WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

    По той же причине корреляции мотива аффилиации (тенденций НА и СО) и специфических аффилиативных ожиданий принимают близкие к нулю значения. Исходя из основанной на ТАТ методики, можно предположить, что высокий суммарный показатель и высокое значение НА предсказывают поведение, для которого характерны направленность на аффилиацию и ее положительная эмоциональная окраска в той мере, в какой этому не противоречат специфические ожидания. Это правило не распространяется на показатель СО, хотя он, как и показатель НА, тесно коррелирует с суммарным значением мотива аффилиации. Тенденция СО измеренная в соответствии с применявшейся методикой) не сопровождается поведением избегания и негативными аффилиативными действиями.
Были предприняты попытки развести оба компонента мотива в рассказах ТАТ. Де Чармс [ R. DeCharms, 1957] и следовавший ему Фишман просто разделили общее количество баллов, подсчитываемое по методике Аткинсона и его соавторов [J. W. Atkinson, R. W. Heyns, J. Veroff, 1954; R. W. Heyns, J. Veroff, J.W. Atkinson, 1958], на два суммарных показателя (охватывающих как позитивные, так и негативные высказывания): один— для рассказов, в которых преобладает тематика отвержения (СО), второй—для рассказов, в которых доминирует тематика удачной аффилиации (НА). Бирн с соавторами [D. Вугne, R. D. McDonald, J. Mikawa, 1963], кроме этого, выделили для каждого рассказа наличие или отсутствие положительной или отрицательной «межличностной эмоции». Они обнаружили, что росту значений показателей ТАТ, полученных в нейтральной ситуации, соответствует увеличение числа рассказов с положительными эмоциями, в то время как негативные эмоции чаще появляются при средних и низких значениях показателей. Авторы сделали на основании этого вывод, что высокие значения ТАТ говорят о тенденции НА, низкие—о тенденции СО, а средние—о конфликте между ними. Однако существует гораздо более тривиальное объяснение. Если из ключевых категорий, выделенных Хейнсом и соавторами для анализа содержания, исключить негативные (как, например, категорию «негативно окрашенные чувства»), то с увеличением показателя рассказа по ТАТ позитивная межличностная аффективная нагрузка его содержания неизбежно должна расти.
Единственная до настоящего времени попытка разработать ключевые категории анализа содержания для противоположных по направлению возбуждаемой мотивации ситуаций принадлежит Лауфену [A. Laufen, 1967]. Он предложил испытуемым перед проведением ТАТ заполнить опросник, предназначенный выявить мотивацию аффилиации. Для одной группы вопросы были сформулированы с позиции страха отвержения, для другой—с позиции надежды на аффилиацию. В обоих случаях требовалось только ответить «да» и «нет». Отобранные заранее ключевые категории анализа содержания обнаружили значимое различие в ожидаемом направлении только для тенденции СО. Но в любом случае предложенный способ манипуляции мотивацией обладает невысокой валидностью, ибо уверенный в успехе аффилиации испытуемый может спокойно отвечать «нет» на вопросы, связанные с отвержением без какой бы то ни было актуализации тенденции СО. Более убедительный способ валидации мы обсудим ниже.

Опросники

    Наряду с основанными на ТАТ методиками измерения мотива аффилиации заслуживает упоминания предложенный Мехрабяном [A. Mehrabian, 1970] опросник, который в отличие от многочисленных опросников, направленных на измерение мотива достижения, был разработан на основе определенных теоретических принципов [ср.: A. Mehrabian, S. Ksionzky,1974]. Свой опросник Мехрабян построил прежде всего на различении двух тенденций мотива аффилиации— аффилиативной тенденции (R1) и чувствительности к отвержению (R2). Он интерпретирует эти тенденции как обобщенные ожидания положительного или отрицательного подкрепляющего воздействия партнера по аффилиации. Как уже отмечалось, в случае, когда партнеры незнакомы, Мехрабян исходил из переменных, отражающих не привлекательность, а ожидания. Когда же партнеры были хорошо знакомы, решающее значение приобретали не ожидания, а специфическая привлекательность. Опросник разработан для первого случая, когда партнером выступает незнакомый или малознакомый человек. Во втором случае, когда партнеры близко знакомы, применялась особая 15-шкальная социометрическая методика. Факторным анализом ее результатов также были выделены два компонента—положительное и отрицательное подкрепляющее значение партнера по аффилиации.
Однако более пристальное рассмотрение опросника Мехрабяна показывает, что понятие ожидания в этом опроснике фактически отождествляется с положительным и отрицательным подкрепляющим действием контакта с партнером и ситуаций общения вообще.

