WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |

21. Заключение.Таков нравственный облик врожден­ной преступницы, которая обнаруживает большую наклон­ность сливаться с мужским типом.Мы находим и в кри­минальной ее психологии атавистическое ослабление ее вторичныхполовых признаков, которое мы уже отметили при антропологическом изучении. Ееусиленная половая чувствительность, слабый материнский инстинкт,наклон­ность кбродячей, рассеянной жизни, интеллигентность, смелость и способность подчинятьсвоей воле путем внуше­ния слабохарактерные существа, наконец, ее тяготение к мужскомуобразу жизни, мужским порокам и даже к муж­ской одежде — все это изобличает в ней тоодну, то дру­гуюособенность чисто мужского характера. Ко всему пе­речисленному следует прибавить ещеотвратительные черты, свойственные исключительно женской натуре, какмсти­тельность,коварство, жестокость, лживость, страсть к на­рядам и пр. и пр.

Все эти качества выражены то в большей, тов меньшей степени у отдельных индивидов. Некоторые из них, на­пример Bouhors, обладают громаднойфизической силой, но плохими умственными способностями. Другие, как Р.,фи­зически слабы, нозато отличаются умом и замечательной изобретательностью. Там же, где все этичерты соединены вместе, мы имеем дело с самыми ужасными, по счастию редкими,типами женской преступности. Такою именно была Bell-Star, еще недавняя гроза иужас жителей Техаса. Уже воспитание ее сильно благоприятствовало развитию еепри­родных качествхарактера. Именно будучи дочерью одного партизанского предводителя партии Юга ввойне 1861-1865 годов, она провела свое детство и юность среди ужа­сов, грабежей и убийств, которымиэта война сопровожда­лась, и в 10 лет уже отлично владела, к общемуудовольст­виюокружающих, лассо, револьвером, ружьем и boure knife. Сильная и смелая, какмужчина, она охотнее всего объез­жала диких лошадей и однажды в Оакланде выиграла в течение одногои того же дня два приза на скачках. Она была очень чувственная натура и никогдане удовлетворя­ласьодним любовником; у нее их было столько, сколько desperados и outlaws было вТехасе, Канзасе, Небраске и Неваде. В 18 лет она стояла уже во главе шайкидиких бандитов, которых вполне подчинила своей воле умом и обаятельнойнаружностью. С этой бандой она нападала на города и грабила их, давая настоящиесражения отря­дамправительственных войск. Иногда она одна, переоде­тая мужчиной, появлялась вмноголюдных местах среди белого дня. Однажды она провела ночь в той самойгостинице, где находился судья, разыскивавший ее, и даже ноче­вала в одной с ним комнате, причемпоследний, конечно, и не подозревал, что его товарищ по комнате — женщина. Судья этот наканунехвастал за общим столом, что он, наверное, узнал бы Bell-Star и схватил бы ее,если б ему пришлось где-нибудь с ней встретиться. Наутро, после но­чи, проведенной вместе, онаназвала себя, обругала судью, избила его кнутом, вскочила на лошадь и умчалась.Она оставила мемуары. Самым горячим желанием ее было, как говорила она, умеретьв сапогах. Желание ее исполни­лось, потому что она была убита во главе своей шайки во времяодной стычки с правительственными войсками.

Другим замечательным разбойником в юбкебыла фран­цуженкаZélie. Очень одаренная от природы, прекрасно вла­девшая тремя языками,привлекательная по своему уму и наружности, она уже с детства отличаласьвероломным характером и чувственностью. Попав благодаря одной лю­бовной истории в обществосевероамериканских бандитов, она сделалась атаманом одной шайки их. Гордая ихраб­рая, онавыступала во главе их навстречу всякой опасно­сти и никогда не теряла своегомужества: на краю пропас­ти при экспедиции в горы, во время землетрясения, эпидемии и в бою— она была постоянноодинаково спокойна. Умер­ла она в одной французской больнице для психических больных приявлениях очень тяжелого истерического при­падка.

