WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 54 |

Пессимизм позиции Майлса нашел своеобразноеподтверждение много лет спустя в работах Р. Стернберга и его сотрудников,реализовавших идею диспозициональной трактовки интеллекта на уровнеэмпирического исследования. В частности, ими была предпринята попыткаопределить поведенческие прототипы, лежащие в основе понятий "интеллектуальнаяличность", "личность с высоким академическим интеллектом", "личность с высокимжитейским интеллектом". Выбор наиболее подходящих поведенческих характеристикосуществлялся как экспертами (специалистами в области психологии), так и"наивными" испытуемыми. На основе факторизации полученных ответов удалосьвыделить три прототипа интеллектуального поведения: 1) вербальный интеллект(большой запас слов, чтение с высоким уровнем понимания, вербальная беглость ит.п.); 2) решение проблем (способность строить планы, применять знания и т.п.);3) практический интеллект (умение добиваться поставленных целей, наличиеинтереса к миру и т.п.) (Sternberg, Conway, Kerton, Bernstein, 1981). Heвызывает сомнений, что выделенные прототипы настолько абстрактны, что термин"интеллект" фактически остается пустым.

Наконец, следует выделить еще однопротиворечие, порождаемое диспозициональной трактовкой интеллекта. Еслиинтеллект - это склонность субъекта исполнять определенный круг задачинтеллектуально, то именно задача является хорошим "проявителем" этойдиспозиции. Но тогда мы будем иметь дело, скорее, с диагностикой стиля ответа,который главным образом определяется природой тестовой задачи, а не сдиагностикой присущего субъекту типа когнитивной организации. Если при этомучесть, что интеллектуальные тесты в силу искусственности ситуации, процедуры исодержания заданий имеют весьма условное отношение к функционированиюинтеллекта в реальной жизнедеятельности, то мы снова возвращаемся к вопросу оприроде естественного человеческого интеллекта, который опять же фактически"исчез", оказавшись за рамками традиционного тестологического исследования.

Наконец, третье, содержательно-этическоеоснование кризиса тестологических теорий интеллекта оказалось связанным сизменением ценностного отношения к человеку. "Эра восстания" (Л. Тайлер) противгосподства IQ-методик и самой идеи коэффициента интеллекта началась с моментаслома представлений о человеке как объекте, воздействуя на который ирегистрируя реакции которого, можно затем принимать "профессиональные" решенияо его помещении в ту или иную социальную ячейку (поток школьного обучения, типвысшего учебного заведения, область предметной деятельности и т.п.). Подобнаяинтерпретация сферы своей профессиональной компетенции - не что иное, каксамонадеянность, объяснимая разве что духом

29


того времени и низким уровнем этическойкультуры тестологов недавнего прошлого. На опасность формирования в современномроссийском обществе подобного рода "психократического режима", то есть такогопорядка общественной жизни, при котором индивидуальные человеческие жизнинаправляются и контролируются с помощью средств психологического тестирования,начинают указывать и некоторые отечественные авторы (Каган, Эткинд, 1989).

Строго говоря, стандартные психометрическиетесты интеллекта оказываются без вины виноватыми. Любой интеллектуальный тестможет только то, что он может, - и не более того. Он может измерять конкретную(частную) интеллектуальную способность, то есть сформированность тех конкретных(частных) умственных операций, которые обеспечивают успешность деятельности привыполнении строго определенного задания (раскрыть значение слов, выложить узориз кубиков, запомнить и воспроизвести набор цифр, найти закономерность в рядуфигур и т.д.). Причем полученный показатель имеет свой психологический смыслтолько с учетом целого ряда ситуационных и психологических обстоятельств.Поэтому психологу, получившему в свое распоряжение соответствующую информациюоб испытуемом - особенно если он занимается индивидуальной диагностикой, -нужно потратить специальные усилия для обоснования того, что именно он измерил(и этим "что" далеко не всегда оказываются реальные интеллектуальныевозможности данного испытуемого).

Вообще, в проблеме использования тестоввырисовывается один любопытный аспект: если существует неопределенностьотносительно адресата тестирования, то почему тем не менее тесты столь широко иактивно применяются как средство измерения "уровня интеллекта" Причина - увы!- весьма прозаична: мотивы поведения тестолога-практика хорошопроиллюстрированы в старом анекдоте о подвыпившем человеке, который, потерявключ где-то на темной улице, ползал и искал его под горящим фонарем, объясняяэто тем, что, мол, тут светло.

