WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |

Если пациент выражает мнение о других,которое является проекцией, например, "они меня не любят", "они всегдатретируют меня", — мыпросим его обратить утверждение: "Я не люблю их", — или: "Я всегда третирую людей".Мы можем попросить пациента повторять это до тех пор, пока фраза не будетпрочувствована как самовыражение.

С Интроекцией мы можем обходиться прямопротивоположным образом, предлагая пациенту сознавать свое отношение кинтроецированному материалу. Интересно видеть, как быстро эмоциональноеСознавание "проглоченного" целиком может превратиться в действительнуюфизическую тошноту и желание выбросить нечто из себя.

Мы часто предлагаем пациентам эксперименты,материал для которых предоставляют нам наши наблюдения за тем, что они делают ичего не делают. Задача эксперимента состоит в том, чтобы помочь пациентувыяснить, как он прерывает себя. В наших терапевтических экспериментах неставится задача добиться какой-то определенной цели. При любых манипуляцияхпациента терапевт остается в сильной позиции, но пациент этим неудовлетворяется. Он продолжает свое, всегда встречая выносимую меру фрустрации,пока наконец не начинает сознавать, что он делает.

С другой стороны, если пациентдействительно заблокирован, он проявит признаки этого, краснея, например, илизаикаясь. В таком случае, поскольку пациент не может сразу провести экспериментна реальном уровне или уровне разыгрывания роли, мы продолжим его вфантазии.

Терапевт: Вы можете представить себе, какойбудет моя реакция, если вы это скажете

Пациент: Да; вы подумаете: "Что за ужасноесоздание".

Терапевт: Вы можете представить себеситуацию, когда вы могли бы сказать мне: "Что вы за ужасноесоздание"

Пациент (оживленно): Да, я как раз это иподумал: "Что вы за ужасный человек, что ставите меня в такое затруднительноеположение!"

Терапевт: Не можете ли вы рассказать мнеболее подробно, как мне нравится ставить людей в затруднительноеположение

Пациент теперь свободнее, чем он былраньше. И, может быть, он готов проиграть в фантазии психодраму о том, какнекто ставит людей в затруднительное положение, тем самым трансформируя ещеодну проекцию ("терапевт хочет поставить меня в затруднительное положение") всамовыражение. Ко времени окончания сессии пациент может понять, что онпрерывает удовольствие, которое получает, ставя других в затруднительноеположение, приходя в замешательство сам. Теперь мы интериоризировалипроецировавшийся конфликт и можем легко интегрировать два его компонента:"прерывать" и "приводить в замешательство". Мы можем, например, обнаружить, чтопациент предполагает, что если он воспрепятствует мне в моих терапевтическихусилиях, он приведет меня в замешательство. Таким образом он будет меняконтролировать и заставит почувствовать себя беспомощным. Очевидно, что еслиэту установку быстро не обнаружить, она может сделать всю терапию невозможной.Так что мы предлагаем пациенту пофантазировать о своей потребностиконтролировать других.

Мы можем при этом обнаружить дикие фантазиипро то, как пациент будет сокрушать людей, чтобы они не могли нанести ему вред.Теперь мы можем интериоризировать проецируемое нанесение вреда и интегрироватьполучение и нанесение вреда, как раньше мы интегрировали прерывание изамешательство.

В этот момент терапевт, может быть,заметит, что пациент начинает приводить в движение свои мышцы. Возможно, онсжимает кулаки или делает какое-то неожиданное движение рукой или ногой. Всамовыражение вовлечена уже большая часть его целостной личности. Если раньшепациент был зажат от локтей и выше, то теперь он, в первый раз, начал двигатьплечами. Вместо того, чтобы чувствовать себя раздавленным, как он часто делал,он может теперь хотеть сокрушать других, что означает, что он предпринимаетпервый шаг к мануальной и дентальной агрессии, к разрушению иассимиляции.

В этом упрощенном описании можно увидетьтри важные вещи. Во-первых, терапевт всегда может работать с событиями,представленными физически- актуально или в фантазии. Во-вторых, он можетнемедленно интегрировать то, что выходит на поверхность в течение сессии, емуне нужно оставлять незаконченные ситуации неассимилированными. Наконец,терапевт может работать с переживаниями, а не только с вербализациями ивоспоминаниями. Едва ли найдется пациент в гештальт-терапии, который не сказалбы, что в течение нескольких первых сессий у него было больше переживаний, чемв течение многих месяцев анализа. Даже если сделать скидку на то, что пациентыстремятся манипулировать терапевтом посредством лести, эти замечания делаютсяслишком регулярно, чтобы их можно было не учитывать.