Многократно упоминаемая Ottolenghi17-летняя воров­ка ипроститутка M. R. начала свою карьеру тем, что на 12-м году обокрала своегоотца и растратила со своими подругами украденные деньги на лакомства. В 15 летона убежала из дому с одним любовником, но скоро оставила его, чтобы отдатьсяпроституции, и организовала в 16 лет настоящую торговлю 12-13-летнимидевочками, которых продавала за громадные деньги богатым мужчинам,уде­ляя из своихдоходов этим несчастным детям по нескольку су. Не довольствуясь этим, онавымогала еще у своих бо­гатых клиентов значительные суммы денег, угрожая им публичнымискандалами. Из мести она совершила два тяжких преступления, в которых сказалисьосновные черты ее характера: жестокость и хитрость. Она заманила за город однуиз товарок своих, дурно отзывавшуюся о ней, и, поль­зуясь пустынностью места инаступившими сумерками, на­пала на нее, повалила на землю и била ключом до тех пор, пока таподавала еще признаки жизни. После этого она преспокойно вернулась в город.Когда кто-то ей заметил, что она могла таким образом убить свою товарку, онаотвечала: "Ну так что ж При этом свидетелей не было!" В другой раз говорили отом, что ключом убить человека нельзя. "Отчего, — возразила она, — если бить сильно в виски, можноубить и ключом". Другая жертва ее была одна из ею же проданных девочек, красотаи успехи кото­рой вкачестве кокотки возбудили такую зависть и нена­висть ее, что она подсыпала ей вкофейне яд в чашку кофе, и та спустя несколько часов умерла.

Приведенные случаи подтверждают раньшесформули­рованный намизакон, что настоящие женские преступные типы более ужасны, нежелимужские.

Случайные преступницы.

Рядом с врожденными преступницами,являющимися ти­пичнымипредставительницами самой полной и абсолютной нравственной извращенности,находится другая, значительно большая группа преступниц, порочность ииспорченность ко­торыхдостигают сравнительно незначительной степени и у которых не отсутствуютдушевные достоинства, свойствен­ные специально женщинам, как стыдливость и материнский инстинкт.Мы говорим о случайных преступницах, состав­ляющих большинство средипреступных женщин.

1. Физические признаки. У этого класса преступниц не наблюдаются какие-нибудь особенныедегенеративные признаки, и исследованные нами женщины в 54% совершенно свободныот них. Равным образом у них не встречается аномалии в области чувств:например, в 15% их вкусовое чувство и в 6% — обонятельное оказались оченьтонкими и т.д.

2. Нравственные качества. То же самое замечается и в отношении нравственных черт характераэтого класса пре­ступниц. Guellot в следующих словах описывает типичных случайныхпреступниц: обыкновенно они более мужчин дос­тупны чувству раскаяния, скореевозвращаются на путь добра и реже рецидивируют в преступлении, если не считать,конеч­но, некоторыхисключений, которые представляют собою сово­купность всякого рода пороков...При знакомстве они легко завязывают друг с другом теплые, сердечныеотношения.

Надписи, делаемые мужчинами на стенах втюрьмах, со­держатобыкновенно всевозможные проклятия, угрозы, ду­рачества или же непристойности;напротив, надписи жен­щин всегда приличны и говорят преимущественно о любви и раскаянии.Вот некоторые собранные нами образчики их:

"В этой клетке, где томлюсь я, вдали оттебя, мой ми­лый, ястрадаю и вздыхаю о тебе".

"Жан меня более не любит, но я его вечнобуду любить".

"Вы, которым придется сидеть в этой камере,называе­мой"Sourciére",если вы не разлучены с любимым сущест­вом, горе ваше — наполовину горе".

"О чем может говорить в этом одиночествемое сердце, кроме тех страданий и мук, которые переносит оно из-за моегомилого".

"Генриетта любила своего дружка, как толькоможет любить женщина, но теперь она его ненавидит".

"Клянусь никогда не повторять более этого,потому что довольно с меня этих мужчин; любовь — причина того, что я теперьнахожусь здесь; я убила своего любовника; не верьте мужчинам — они все лгуны".

"Людской суд — пустяки; божеский — это все".

"Бог по бесконечному милосердию своемумилует и нас, грешных".

"Пресвятая Дева, Богородица, прибегаю кТебе и ищу Твоей защиты".

Чувство стыдливости также очень развито уэтой кате­гориипреступниц. В Париже многие из них всячески со­противляются своему заключениювместе с проститутками в тюрьму St.-Lazare.Macé пишет по этому поводу следую­щее: "Женщины эти всеми силамистараются не попасть в тюрьму St.-Lazare, которая внушает им отвращение. Дляних заключение в ней — это стыд и вечный позор. При одной только мысли об этом ониприходят в ужас, и ни одна женщина не соглашается следовать тудадоброволь­но". Точнотак же и Guillot наблюдал известный антаго­низм между проститутками ипреступницами, содержащи­мися в этой тюрьме. Последние питают очевидное отвра­щение и презрение к продажнымженщинам, которые в свою очередь платят им той же монетой. Напротив,врож­деннаяпреступница не будет относиться подобным обра­зом к проститутке: отсутствие унее стыдливости хорошо согласуется с полным бесстыдством этойпоследней.

