WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

В моем Archivio di Psichiatria, т. XII,напечатано огром­ноестихотворное произведение некоей 16-летней прости­тутки, которая остроумно и сзамечательным юмором опи­сала в нем все, что она видела и пережила во время своегопребывания в Туринской больнице для венерических боль­ных.

Pitre собрал и опубликовал множествонародных сти­хотворений, между которыми есть несколько песенок, со­чиненных, по-видимому,проститутками. Они наводят на мысль, что эти несчастные создания отличаются вобщем более развитым эстетическим чутьем, нежели преступни­цы и даже нормальныеженщины.

11. Жаргон проституток. Проститутки повсюду имеют свой специальный жаргон. В Париже у нихпервый встреч­ный"гость" называется "Machinkoff" или "Père Douillard", "Bobinskoff"— тот, кто содержит любовницу; "Béquinskoff" означает предмет мимолетной страсти; "Bon" — полицей­ский агент; "Brème" — желтыйбилет проститутки, игральные карты, надзор полиции; "Panuche" — мещанка, "Pisteur" — мужчина, который на улицешляется за кокот­ками."Miche" — это всякий"гость" вообще, "Cougnotte" — проститутка, занимающаяся трибадией, и т.д.

У итальянских проституток "Civetta"называется вся­каянекрасивая женщина. "Rail" — высший полицейский чиновник. "Guardie di morti" (стражимертвецов) —поли­цейские чины,наблюдающие за публичными домами. Для обозначения masturbatio labialisсуществует у них выраже­ние "Punta di penna", для masturbatio manualis "Zampa di ragno";заниматься педерастией называется у них "Sfogliar la rosa" (лишать розулистьев), а проститутки-трибады, ко­торые участвуют в публичных сафистических представле­ниях, носят название "Pulcilavoratrici" (дрессированные блохи) и т.д. и т.п. (Taxil).

12. Религиозность. Проститутки очень религиозны, по­добно многим преступницам ибольшинству дегенератов. Уже гетеры и обыкновенные проститутки Древней Грецииотличались особенной ревностью в соблюдении религиоз­ных обрядов и необыкновеннымусердием в жертвоприно­шениях. Они клали на алтари чтимых ими божеств чаще всего золотые,серебряные и перламутровые вещицы, изо­бражавшие мужской половой член,драгоценные камни, се­ребряные зеркала, пояса, гребни, пинцеты для удаленияво­лос, головныебулавки и всевозможные другие золотые и серебряные предметы. Храм Венеры наострове Самосе силь­нообогатился приношениями гетер, которые во главе с Аспазией следовали за армиейПерикла во время войны с этим островом.

По словам бр. de Concourts, знаменитыефранцузские куртизанки и королевские метрессы XVIII столетия отли­чались религиозностью, смешанной ссуеверием. Среди них крепко держался обычай тайно служить по субботам обедниПресв. Богородице даже в то время, когда кругом царство­вало полнейшее безверие ибезграничный скептицизм.

Laurent сообщает, что одна проститутка,сделавшаяся на старости лет сводницей, усердно молилась каждый раз Мадонне ощедрости "купцов", которым она готовилась продать ту или иную жертву свою. Ктохоть немного зна­ком сНеаполем и посещал бедные кварталы его, где жи­вет простонародье, тот, вероятно,заметил, что там в каж­дом публичном доме находится икона Богоматери с постояннотеплящейся перед ней лампадой. Когда туда входит "гость", икону тотчас жепокрывают платком, что­бы "Мадонна ничего не видела". Parent-Duchatelet говорит по этомуповоду следующее: "В обществе мужчин или да­же перед своими товаркамипроститутки бравируют своим издевательством над религией и набожностью, но втиши, будучи одни, они относятся к ней совершенно иначе. Если наблюдать ихулицах и дорогах, когда они думают, что они совершенно одни, можно видеть, какони крестятся при встрече с каждой похоронной процессией. Во время Пасхи вынайдете в комнате каждой из них по масличной ветке. В одном публичном доме,— рассказывает далееэтот ав­тор,— тяжко заболела однапроститутка. Бросившиеся за священником три товарки ее принесли ей ответ, что вэтом доме священник навестить ее не может. Тогда по настоянию заболевшей еенемедленно перенесли в другое помещение, причем хозяйка дома и прочие девушкисло­жились, чтобысобрать необходимую сумму денег для упла­ты священнику за требу. Однойпроститутке было назна­чено однажды свидание в церкви, но она отклонила его, говоря, чтонедостойна посещать храм Божий и что она не переступала порога его с тех пор,как стала торговать со­бой. Не было еще случая, чтобы умирающая проститутка отказалась отнапутствия священника, к чему относятся обыкновенно с одобрением все товаркиее. Если принуж­даютпроституток посещать церковь, то они сопротивля­ются этому; с другой стороны, оничасто без всякого посто­роннего принуждения бывают в ней, если только там поют на понятномим языке. Одна проститутка ежедневно при­ходила в церковь и горячо молиласьвсе время, пока дли­лась болезнь ее сына. Во время прохождения по улицам религиозныхпроцессий проститутки часто делают склад­чину и на собранные таким путемденьги украшают соот­ветственным образом свои окна".