В гештальт-терапии, — как, впрочем, и в других школах,— существуетпроблема, состоящая в том, что пациенты приспосабляются к нашей технике.Пациент может начать манипулировать терапевтом посредством выдуманных, неимеющих отношения к делу переживаний, только чтобы доставить ему удовольствие ив то же время избежать столкновения с собственными трудностями. Тогда акцент втерапии должен переместиться от вызывания переживаний к разоблачению ихподделки, терапевт должен справиться со стремлением пациентапритворяться.

Мы просим пациентов выполнять домашниезадания, и многие способны таким образом значительно ускорить свою терапию. Всепациенты, разумеется, полны хороших намерений, когда от них что-то требуется, ивсе обещают старательно выполнять задания, но многим это не удается. Как толькоони подходят близко к опасной зоне, — а техника сознаванияпредназначена как раз для этого, — они отклоняются от своей задачи тем или иным образом.

Теоретически домашнее задание так просто,что кажется невероятным, что пациент столь окольными путями избегает его. Вконце концов, это может значительно сэкономить время и деньги. Но хотя невротикхочет "вылечиться", он также чувствует себя в большей безопасности и более "одетым" при сохранении своего невроза, чем без него, и он боится, что успешнаятерапия сбросит его в бездонную пропасть. Он готов скорее выносить тепроявления, — пустьдаже болезненные, ~ которые у него есть, чем перейти к другим, которых он незнает. Но по мере того, как терапия продвигается, и пациент становитсяспособным опираться на себя во все большем количестве областей своей жизни, емустановится все легче справляться с домашними заданиями.

Домашнее задание состоит в повторномрассмотрении сессии с точки зрения систематического применения техникасознавания. Обзор того или иного рода существует в любой терапии. Некоторыепациенты помнят несколько интересных моментов сессии, некоторые реагируют насессию — онидовольны, обижены, возмущены, озадачены, подавлены. Другие забывают то, чтопроисходило, как только выходят из консультационного кабинета.

Мы предлагаем пациентам, в соответствии снашим общим подходом, представить себя снова в консультационном кабинете. Чтоон переживает Может ли он без труда пройти всю сессию Или обнаруживаютсяслепые пятна Если так, сознает ли он эти слепые пятна, то есть чувствует лион, что имело место нечто, смутно его беспокоящее, на что он не может яснопосмотреть Сказал ли он терапевту все, что следовало Может ли он сделать этосейчас, причем будучи полностью, целиком собой Может ли он сознавать избеганиеи прерывание каких-либо аспектов целостного выражения -иными словами, занят лион преимущественно своими эмоциями, или движениями, или ощущениями, иливизуализациями, или словами Говорит ли он то, что чувствует, и чувствует лито, что говорит

Примеры, которые я приводил, и описанныеметоды могут показаться очень приземленными и лишенными драматизма в сравнениис археологическими экспедициями ортодоксального анализа, который может сегодняобнаружить комплекс кастрации, завтра — остатки эдиповской ситуации,послезавтра перечислить все травматические события "первичной сцены". Но вдействительности эмоциональный заряд каждой гештальт-терапевтической сессии,сколь бы ни было приземленным его содержание, очень велик.

Если эмоции, как я предполагаю, являютсяосновной силой, энергизирующей все действия, они существуют только в жизненныхситуациях. Одна из наиболее серьезных проблем современного человека состоит втом, что он становится нечувствительным ко всему кроме из ряда вон выходящихэмоциональных реакций. В той мере, в какой он теряет чувствительность, онтеряет и свободу выбора, ведущую к соответствующим действиям.

В нашем подходе к проблемам нет ничегоглупого или пустого. Поскольку цель терапии состоит в том, чтобы пациент обрелспособность опираться на себя, -тем средством, с помощью которого он можетразрешить собственные трудности, — мы можем эффективно работать с каждой ситуацией по мере еевозникновения. В каждый момент мы можем открывать одну дверь, обдирать однукожицу луковицы.

Каждый уровень является частью невроза; помере правильного обхождения с ним проблема меняется, а по мере измененияпроблемы изменяется и специфика работы. Поскольку на каждом шаге работыспособность пациента опираться на себя немного возрастает, каждый следующий шагстановится легче.

6. Челночное движение, психодрама изамешательство.

Использование одной только техникисознавания связано с существенным ограничением. Достижение результатов,— как и в большинствеортодоксальных форм терапии, — может занять годы, и при такой скорости терапия никогда не будетпоспевать за постоянно возрастающим числом психически больных людей и ещебольшим числом людей, живущих значительно ниже своих возможностей.Психоаналитический подход оказался неспособным справиться с этой социальнойопасностью, но техника сознавания сама по себе также ограничена. Однако,признав родственность фантазии в действительности, мы получаем возможностьиспользовать в терапии все различные степени интенсивности действия, которыеможем обнаружить между воображением в актуальностью: рассказывание фантазий, ихзапись, разыгрывание их в виде психодрамы, в том числе "монодрамы", когда всеэлементы психодрамы разыгрываются самим пациентом.

