WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 27 |

Предположим, что пациент говорит, входя вкабинет, что его работа действует ему на нервы. Никто, говорит он, не относитсяк нему с подобающим уважением. Нет ничего особенного, на что бы он мог указать,но вся атмосфера ему неприятна. Любая мелочь приводит его в дурное настроениеНечто вроде бы неважное произошло как раз сегодня в компании в ресторане. Этобеспокоит его, и он не может понять, почему это его так угнетает.

Мы просим его вернуться в фантазии кпереживанию которое его беспокоит. Вот что может произойти.

Пациент: Я сижу в нашем кафе. Мой босссидит за едой через несколько столиков от меня.

Терапевт: Что вы чувствуете

Пациент: Ничего. Он говорит с кем-то.Сейчас он встает.

Терапевт: Что вы чувствуететеперь

Пациент: Мое сердце бьется сильнее. Оннаправляется в мою сторону. Я прихожу в возбуждение. Он проходит мимоменя.

Терапевт: Что вы чувствуететеперь

Пациент: Ничего, совершенноничего.

Терапевт: Заметили ли вы, что сжимаетекулаки

Пациент: Нет. Сейчас, когда вы об этомсказали, я это почувствовал. Я действительно рассердился, что босс прошел пряморядом со мной, но разговаривал с другим человеком, которого я очень не люблю. Ябыл сердит на себя за такую обидчивость.

Терапевт: Не рассердились ли вы и накого-нибудь еще

Пациент: Конечно. Я сержусь на того парня,с которым босс разговаривал. Какое он имеет право беспокоить босса Посмотрите,у меня даже руки трясутся. Я бы прямо сейчас ему вмазал, этому грязномуподхалиму.

Теперь мы можем предпринять следующий шаг иосуществить челночное движение между чувствами пациента и его проекциями. Лучшевсего, если мы пройдем эту сцену снова. Термин "подхалим" вызывает подозрение.Может быть пациент не был сердит на босса, когда почувствовал короткую вспышкувозбуждения или тревоги в начале сцены.

Терапевт: Давайте вернемся к тому моменту,когда босс встает из-за стола. Что вы чувствуете, визуализируя это

Пациент. Подождите минутку... Он встает. Оннаправляется в мою сторону. Я чувствую возбуждение; я надеюсь, что он заговоритсо мной. Я чувствую, как кровь приливает к лицу. Теперь он проходит мимо меня.Я чувствую разочарование.

Такой была эта небольшая травмирующая сценадля пациента. Возбуждение, которое было мобилизовано, когда появился босс, ненашло себе подходящего выражения, и позитивный катексис по отношению к боссу("я надеюсь, что он поговорит со мной") превращается в негативный — по отношению к соперникупациента. Этот негативный катексис, как позже выясняется, в действительностинаправлен против проекций пациента, будучи связан с переживанием иудовлетворением его собственных нужд.

Поначалу пациенту может быть довольнотрудно работать с техникой челночного движения, обнаруживая недостающиеабстракции. Но со временем это становится все легче и приносит значительныерезультаты. Некоторые пациенты, например, никогда не слушают; другим нечегосказать о своих эмоциях; третьи не умеют выражать себя в словах, а четвертыевообще не располагают какими бы то ни было средствами самовыражения. Рассмотримнесколько более подробно теоретически простейшую проблему — неспособность ксамовыражению.

Возьмем, например, относительнопреуспевающего мужчину среднего возраста, который, по-видимому, нуждается ввозможности пожаловаться на свою жизнь. Он начинает с того, что бесконечножалуется терапевту на свою жену, своих детей, подчиненных, соперников и пр. Номы не даем ему продолжать это косвенное выражение. Мы просим его либовизуализировать себя в разговоре с ними, либо психодраматически говорить стерапевтом, как будто он -обижающая его жена, дети или кто-то еще.

При этом мы объясняемому, что у него нетнеобходимости любой ценой добиться успеха; он не должен прерывать себя. Мыобъясняем, что подобные эксперименты выполняются для того, чтобы он в большейстепени сознавал, каким образом он сам себе препятствует. Мы предлагаем емусделать явными заблокированные области, перевести запрещение (repressions) ввыражение (expressions).

В таком случае у нас складываются трипозиции, между которыми нужно осуществлять челночное движение: жалобы пациента(манипулирование терапевтом в поисках опоры), его неадекватное самовыражение(что свидетельствует о недостатке контакта и неумении опираться на себя) и егозапреты (которые являются самопрерываниями). Вот что может при этомпроисходить.

Пациент. Моя жена совершенно меня неуважает (это жалоба, один из способов манипулировать внешним миром, чтобыполучить от него поддержку, которой пациент не может предоставить себесам).

Терапевт: Можете ли вы представить себе,что говорите это ей в лицо (Мы предлагаем ему не обращаться к нам заподдержкой, а выразить себя непосредственно.)

