WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 35 |

Каким же образом агрессия начинаетассоциироваться с разрушением Если верно наше утверждение, что на раннейоральной стадии либидо у младенца нет импульса разрушения, следовательно,деструктивные фантазии начинают развиваться позднее. Образ разрушения обычнорождается на следующей, "орально-каннибалистской" стадии, когда ребенокначинает есть. При переходе на более твердую пищу он с удивлением и некоторымстрахом замечает, что пища исчезает. Поглощение объекта впервые сопровождаетсяреальным исчезновением этого объекта. Именно в этот период кусание и поглощениесвязываются с полным уничтожением объекта. Но даже тогда ребенок испытывает ещемножество разнообразных чувств и ощущений. Их качество зависит от характераотношений в предыдущий период развития, определивших, будет ли поглощение пищиносить беспокойно-агрессивный характер или нет. Агрессивный характерпоглощения, сопровождающийся реальным исчезновением пищи, будет непременноассоциироваться с разрушением.

Итак, откусывание и жевание пищи частоассоциируются с фантазиями о кусании и причинении боли материнской груди. Какпишет Мелани Кляйн: "Говоря о беспокойном и агрессивном ребенке, мы можемсказать, что враждебность по отношению к материнской груди переносится на пищу,которую ребенок поглощает; он ест ее агрессивно, и исчезновение пищи в процессееды воспринимается им как форма разрушения, уничтожения".

Если у многих младенцев побуждение укуситьгрудь вызывает сильнейшее беспокойство, тревогу, что он нанесет ей увечье илиона исчезнет вообще, то теперь ребенок сталкивается с ситуацией, когда этопобуждение поощряется, когда ему предлагается кусать объект и уничтожить его.Неудивительно, что некоторые младенцы относятся к процессу еды с чувствомнеуверенности и беспокойства и зачастую не могут проглотить предлагаемую пищу.Это явление нередко рассматривается как симптом протеста, но, хотя этот фактортакже играет немаловажную роль при трудностях с кормлением, то беспокойство,которое возникает от страха полностью уничтожить первичный объект, явнонедооценено. При анализе пациентов, страдающих анорексией, если удаетсярегрессировать их к периоду младенчества, явно просматриваются травмы,связанные с боязнью уничтожить материнскую грудь, и эти же травмы играютрешающую роль в тех случаях, когда у индивида проявляются причудливыепристрастия в еде или чрезмерное беспокойство по поводу употребления мяса.Важная роль пищи и пищевых ритуалов у большинства народов уходит корнями в этимладенческие переживания.

Но что же делать с побуждением убивать,разрывать объект на части, причинять ему боль и заставить его страдать иливообще исчезнуть Без сомнения, существуют агрессивные импульсы, связанные ссадистскими либидо, но есть и деструктивные, разрушительные. Но каким образомможно рассматривать деструктивный импульс как потребность воссоздать жизнь,если сам импульс состоит в том, чтобы сделать объект неживым Думаю,нецелесообразно связывать этот импульс с поглощением пищи. В действительностион, должно быть, сопряжен с побуждением отвергнуть, отторгнуть объект. Если приагрессивной форме либидо мы зависим от объекта (термин "агрессия" происходит отлатинского "аггредере" – приблизиться), то деструктивный импульс стремится устранитьобъект, заставить его исчезнуть. Однако мы не в состоянии одновременно изависеть от объекта, и поглотить его, заставить исчезнуть. Но в этом-то и ключк ответу. Мы встречаемся с явлением поглощения-отторжения, о котором я расскажупозднее и которое на этой ранней стадии играет решающую роль в развитиипсихического аппарата. Тот неприятный объект, который причиняет нам боль итревогу, не отдает нам свое тепло и который мы должны впитать, поглотить,одновременно вызывает в нас стремление отвергнуть его. Нам хочется избавитьсяот него, устранить его, и это тоже причиняет нам боль и заставляет страдать. Мыхотим избавиться от этого страдания и боли, причинив их самому объекту.Поглощение меняет знак на обратный – на выделение, устранение. Здесьважно упомянуть, что любой импульс отторжения, то есть деструктивный импульс,вызывает спазм в желудке или солнечном сплетении, когда мышцы сокращаются, какбы стараясь извергнуть неприятный внутренний объект. Нам необходимо отвергнутьсуществование объекта, не удовлетворившего наши потребности, нам хочетсяпричинить ему ту же боль, что причинил нам он, мы отказываем ему в праве насуществование так же, как это сделал он по отношению к нам, мы хотим избавитьсяот него и получить удовлетворение от его уничтожения.