Ожидание по Мехрабяну—это прогноз не того, в какой мере субъекту удастся или не удастся достигнуть положительного результата аффилиации, а, скорее, того, в какой мере в данной ситуации предпочитается, чтобы более или менее положительные и отрицательные последствия наступили сами собой или чтобы были предприняты определенные действия. Например, оба утверждения «Для меня очень важно иметь друзей» (тенденция аффилиации) и «Временами я воспринимаю критику очень близко к сердцу» (страх отвержения) очерчивают ситуации с подразумеваемым подкрепляющим значением, и с ними испытуемый может соглашаться или не соглашаться, используя 9-балльную шкалу оценок :
(«очень сильно»— «сильно»— «до некоторой степени»—«слабо»— «все равно»—…).
Степень согласия—несогласия отражает величину ожидания подкрепляющего эффекта. Под ожиданием в опроснике понимается, во-первых, количество различных ситуаций, обладающих подкрепляющим эффектом; во-вторых, степень выраженности этого эффекта. Иначе говоря, можно сделать вывод, что авторы опросника на основе ограниченного набора ситуаций стремятся установить в сфере аффилиации общий потенциал подкреплений, которые окружающий мир как бы держит наготове для данного человека.
Вместе с тем сам факт, что в опроснике Мехрабяна вместо обобщенных ожиданий (в смысле модели «ожидаемой ценности») кладется в основу обобщенный потенциал подкрепления, или привлекательности, не должен вызывать беспокойства, поскольку, как мы предположили вначале, в сфере мотивации аффилиации (когда партнером по аффилиации выступает незнакомый человек) ожидание и привлекательность, по-видимому, однозначно ковариируют. В связи с тем что опросник выявляет обобщенные подкрепляющие эффекты, сокращения для обеих тенденций мотива аффилиации R1, и R2 выбраны вполне адекватно.
Обе части опросника (относящиеся к R1, и R2) появились в результате отбора вопросов, направленных на выявление личностных свойств. Многомерный факторный анализ позволил избавиться от неадекватных заданий, в результате были оставлены 25 вопросов, относящихся к R1, и 24 вопроса, относящихся к R2. Обе части опросника свободны от тенденций к социально желательным ответам и не коррелируют между собой. Что же касается валидности, то Мехрабян и Ксензкий приводят в своей книге [A. Mehrabian, S. Ksionzky, 1974] множество доказательств, которые мы обсудим ниже.
Комбинация обеих частей опросника дает, в первом приближении четыре типа аффилиации:

  1. R1 высока R2 низка – В большинстве случаев потребность в аффилиаци постоянно удовлетворяется,
  2. R1 низка, R2 высока — в большинстве ситуаций потребность в аффилиации остается неудовлетворенной или же вовсе отвергается;
  3. R1, и R2 низки — большинство ситуаций обладают лишь очень слабым позитивным или негативным релевантным аффилиации подкрепляющим действием;
  4. R1 и R2 высоки — в большинстве ситуаций потребность в аффилиации либо удовлетворяется, либо отвергается.


    Эти типы мотива аффилиации складываются в результате подкреплений, испытываемых в социальных взаимодействиях, прежде всего в детстве. Четвертый тип (одновременные высокие значения R1 и R2), по мнению Мехрабяна, является мотивационной основой ярко выраженного конформного поведения, т. е. показателем мотива зависимости, ибо частое применение позитивных и негативных санкций есть средство формирования у индивида тенденции к зависимости.

Поведенческие корреляты данных ТАТ.

    Неудовлетворительное состояние основанных на ТАТ средств измерения мотива аффилиации объясняется и тем фактом, что до сих пор исследовались только отдельные поведенческие корреляты аффилиативной мотивации. Существует, по-видимому, всего одна работа, имеющая дело с аффилиативным поведением в собственном смысле слова, т. е. с социальным взаимодействием. Это уже рассмотренное исследование Фишмана [D. В. Fishman, 1966]. Стоит упомянуть также данные Лансинга и Хейнса [J. В. Lansing, R. W. Heyns, 1959], согласно которым люди с высоким мотивом аффилиации проявляют большую активность в таких связанных с общением видах деятельности, как разговоры по телефону и писание писем. Что касается других работ, то почти все они направлены на исследование в первую очередь мотива достижения, поскольку в них изучается либо конфликт мотива аффилиации с мотивом достижения, либо влияние аффилиативной мотивации на какой-либо достиженческий показатель типа выбора задания или результата действия.
В работе Аткинсона и Уолкера [J.