Пациент: Нет, не могу. Она прерывает меня,как только я открываю рот. (Снова жалоба.)

Терапевт: Можете вы сказать ей это (Сновапредложение высказаться непосредственно.)

Пациент: Да. "Ты никогда не даешь мненичего сказать". (Это все еще жалоба, но по крайней мере она направленанепосредственно по адресу. Терапевт замечает, что мягкий голос, которым этопроизносится, противоречит смыслу слов.)

Терапевт: Слышите ли вы свой голос (Здесьмы переходим от жалобы к указанию на неадекватные средствасамовыражения.)

Пациент: Да; похоже, что этот звучитдовольно слабо. (Прерывание себя)

Терапевт: Можете ли вы приказатьчто-нибудь, чтобы фраза начиналась словами "ты должна" (Иными словами,терапевт предлагает пациенту выразить себя просто, непосредственно иадекватно.) Пациент: Нет, не могу.

Терапевт: Что вы сейчас чувствуете (Теперьмы переходим к ощущениям, сопровождающим действия пациента.)

Пациент: У меня колотится сердце. Яиспытываю тревогу.

Терапевт: Можете ли вы сказать это вашейжене

Пациент: Нет. Но я начинаю злиться. Мнехочется сказать: "Заткнись, наконец." (Сейчас мы имеем нечто большее, чемжалоба, прерывание себя и невыразительность. Мы получили косвенноесамовыражение.)

Терапевт: Скажите это ей.

Пациент (кричит): Заткнись! Заткнись!ЗАТКНИСЬ, НАКОНЕЦ! Бога ради, дай мне вставить словечко!!! (Взрывсамовыражения)

Терапевт ничего не говорит, потому чтотеперь пациент сам нашел путь- Скоро он скажет: "Нет, я не могу сказать ей"заткнись", но теперь я могу представить себе, что прерву ее". И он начинаетразыгрывать прерывание: "Пожалуйста, дай и мне что-нибудь сказать!"

Как далеко можем мы дать зайти этомуотыгрыванию Ведь отыгрывание своих невротических тенденций часто болезненнодля пациента. Фрейд предупреждал относительно опасности отыгрывания вповседневной жизни, вне терапевтического кабинета. Он стремился к тому, чтобыпациент поддерживал в себе представление о той невротической тенденции, которуюстремится отыгрывать.

Наш подход несколько иной. Мы стремимся ктому, чтобы пациент в терапевтическом кабинете сознавал значение того, что онделает. И мы полагаем, что он может достичь этого сознавания посредствомотыгрывания, — втерапии, на уровне фантазии, — того, что требует завершения. Это, фактически, фундаментальноепредставление гештальт-терапии.

Пациент чувствует себя вынужденнымповторять все, что он не может привести к удовлетворительному завершению. Этиповторения — егонезавершенные дела. Но таким образом он не может прийти к творческомузавершению, поскольку привносит в свои отыгрывания вместе с повторениями и своипрерывания. Таким образом, если он отыгрывает свои невротические тенденции вовне-терапевтической жизни, мы просим его, во время сессии, намеренно повторитьв фантазии то, что он делал в действительности. Так мы можем обнаружить момент,когда он прерывает поток переживания и тем самым не дает себе прийти ктворческому разрешению.

Давайте возьмем пример, почти прямопротивоположный предыдущему. Пациент испытывает трудности в отношениях с женой,очевидно связанные с тем, что он в повседневной жизни отыгрывает своиневротические тенденции. По мере продвижения терапии он все больше сознает, чтоесть многое, что он хотел бы сказать жене, но не говорит, потому что это можетее обидеть. Прерывая непосредственное выражение, он зато ведет себякосвенно-садистическим образом: постоянно опаздывает к обеду, игнорирует ее,вообще ведет себя намеренно раздражающе.

Если мы попросим его разыграть в терапиито, чего он не может сделать в реальности, — перестать прерывать себя ипопробовать выразить (в отсутствии жены) то, что он сказал бы ей, если бы небоялся, — мы поначалувстретимся с таким же нежеланием делать это в фантазии, с каким сталкивались вреальности. Но это нежелание постепенно ослабевает, и пациент окажетсяспособным выразить терапевту (который при этом исполняет роль жены) все большесвоих жалоб. При этом пациент учится обходиться со своими жалобами, и емубольше не нужно прибегать к косвенному садизму.

Есть также пациенты, которые совершенно неумеют слушать. Они прямо-таки забрасывают терапевта словами. Они перебиваютего. Или они притворяются внимательными, но при этом очевидно, что все, чтотерапевт говорит, входит в одно их ухо и тут же выходит через другое. Такиепациенты могут буквально не слышать терапевта. Они могут неправильно пониматьего предложения и утверждения.

