WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |

ФрицПерлз.

Гештальт-Подход. СвидетельТерапии.

Оглавление

Предисловие. 1

Введение. 2

Часть первая: Гештальт-подход. 3

1. Основания. 3

Гештальт-психология. 3

Гомеостаз. 5

Холистическая доктрина. 7

Контактная граница. 10

2. Невротические механизмы. 13

Рождение невроза. 13

Интроекция. 17

Проекция. 18

Слияние (confluence). 19

Ретрофлексия. 20

3. Невротик и терапевт. 21

4. Здесь и теперь. 30

5. Очистка луковицы. 35

6. Челночное движение, психодрама изамешательство. 40

7. Кто слушает 47

Часть вторая: Свидетель терапии. 53

От редактора. 53

8. Гештальт в действии. 54

Что такое гештальт. 54

Сознавание. 57

Брак. 61

Гештальт-молитва. 64

Пары, No 1. 69

Пары, No 2. 73

Память и Гордость. 80

Философия очевидного. 83

Сон Мейдлайн. 88

Все есть процесс сознавания. 91

Фриц и Фрейд. 94

Предисловие.

Две книги — "Гештальт-подход" и "Свидетельтерапии" — можнорассматривать как одну. Фриц Перлз держал их план в голове и работал над нимиобеими незадолго до своей смерти. Мне кажется, что ему понравилось бы такоесоединение.

"Гештальт-подход" несомненно станет одной изосновных книг в литературе по гештальту. Мне кажется, что Фриц вполне преуспелв выполнении поставленной им перед собой задачи. "Любой разумный подход кпсихологии, не прячущийся за профессиональным жаргоном, должен быть понятенинтеллигентному читателю и должен основываться на фактах человеческогоповедения." — Фрицнаписал "Гештальт-подход", потому что его уже не удовлетворяли две предыдущиетеоретические работы. Как "Это, голод и агрессия" (1947), так и"Гештальт-терапия" (1950) трудны для чтения, и обе они устарели.

За прошедшие два десятилетия Фриц многоепочерпнул из различных источников, — в особенности из восточныхрелигиозных учений, медитации, психоделического опыта и работы с телом. Ещеболее важно, что два десятилетия он жил, любил, боролся и практиковалпсихотерапию. В своей уникальности Фриц не ограничивал себя ролями врача,врага, харизматического овода, любовника, грязного старикашки, артиста илиписателя. Он не старел, в том смысле, как мы представляем себе старение наЗападе; годы совершенствовали его способность жить в настоящем и виртуозность вискусствах, которые он практиковал.

Большую часть "Гештальт-подхода" Фрицнаписал в Эсалене. Он продолжал работать над книгой в Кауичене, куда переехал вмае 1969 года. Кауичен — маленький лесной городок на озере, в пятидесяти милях к северу отВиктории, на Ванкувер Айленд, в Британской Колумбии. Фриц хотел создать здесьгештальтистское сообщество. Я полагаю, что он не предопределял форму, которуюоно примет. Он надеялся на возникновение жизненного стиля, способствующеговозрастающему сознаванию, когда каждый будет интегрировать ранее отчужденныечасти своей личности и принимать ответственность за состояние собственногосознания. Он хотел создать центр, где терапевты могли бы жить и обучаться втечение нескольких месяцев.

Я был в Кауичене последние два месяцапребывания там Фрица. Он говорил, что никогда не был более счастливым.Неторопливо, в ногу с происходящим, он учил, занимался терапией, играл, любил иписал.

Фрица все более беспокоило, что многиетерапевты подражали его техническим приемам, не понимая толком егопредставлений в целом. Он хотел в единой форме, пригодной для обучения,соединить свою жизненную философию, теорию и практику психотерапии. Он просилменя опубликовать книгу "Свидетель терапии", в которой использовались быфрагменты теории из "Гештальт-подхода" и тексты его терапевтических сессий илекций в Кауичене, расшифрованных с киносъемки. Он передал мне эти материалы,уезжая из Кауичена в начале декабря 1969 года. Фриц собирался вернуться веснойи закончить эту работу. Он умер той зимой. Я попросил Ричарда Бэндлераотредактировать эти материалы.

"Гештальт-подход" может читаться каксамостоятельная книга, но он также служит введением к текстам "Свидетелятерапии". Ричард Бэндлер выбирал преимущественно те фрагменты киносъемки,которые понятны сами по себе и являются введением в гештальт-работу. Включенытакже несколько фрагментов, представляющих более сложные и развернутыегештальт-сессии; другие фрагменты такого рода войдут в следующиетома.