W. Altkinson, E. L. Walker, 1956] было уточнено влияние актуализованной мотивации аффилиации на чувствительность восприятия. По результатам измерения мотива аффилиации в нейтральных условиях испытуемые были разделены на высоко- и низкомотивированных. Месяцем позже у половины каждой из этих групп социометрически актуализовалась аффилиативная мотивация, после чего все испытуемые выполняли задание по восприятию. Им предъявлялась картинка, в четырех квадрантах которой были изображены различные объекты, причем увидеть что-либо отчетливое было невозможно, ибо картинка освещалась слабо, а предъявление было кратковременным. В одном из квадрантов находилось схематически изображенное человеческое лицо, на других—объекты, нерелевантные аффилиации (предметы домашнего обихода). Испытуемые должны были ответить, изображение какого квадранта ощущалось наиболее четко или же показалось наиболее ярким. В случае актуализации мотивации (но не в нейтральных условиях) высокомотивированные испытуемые указывали квадрант с изображением лица чаще, чем низкомотивированные. Во всех остальных исследованиях либо создавался конфликт мотиваций аффилиации и достижения и изучался выбор испытуемым действия, отвечающего тому или иному мотиву, либо исследовалось влияние условий, актуализирующих оба мотива, на поведение, релевантное мотиву достижения. Так, в исследовании Френча [E. J. French, 1956] испытуемый должен был выбрать партнера для совместного выполнения задания. Им мог быть либо друг испытуемого, не проявивший способностей к выполнению этого задания, либо неприятный испытуемому человек, который, как было установлено, хорошо справлялся с этим заданием. Выбор испытуемого отражал соотношение его мотивов. Сильный мотив достижения в сочетании со слабым мотивом аффилиации вел к предпочтению деловых качеств партнера, в то время как сильный мотив аффилиации при одновременно низком мотиве достижения вел к предпочтению дружеских отношений.
Подобного рода конфликт был создан и в весьма остроумном эксперименте Уолкера и Хейнса [E. L. Walker, R. W. Heyns, 1962]. Каждый испытуемый должен был привести с собой одного из своих друзей, друзей разъединяли, и испытуемый оказывался в группе, члены которой соревновались в решении задач на шифровку. Зашифрованные списки слов дешифровались группой, которая находилась в другом помещении и члены которой также соревновались между собой. Затем испытуемый узнавал, что зашифрованные им списки дешифрует его друг, но этот друг не успевает справиться с работой (испытуемому передавалась от его имени записка с просьбой, фиктивной, работать медленнее, поскольку он, друг, отстает от своей группы). Соответственно присущему каждому из испытуемых соотношению мотивов он либо отзывался на эту просьбу, либо продолжал работать в начатом темпе. Если мотивы аффилиации и достижения были одинаково сильны, то половина испытуемых проявляла конформность, т. е. разрешала конфликт в пользу аффилиации, а другая половина разрешала его в пользу достижения. Когда же один из мотивов преобладал, то подавляющее большинство испытуемых, как видно из рис. 1, вели себя соответственно доминиру- ющему мотиву. Характерно, что эти результаты относятся только к испытуемым-женщинам, а мужчины, даже при доминировании мотива аффилиации, не откликались на просьбу своего друга. Ситуации достижения нередко содержат стимулы, актуализующие мотивацию аффилиации иногда благодаря смене соперничества на сотрудничество, иногда благодаря возникновению неформальных отношений между тем, кто дает задания, и тем, кто их выполняет. Поскольку в подобных ситуациях к мотивации достижения добавляется мотивация аффилиации, результат действия может изменяться; при этом не обязательно, чтобы оба мотива вступали в конфликт. Наиболее разработанный план эксперимента по исследованию этой ситуации представлен в рассмотренном в предыдущей главе (см. табл. 6.10) эксперименте Френч [Е. G. French, 1958]. Испытуемые с доминирующим мотивом аффилиации достигали наилучших результатов в тех случаях, когда работали не сами по себе, но в группе, а даваемая экспериментатором положительная обратная связь касалась слаженности работы, а не деловых качеств испытуемых. Аналогичное взаимодействие мотива аффилиации с ситуационной структурой привлекательности Мак-Кичи

Рис. 1
Kоличество студенток с различным соотношением мотивов, отозвавшихся, и не отозвавшихся на провоцировавшую мотивационный конфликт просьбу [E.L. Walker R.W. Heyns 1962].

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.