WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |

Возьмем в качестве примера хроническоезапрещение. Предположим, что в каких-то случаях вам хотелось плакать, но вы неразрешали себе этого, произвольно сокращая мышцы диафрагмы. Предположим также,что этот паттерн поведения, первоначально возникший как сознательное усилиепредотвратить плач, становится привычным и несознаваемым. Дыхание и желаниеплакать каким-то образом смешиваются, сливаются друг с другом. Тогда вызатрудняете себе обе деятельности — способность свободно дышать и способность плакать. Неспособные крыданию, вы никогда не выразите свое горе и не проработаете его. Возможно,через некоторое время вы даже забудете о том, что вас огорчило. Потребность врыдании и служащее защитой от ее выражения сокращение диафрагмы образуютустойчивую линию действия и противодействия; это состояние длится постоянно иизолируется от остальной личности.

Человек, находящийся в патологическомслиянии, связывает свои потребности, эмоции и действия в один тугой узел, и ужене сознает, что он хочет делать и как он сам себе не дает этого делать. Такоепатологическое слияние лежит в основе многих так называемых психосоматическихзаболеваний. Смешение плача и дыхания, которое мы упоминали, может вести кастме, если продолжается достаточно долго.

Патологическое слияние имеет такжесерьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства иотказывается терпеть какие бы то ни было различия. Мы часто видим это уродителей, которые считают детей продолжением себя. Такие родители отказываютсяпризнавать, что дети не могут не отличаться от них хотя бы в каких-тоотношениях. И если дети не поддерживают слияния и не отождествляются стребованиями родителей, их ожидает отвержение и отъединение: "Я не буду любитьтакого отвратительного ребенка!"

Если бы члены ООН ценили или хотя быуважали различия между нациями, которые составляют Организацию, контакт междуними был бы лучше, и это дало бы больше шансов справиться с проблемами, которыебеспокоят мир. Но поскольку различия не уважаются, поскольку каждая нациятребует, чтобы другие разделяли ее взгляды во всех мелочах, продолжаютсяконфликт и затруднения. Если различия не ценят, их начинают преследовать.Требование согласия звучит подобно утверждению: "Если ты не будешь моим другом,я проломлю тебе череп!"

Утверждение нашего бедняги-хориста: "Мыхотим продолжать", —когда на самом деле продолжать хотели бы они, а не он (ему-то хочется выйти втуалет), — этоутверждение слияния. Он не умеет отличить себя от остальной группы. Когдачеловек, находящийся в патологическом слиянии, говорит "мы", невозможновыяснить, о ком он говорит: о себе или об остальном мире. Он совершенно потерялчувство границы.

Ретрофлексия.

Четвертый невротический механизм может бытьназван ретрофлексией, что буквально означает "оборачивание в противоположнуюсторону". Ретрофлектор умеет проводить границу между собой и средой и проводитее вполне четко, -только проводит он ее точно посередине себясамого.

Интроектор поступает так, как хотят от негодругие, проектор делает другим то, в чем обвиняет их по отношению к себе,человек в патологическом слиянии не знает, кто кому что делает, а ретрофлекторделает себе то, что хотел бы сделать другим.

При ретрофлектированном поведении человекобращается с собой так, как первоначально он намеревался обращаться с другимилюдьми или объектами. Он перестает направлять свою энергию вовне, чтобыпроизвести в окружающем изменения, которые удовлетворили бы его потребности;вместо этого он направляет свою активность внутрь и делает объектом своихвоздействий не среду, а себя самого. В той мере, в какой он это делает, онразделяет свою личность на две части — действующую и испытывающуювоздействие. Он буквально становится своим собственным худшимврагом.

Разумеется, ни один человек не может жить,постоянно давая ход каждому своему импульсу; по крайней мере некоторые из нихнеобходимо сдерживать. Но произвольное останавливание деструктивных импульсовпри понимании их деструктивности — это нечто совершенно иное, нежели обращение их на самогосебя.

Представьте себе измотанную женщину в концетяжелого дня, в течение которого стиральная машина вышла из строя и порвалаодежду, пятилетний сын в ярости изрисовал красным фломастером все обои вгостиной, мастер, который должен был починить вытяжную трубу, не появился, амуж пришел к обеду на час позже, чем она ждала. Ее настроение может бытьпоистине убийственным; вряд ли было бы разумно выразить это состояние,прикончив сына или мужа, но столь же глупо было бы перерезать горло себесамой.

Как проявляется механизм ретрофлексииИнтроекция проявляется в использовании местоимения "я", когда реально имеются ввиду "они"; проекция проявляется в использовании местоимений "оно" или "они",когда реально имеется в виду "я"; слияние проявляется в использованииместоимения "мы", когда реальное значение неизвестно; ретрофлексия проявляетсяв использовании рефлективного местоимения "самому себе" или "самогосебя".

