WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 27 |

Это хороший пример того, как мы вообщеработаем с психосоматическими симптомами. Хотя прерывание происходит насоматическом уровне, где симптом проявляется, в данном случае, как головнаяболь, мы должны завершить картину, находя ту фантазию, которая осуществляетпрерывание. Делая это, мы постоянно обнаруживаем, что пациент воображаеткакое-то приказание, противоположное его требованию. В этом случае требование— "Оставь меня!",приказание — "Неплачь!", "Мужчины не плачут" и "Не будь слюнтяем!" Это приказание может бытьусилено угрозой:

"Если ты не перестанешь плакать, я тебеустрою что-нибудь, о чем тебе действительно придется поплакать!" — Иными словами, пациент ведетсебя так, как будто кто-то приказывает ему прервать плач. Слова, которыекогда-то произвели на него впечатление, теперь стали его собственными, онвоображает их в своей фантазии и подчиняется им.

Мы можем иметь дело с этими приказаниями,не копаясь в бессознательном пациента. Когда мы достигли этой точки, есть двевозможности: пациент может сознавать (как правило так и бывает), что он самобращается к себе с запретом, но может и не сознавать этого. В последнем случаеон будет сознавать приказание-запрет как проекцию, — то есть он будет предполагать,что это, например, терапевт не хочет, чтобы он плакал. Когда он собралдостаточно сил, чтобы разразиться словами "Оставьте меня!", он можетпротивопоставляться приказанию, понимает ли он его как собственное "анти-я"(Интроекцию) или считает терапевта фрустратором его спонтанныхчувств.

Если пациент считает источником фрустрациитерапевта, следующий шаг (опять же не имеющий ничего общего с бессознательным)состоит в том, что пациент видит парадокс, состоящий в том, что, обвиняятерапевта в желании прервать его плач, он в то же время видит и возможностьпоощрения плача со стороны терапевта. Если терапевт не принимает ни одну изсторон в этом противопоставлении (которое, в конце концов, принадлежит не ему,а пациенту), пациент обнаружит для себя абсурдность перенесения на терапевтаответственности за прерывание, и увидит возможность самому отвечать за свойсимптом. Таким образом к концу сессии пациент обретет контакт с самим собой, аэто первый шаг к контакту с Другими.

Нетрудно заметить, что в разрешениисимптома мы использовали кое-что из находок Райха. Я не буду здесь вступать вспор по поводу Райха, так же как и по поводу Хаббарда; хочу лишь заметить,— не касаясь другихобластей их деятельности, — что я нахожу у них в ряде областей ценные Дополнения к техникесознавания. Работа Райхас прерыванием в двигательной сфере (пример головнойболи) и работа Хаббарда с чувственно переживаемым возвращением (пример эпизодав кафе) и со словесными прерываниями могут дать терапевту весьма ценныесредства для восстановления функций самости.

Чувственное переживание прошлых событий ввоображении — неновый метод. Он был описан более десяти лет назад. Пациента просили находитьвсе больше деталей в актуально визуализируемой ситуации. Иными словами, этоповторное переживание ситуации в воображении. Что касается словесныхпрерываний, идея повторения также широко используется. Повторение значимыхсентенций из прошлого пациента, которые стали его интроектами, может иметьтерапевтический эффект. Эти сентенции могут оказывать глубокое влияние напациента, как мы видели в случае головной боли. Однако в отличие от Хаббарда яполагаю, что эти сентенции оказывают действие не в качестве травматическихпереживаний, а в качестве повседневного вмешательства в жизньпациента.

В связи с этими методами может возникнутьодна существенная трудность: для их реализации пациент должен уже до некоторойстепени быть способен выражать себя. Для участия в психодраме он также долженбыть в состоянии отождествляться с ролями, которые ему не нравятся. Но дажеесли мы не получаем ничего, кроме обнаружения сопротивлений пациента противсамовыражения, это тоже очень полезно.

Другой важный терапевтический метод состоитв подходе, через проявленные прерывания, к областям замешательства пациента.Замешательство —плохая поддержка для контакта, и проблема пациента часто проявляется в сферахего замешательства.

Прежде чем я опишу, как работает этотметод, я хочу отметить, что переживание замешательства крайне неприятно, издесь, как и в случаях тревоги, стыда и отвращения, мы сталкиваемся с сильнымжеланием аннигилировать это переживание — посредством избегания,разговоров, или иными способами. И можно считать значительным достижением вборьбе против невроза, когда удается помочь пациенту сознавать своезамешательство и оставаться с ним, а также с сопутствующей емунечувствительностью.