Тем не менее практическим психологам, которыев своей работе с людьми вынуждены использовать тесты интеллекта, есть резонпринять во внимание хотя бы некоторые аргументы представителей тестологическойоппозиции, связанные с анализом разрешающих возможностей этого измерительногопсихометрического инструмента: 1) тесты слишком фрагментарны, чтобы измеритьинтеллект как целое; 2) информация, содержащаяся в оценках по интеллектуальнымтестам, не только недостаточна для объяснения наблюдаемого уровня исполнения(Howe, 1988), но, более того, ни один тест интеллекта не может указать причинразличий в его выполнении (Анастази, 1982); 3) в тестовых показателях, а такжев результатах факторного анализа интеллекта вообще нет, он находится "в другомместе", в частности, в показателях успешности реальных видов деятельности(McNemar, 1964; Frederiksen, 1986); 4) интеллектуальные тесты позволяютвыделять индивидуумов с очень низкими результатами, однако с их помощью нельзяотличить менее одаренных от более одаренных (характерно, что часто именнонаиболее талантливые испытуемые плохо справляются с тестовыми заданиями)(Саймон, 1958; Фриман, 1999).

Остается только удивляться, что понятие"коэффициент интеллекта", возраст которого перевалил за сотню лет, тем не менеепытается сохранить младенческую наивность времени своего рождения и всовременных условиях. Все в психологической науке меняется - кромепредставлений об IQ: уровень IQ обусловлен наследственным фактором, интеллект -это то, что измеряется тестами интеллекта

30


(то есть интеллект - это IQ), IQ неизменяется, поэтому достаточно один раз протестировать ребенка либо взрослого,чтобы с точностью предсказать его судьбу (сможет ли он получить высшееобразование, будет ли он жить в бедности и т.п.). Более того, выяснилось, что впонятии IQ содержится колоссальный потенциал социальной агрессии, поскольку ниодно другое психологическое понятие никогда не претендовало на роль жесткогоуправления жизнью общества при полном игнорировании прав личности.

Доказательством сказанному является выход в1994 году книги американских психологов Р. Херрнстейна и Ч. Мюррея "Кривая вформе колокола: интеллект и классовая структура в американском обществе"(Herrnstein, Murray, 1994). Эта книга, судя по всему, имеет знаковый характер,и не случайно вокруг нее вот уже несколько лет идут бурные дискуссиисторонников и противников заложенных в ней идей. Центральные тезисы книгитаковы:

  1. • существуют индивидуальныеразличия в общем факторе когнитивных способностей, по которым люди отличаютсядруг от друга;
  2. • стандартные тесты учебныхдостижений позволяют выявить этот фактор, однако тесты IQ измеряют уровень"общего интеллекта" с наибольшей точностью;
  3. • IQ-оценки идентичны тому, чтолюди подразумевают под словами "интеллектуальный" или "умный" в обычном языке;
  4. • IQ в достаточной мере стабилен напротяжении всей жизни человека;
  5. • когнитивные способности в виде IQимеют наследственный характер в пределах от 40 до 80 %.

Различия между людьми в величине IQ оказываютглубокое влияние на социальную структуру и особенности функционированияамериканского общества. Распределение показателей IQ подчиняется нормальномузакону (то есть принимает форму кривой колокола). Общество, таким образом,"расколото" на "когнитивные классы" в зависимости от величины IQ, при этоммаксимально обособленными являются части населения с самым низким IQ (от 50 до90) и самым высоким IQ (от 125 до 150). Существует прямая связь между низким IQи такими социальными явлениями, как бедность, безработица, бездельничество,преступность, жизнь на государственные пособия, разводы и т.д.). Поскольку IQявляется врожденной характеристикой, то, следовательно, возникает необходимостьв изменении некоторых аспектов социальной политики: введение более жесткихиммиграционных законов, которые бы не пропускали в Америку лиц с потенциальнонизким IQ (в первую очередь выходцев из Латинской Америки и Африки); отказ отпрограмм социальной и материальной помощи лицам с низким интеллектом (особенноженщинам, имеющим много детей); сокращение развивающих образовательных программдля социально неблагополучных детей в силу их бесполезности и переадресацияфинансирования в пользу программ для одаренных детей с высоким IQ; исключениельгот при трудоустройстве лиц с низким уровнем интеллекта (иначе, по мнениюэтих авторов, получается расизм "с обратным знаком" - лица белой расы, имея всреднем более высокий IQ, получают меньше шансов для профессиональногопродвижения по сравнению с представителями других рас). Иными словами,Херрнстейн и Мюррей говорят о существовании в американском обществе реальной

31


меритократии 1, и именно это общественноеустройство, по их убеждению, надо укреплять и поддерживать. В частности,"когнитивная элита" должна жить в отдельных районах, отправлять детей в особыечастные школы, иметь социальные институты, ориентированные на их интересы, еепредставители должны вступать в браки между собой, поскольку наследственныйхарактер IQ гарантирует при этом рождение детей с высоким интеллектом, и т.д.Только таким путем, по мнению авторов, можно сохранить интеллектуальныйпотенциал Америки (Herrnstein, Murray, 1994).

