WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |

Элен: Нет, я полагаю, что я так и думаю.(Пауза) Я думаю, что я так думаю, потому что, м-м, это не так много для менязначит.

Гордон: Я тебе не верю. Это внезапныйповорот. Меня это не убеждает.

Фриц: Не попробуешь ли ты моюформулировку "Ты не соответствуешь моему жизненному сценарию. Ты долженсоответствовать."

Элен: Я

Фриц: Ты. Скажи ему: "Ты не соответствуешьмоему сценарию. Ты должен быть таким и сяким". Я не знаю, чего именно тыхочешь, каков твой сценарий для мужа.

Элен: Ты не соответствуешь моемужезненному сценарию, потому что, м-м, ты должен хотеть быть партнером, делитьсяпоровну. (Пауза)

Фриц: О'кей. Не можешь ли ты теперьсказать предложение: "Гордон, я ценю это" — то, что ты ценишь внем.

Элен: О, я ценю, м-м, юмор...

Фриц: Говори ему.

Элен:... возбуждение...

Фриц: А теперь упреки.

Элен: Мне не нравится, что я не могу найтисебя в этом творческом артистическом мире. Меня это обижает. Мне все ещеобидно.

Фриц: Можешь ли ты сказать ему, что онотвечает за то, что ты не смогла найти себя

Элен: Нет, не могу, потому что я в это неверю.

Фриц: Тогда где же упрек

Элен: Ну, может быть (смех), упрек был, ноон исчез.

Фриц: Угм. Можешь ли ты найти равновесиемежду упреками и тем, что ты ценишь Может быть, сказав спасибо. Естьчто-нибудь, за что ты могла бы поблагодарить

Элен: О да, конечно. Я благодарна, чтомоя... м-м, что у меня произошел неожиданный, действительно неожиданныйпереворот в жизни, когда я встретила тебя. И очень многое в этом было хорошо.(Пауза). Я особенно благодарна за детей, и я ценю некоторых из тех многихлюдей, которых встретила, в основном благодаря тебе.

Фриц: О'кей, можете вы пожать друг другуруки

Элен: Конечно.

Память и Гордость.

Я просматриваю свой интеллектуальныйматериал, чтобы дать вам что-нибудь для самостоятельной работы. Я знаю, чтонекоторые из, вас имеют опыт роста, который останется с ними и будет продолжатьразвертываться, но я хочу дать вам больше общих идей относительно того, какработать над собой и над другими. Для этого нам нужно больше поговорить оматериале проекций. Значительная часть того, что мы отчуждаем от себя,проецируется — либо всны, либо на мир.

Многие люди страдают от застенчивости.Есть здесь такие (Смех) О'кей, не выйдете ли вы сюда

(Доун идет к горячему стулу. Это высокая,стройная молодая женщина лет двадцати трех).

Доун: Я чувствовала себя очень длинной,когда шла через комнату, и я стеснялась того, что... этого. Я...

Фриц: О'кей. Сядь сюда (указывает напустой стул). Сыграй публику.

Доун: Ты очень большая. М-м, ты к тому женесколько неловкая. М-м...

Фриц: Смени стул. Теперь давай посмотрим,заметил ли кто-нибудь, что ты очень большая, когда ты поднялась. (Голоса,отрицающие это). Ни один человек. (К Доун) Не удивительно ли

Доун: М-м, вроде, когда встаешь, а всесидят, это похоже на то, будто находишься в стране лилипутов. Фриц:Извини

Доун: Как будто находишься в странелилипутов. Фриц: А, это другое дело. Встань. Теперь ты великан и смотришь нанас, как на лилипутов. (Смех) Поговори с нами.

Доун (глубоким голосом): Привет, вы там,внизу. Не бойтесь меня.

Фриц: Стесняешься ли ты сейчас

Доун: Я чувствую, что сдерживаючто-то.

Фриц: Где Что

Доун: Здесь (показывает район таза). Ячувствую себя очень могущественной, но я не позволяю себе дать этомуход.

Фриц: О'кей, сядь сюда. Скажи Доун: "Недавай своей силе выйти наружу."

Доун: Не давай своей силе выйтинаружу.