Ретрофлектор говорит: "Я стыжусь самогосебя" — или: "Мненужно заставить себя сделать эту работу." — Он делает почти бесконечный рядутверждений такого рода, и все они основаны на удивительном представлении, что"сам" и "себя" — дваразных человека. Наш незадачливый хорист говорит:

"Я должен контролировать себя."

Конфликт между собой и другим, лежащий воснове невроза, проявляется в крайней путанице относительно самого себя. Дляневротика "я" может быть зверем или ангелом, но никогда не "мнойсамим".

Описывая развитие личности, Фрейд внесопределенный вклад в эту путаницу. Он различал Эго ("я"). Ид (органическиевлечения) и Супер-Эго (совесть), и описывал психическую жизнь индивида какпостоянный конфликт между ними, -неразрывное объятие, в котором человек боретсясам с собой до самой смерти. Ретрофлектор, по-видимому, живет в соответствии сфрейдовским представлением о человеке.

Но давайте на минуту остановимся ирассмотрим, что такое в действительности Супер-Эго. Если Супер-Эго не являетсячастью самости, или "я", или Эго, оно должно быть набором интроектов— неассимилированныхустановок и отношений, навязанных индивиду его средой. Фрейд говорит, чтоИнтроекция обеспечивает процесс морального развития. Например, ребенокинтроецирует "хорошие" образы родителей и делает их своими Эго-идеалами В такомслучае Эго также становится набором интроектов. Но исследование невротиковпостоянно показывает, что проблемы вызываются отождествлением ребенка не с"хорошими", а с "плохими" родителями.

Установки и этику "хороших" родителейребенок не интроецирует, он их ассимилирует. Он может не осознавать этого всложных терминах психиатрического языка, но в действительности те установки,которые определяют удовлетворяющее его поведение родителей, он переводит впонятные ему представления, приводит их, так сказать, к общему знаменателю иассимилирует в такой форме, в какой он может их применять. Он не может таким жеобразом обойтись с "дурными" установками родителей. У него нет средствсправиться с ними, и нет даже изначального желания делать это, так что емуприходится принять их в качестве непереваренных интроектов.

Здесь и начинаются проблемы. Личностьтеперь состоит не из Эго и Супер-Эго, а из "я" и "не-я", из себя и образа себя,и человек оказывается в состоянии такого замешательства, что не способенотличить одно от другого.

Это замешательство в отождествленияхфактически и есть невроз. Выражается ли он первоначально в использованиимеханизма Интроекции или проекции, ретрофлексии или слияния, его главныйпризнак —дезинтеграция личности и отсутствие координации между мыслью идействием.

Терапия призвана исправить ложныеотождествления. Если невроз создается "дурными" отождествлениями, то здоровьеможно считать продуктом "хороших" отождествлений. Это, разумеется, оставляетоткрытым вопрос о том, какие отождествления хороши, а какие плохи. Простейшийи, как мне кажется, наиболее удовлетворительный ответ, основывающийся нанаблюдаемой реальности, состоит в том, что "хорошие" отождествленияспособствуют удовлетворению индивида и его среды и достижению им своих целей, а"дурными" можно назвать те, которые препятствуют его росту и создают для негопреграды, или вызывают деструктивное поведение по отношению к среде. Ведьневротик не только страдает сам, но и наказывает своим саморазрушительнымповедением всех, кто за ним ухаживает.

Следовательно, в терапии мы должнывосстановить способность невротика к различению. Мы должны помочь ему вновьобнаружить для себя, что является им самим, а что нет; что способствует егоразвитию, а что препятствует. Мы должны направить его к интеграции. Мы должныпомочь ему обрести правильное равновесие и контактную границу между собой иостальным миром.

Легко сказать "будь собой"; однако невротиквстречает тысячи препятствий на этом пути. Понимая теперь механизмы,посредством которых невротик не дает себе быть собой, мы можем занятьсяпоследовательным отодвиганием этих препятствий с его пути. Именно это должнопроисходить в терапии, к описанию которой мы и переходим.

3. Невротик и терапевт.

И вот идет наш невротик — привязанный к прошлому и кустаревшим способам действия, сомневающийся в настоящем, которое он видит "каксквозь тусклое стекло", мучимый будущим, поскольку настоящее ему непринадлежит. Стыдливо или развязно, застенчиво или нагло, волоча ноги илистараясь идти бодро, входит он в кабинет терапевта.

Терапевт может быть для него лишенной телапарой ушей, или богом-отцом, или волшебником, которому достаточно взмахнутьсвоей палочкой, чтобы превратить чудовище в восхитительного юношу — прекрасного, богатого,наделенного неотразимым шармом. Или, возможно, невротик подозревает, чтотерапевт — обманщик ишарлатан, но безвыходность, а также доброта и доверчивость, заставляют его датьему мимолетный шанс.