Мы предлагаем таким пациентам переходить отговорения к слушанию себя, и обратно. Поначалу мы спрашиваем их после каждогосказанного ими предложения: " Сознаете ли вы это предложение" — Обычно они помнят, что сказаликакие-то слова, но часто замечают, что не сознавали их, когда говорили. Частоэто связано с нечувствительностью рта, так что мы просим пациентовпрочувствовать в процессе говорения свои губы и язык. Если такие пациентынаучатся в процессе собственной речи слушать и чувствовать, — это важный шаг. Теперь они могутслушать и других, а также обнаруживают путь к невербальному общению иневербальному существованию. Их компульсивное говорение заглушало для них каквсе окружающее, так и собственную жизнь. Это их способ прерываниясебя.

Что они прерывают Дальнейшие исследованияи эксперименты помогают нам выяснить это. Чаще всего мы обнаруживаем, что кактолько мы лишаем их возможности поместить все свое возбуждение, — то есть всю своюэмоциональность, — впостоянную болтовню, они начинают испытывать сильную тревогу. Их говорениеоказывается компульсивным, и прерывание его, — как прерывание всякойкомпульсивной деятельности, — вызывает сильный стресс.

Таким образом, челночное движение развиваетСознавание, давая пациенту более ясное ощущение взаимосвязей в егоповедении.

Есть и другие методы, которые, поощряясамовыражение, также способствуют как большему сознаванию, так и возрастаниюспособности опираться на себя. Все они по существу являются интегративными. Вкачестве наиболее яркого примера я остановлюсь на психодраматическом методеМорено, позволяющем показать дальнейшие возможности применения челночногодвижения.

В психодраматическом методе Морено пациентупредлагается переходить от одной роли к другой, — например, от задерганногоребенка к ругающей его матери. Таким образом пациент может понять, что ругающееего Супер-Эго, — этоего воображаемая мать (его Интроекция), что в действительности он ругает себясам: он не только жертва ворчания, он является одновременно и активной, ипассивной стороной. Терапевтическая ценность метода состоит в том, что это даетвозможность разнять клинч, — постоянную схватку между собакой сверху и собакой снизу,— не посредствомприспособления, а посредством интеграции.

Мы можем рассмотреть, как работаетпсиходраматическая техника, на примере головной боли, о которой мы уже говорилив предыдущих главах. Как вы помните, мы довели работу до момента, когда пациентвысказывает два противоречащих друг другу требования: "Не плачь" и "Оставьменя!". Теперь мы создаем сцену для воображаемого разыгрывания психодрамы.Пациент, понимая, что эти фразы указывают на разрыв в его личности, можетразыгрывать как ту, так и другую роль.

Разыгрывая роль "Оставь меня!", он можетобнаружить:

"Я плачу, когда хочу", — и: "Неважно, что я слюнтяй". Онможет действительно почувствовать в этом вызов. Играя роль "Не плачь", он можетпочувствовать свое презрение к тем, кто ведет себя как слюнтяй. И вместе с тем,минутой-другой позже, он может с симпатией прошептать "не плачь". В этот моментнегативный катексис ("Люди, которые плачут, — дураки и слюнтяи"), изменяетсяна позитивный: "Я сочувствую людям, которые плачут", — и открывается путь к интеграции.Возможно, теперь он будет переживать свое "Оставь меня!" как ".Не прерывай мойплач по ложной причине, будто я слюнтяй. Прерви его симпатией комне."

Сессия может закончиться потребностью вслиянии: "Я плачу, потому что должен покинуть тебя, но я не хочу этого видеть.Я не хочу показывать тебе, как я в тебе нуждаюсь."

Мы снова вернулись к тому же, с чегоначинали: к недостатку у пациента способности опираться на себя. Пациент теперьв плохом положении не по невротическим, как сказал бы Фрейд, причинам, а почисто человеческим. В нашем языке мы сказали бы, что теперь его беспокоит недиссоциация, не головная боль, а он сам. В этот момент он полностью объединен инесчастен в своем одиночестве. Но он выражает это, полностью это сознает итеперь может быть готов к следующему шагу — к тому, чтобы принять на себяответственность за это и что-то с этим сделать.

Когда пациент впервые входил в кабинет,неся с собой свою головную боль, он, разумеется, не был в контакте стерапевтом. Он был в контакте со своей головной болью, а его головная боль былав контакте с терапевтом. Он предлагал для контакта свою головную боль, какдругие предлагают маску или фасад. Пациент не расстанется со своей маской, покачувство безопасности, которое она создает, сильнее, чем вызываемый еюдискомфорт, и конечно он будет возражать против того, чтобы маску с негосорвали.

Тот факт, что пациент принес свою головнуюболь на терапию, означает, что он готов признать свою незаконченную ситуацию; вэтом отношении он объединяется с терапевтом. Он как будто говорит: "Дайте мнепочувствовать себя достаточно удобно, чтобы мне не был нужен этот симптом, илимаска, или персона, или мышечный панцирь!" — Но терапевт не может дать емупочувствовать себя комфортно, поскольку пациент не находится с ним в контакте,а вместо себя предлагает для контакта свой симптом.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.