WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 32 |

11. Религиозность. У врожденных преступниц религи­озность далеко не редкое явление.Parеncy, в то время как муж ее убивал одного старика, молилась Богу, чтобы всесошло хорошо и гладко. G. подожгла дом своего любов­ника со словами: "Пусть Бог иМатерь Божия довершат остальное". Brinvilliers была настолько ревностнойкатоличкой, что написала покаянную записку с перечислением всех своихпреступлений, каковая записка и послужила против нее главным обличительнымдокументом на суде. Aveline ставила в церкви свечи "pour la réalisation de nosprojets"*

20, как писала она в одном письме своему любовни­ку. В другом письме она сообщалаему о болезни мужа в следующих словах: "II (т.е. ее. муж) était malade hier, je pensais, queDieu commençait sonoeuvre"*

21*. Pompilia Zambeccari обещала поставитьМадонне свечку, если ей уда­стся отравить своего мужа.

Mercier принадлежала к семейству, все членыкоторого (пять сестер и один брат) страдали религиозным помеша­тельством. Она видела в своихвидениях духов, а во время слуховых галлюцинаций ей казалось, что она общаетсяс Богом. У нее помешательство было не столь резко выра­жено, как у ее сестер.

Когда Марии Forlini, задушившей из мести ксвоим родителям и разорвавшей на части свою девочку, прочи­тали на суде смертный приговор,она обратилась к своему адвокату и сказала: "Смерть — это ничего; всезаключа­ется вспасении души; если душа спасена, все осталь­ное — пустяки". V. Вr., прежде чемубить своего мужа, бросилась на колени и долго молилась Пресвятой Деве одаровании ей сил для приведения в исполнение своего плана. Знаменитыеотравительницы в Париже в 1670 го­ду, принадлежавшие к высшим клас.сам населения, ста­рались отправить на тот свет своихмужей и добиться верности своих любовников при помощи "порошка для получениянаследства" и посредством разного колдовст­ва. Во время его молитвы изаклинания читались обык­новенно над чревом беременной девушки, после чего за­калывали грудное дитя, кровь ипепел которого употреб­лялись на приготовление любовных напитков. Говорят, что знаменитаяVoisin сама погубила таким образом око­ло 250 младенцев. Torssarelloвидела в Боге помощника своего преступления и на суде объяснила убийствоGariglio, своей жертвы, указанием свыше, в силу которого любов­ник ее должен был быть наказан засвое вероломство. В доказательство такого предопределения она указывала и насмерть его товарища.

12. Противоречия.Нередко можно наблюдать у врож­денных преступниц порывы чрезмерной доброты, которая составляеттакой резкий контраст с их обыкновенной зло­стью и черствостью.

Lafarge, например, относилась с редкимвниманием к жиль­цамтого дома, где она жила, посещала и утешала больных, так что во всем околоткеее называли не иначе, как "утеше­ние бедных". Jegado наружно отличалась всегда ласково­стью в обращении с товаркамисвоими по службе, но потом отравляла их за малейшую обиду. Dalessio спасала отсмер­тисамоотверженным и заботливым уходом во время тяже­лой болезни своего мужа, которогоона потом подговорила убить. F., которая в сообществе с любовником убила мужасвоего, воспитала и усыновила ребенка, взятого из воспита­тельного дома. Dumaire,разбогатевшая благодаря проститу­ции, великодушно помогала всем своим бедным родствен­никам и дала любовнику своемусредства для окончания его образования, но убила его потом, когда убедилась вего веро­ломности.Thomas помогала многим бедным, проливая сле­зы при виде их нищеты, и покупалана собственные деньги платья и подарки для бедных детей. Р. Т., одна из самыхужасных виденных нами преступниц, была очень сострада­тельна к своим товаркам и страстнолюбила детей. Trossarello проводила целые ночи у изголовья бедныхбольных.

В действительности мы имеем здесь дело свременным, преходящим альтруизмом. Женщины эти сострадательны к несчастным, таккак последние находятся в худшем по­ложении, чем они сами, благодаря чему они имеют возмож­ность вследствие контраста сильнеечувствовать свое собст­венное относительное благополучие. Но они ненавидят всех, кто имкажется счастливее их. Далее, в их благотворитель­ности большую роль играет тоудовольствие, которое они испытывают, видя у ног своих лицо, которому ониблагодетельствуют. Это стремление видеть других в зависимости от себя получаетудовлетворение в добрых делах.

Одним словом, здесь все сводится к низшейформе доб­ротысердечной, которая, в сущности, есть не что иное, как несколько осложненныйэгоизм.