13. Привязанность к животным. Проститутки, как и нравственно помешанные, отличаются особеннойпривязан­ностью кживотным, которая так резко противоречит их обычному равнодушию к окружающимлюдям. Maxime du Camp говорит, что данное содержащимся в St.-Lazar'скойбольнице проституткам разрешение держать около себя животных пришлось отменитьпотому, что они грозили превратить больницу в зверинец. Известно, что маркизаPompadour имела у себя в доме целую коллекцию собак, обезьян, попугаев и редкихптиц и, умирая, завещала в своем духовном завещании одну собаку и попугаяBuffon'y. Она платила огромные деньги знаменитым художникам и ваятелям заизображения любимых животных. Привя­занность к животным является у подобных женщин вполнеэгоистическим чувством, так как животные подчинены все­цело воле человека и им не нужноприносить никаких жертв, между тем как любовь к человеку — это ego-аль­труистическое чувство, котороетребует бесчисленных жертв для любимого существа и полного подчинения своихлич­ных эгоистическихинтересов его желаниям.

14. Любовь.Любовниками проституток являются обык­новенно их сутенеры, к которымвлечет их особенная страсть. Сутенер — это почти всегда субъект созверским характером, с наклонностью к насилиям, становящийся па­разитом своей любовницы, которуюон в благодарность за ее любовь немилосердно колотит. Сутенеры, особеннопро­ституток низшегопошиба, находятся постоянно в тесных сношениях с ворами и другими негодяями. Осутенерах говорит уже Restif de la Bretonne в своем "Pornographe" (1760)следующее: "Проститутки не могут обходиться без защитников; в своих выборах ониобыкновенно останав­ливаются на самых испорченных, но сильных мужчинах, которых всебоятся и в которых они видят опору и защи­ту против всякого нападения наних. Проститутка, раз выбравшая себе подобного защитника, не может ужераз­вязаться с ним втечение всей своей жизни: она должнд доставлять ему средства, дающие емувозможность жить, ничего не делая, проводить все время в кутежах ииграх.

Многие из этих мужчин имеют по несколькулюбовниц одновременно. Если проститутка, не будучи в состоянии долее переноситьжестокое обращение своего тирана, хочет избавиться от него, она должна найтисебе другого, более сильного и потому еще более деспотического любовника. Когдапроститутка появляется на улице, где ей это запре­щено полицией, то любовниксторожит ее и предупреждает о приближении полицейских агентов".

Таково же положение дела и в наши дни.Parent-Duchatelet говорит по этому поводу следующее: "Иго, ко­торое переносят проститутки отсвоих сутенеров, превра­щается порою в самую страшную тиранию, какую только можно себевообразить. Негодяи эти не только живут и одеваются за счет своих рабынь, нопостоянно стерегут их, заставляют их посещать с ними кабаки и харчевни, где онидолжны за все платить, если хотят избавиться от по­боев". "Никогда, — пишет Lecour, — ни один негр не страдал столькопод плетью своего надсмотрщика и ни один узник столько от своего тюремщика,сколько прости­туткиот своих сутенеров, которых они содержат как сво­их защитников".

Однако, несмотря на все это, эти падшиесоздания обык­новенноочень сильно и нежно привязаны к своим мучи­телям. "Я видел, — пишет Parent, — несчастных деву­шек, которых доставляли в больницус выбитыми глазами, с окровавленными лицами, с бесчисленным множеством ран икровоподтеков на теле и которые, выздоровев, воз­вращались обратно к своиммучителям. Одна из них из­дали следовала за своим пьяным сутенером, наблюдая за ним, и когдаон падал, она подбегала к нему, помогала ему встать на ноги и затем быстроубегала от него, спасаясь от его побоев. На другой день она разыскала его водном из полицейских участков, куда он в конце концов попал. Дру­гая, спасаясь от своегорассвирепевшего любовника, гро­мившего с молотком в руках все, что ни попадалось ему под руку,прыгнула во двор с третьего этажа. Вылечив­шись в больнице от последствийподобного прыжка, она вернулась назад к своему возлюбленному и полгода спустя,опять спасаясь от него, вторично выбросилась из окна, причем сломала себе руку.Но, несмотря на все это, она продолжала и дальше жить с этим субъектом. Но ярчевсего выступает привязанность проституток к своим за­щитникам в письмах их к последним.В письмах этих нельзя найти ничего грязного и циничного; наполнены они большеючастью уверениями в любви и упреками в том, что они не получили ответа на своиписьма. Любов­никичасто замещают их другими женщинами, о чем они узнают от вновь арестуемых, илюбовь их, несмотря на это, бывает настолько сильна, что они из ревностинападают на своих соперниц и избивают их".