Фриц: Продолжай, скажи ей, что ейделать.

Доун: Должна ли я быть властной Я ведьвсего лишь публика.

Фриц: Давай назовем это твоими запретами.Всеми твоими "не делай этого".

Доун: Я не позволю твоей силе проявиться.М-м, слушайся меня, потому что ведь я защищаю тебя. Что они подумают, еслиузнают, что ты думаешь о себе (Пересаживается в другой стул). Они могутиспугаться меня.

Фриц: Замени "они" на "вы", и скажи этогруппе.

Доун: Вы должны бояться меня.

Фриц: Еще раз.

Доун: Вы должны бояться меня.

Фриц: Теперь встань и скажи эту фразу каквеликан.

Доун: Вы будете бояться меня. (Вздыхает)Вы можете меня не бояться. Вы можете подумать, м-м, вы можете подумать, что этоглупая мысль. Вы можете посмеяться надо мной.

Фриц: О'кей. Посмейся над Доун. (Доунсмеется). Сделай ее посмешищем.

Доун: Глупая девчонка! (Пауза) Почему тыне можешь быть просто тем, что ты есть

Фриц: О'кей, встань и скажи это нам.Посмейся над нами. Скажи нам, как мы глупы.

Доун: Вы очень глупы, но я... я не будувам этого говорить. Я не хочу обижать вас, говоря вам это.

Фриц: Скажи это еще раз.

Доун: Я не буду вас обижать, говоря вамэто.

Фриц: Не можешь ли ты сделать наоборотОбидь их. Помести их в кресло и обидь их. Заставь их плакать!

Доун: Дураки! Вы ищете здесь ответы насвои вопросы. Вы смеете думать, что на них есть ответы. Вы кажетесь такимиглупыми. Вам нечего сказать.

Фриц: Теперь действительно скажи эточленам группы. Доун: Вы ничего не найдете таким способом. (Осматривает группу.)А ты (Мареку) улыбаешься!

Марек: Но ведь я нахожу. Узнаешь множествовещей про себя. Я в большой степени разделяю твои чувства по поводу всей этойситуации, и чувствую, как это все фальшиво. Но может быть это шаг на долгомпути. (Пауза). Кроме шуток! Фриц (к Доун): Что ты сейчас чувствуешь Доун: М-м... (фыркнув) я стала меньше. Фриц: О'кей. (Мареку) Я бы предложил тебепосадить фальшь в этот стул. Поговори с фальшью.

Марек: Фальшь сидит в этом стуле. (Пауза).Фальшь, фальшь. Мне нужно прочувствовать это слово. Фальшь, ты собираешьсясказать нам всем, чего все это стоит. Ты знаешь. Ты знаешь, что мы не знаем.Что мы знаем только фрагменты. Что мы знаем о плаче и улыбках, мы знаемопределенные грани себя, а ты знаешь все. Фриц: Сыграй фальшь.

Марек (вздыхая): Ну, это маленькиефальшивые игры, в которые я собираюсь играть в ваших головах. Но они могутчто-то значить. Как вы хотите. Я, может быть, фальшива, но я хочу, чтобы выпоняли, что вы фальшивы, и может быть... м-м, я сам фальшив, прямо сейчас,потому что на самом деле я не чувствую... ну, я чувствую сильное напряжение. Яхочу уйти в себя в этот момент. Фальшь собирается уйти в себя (смеется).Фальшь, я чувствуй сильную дрожь внутри. Все мои внутренностидрожат.

Фриц: Ты думаешь, что эта дрожь—фальшива

Марек: Нет. Для фальши она реальна. То,где я нахожусь сейчас, — это фальшь. Так что (вздыхает) если я собираюсь быть фальшью, ячувствую себя действительно сильным.

Фриц: Да. Погоди-ка минутку, фальшь. Яхочу сделать тебя реальной, потому что ты черпаешь поддержку в дрожи. Можешь литы протанцевать свою дрожь

Марек (прохаживается, потряхивая руками):Да. Что-то вроде этого. Да, что-то такое.

Фриц: Теперь вернись. Поговори еще раз сфальшью.