Эта же перемежающаяся доброта их объясняетнам их доступность сентиментальным внушениям и то присутст­вие духа, которое нередкопроявляют в виду эшафота даже самые закоренелые преступницы. Поверхностномунаблю­дателю подобноеприсутствие духа кажется героизмом и христианской решимостью и наводит на мысльо чудес­номпревращении их милостью Божией в существа крот­кие и всепрощающие.

Маркиза Brinvilliers умерла, по словамдуховника ее Pirot, как истая христианка. Она письменно попросилапроще­ния у всехлюдей, которым она причинила в своей жизни столько зла, обращалась строгательным уважением со свои­ми сторожами, оставив им на память все имевшиеся у нее вещицы, инаписала своему мужу письмо, завещая ему вос­питать детей в честности и страхеБожием. Tiquet слушала с величайшей набожностью проповедь священника,жало­валась приобезглавлении своего соучастника на слишком строгую постигшую его кару, считаясебя главной виновни­цей совершенного злодеяния, и перед смертью поцеловала палача взнак того, что она прощает его. Jegado после од­ной беседы со священником сказала,что охотно умерла бы, ибо лучше она уже не может чувствовать себяподготовлен­ной кновой жизни, a Guillaume согласилась, что преступле­ние ее заслуживает быть наказаннымсмертной казнью. Balaguer также отличалась набожностью. То немногое, что ещеосталось у нее, она отдала на память жене своего за­щитника и сумела даже в этипоследние дни своей жизни так расположить к себе своих товарок по заключению,что все они плакали, когда ее повели на эшафот. Она также простила своегопалача, поцеловав его перед смертью.

Во всех этих примерах не видно особенноглубокого чув­ства, ноэто также и не комедия. Очень может быть, что это сентиментальное внушение,которое большею частью исходит от духовного лица и которому легко подпадаютпре­ступницы приизвестных условиях. Именно будучи совер­шенно одинокими, вдали от всякихзлых искушений, ли­шенные всякого общества, кроме священников, они легко поддаютсяопять всем тем добрым побуждениям, которые никогда у них совершенно неотсутствуют, и тяготение их к добру сказывается у них с интенсивностью,совершенно не свойственной им при обычных условиях. Все это тем более вероятно,что, в сущности, дело сводится здесь к религиоз­ным внушениям, которым они ввысшей степени доступ­ны. Сюда присоединяется также, кроме того, потребность женщины впостороннем сочувствии и чужой, хоть и нрав­ственной, защите, которая для нихтем более важна, что весь свет их презирает и они находятся на пороге смерти.Если вспомнить, что они в это время никого, кроме духовен­ства, не видят, то станетпонятным, каким образом благо­даря особенной, чисто женской способности удается имус­воить себе идеи ичувства лиц, старающихся обратить их на путь истины, и как они в течение всеголишь нескольких дней укрепляются во всех христианских добро­детелях, да­же во всепрощении, которое имтруднее всего удается.

13. Сентиментальность. У преступниц мы наблюдаем обыкновенно вместо настоящего,крепкого, здорового чув­ства сладковато-притворную сентиментальность, которая резче всеговыступает в их письмах.

Aveline писала своему возлюбленному: "Jesuis jalouse de la nature, qui a l'air de nous faire enrager, tant elle estbelle. Ne trouves-tu pas, mon cher, que ce beau temps est fait pour lesamoareux et qu'il parle d'amour" В другом месте она выража­лась: "Que je voudraisêtre au bout del'entreprise (т. е. убийства мужа) qui nous feralibres et heureux! il faut, que j'y arrive, le paradis est au bout.Au détour du chemin il y a des rosés"*

22.

Точно так же писала своему любовнику иTrossarello письма, полные сентиментальных уверений в верности, ко­торые, однако, были теорией,потому что на практике она его обманывала бесконечное число раз. Одна из самыхлов­ких мошенниц, такназываемая баронесса Gravay de Livergnière, писала в своем дневнике следующее об одном 18-летнем молодомчеловеке, которого она увлекла, не­смотря на свои 48 лет, и которого хотела женить на себе:"Черствый, бездушный человек! Он только делает вид, что любит меня, чтобызаручиться протекцией моих друзей! О, воспоминания! Когда я думаю о нем, мнеприпоминается галантный кавалер, который пел:

Pour avoir de noble dame

Obtenu le doux baiser,

Je veux brûlant d'une flamme

Que rien ne peut apaiser"*

23.