Какие бы фантазии ни роились в головепациента, как бы он ни предъявлял себя, — он пришел за помощью, потому чтопереживает экзистенциальный кризис, то есть не может, при теперешнем своемобразе жизни, удовлетворить психологические потребности, с которыми он себяотождествляет, не может получить нечто, необходимое ему как воздух.

Психологические потребности, которые могутстать для невротика жизненно важными, столь же разнообразны, как сами пациенты.Для одного доминирующая потребность — не отстать от Джонсов, и даже,если можно, превзойти их. Такой человек отождествляет свое существование вцелом со своим социальным существованием, и если его социальная позициянеустойчива, он оказывается в состоянии экзистенциального кризиса. Для другогодоминирующей потребностью является абсолютная преданность жены, мужа илилюбовника.

Если человек не может получить того, чтоему нужно, или если он, получив, тут же это теряет, — он оказывается в состоянииэкзистенциального кризиса. Для одного невротика экзистенциальной потребностьюявляется "самоконтроль", для другого — "самовыражение".

Каковы бы ни были экзистенциальныепотребности человека, тот факт, что он пришел на терапию, является признанием,что он не может их удовлетворить. Он обращается к терапевту, потому чтонадеется найти в нем поддержку, которая компенсирует его неспособностьопираться на самого себя.

Он полагает, что с помощью терапевта сможетудовлетворить потребности, с которыми пока не может справиться ни он сам, ниего окружение. Он чувствует себя как бы в бездонной яме. Может быть, он ставитперед собой невыполнимые задачи. Тогда в процессе терапии его цели изменятся,изменятся его экзистенциальные потребности. Может быть его жизненный опыт иобразование не сформировали в нем способности опираться на себя, которая далабы ему возможность достигать сравнительно простых собственных целей. Тогдауспешная терапия научит его опираться на себя.

Терапевту не следует оцениватьэкзистенциальные потребности пациента. Терапевта может не слишком интересоватьбизнес, но если для пациента деловой успех является экзистенциальнойпотребностью, терапевт должен помочь ему обрести такую меру способностиопираться на себя, что достижение этой цели станет возможным. Терапевту ненужно унифицировать своих пациентов, снабжать их одним и тем же наборомэкзистенциальных потребностей, скроенных по мерке самого слабого или самогокомпетентного из них. Его задача — помочь развитию каждого из них, что даст ему возможность найтизначимые для него цели и адекватный путь их достижения. Потому что в момент,когда пациент приходит на терапию, он еще не может сделать это для себясам.

Его гомеостаз нарушен, он не справляется сосвоей ситуацией и вынужден нестись вперед, как Алисе приходилось бежать со всехног, чтобы оставаться на месте. Но хорошо, что нарушение равновесия создаетпотребность в его восстановлении, и эта потребность придает терапевту в егоглазах позитивный катексис.

Чего же пациент хочет от нас Жилетки, вкоторую он мог бы поплакаться, союзника, которому он мог бы пожаловаться нажену или босса, терпеливого слушателя Человека, который накажет его за егогрехи, или (если он уже достаточно наказал себя сам) — простит его и отпустит ему этигрехи Или он нуждается в ободрении Или он мечтает о волшебном, чудесномбезболезненном исцелении Хочет ли он усилить самоконтроль, увеличитьсексуальную потенцию, найти кратчайшую дорогу к счастью Хочет ли он одобренияи любви, подпорки, заменяющей отсутствующее уважение к себе, средства от скукижизни, спасения от невыносимого одиночества, или улучшения памяти Или он хочетполучить интерпретации, надеясь, что они помогут ему понять самого себя Или онищет подтверждения своего представления, что он настолько слаб, что не может водиночку справиться с жизнью

Что бы это ни было, он не может обеспечитьэтим себя сам, и, по-видимому, не может получить это из своего окружения, иначеон не пришел бы к терапевту. Он, разумеется, пытался получить поддержку, вкоторой нуждается, и отчасти ему это удавалось. Если бы ему это не удавалосьсовершенно, он был бы мертвым или сумасшедшим. Но в той степени, в какой емуэто не удается, он приходит к нам фрустрированным, не получающим полногоудовлетворения.

Однако он приходит не с пустыми руками. Онприносит с собой свои средства манипуляции, способы мобилизации и такогоиспользования своего окружения, чтобы люди делали за него его работу. И ненужно обманывать себя, думая, что его способы манипуляции не умны. Невротик— не дурак. Он долженбыть достаточно проницательным и искусным, чтобы выжить, поскольку он взначительной степени лишен средства, обеспечивающего выживание — способности опираться на себя.Он страдает от какого-то "недостатка" в буквальном смысле слова и нуждается взначительной изобретательности, чтобы обойтись с этим"недостатком".

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.