Guillot отмечает у заключенных чувствоживой мате­ринскойлюбви, питаемой ими к своим детям. Очевидно, что речь идет здесь только ослучайных преступницах, по­тому что мы уже убедились на многочисленных примерах, что уврожденных преступниц материнский инстинкт со­вершенно отсутствует. "В тюрьмесв. Лазаря, — пишетGuillot, — yзаключенных часто доходит дело до ревности и неприязненных стычек благодарячувству материнской гордости. Каждая мать хочет, чтобы более всеговосхища­лись илюбовались ее ребенком, чтобы все считали его са­мым здоровым и красивым.Разрешение от бремени в тюрь­ме приводит в сильнейшее возбуждение все население ее; буйныеарестантки, которых нельзя было смирить даже арестом в темном карцере,успокаиваются и делаются по­слушными, как только им угрожают разлучить с детьми". Кроместыдливости и материнской любви мы находим у случайных преступниц и другиенежные и благородные чувства, свидетельствующие о том, как мало отклоняются ониот нормального женского типа. Так, Guillot отмечает их доверие и привязанностьк своим адвокатам, в которых они видят нередко истинных защитников своих и ккото­рым привязываютсяс почти детской доверчивостью, осо­бенно если они молоды и недурны собою. Так, одна над­пись гласила следующее: "Меняарестовали за то, что я украла 2000 франков, но это ничего — у меня есть адво­кат". В этом видна характернаяпотребность женщины в посторонней опоре. У врожденной преступницы эта чертахарактера совершенно отсутствует: наполовину мужчина по своим привычкам,эгоистичная до крайней степени, она ищет не защиты, но подчиненности иудовлетворения сво­ихстрастей. У случайных преступниц эта потребность в опоре вырастает нередко всамоотверженную любовь, меж­ду тем как врожденные преступницы знают одну только лишь грубуючувственность. "Они, — говорит Guillot, — отлично понимают разницу между такими женщинами, ко­торые из желания спасти своеголюбовника компромети­руют его, как это было в процессе Pranzini, и другими,ко­торые выдают своихлюбовников с целью отделаться от них или спасти собственную шкуру, как этоимело место в процессах Marchandon'a и Prado. Они сочувствуют пер­вым, на месте которых онипоступили бы точно так же, но презирают и ненавидят других, у'которых оказалосьтак мало самоотверженности и великодушия". Так, Gabrielle Fénayron, предательски выдавшая своего любовника, во вре­мя своего содержания в тюрьмеSt.-Lazare не смела показаться во дворе, потому что на нее напали бы все прочиеарестантки и учинили бы с ней жестокую расправу. Итак, случайная преступницаспособна к истинной любви, меж­ду тем как врожденная — только к грубомуудовлетворе­нию своихпохотливых инстинктов.

Но чтобы лучше понять характер этихслучайных пре­ступниц,мы должны рассмотреть с психологической точки зрения те обстоятельства, которыеувлекают их на путь преступления.

3. Внушение.Очень часто женщина совершает преступ­ление даже помимо своего желания,благодаря внушению со стороны любовника или кого-нибудь из окружающих, как,например, отца, брата и т.п. "Эти, — сказала нам одна тю­ремная надзирательница о случайныхпреступницах, — непоступают, как мужчины: их доводят до преступления не дур­ные страсти, но воля ихлюбовников, для которых они воруют и жертвуют собой часто без всякой пользы длясебя".

Характерными чертами преступлений этихженщин яв­ляются:продолжительность времени, которое необходимо, пока лукавый — по выражению Sighele— не попутает их,затем неуверенность при совершении преступления и, наконец, раскаяние посленего*

26.

Некую L. любовник ее уговорил отравитьсвоего мужа, для чего и дал ей пузырек с серной кислотой. Но у нее не хватилодуху исполнить задуманное преступление, и она, растерявшись, в реши­тельный момент уронила на полпу­зырек с кислотой ипризналась во всем мужу.

Guiseppina P., сирота 17 лет, былаобольщена одним богатым стариком, который потом женился на ней. Но брак этотбыл несчастлив, и муж оставил ее, когда она родила дочь, которую он не хотелпризнать своим ребен­ком. Guiseppina была предоставлена самой себе с ежеме­сячной пенсией в 30 франков послетой роскоши, в кото­рой она жила до этого. Она начала вести беспорядочную жизнь исделалась любовницей некоего Guillet, грубого, раз­вратного крестьянина, совершенноподчинившего ее своей воле и задумавшего воспользоваться ею для убийства еемужа, богатством которого он хотел воспользоваться. Она уступила еготребованиям и, арестованная вместе с ним, высказала на суде раскаяние вследующих словах: "Бог простит мне этот грех, потому что я была такнесчастлива, без всяких средств, не имея даже куска хлеба. Когда я обращалась кродственникам за помощью, они грубо меня отталкивали. Потом я встретилась сGuillet, который ме­няпогубил. Он причина моего несчастья и преступления".

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.