Хотя замешательство неприятно, единственнаяреальная опасность состоит в прерывании его, поскольку за этим прерываниемследует запутанность в действиях. Если замешательство — как любую другую эмоцию,— предоставитьсобственному развитию, не прерывая его, оно не останется замешательством. Онотрансформируется в более позитивное чувство, которое может вызватьсоответствующее действие.

Замешательство обычно связывается снедостатком понимания в ситуации, когда в таком понимании возникаетнеобходимость. Единственная реальная гарантия свободы от замешательства— отсутствие какой быто ни было заинтересованности в понимании. Если я нахожусь среди группы людей,рассуждающих о высшей математике, и мне неинтересно, я могу уйти в себя, решив,что их разговор меня совершенно не касается. Но если я по той или иной причиненачинаю быть заинтересованным, ограниченность познаний в области, о которойидет разговор, неизбежно приводит к тому, что я переживаю замешательство. Инымисловами, замешательство обычно возникает из попытки контакта в области, где потой или иной причине контакт невозможен; может быть для поддержания хорошегоконтакта не хватает понимания, может быть недостаточно интереса, при том чтоситуация требует его демонстрации.

Большинство людей старается прерватьзамешательство, которое столь неприятно, посредством спекуляций, интерпретаций,объяснений и рационализации. Так ведут себя многие невротики, в особенностиинтеллектуалы. И некоторые формы терапии едва ли не поддерживают такоепрерывание. Многое во фрейдовском анализе, например, основано на ошибочномпредположении, что символическое, интеллектуальное знание равно пониманию. Нотакое знание обычно само по себе является прерыванием, преждевременнойприостановкой развития, оставляющей за собой след экзистенциальногозамешательства. Это в свою очередь ведет к неспособности опираться на себя, кпотребности во внешней опоре, к узости ориентации, основания для которойзаимствуются из среды, а не исходят от самого индивида.

Фактору замешательства уделялосьзначительное внимание при работе с психозами, меж тем как его роль в неврозахкак правило игнорировалась. Однако каждый пациент в терапии являет собойкартину замешательства. Чтобы увидеть это, терапевту достаточно обратитьвнимание на то, что находится у него перед носом. Каждое "э-э" и "м-м", каждоепрерывание предложения скрывают за собой большую или меньшую областьзамешательства. Оно является попыткой повиснуть на собеседнике ради поддержанияконтакта, в то время как реальной потребностью является уход.

Когда пациент научится принимать тот факт,что у него есть области замешательства, он будет готов сотрудничать стерапевтом. Возвращаясь к пробелам в своей речи, пациент может обнаружить многоматериала, который он не замечает или игнорирует во время своих прерываний.Хотя этот материал часто не имеет отношения к делу, он дает разнообразные ключик тому, что делает пациент на уровне фантазии. Во время моментов замешательстваон занят угасающей двигательной деятельностью (прячущейся под общим именеммышления), и в этих расщелинах, — перерывах в настоящем времени, — может быть обнаружено многое изтого, что отсутствует в его повседневном поведении и составляет незаконченныедела его невроза.

Я приведу несколько примеров того, как этоработает на практике. Пробел, как я говорил, соответствует замешательству. Этопрерывание замешательства, попытка полностью стереть его. Мы видим это часто вотношении проблемы визуализации и визуального воображения, — области слепых или почти слепыхпятен для многих пациентов.

Если мы просим пациента визуализироватьнечто, он может сказать нам, что его образы очень смутны. Если мы просим егопродолжать, он может продолжать говорить, что они как бы окутаны дымкой тумана.Этот туман или дымку терапевт может понимать как образ себя, структурухарактера, систему вербализации. По-видимому пациенту нужно поместить дымовойзанавес вокруг своих образов, окружить их туманом. Терапевт не долженобманываться жалобой пациента на то, что он хотел бы уметь визуализироватьясно. Хотя это несомненно так, это еще не все. Мы должны предположить, что унего должны быть по крайней мере некоторые области, куда он запрещает себесмотреть, иначе он не дал бы себе труда сделать себя в фантазии полуслепым.Если пациент может оставаться со своим туманом достаточно долго, туманпрояснится.

Возьмем случай, когда туман проясняется внечто беловато-серое, и пациент говорит, что это напоминает ему каменную стену.Терапевт просит пациента в фантазии взобраться на эту стену. Когда пациентделает это, оказывается, что за ней — зеленые лужайки. Стена скрываетза собой тюрьму; пациент, оказывается, считает себя заключенным.

Пробел может быть полным. Пациент видитчерноту. Предположим, что он описывает черноту как черный вельветовый занавес.Мы можем предложить ему считать это театральным занавесом, попросить открытьего в фантазии, и достаточно часто мы обнаруживаем за ним то, что он прятал отсамого себя.