Именно потому, что преступницы лишенывсяких бла­городных иглубоких чувств, они стараются симулировать их разными софиз­мами, подобно тому как трус любитобык­новенно хвастатьсвоей химерической храбростью.

14. Ум. Относительно умственных способностей мы на­ходим здесь величайшие колебания:с одной стороны, встре­чаются очень интеллигентные преступницы, а с другой — такие, способности которых болеечем посредственны. В общем, однако, можно сказать, что у преступниц чащевсе­го наблюдаетсяинтеллигентность выше средней, что зави­сит, быть может, от того, что уних импульсивные преступ­ления довольно редки. Чтобы убить в припадке животной ярости— для этогодостаточны умственные способности какого-нибудь готтентота, но чтобы составитьи привести в исполнение какой-нибудь более или менее сложный план отравления— для этого требуютсяизвестная хитрость и ловкость. У преступниц замечается всегда некотораяоб­думанность ихпоступков.

Конечно, нельзя найти особенного ума уимпульсивных преступниц, которые мстят за небольшое причиненное им огорчениенесоразмерно жестоко, как, например, Glosset и Ronsoux, но некоторыезакоренелые преступницы, совер­шившие по нескольку преступлений, положительно пора­жают своими замечательнымиумственными способностя­ми. Ottolenghi наблюдал у одной 17-летней девушки очень богатоевоображение и быструю сообразительность, несмот­ря на ее более чем скудноеобразование. Кроме того, де­вушка эта обладала настоящей манией писания, и всякую мысль,приходившую ей в голову, она старалась, насколько могла, сама записать или жедиктовала ее кому-нибудь из своих товарок. Наконец, ее ловкая спекуляция ссобствен­нойпроституцией и развратом других также указывает на более чем среднююодаренность ее в умственном отно­шении.

Особенной интеллигентностью отличалисьзнаменитые отравительницы, как, например, Brinvilliers, Lafarge и Weiss,прекрасно владевшие пером, равно как и Jegado, о которой один свидетельвыразился, что "она только с виду глупа, но на самом деле дьявольски умна".Tiquet всегда счита­лась очень умной особой в том аристократическом кругу, в которомона вращалась. Точно так же и преступницы, совершающие преступления из-зажадности и алчности, отличаются, в общем, хорошими умственнымиспособно­стями.Mercier, например, несмотря на свое религиозное помешательство, обладалаотличной коммерческой смет­кой: она в короткое время составила себе своими деламизначительный капитал, потеряла его, но потом опять вер­нула.

Еще большим умом отличалась знаменитаяамерикан­ская воровка,Lyons, которая, накрав в Америке целое со­стояние, отправилась в Европу сединственною целью по­казать свое искусство и там. Однако в Париже она была поймана водном воровстве на месте преступления, но су­мела так ловко поставить дело ивыпутать себя, что благо­даря вмешательству английского и североамериканского посланниковполиция поспешила отпустить ее на волю со всевозможными извинениями. Другойобразчик подобной же интеллигентности представляла мошенница,выдавав­шая себя заграфа Sandor'a. Особа эта сотрудничала в нескольких газетах и сделалась женихомдочери одного венгерского магната. Она сумела выманить у будущего тестя своегозначительные суммы денег и скрыть свой пол до последней минуты, т.е. до техпор, пока была арестована. Далеко недюжинным умом отличалась и начальницараз­бойничьей шайки вТехасе, знаменитая Bell-Star, держав­шая долгое время в страхенаселение целого округа и на­носившая вред своими разбоями даже самому правительствуСоединенных Штатов. Затем так называемая Gravay de Livergnière, обманщица, известная под шестью или восе­мью именами, настоящее имя которойвсе-таки осталось тайной, сумевшая в свои 48 лет так влюбить в себя одного18-летнего юношу, что даже осуждение ее не могло его охладить к ней,симулировавшая в этом возрасте роды и долго выдававшая себя за кузину испанскойкоролевы, так­же была,по-видимому, далеко не глупой женщиной. А зна­менитая P.W., осужденная зананесение ран и виновная, вероятно, в отравлении, редактировала газеты, стоялаво главе политического движения и сочиняла романы и поэмы!

Тарновская точно так же при описанииФеодосии Вол., известной петербургской ростовщицы и утайщицы воро­ванных вещей, отмечает, что притакого рода занятиях требуются большая хитрость и сообразительность, аосо­бенно нюх, чтобы спервого раза узнать, с кем имеешь дело: с голышом ли, закладывающим своюпоследнюю "движимость", с вором ли или же с шпионом полиции.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.