Марек (вздыхает): Я потерял контакт стобой, фальшь. Мне нравится чувствовать себя собой. Я чувствую, как бьется моесердце. Я не вижу... Я вижу кресло. Я чувствую боль в левой ступне, на которуюя прыгнул. Это реальное ощущение. И я вижу людей в комнате — Гордона, Энн, тебя. Итебя.

Фриц: Что произошло с твоей ухмылкой(Смеется) Теперь она вернулась.

Марек: Ну-у... Я думаю... какая-то улыбкаведь может быть, правда

Фриц: О'кей, ты отметил замечательнуюполярность -фальшь и ее противоположность, состоящую в том, чтобы быть реальными подлинным. Давай теперь закончим тем, что посадим твою ухмылку на пустойстул. Поговори со своей ухмылкой.

Марек: Ухмылка, ты мне не нравишься. Но утебя за этим кроются кривые зубы; когда их фиксировали, ты пытался улыбаться.Лучше уж это... Лучше уж это, чем то, что было раньше. Это был злобный оскал.(Взрывается, пинает кресло, затем швыряет стул). Эти мерзкие гитлеровскиесвиньи! (Ирвин останавливает его).

Фриц: О'кей, сядь. Закрой глаза ивслушайся в свое Дыхание.

(Пауза, Марек глубоко дышит).

Марек: Мне пять с половиной лет. (Плачет,потом Перестает). Нет, я этому не верю. Я не хочу тудавозвращаться.

Фриц: Прежде, чем ты вернешься туда,вернись сначала сюда к нам. Видишь ли ты меня

Марек: Да, я вижу тебя.

Фриц: Ты... Ты действительно менявидишь

Марек: Да, я тебя вижу.

Фриц: Ты видишь, где ты находишься,сейчас, реально

Марек (пауза): Да, мне кажется,вижу.

Фриц: О'кей. Теперь закрой глаза. Тебепять с половиной лет. Что ты там видишь

Марек: Мы под Варшавой, в тридцатикилометрах. Они жгут деревню. Это партизаны. Здесь толстый эсэсовец. У негокрасное лицо. Он поднимает меня на плечи. (Вздыхает) Нет, нет...

Фриц: Что ты действительно видишь Сзакрытыми глазами. Это очень важно. Слушай меня. Не пытайся вспоминать. Простобудь пятилетним и скажи, что ты видишь, чувствуешь и слышишь.

Марек (пауза): Мне пять с половиной лет.(Смеется). Я играю в саду с приятелем. (Вздыхает). Все они вокруг. Партизаныграбят нас. Немцы.

Фриц: Ты видишь это

Марек: Да, я вижу их. Они...

Фриц: Что ты видишь

Марек: Их трое. Они входят в дом. Этобольшой особняк. Мне нужно... Я хочу войти и предупредить всех... ну, я знаю,вы не будете меня заставлять туда возвращаться. Простите. Это все.

Фриц: Скажи это мне.

Марек: Нет. Я, похоже, все же в Канаде.(Смеется). Это все.

Фриц: Ты хочешь удерживать этовоспоминание. Для чего оно тебе нужно

Марек: Чтобы бить им себя поголове.

Фриц: Кого еще ты хочешь бить поголове

Марек: Всех. Мне кажется, я как раз этим изанимался. (Пауза)

Фриц: Вернись опять к нам.

(Марек оглядывает комнату).

Марек: Если я кажусь враждебным, этоздесь, здесь много ненависти. Много ненависти ко всем вам. Но, может быть, имного любви. Не так много. Но немного есть.

Фриц: О'кей. Закрой глаза. Вернись тудаснова. Воспользуйся своей машиной времени и стань снова ребенком.

Марек: Я в коридоре, в Юкавице, это околотридцати километров от Варшавы. Это... Я там в коридоре. В конце коридорастарый человек. Он рисует красками. Никто не может к нему подойти. (Смотрит наФрица) Ты — этотстарик. Фриц: Посмотри на меня. Разве я старик Марек (смеется):Нет.

Фриц: Посади этого старика в пустой стул исравни его со мной. Что общего, в чем различия

Марек: Сходство в том, что старик, когдамне было пять с половиной... он стоит в конце зала, а я подхожу к нему. И ты,Фриц, как бы находишься в конце вереницы людей, и я также к тебе подхожу. Утебя седые волосы, и у него были седые волосы. Ты художник, ты рисуешь все, чтоделаешь. Ты —скульптор людей. И художник. И он был художником.

