная женщина уверяла нас, чтоженщине очень труд­ноне мошенничать во время игры. Понятно, что там, где и без того имеется такоеслабое представление о неприкос­новенности чужой собственности, не требуется особенно сильногоискушения, чтобы нарушить ее, и нельзя еще счи­тать женщин тяжелодегенерированными только за то, что они смотрят на подобный поступок противчужой собственности как неуместный или, вернее, дерзкий проступок, но отнюдь некак на преступление. "Женщины, — спра­ведливо замечает Joly, — имеют какое-то непонятноепред­ставление о том,что им все позволительно относительно мужчин, так как они все искупают своейлаской и своим подчинением им". Воровство в магазинах сделалось спе­циальным видом женскойпреступности со времени воз­никновения теперешних чудовищных базаров. Мысль о воровствеявляется здесь у женщины как бы сама собою при виде бесчисленного множестваразбросанных товаров, возбуждающих аппетит и желания, которые, однако, могутбыть удовлетворены лишь в весьма незначительной степе­ни. Искушение тем значительнее,что наряды являются, как известно, для женщины необходимостью, средствомпривлечь к себе другой пол. Особенно велик соблазн ук­расть что-нибудь в большихмагазинах, между тем как в маленьких магазинах подобные скандалы почти никогдане случаются. Один служащий в известном парижском магазине "Au Bon Marche"рассказывал Joly, что из 100 утайщиц из магазинов 25 являются профессиональнымиворовками, таскающими все, что ни попадается им под руки, 25 — крадут из нужды, а 50— суть воровки, какон выражается, "par monomanie", т.е. они, оставляя в стороне специальнопсихиатрический смысл этого слова, суть та­кие воровки, которые более илименее обеспечены в мате­риальном отношении, но не могут противостоять искуше­нию при виде стольких прекрасныхвещей, возбуждающих их жадность; между ними попадаются, конечно, исубъек­ты, страдающиенастоящей клептоманией. Mace полагает, что в Париже в каждом из 30 большихмагазинов случа­етсяежедневно по 5 краж. Он уверяет, что из 100 подоб­ных воровок действительно беднойоказывается, быть мо­жет, только одна, между тем как все прочие состоятельны, чтобы несказать богаты, и воруют потому, что привыкли к роскоши, как к потребности, ичувствуют при виде ее силь­ный соблазн, которому легко поддаются. Zola очень верно изобразилподобный вид воровства в своем романе "Au bonheur des dames". Он особенно живоописывает влияние на женщин всевозможных весенних и осенних модныхвы­ставок, которые онипосещают так же, как инженер — выставки машин, даже не имея в виду ничего купить.

Однако при виде такого соблазна они устоятьне могут и кончают тем, что или делают покупки, которые совер­шенно подрывают их скромныйбюджет, или же решаются на воровство.

Домашние кражи, совершаемые женскойприслугой, поч­ти всепринадлежат к разряду так называемых случайных преступлений. Деревенскиедевушки, являясь в город, по­ступают на службу в богатые или зажиточные дома, где им всекажется, как у миллионеров. У них на руках находятся деньги для покупок илидрагоценности, и если к этому со­блазну присоединить еще то, что они в большинствеслуча­ев получаюточень скромное жалованье, то станет понят­ным, каким образом они доходят доворовства. Начинается дело обыкновенно тем, что они вступают в маленькиеплу­товские сделки сразного рода поставщиками товаров. За­тем они пробуют украстькакую-нибудь серебряную или иную драгоценную вещь, но совсем не считают этоворовст­вом, а простоловко выкинутой штукой. Тарновская нашла в своем материале около 49% воровок,бывших до того, как они попали на скамью подсудимых, "одной прислугой" внебольших хозяйствах. Подобное место занимали они без всякой предварительнойподготовки к нему и потому полу­чали, конечно, мизерное жалованье. Тот факт, что между воровкамипреобладают в таком количестве служанки, го­ворит за то, что здесь дело идет ослучайных преступницах.

Итак, при таком слабом сопротивлениипреступному искушению, особенно в деле присвоения себе чужой собст­венности, такие кражи превращаютсяс течением времени в привычку, а случайные воровки — в привычных. Это особенно частонаблюдается в больших городах среди жен­ской прислуги, котораяобыкновенно, за редкими исключе­ниями, обкрадывает своих хозяев. Balzak очень ярко изо­бразил эту общественную язву,какою она представлялась в его время. "Обыкновенно, — говорит он, — повар и кухарка — это домашние воры, дерзкие,которым нужно еще платить. Прежде служанки эти тащили по 40 су для лото, теперьже они воруют по 50 франков для сберега­тельной кассы. Они собирают своюдань в часы между базаром и обедом, — и Париж не знает другой такойвы­сокой пошлины спривозных товаров, как та, которую взи­мают эти женщины, считая своипокупки на базаре не только по двойной цене против их стоимости, но ипользу­ясь еще скидкойизвестного процента у поставщиков.