В последнем случае пациент самразрабатывает сценарий, при необходимости создает реквизит, сам обеспечиваетрежиссуру и сам исполняет все роли. Это дает ему возможность понять, что всеего фантазии принадлежат ему самому, и таким образом он может увидеть своивнутренние конфликты. Благодаря этому монотерапия избегает осложнений,связанных с личными качествами других людей, участвующих в обычнойпсиходраме.

Мы также используем ряд других методов иприемов. Прежде всего я хочу рассказать о челночном движении (shuttle). Идеяэтого метода не нова. Именно таким образом фрейдисты обходятся со снами,предлагая пациентам осуществлять челночное движение между проявленнымсодержанием сна и своими ассоциациями. Но в гештальт-терапии этот методиспользуется иным образом и более систематически. Я уже показывал егоприменение в эксперименте с приступом тревоги, когда пациенту предлагалосьперемещать внимание от дыхания к мышцам и от мышц к дыханию, пока связь междуними не стала явной и пациент не начал дышать свободно. Челночное движениепомогает разрушить паттерны слияния, которые мы видим, например, в головнойболи, скрывающей за собой плач.

Одно из моих первых "чудесных исцелений"произошло благодаря интуитивному применению этой техники. Ко мне обратилсямолодой человек с жалобой на сексуальную импотенцию. Он подробно рассказал мнео своем образовании, семейной ситуации, социальной деятельности и пр. Но болеевсего меня заинтересовало его замечание, что хотя в общем он был вполне здоров,он пользовался услугами специалиста по болезням уха-горла-носа из-захронической назальной гиперемии.

Это поразило меня и показалось ключом к егопроблеме, поскольку я вспомнил о наблюдении Фрейда и Флисса, что разбуханиеслизистой оболочки носа часто является перенесением из генитальной области. Япредложил ему временно приостановить медицинское лечение. Он согласился. Вовремя второй встречи я предложил ему попеременно сосредотачиваться то наощущениях в носу, то на отсутствующих ощущениях в гениталиях. И произошло нечтонеожиданное. Опухоль в носу уменьшилась, зато пенис начал набухать. Теперь онмог как свободно дышать, так и иметь половые отношения. Оказывается, он нетолько прерывал эрекцию пениса, перемещая в область носа как ощущения, так инабухание, но также, разделив свои симптомы, стал потворствовать этойдиссоциации, обращаясь по поводу своих симптомов к разным специалистам. В товремя как отоларинголог работал с диссоциированным симптомом и локальными"причинами", гештальт-подход дал мне возможность рассмотреть ситуацию в целом,увидеть целостную структуру поля и работать с проблемой в соответствующем ейконтексте.

Когда мы подобным образом рассматриваемперемещение симптома, становится очевидным, что с ним невозможно работать там,где он проявляется, потому что в этом месте он не имеет функциональногозначения. Перемещенный симптом должен быть возвращен в то место, которому онпринадлежит; он может быть разрешен только в той области, в которой он имеетсвое реальное значение. Боль в глазах, возникающая из-за сдерживания слез,может быть преодолена только посредством плача. Если пациент переносит наглазные яблоки (eyeballs) боль, которая в действительности возникает в яичках(в просторечии — theballs) из-за удерживания спермы (у меня было несколько таких пациентов), тонеобходимо, чтобы он вернул эту боль туда, где находится ее истинное место,прежде чем с ней можно будет работать. До этого он не сможет ни наслаждатьсяхорошим оргазмом, ни избавиться от своего симптома.

Следующий пример будет менее драматичным,хотя столь же значимым. Здесь мы, в отличие от ортодоксальных аналитиков,осуществляем челночное движение не между памятью и ассоциациями, а междупереживанием воспоминания, с одной стороны, а с другой — восприятием реальной ситуации, вкоторой клиент находится в данный момент.

Как я уже упоминал, в течение всейтерапевтической сессии мы предполагаем, что находимся в настоящем временипоскольку только в настоящем времени могут иметь место Сознавание ипереживание. При достаточно ярко визуализации или живом переживаниивоспоминания знание о том, что переживается нечто из другого времени, остаетсяфоном. Иначе обстоит дело с проприоцепцией — внутренним кинестетическимиощущениями. Проприоцепция не имеет времени, она может переживаться только здесьи теперь Таким образом, если мы осуществляем челночное движение междувизуализацией и проприоцепцией, мы получаем возможность заполнить пробелы изавершить незаконченны в прошлом дела. Обученный терапевт будет также приниматьво внимание непроизвольные движения пациента — пожимание плечами, дергание ногии т.п. — и обращатьна них внимание самого пациента.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.