Основанием для столь радикальных оценок ивыводов является проведенный авторами анализ собственных исследований, а такжебольшого числа исследований других авторов, посвященных выявлениюкорреляционных связей между IQ и различными социально-экономическими,этническими, профессиональными характеристиками людей на разных выборках. И тутмы опять сталкиваемся с фундаментальным противоречием тестологического(психометрического) взгляда на интеллект. Действительно, на уровнекорреляционного анализа факты свидетельствуют, что лица с низким IQ имеютнизкий социо-экономический статус (то есть находятся за чертой бедности),низкий образовательный уровень, являются плохими родителями, живут на пособия,склонны к криминальному поведению, их дети также имеют более низкий IQ и т.п.Естественно, возникает вопрос: что на чтовлияет

Херрнстейн и Мюррей отвечают однозначно -причиной экономического и социального поведения людей является IQ. Однако любойстудент, только приступивший к изучению основ математической статистики, знает,что фиксируемая корреляционная связь в принципе не может интерпретироваться каксвязь причинно-следственная. Но даже если проигнорировать эту норму научногоисследования, то с не меньшей убедительностью можно выстроить альтернативнуюинтерпретацию тех же корреляционных зависимостей: у людей, выросших и живущих вбедности, не получивших высшего образования, не имеющих возможности качественнопитаться, лечиться и отдыхать, привыкших к позиции государственного иждивенца всилу объективной невозможности получить интересную работу, складывается такаяспецифическая среда жизнедеятельности, которая необратимо затормаживает ихинтеллектуальное развитие и впоследствии приводит к значительному снижению IQ.

Многими авторами приводятся и более частные -но в то же время не менее существенные - критические замечания в адресэмпирических оснований меритократической утопии Херрнстейна и Мюррея. Вчастности, высказывается сомнение в реальности "общего фактора интеллекта" ввиде IQ, поскольку факторный анализ не является убедительным доказательствомего существования; отрицается, что IQ-оценки распределяются нормально,поскольку форма их распределения может варьировать в зависимости от мерытрудности тестовых заданий и их интеркорреляций; нет доказательств, чторазличия между этническими группами имеют генетический источник; утверждаетсяневозможность разведения IQ и социо-экономического статуса как детерминантсоциально нежелательного поведения; отмечается, что IQ не является линейнымизмерением; статистика ничего не может сказать о том, как зафиксированныекорреляционные связи будут проявляться в каждом индивидуальном случае, и т.д.(Dorfman, 1995; Hunt, 1995).

32


Характерно, что Херрнстейн и Мюррей выстроилилогику своих рассуждений исключительно в рамках психометрического взгляда наинтеллект при полном игнорировании фактов, полученных в рамках другихнаправлений исследования интеллекта.

По данным Дж. Равена, рост показателей IQ удетей в современных условиях сравнительно с показателями IQ детей несколькодесятков лет назад по тесту "Прогрессивные матрицы" объясняется такимифакторами, как качество питания, здравоохранения и личной гигиены (Равен, Курт,Равен, 1997). Сам Равен склонен считать критерием интеллектуального развитияуровень компетентности личности в той или иной предметной области деятельности,которую можно измерить только в контексте ее интересов и ценностей (Равен,1999). По его мнению, "...применение традиционных тестов, считающихся отличнымиинструментами по таким критериям, как различительная способность, внутренняясогласованность, надежность и валидность, привело к принятию неадекватных схемпроверки и оценивания, к дезориентирующим нас исследовательским выводам, ксоциально и нравственно несправедливым решениям в области образовательнойполитики и практики, к распространению неверных взглядов на исследовательскийпроцесс и на науку в целом" (там же, с. 49).

При изучении соотношения IQ и успешностипрофессиональной деятельности величина коэффициентов корреляции находится впределах от 0,20 до 0,50, при этом в выборках компетентных специалистов и болеевзрослых работников эти корреляции значительно снижаются (Hunt, 1995). Приисследовании "экспертов" (знающих, опытных профессионалов) было показано, чтоони имеют относительно средний уровень интеллекта в терминах IQ (до 120) и чтоэффективность их реальной профессиональной деятельности обусловливается другимифакторами, как когнитивными (накопление предметно-специфических знаний,развитие метакогнитивных навыков и т.д.), так и некогнитивными (мотивацией,поддержкой со стороны социального окружения и т.д.) (Schneider, 1993).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.