Mace рассказывает про одного сутенера вПариже, кото­рыйежедневно наполнял сосуд известным количеством воды и по убыли ее вечером судило том, "si la marmitte avait bien travaillé"*

10. В зависимости от этого находилось более или менее строгоенаказание, которому этот человек подвергал свою жертву. Однажды вечером оннашел сосуд почти полным и так жестоко избил несчастную девушку, что в деловмешались соседи, и он был присужден к шести­месячному тюремному заключению.Однако, когда его вы­пустили из тюрьмы, девушка эта опять поселилась с ним.

В этом отношении проститутки, стало быть,сильно от­личаются отврожденных преступниц в узком смысле сло­ва, которые не способны к крепкими продолжительным связям. Эта разница кроется в свойственной женщинепо­требности видетьдля себя в мужчине опору. Дело в том, что проститутки — субъекты в большинстве случаевма­ло интеллигентные исовершенно обезли­ченные, обыкно­венно очень легко попадают под влияние мужчин и очень живоиспытывают подобную потребность, между тем как энергичные и страстныепреступницы видят всегда в муж­чине больше своего раба, нежели господина. Проституток-преступниц,как, например, Gras и Lavoitte, любовники их не только не подстрекают кпреступлению, но даже, напро­тив, они сами наталкивают их на него. Некоторые проститутки,которых нельзя считать преступницами в собствен­ном смысле этого слова и у которыхрядом с известной интеллигентностью наблюдается и сильное развитиеак­тивной стороныmoral insanity*

11, не подпадают под иго сво­их сутенеров. Так, например,знаменитые Legrain и Jeanne, описанные Laurent'oM, расстались обе со своимиamants chéris после первой же трепки, которую теим задали. Но большинство совершенно неинтеллигентных, безответных, подобноживотным, проституток сильно привязано к сво­им сутенерам и переносятзвер­ства их с такоюже покор­ностью, скакою собака лижет наказы­вающую ее руку сво­его господина. Сутенер помогает проститутке завлекать посетителей,обирать их и скрываться от полиции, защи­щает ее от постороннего насилия иконкуренции; он явля­ется, так сказать, единственным законом в ее полнойбез­законий жизни ивоплощает в себе все идеалы ее. "Куда мы годимся, если не любим", — говорят обыкновенно эти падшиесоздания в объяснение своей привязанности к сво­им любовникам. Наконец, влияниестраха и боязнь мести со стороны сутенера, равно как и воспоминания оперене­сенныхстраданиях, еще более укрепляют подобные союзы проституток с ихсутенерами.

Замечательной является петиция, поданная в1830 г. парижскому префекту, в которой сутенеры протестовали противпреследования полицией проституток за заманива­ние у окон прохожих и приставаниек ним на улицах. Петиция эта подписана "cinquante mille voleurs deplus"*

12, и в ней между прочим сказано следующее: "Marlou, илиаль­фонс, — это обыкновенно красивый издоровый мужчина, любезный в обращении с девушками, защищающий их ипринуждающий вести себя порядочно. Альфонс умеет тан­цевать канкан или работать ножомодинаково хорошо, смотря по надобности. Отсюда видно, что мы снравствен­ной точкизрения полезны для общества. Почему же хо­тят нас сделать бичами его,стесняя профессию наших жен­щин Что нам остается делать Деньги, которые нам достаются отнаших любовниц, мы растра­чиваем: Шарль, например, оставляет их в кафе, чтобы иметьвозмож­ность читатьгазеты. Огюст проигрывает их, Александр спускает на танцы... Спрашивается, чтоже будет делать какой-нибудь Ахилл или Алкид без этих денег, если он все-такихочет жить в роскоши, к которой он привык Откуда возь­мем мы заплатить своим портным исапожникам Мы все неминуемо сделаемся негодяями и мошенниками, иобще­ство обогатитсяеще 50 000 воров". Документ этот любо­пытен как верное изображение этикиподобных субъектов и их идентичности с преступниками в собственном смысле этогослова; в нем отражается также нравственный мир проституток.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.