Перед этой новой силой трепещут даже самыекрупные купцы, и все они без исключения стараются задобрить ее в свою пользу.При попытке контролировать этих женщин они говорят грубости и мстят сплетнямисамого низкого свойства. Мы дошли уже до того, что в настоящее время прислугаосведомляется друг у друга о господах точно так же, как мы делали это преждеотносительно ее".

Зло это, по уверению г-жиGrandpré, с тех пор еще более разрослось в Париже. Таким образом, путемобкрадывания своих хозяев прислуга нередко сколачивает себе изрядный капиталеци становится почтенной особой в том участке, где она живет. Молодые девушки,приезжающие из провинции, обучаются этому искусству у старых и опытных. Г-жаGrandpré слышала в тюрьме St.-Lazare следующий печаль­ный рассказ: "Одна молодая девушкаприехала из провин­циив Париж, чтобы заработать место в одном богатом доме, где ей приходилось заничтожное жалованье исполнять са­мые тяжелые, черные работы. Кроме этого, ее отвратительно кормилии поставили в зависимость от другой прислуги, ко­торая ее тиранила. Однаждывечером, когда она сидела в своей каморке и, плача, предавалась грустнымразмышлени­ям насчетсвоей будущности, ее начала утешать другая гор­ничная, старшая и более опытная,чем она, и, между прочим, указала ей на множество средств улучшить свое тяжелоеположение. Молодая девушка не без борьбы уступила ее советам, хотя она и невидела в них собственно ничего дур­ного. Она начала воровать и обкрадывать своих хозяев и в концеконцов попала на скамью подсудимых. Учительница ее продолжала, по словам ее,делать то же самое, но так лоёко, что не попадалась, имеет много денег, и хотяона обык­новеннаягорничная, но все лавочники их околотка относят­ся к ней с уважением и первыекланяются ей".

Что воровки в большинстве случаев толькослучайные преступницы и мало чем отличаются от нормальных жен­щин, доказывается такженаблюдением Тарновской, что в тюрьмах они постоянно оказываются болеетрудолюбивы­ми, нежелипроститутки, и годятся на всякие работы; они больше задумываются над своимбудущим, делают сбере­жения, более стойки.

Итак, у индивидов этой категорииотсутствуют многие основ­ные черты типичных преступниц.

6. Заброшенность в детстве. Несчастные, заброшенные в детстве или же выросшие без присмотрасо стороны родите­лейдевочки часто становятся случайными преступницами и после первого же наказанияпревращаются обыкновенно уже в привычных преступниц, во-первых, вследствиетого, что они отвыкли от работы, и, во-вторых, потому, что не могут найти ее,как лица с скомпрометированным прошлым. Если ребен­ку несвойственно уважение к чужойсобственности и оно развивается в нем только с течением времени путемподра­жания иупражнения, то тем более понятным становится в таком случае значениезаброшенности детей и вырастание их без родительского надзора, ибо даже лучшеевоспитание и самые благоприятные жизненные условия не в состоянии заменитьвлияния семейной жизни. Значения этого фактора касается и Тарновская, говоря орусских воровках из просто­народья, которых она наблюдала. "Кандидатка впреступни­цы,— замечает она,— вырастает неприученная к какой-нибудь работе или деятельности, часто страдает от холода иголода, не находит дома ни хлеба, ни теплого угла, а только дурное обращение ипобои; в один день такое существование надоедает ей, и она отдается закакое-нибудь лакомство или же крадет то, что ей более всего нравится, искупляя,таким образом, тюремным заключением свое происхождение от бед­ных, нравственно испорченныхродителей. Из тюрьмы она выходит с большим опытом и подготовкой, чтобы вовторой раз уже не так легко попасться; первая совершенная ею кража леглапропастью между ней и ее семейством, и отныне для нее открыт только один путь— именно путьпреступ­ления иразврата".