Но возможно, что его чернота — это буквально ничто, слепота. Мыможем получить какую-то ориентацию, предложив пациенту разыгратьслепого.

Последний шаг в обращении с областямизамешательства — этоопыт таинственного, часто поначалу кажущийся похожим на чудо. Постепенно,однако, он становится привычным и принимается как само собой разумеющийся. Мыназываем его уходом в плодотворную пустоту.

Для ухода в плодотворную пустоту необходимыдва Условия. Нужно уметь оставаться со своими способами прерывания, и тогдаплодотворная пустота проявляется состоянием, подобным трансу; но, в отличие оттранса, она сопровождается полным Сознаванием. Многие люди переживают нечтоподобное перед засыпанием, этот феномен был описан как гипнагогическиегаллюцинации.

Человек, способный оставаться спереживанием плодотворной пустоты, — то есть переживать максимумзамешательства, — ипри этом сознавать все, что привлекает его внимание (галлюцинации, обрывкипредложений, смутные и странные чувства, странные ощущения), может столкнутьсясо многими удивительными вещами. Возможно, он переживет внезапные инсайты; кнему могут прийти неожиданные решения, прозрения, которых он не ожидал,внезапные вспышки понимания.

В плодотворной пустоте имеет местошизофренический опыт в миниатюре. Разумеется, не многие люди могут этовыдержать. Но те, кто набрался сил для этого, успешно проясняют области своегозамешательства и обнаруживают, что при этом они не распадаются на куски.Набравшись мужества отправиться в свои темные углы, можно вернуться оттудаболее здоровым. Труднее всего удерживаться при этом от интеллектуализации иоформления протекающего процесса в словах. Это было бы прерыванием, и разрывалобы человека между объясняющим наблюдателем и переживающимисполнителем.

Опыт плодотворной пустоты не объективен ине субъективен. Он также не является интроспекцией. Он просто есть. ЭтоСознавание без спекуляции о вещах, которые сознаются.

Крайности реакции на идею плодотворнойпустоты — этоинтеллектуализация и опыт художника. Интеллектуал может счесть все это чепухойили сумасшедшим бредом. Художник же может приветствовать идею следующимобразом: "Что вызывает у вас такой восторг Я провожу в этом состоянии большуючасть времени. Если я работаю и сталкиваюсь с препятствием, я расслабляюсь илипозволяю себе немного вздремнуть, и препятствие исчезает."

Цель общения с плодотворной пустотойсостоит в том, чтобы прояснить замешательство. В плодотворной пустотезамешательство трансформируется в ясность, чрезвычайные обстоятельства— в текущий процесс,прерывание — впереживание. Плодотворная пустота увеличивает способность опираться на себя,делая очевидным для переживающего, что он обладает гораздо большими ресурсами,чем ему казалось.

Вернемся к работе с областямизамешательства, вызванного определенными прерываниями. В этой работе мы можемуспешно действовать лишь в пределах очень ограниченного времени (Прим.авт. Этимнаблюдением я обязан своему коллеге, д-ру Полу Вайсу).

Часто область, которую мы можем охватить вцелом, ограничивается тремя минутами. Фрейдисты могут полагать в качестве своейцели охват всей жизни, но попробуйте поэкспериментировать реально, и выувидите, можете ли вы вспомнить точно, что вы или кто-то другой говорили илиделали несколько минут назад. Есть люди, которые могут это. Йенш называл этоттип людей эйдетиками. К ним принадлежал Гете.

Такие люди регистрируют происходящее сфотографической точностью на пре-соматическом уровне. Они регистрируют все, чточувствуют, значимое и незначимое, и могут воспользоваться своими воспоминаниямив любой момент.

Что касается остальных, к которымпринадлежит большинство, мы можем восстановить небольшую часть утерянныхэйдетических способностей посредством обращения к плодотворной пустоте и другимсредствам элиминирования прерываний и слепых пятен.

Нужно только иметь в виду, что каждыйчеловек развивает свой собственный стиль, свой характер. Прерывания нашихпациентов и их диссоциации могут быть выявлены тестом Роршаха, они проявляютсяв их почерке и поведении, в мельчайших деталях мышления и чувствования. Если мыизменим прерывающее поведение, которое пациент демонстрирует в кабинете,изменения неизбежно распространятся на весь его жизненный стиль, его характер,его образ жизни. Его поведение здесь и теперь — это микроскопический срез егоповедения в целом. Если он увидит, как он структурирует свое поведение втерапии, он увидит, как он структурирует свою повседневную жизнь.

7. Кто слушает

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.