Предполагается выпустить еще два тома, посвоей форме подобные этому. Каждый из них будет начинаться дидактическимиматериалами, преимущественно из лекций Фрица в Кауичене. Эти лекциинеформальны, иногда они производят большое эмоциональное впечатление,демонстрируя влияние восточной философии на Фрица. За ними последуют фрагментыболее развернутой гештальт-работы, записанные на магнитофон или отснятыекамерой. Фриц любил эти записи и рекомендовал интенсивное изучение фильмов состенограммой в руках. Стенограммы будут прокомментированы опытнымигештальт-терапевтами, которые хорошо знали Фрица.

Роберт С.Спитцер, д.м., гл. редактор"Science and Behavior Books"

Введение.

Современный человек живет на низком уровнежизненной энергии. Хотя в общем он не слишком глубоко страдает, но при этом онстоль же мало знает об истинно творческой жизни. Он превратился в тревожащийсяавтомат. Мир предлагает ему много возможностей для более богатой и счастливойжизни, он же бесцельно бродит, плохо понимая, чего он хочет, и еще хуже— как этого достичь.Он не чувствует возбуждения и пыла, отправляясь в приключениежизни.

Он, по-видимому, полагает, что времявеселья, удовольствия и роста — это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув"зрелости". Он совершает массу движений, но выражение его лица выдаетотсутствие какого бы то ни было реального интереса к тому, что он делает. Онлибо скучает, сохраняя каменное лицо, либо раздражается. Он, кажется, потерялвсю свою спонтанность, потерял способность чувствовать и выражать себянепосредственно и творчески.

Он хорошо рассказывает о своих трудностях,но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным иинтеллектуальным упражнениям, он топит себя в море слов. Он подменяет самужизнь психиатрическими и псевдопсихиатрическими ее объяснениями. Он тратитмассу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Егодеятельность —выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не сознаеттого, что он в данный момент делает.

Эти утверждения могут показаться огульными,но пришло время, когда это необходимо высказать. За последние пятьдесят летчеловек стал в гораздо большей степени понимать самого себя. Мы невероятномного узнали о физиологических и психологических механизмах, посредствомкоторых мы поддерживаем свое равновесие под давлением постоянно изменяющихсяусловий жизни. Но в то же время мы не научились в равной степени радоватьсясебе, использовать свои знания в своих интересах, расширять и углублять своеощущение жизни (aliveness) и роста.

Понимание человеческого поведения радисамого понимания —приятная интеллектуальная игра, приятный (или мучительный) способ убиваниявремени, но оно может не оказаться полезным для повседневных дел жизни.По-видимому, многое в невротической неудовлетворенности собой и нашим миромпроисходит из-за того, что, проглотив целиком многие термины и представлениясовременной психиатрии и психологии, мы не разжевали их, не попробовали навкус, не попытались использовать наше словесное и интеллектуальное знание каксилу, которой оно могло бы быть.

Напротив того, многие используютпсихиатрические представления в качестве рационализации, в качестве способапродлевания неудовлетворительного поведения. Мы оправдываем нынешние трудностипрошлым опытом, мы купаемся в своих несчастьях. Мы используем свои знания очеловеке как оправдание для социально-деструктивного или саморазрушительногоповедения. Вырастая из детского "Я не могу с этим справиться", мы начинаемговорить "Я не могу с этим справиться, потому что..." — потому что мама отвергала меня вдетстве, потому что я не умею обходиться со своим эдиповым комплексом, потомучто я слишком интровертирован и пр.

Между тем психиатрия и психология непредназначались для того, чтобы оправдывать невротическое поведение, лишающеечеловека возможности жить, реализуя максимум своих способностей. Цель этих наукне просто в том, чтобы предложить объяснения поведения; они должны помочь намобрести самопознание, удовлетворение и способность опираться на себя(self-support).

Возможно, что одна из причин подобногоискажения психиатрии состоит в том, что слишком многие классические теориипревращаются своими сторонниками в окаменевшую догму. В попытке вместить самыеразличные формы и тонкости человеческого поведения в прокрустово ложеизлюбленной теории, многие психиатрические школы игнорируют те аспектычеловеческой жизни, которые упрямо не поддаются объяснению в терминахзастарелых представлений. Вместо того, чтобы отказаться от теории, которая несоответствует фактам, или изменить ее, они пытаются переделать факты, чтобы онисоответствовали теории. Это не способствует ни более глубокому пониманию, ниразрешению человеческих трудностей.