Фриц: А в чем разница

Марек: Ты говоришь. Он никогда не произнесни слова.

Фриц: Скажи это ему.

Марек: Ты никогда не сказал ни слова. Новсегда был каким-то другим, потому что ты рисовал, и я тоже тогда началрисовать. Ты научил меня рисовать. Я полагаю (поворачивается К Фрицу), что тытоже учишь меня чему-то. (Пауза) Вы -разные люди.

Фриц: Сейчас ты это понимаешь

Марек: Да.

Фриц: О'кей. Вернись снова к немцам. Кнеприятному.

Марек: Нет.

Фриц: Почему ты против

Марек: Я против.

Фриц: Почему

Марек: Это происходило оченьдавно.

Фриц: Ты все еще несешь это ссобой.

Марек: Я, наверное, долго буду нестиэто.

Фриц: Можешь ли ты еще раз поговорить сэтим воспоминанием Скажи: "Воспоминание, я не хочу тебя выпускать... Я будудержать тебя в груди, носить с собой день и ночь."

Марек: Воспоминание, я буду носить тебя вгруди день и ночь. Нет, это неправда. Нет, я полагаю... (смеется) Я, кажется,убегаю в фальшь.

Фриц: Пересядь в другой стул. Станьвоспоминанием.

Марек (вздыхает): Марек, ты не можешь отменя избавиться... Я — это ты. Ты любишь меня. Это дает тебе хорошо себя чувствовать. Тыпострадал, парень. Так что я собираюсь оставаться с тобой... всем другим былолегче. Ты знаешь, что неправильно. (Пауза).

Фриц: Что сейчас происходит

Марек: Я, м-м, подумал, — воспоминание — оно сейчас перестало бытьважным.

Фриц: Скажи ему "до свидания".

Марек: Пока (смеется).

Фриц: Ницше где-то писал, что память игордость поспорили: память говорила, что это было вот так, а гордость ответила,что этого не могло быть. И память сдалась. Видите ли, мы понимаем воспоминаниекак что-то, принадлежащее настоящему. Истинно оно или ложно, мы удерживаем его.Мы не ассимилируем его. Мы поддерживаем его как поле битвы или как оправданиедля чего-то. На самом деле оно нам не нужно.

Я полагаю, что на сегодняшнее утродостаточно.

Философия очевидного.

Я бы назвал гештальт-терапию философиейочевидного. Мы принимаем очевидное за само собой разумеющееся. Но если мыпосмотрим несколько пристальнее, то увидим, что за тем, что мы называемочевидным, обнаруживается множество предрассудков, предвзятых убеждений, многоложной веры и т.п. Чтобы добраться до очевидного и понять его, нам нужно преждевсего как-то его удержать, и в этом и состоит величайшая трудность. Мы то хотимказаться умными, то пытаемся спрятаться, то намереваемся показать своюценность, и т.д. Вы видели, как трудно иметь дело с очевидным. Невротик— это просто человек,который не видит очевидного. Но чтобы иметь дело с очевидным, нужно преждевсего уметь его удержать.

Наиболее очевидный фактор, с которым мысталкиваемся в нашей сфере, состоит в том, что мы имеем два уровнясуществования —внутренний и внешний мир. И внутренний мир, часто называемый умом (mind),кажется чем-то отличным от внешнего мира и даже противопоставленным ему. Однаиз характеристик этого внутреннего мира состоит в том, что это гомеопатическийспособ существования. Гомеопатия — это область медицины, где очень малые количества считаютсяэффективными. Под гомеопатическим способом действования я понимаю вот что. Есливы хотите купить хлеб, вы не идете в магазин мехов или в банк. Вы сначалапроговариваете то, что вам нужно, в уме. Может быть, это проговариваниезанимает долю секунды. Вы просматриваете возможности, и находите место, где выможете купить хлеб. Это мгновение проговаривания в фантазии экономит вам уймуработы. Мы очень много занимаемся таким планированием.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.