Еще один важный момент: если младенец нечувствует ответной реакции родителей и ему никак не удается повлиять на них спомощью агрессивных действий, его агрессия переходит в гнев – бессильную ярость. Если страх инапряжение не имеют выхода, если попытки кусать, тянуть, крепко сжать не даютнужного результата –расслабления, то это напряжение и страх превращаются в гнев, в ярость. Гнев– это как бы взрывагрессивного либидо, которое не может найти выход через доступные младенцусредства. Объект, которым мы не можем манипулировать или завладеть, кажетсяопасным и всесильным, его следует разрушить, то есть удалить из наших ощущений,чтобы он больше не смог угрожать нам или разрушить нас.

В самом раннем возрасте в детских фантазияхпоявляются образы монстров со страшными зубами или когтями, занимая большоеместо в сновидениях или снах наяву, где дети как бы вновь проживают битвыдалеких предков с дикими и опасными зверями; то, что было для предковреальностью, возрождается в воображении ребенка, особенно в тех случаях, когдаего собственные агрессивные побуждения глубоко затронуты, но не находятадекватного выхода. Здесь очень важным фактором становится чувство бессилия,невозможности получить поток жизненной силы от отвергающего его объекта,трансформировать отвергающий объект в объект любящий, что заставляет ребенка, азатем и взрослого стремиться к разрушению. В некоторых случаях эта тяга кразрушению, которую Фромм назвал некрофилией, является основной формойполучения удовлетворения; это мы видим и в ряде социокультурных ситуаций, когдауничтожение врага или ненавистной общественной системы представляетсяединственно приемлемым способом их преодоления, при этом возможностьальтернативного решения, трансформации опасной ситуации в здоровую кажетсянемыслимой и поэтому невозможной.

Я должен здесь заметить, что фантазии омонстрах и опасностях мы не можем приписать разуму младенцев, но это неозначает, что они неспособны испытать их на уровне ощущений, нервных реакций идаже физически всем телом. Возможно, первоначально страх и не вызоветотчетливых образов неких опасных объектов, но, несомненно, пробудит чувствоопасности, тревогу и гнев. Позднее, когда начнет развиваться нарциссическоеЭго, эти ощущения и рефлексы трансформируются в визуальные образы и фантазии.Но давайте вернемся к поглощению пищи – еде – и внутреннему ощущению хорошегои плохого объекта.

4. Интроекция иидентификация

Если еда не ассоциируется с агрессивнымипобуждениями, то поглощение, объединение с объектом не будет связываться суничтожением объекта. Исчезновение пищи не будет ощущаться как разрушение иуничтожение, поскольку добрая и любящая материнская грудь дает ощущениепостоянного притока, пополнения и, следовательно, повторения чувстваудовольствия. Таким образом, в процессе поглощения еды уже заложенопредвкушение того, что это будет повторяться и в дальнейшем. Как добрая грудьвсегда рядом, так и еда всегда будет здесь, как бы жадно ни припадал к пище роти даже зубы. И в этом случае будет заметно, что ребенок не боится кусатьзубами. Ведь они же делают все правильно, они доставляют удовольствие, ихактивность поощряется. Если еда – это как бы трансформировавшаяся грудь, то зубы заменили приятнуюсосательную активность губ, десен и нёба. Поглощение ощущается как что-тохорошее и полезное, оно доставляет удовольствие, и правда – кусание и жевание становятсясозидательным процессом, то есть у таких детей зубная мускулатура действует некак разрушительная сила, но как продуктивная. Поистине это отношение любвимежду едоком и едой.