Эта книга предлагает новый подход кчеловеческому поведению — в его актуальности и его потенциальности. Она написана вубеждении, что человек может жить более полной и богатой жизнью, чем живетбольшинство из нас, что человек еще даже не начал раскрывать тот потенциалэнергии и энтузиазма, который в нем заложен. Книга стремится свести воединотеорию и ее практическое применение к проблемам повседневной жизни и к методампсихотерапии. Сама теория основана на опыте и наблюдениях; она росла и меняласьс годами практики и применения, и она продолжает развиваться.

Часть первая:Гештальт-подход.

1. Основания.

Гештальт-психология.

Любой разумный подход к психологии, непрячущийся за професссиональным жаргоном, должен быть понятен интеллигентномузаинтересованному читателю и должен основываться на фактах человеческогоповедения. Если это не так, с этим подходом в принципе что-то не в порядке. Вконце концов, психология имеет дело с наиболее интересным для человекапредметом — с намисамими и с нашими ближними.

Понимание психологии и нас самих должно бытьпоследовательным. Не умея понять себя, мы не можем понять, что мы делаем, неможем рассчитывать на решение своих проблем и должны отказаться от надежды житьудовлетворяющей нас жизнью. Однако понимание "себя" предполагает нечто большее,чем обычную работу ума. Оно требует также чувств и сенситивности.

Представленный здесь подход основывается напредпосылках, которые нельзя называть ни смутными, ни безосновательными.Напротив, это преимущественно предположения здравого смысла, легкоподтверждаемые опытом. Фактически они лежат в основе большей части современнойпсихологии, хотя часто их формулируют в сложных терминах, которые, поддерживаяв авторе чувство собственной важности, скорее запутывают читателя, нежелислужат прояснению сути дела. К сожалению, психологи, как правило, принимают ихкак само собой разумеющиеся и оставляют на заднем плане, а между тем их теориивсе дальше уходят от реального и наблюдаемого. Но если мы выразим этипредпосылки явно и просто, мы получим возможность использовать их в качествемеры основательности и полезности наших представлений, что позволит нампредпринимать исследования с удовольствием и с пользой.

Первую предпосылку мы введем посредствомиллюстрации. Мы сказали, что предлагаемый в этой книге подход во многихотношениях нов. Это не означает, что он никак не связан с другими теориямичеловеческого поведения или с другими применениями этих теорий к проблемамповседневной жизни или психотерапевтической практики. Это не означает также,что наш подход состоит целиком из новых и революционных элементов. Большаячасть его элементов может быть найдена во многих других подходах к нашемупредмету. Новы здесь в основном не отдельные фрагменты, из которых должнасостоять теория; уникальность, дающая нам право претендовать на вниманиечитателя, придает подходу способ их использования и организации.

В этом последнем предложении выявлена перваяосновная предпосылка нашего подхода, состоящая в том, что факты, восприятия,поведение или феномены приобретают свою специфику и определенное значениеблагодаря своей специфической организации.

Эти представления первоначальноразрабатывались группой Немецких психологов, работавших в области восприятия.Они показали, что человек не воспринимает отдельные, не связанные между собойэлементы, а организует их в процессе восприятия в значимое целое. Например,человек, который входит в комнату, где находятся другие люди, воспринимает непередвигающиеся пятна цвета, и даже не лица и тела по отдельности; онвоспринимает комнату и находящихся в ней людей как некоторое единство, вкотором один из элементов, выбранный из многих других, выделяется, в то времякак остальные составляют фон. Выбор определенного элемента среди другихопределяется многими факторами, совокупность которых может быть объединенаобщим термином интерес. Пока длится определенный интерес, все целоепредставляется осмысленно организованным. Лишь если интерес полностьюотсутствует, восприятие перестает быть целостным и комната распадается намножество несвязанных объектов.

Рассмотрим, как этот принцип можетдействовать в простой ситуации. Предположим, что комната, о которой идет речь,— гостиная во времявечеринки. Большая часть гостей уже пришла, остальные постепенно собираются.Входит хронический алкоголик, жаждущий выпивки. Для него другие гости, а такжестулья, диван, картины на стенах — все это несущественно, это фон. Он направляется к бару; из всехобъектов в комнате именно бар является для него фигурой.

Входит другая гостья; она — художница, и хозяйка квартирынедавно купила ее картину. Ее прежде всего интересует, где и как висит этакартина; ее она выбирает среди всех прочих объектов в комнате. Ее, как иалкоголика, могут совершенно не интересовать люди в комнате, она направляется ксвоей картине как стремящийся домой голубь.

А вот молодой человек, который пришел навечеринку, чтобы встретиться со своей нынешней подружкой. Он оглядываетсобравшихся, разыскивая ее, и, когда находит, она становится для него фигурой,а все остальное —фоном.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.