7. Дурное обращение. Далее в числе причин, создающих случайных преступниц, следуетотметить дурное обращение и насилие, к которому часто прибегают в обращениидруг с другом женщины, особенно известных классов общества. Благодаряпостоянной взаимной антипатии между ними отвращение и ненависть друг к другувозникают у них из-за самых ничтожных причин, и дело часто доходит до драк,которые по отношению к современной женщине являются тем же, чем было вварварские времена убийство, т.е. нор­мальной реакцией на нанесенное ейоскорбление. Об из­вестном классе парижанок Mace говорит следующее: "Из-за немногопролитой на общей лестнице воды две соседки начи­нают ссору, которая частопереходит в драку; дело доходит до суда, и виновная приговаривается обыкновеннок денеж­ному штрафу,который она отказывается платить, и попадает в тюрьму. Такие истории случаютсяна каждом шагу между соседками, конкурирующими торговками, женами швейцаров ижилицами, между прислугой и женой швейцара, даже меж­ду дамами из более высоких слоевобщества".

8. Нищенство. Вто время как нищенство является у мужчины почти всегда следствием дегенерации ипродук­том врожденнойсклонности к бродяжничеству и отвраще­нию к труду, оно у женщин сплошьда рядом только слу­чайное преступление. Женщины реже мужчин решаются на самоубийство,так как в крайней нужде они скорее при­миряются с нищенством отчастивследствие менее развито­го у них чувства гордости, отчасти вследствие большей любви ксвоим детям. Мы находим у Масе следующий рассказ про одну женщину, имевшую двухдетей и едва зарабаты­вающую в качестве швеи один франк в день. Когда одна из ее дочерейзаболела и не могла более работать, она послала свою вторую дочь просить наулицах милостыню, но ма­ленькая нищенка была арестована и не прежде согласилась указатьсвой адрес, чем ей было обещано, что ее не посадят в тюрьму. Префект полицииразыскал по ее указанию бед­ную женщину в ужасной каморке, где-то на чердаке, но она ни за чтоне хотела отдать больной дочери в больницу, боясь, что та, как и муж ее, умретв ней. При виде этого ужасного зрелища нищеты префект не только непреследо­вал мать зато, что она посылает нищенствовать свою дочь, но даже подарил ей 100 франков.Масе отмечает, что у по­лицейских агентов очень часто не хватает духу преследо­вать, как показывает закон,уличных нищенок: даже и не особенно дальновидные из них понимают, что вбольшинст­ве случаевони имеют дело с случайным и невольным пре­ступлением, и было бы бесчеловечнопоступать с виновны­мив нем так же, как с врожденными бродягами.

9. Местные и национальные особенностипреступлений. То обстоятельство, что женщина являетсяпреимущественно случайной преступницей, объясняет собою факт,противоре­чащийуказанной нами монотонности жизни ее в физиоло­гическом и психологическомотношении, именно, что извест­ные характерные преступления наблюдаются у женщин то одних, тодругих стран и что социальная жизнь обусловли­вает в разных странах такуюразницу ближайших причин, предрасполагающих к преступлению, что даже и междуними имеет место более или менее значительная дифференцировка.

Так, например, сюда относится прежде всегодетоубий­ство, оченьраспространенное в Швеции, потому что здесь извозчиками являются почтиисключительно женщины. Последним, по роду их занятий, приходится часто бывать вотдаленных от городов местах среди грубых, полудиких мужчин; они подвергаютсяочень часто изнасилованиям и беременеют. Детоубийство должно в таких случаяхвос­станавливатьневольно потерянную честь женщин.

Кража из магазинов считалась в течениеизвестного вре­мениспециальностью француженок, пока большие магази­ны сущест­вовали только во Франции. Да итеперь еще зло это, кажется, распространено преимущественно во Фран­ции; по крайней мере, все болееили менее выдающиеся сообщения об этом мы находим только у французских авторов.Это объясняется тем, что нигде нет таких колос­сальных, с таким вкусомсоставленных выставок товаров и мод, как именно во Франции.

В Соединенных Северо-Американских Штатахаборт счи­таетсяспециально местным преступлением, не заслужи­вающим даже по общественномумнению наказания. Там на каждом шагу на стенах домов и в газетах попадаютсяобъявления о заведениях и домах, назначенных для этой цели, и еще недавно одинврач рекламировал свой "инсти­тут для абортов" объявлениями, раздававшимися дамам на улицах. Вэтой стране, где женщина начинает все более и более заниматься профессиональнымтрудом и разного рода делами, к чему принуждает ее непомерное развитиекапитализма, материнство является часто общественным злом, а аборт — почти необходи­мостью; общественноемне­ние настолькопроникнуто там этой идеей, что не считает его совсем противозаконнымпоступком.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.