Итак, мы смело можем сказать, чтопоглощение отнюдь не равняется импульсу разрушения, но характеризуетсямножеством различных чувств и переживаний. Так мы переходим к тому процессу,который закладывает основу для осознания индивидом собственной личности. Прощеговоря – чувствопоглощенного в себе объекта становится чувством собственного Я.

На бессознательном и младенческом уровнеиндивид отождествляет себя с тем первичным объектом, который он поглощает,вбирает в себя и ощущает внутри себя. Как грудь и сосок могут вызвать умладенца целую гамму разнообразных ощущений, так и усвоенный объект может иметьмножество различных качеств. Смысл в том, что ощущение самого себя во многомзависит от ощущения усвоенного объекта – объекта внутри себя. Примеромпроцесса идентификации через поглощение может служить церемония поедания тотемадля приобретения его качеств. Первобытный человек в действительности поедаетчасти тела своих предков для того, чтобы ему передалась их сила, и для того,чтобы сохранить связь с ними. И хотя у современного цивилизованного человекаэта связь сохраняется при помощи различных символических актов, младенецощущает свою личность практически тем же способом, что и первобытный человек.

Поглощение, то есть помещение объектавнутрь себя путем поедания его, есть лишь продолжение орального либидо– активности губ ирта, – и качествопоглощенного объекта определяется в основном теми ощущениями, которые ребенокиспытывал в процессе сосания. Поглощение неудовлетворительного, неприятного,холодного объекта отличается от поглощения приятного, любящего,удовлетворительного объекта. Итак, мы поняли, что при спокойном и приятномсосании поглощается молоко, а либидо и грудь матери остаются рядом какпостоянный источник удовлетворения. При агрессивном же сосании младенецнападает на грудь, боясь при этом, что он причинит ей вред или она исчезнетсовсем. От этого он неохотно отпускает ее, думая, что она больше не вернется ион не получит ожидаемого удовольствия.

Он постоянно озабочен своим существованием,тем плохим объектом, который он поглощает, и, поскольку тот не дает емуудовлетворения, на него приходится нападать. Гнев против груди, которую онпоглощает, оборачивается теперь внутрь его самого. Таким образом, способностьнаправить свою энергию вовне, на другой объект, затруднена, ибо его вниманиевсегда обращено на это неприятное ощущение внутри. Внешний мир представляетсяему пустым и холодным, лишенным тепла, отчего он не способен сопереживать исочувствовать чему-либо вокруг себя; все кажется каким-то смутным, в нем нетрадостного предвкушения периодически обновляющегося удовольствия, нет ощущенияпостоянства.

Как мы уже обратили внимание, ребенок будетхватать, сжимать объект, лишающий его удовольствия, чтобы силой выжать из негонеобходимые ему ощущения. Поэтому, почувствовав объект внутри себя, он обратитсвою агрессию против него, то есть фактически против себя. Он будет сжиматься инапрягаться внутри точно так же, как он сжимал губами и ртом этот внешнийобъект.

Другими словами, поглощенный объект требуеттакого же обращения, как и первичный внешний объект или его заменители.Агрессия против объекта путем его поглощения, интернализации обращается вагрессию против собственного Я. Если способность испытывать удовольствие спомощью агрессии лежит в основе садизма, то интернализация объекта агрессиипревращает садизм в мазохизм. Это побуждение или скорее целый комплекспобуждений обычно глубоко подавляется и трансформируется в страх передагрессией со стороны, оно становится фундаментом параноидальных фантазий итревожных предчувствий, проявляющихся обычно в виде беспричинного беспокойства,источник которого вроде бы невозможно определить. Прежде чем мы рассмотримважный процесс проекции – другой стороны интернализации, – следует сказать несколько слов озарождении нарциссизма и о психологии формирования Эго.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

3. РОЖДЕНИЕЭГО*

1. Нарциссизм: Я идругие

Ближе к концу оральной фазы, обычно приотнятии от груди, с началом самостоятельного питания либидизация переходит отрта и губ к другим частям тела и коже. Теперь ребенок начинает ощущать качествопредметов кожей, на ощупь, и осязание становится центром либидозных ощущений.Тактильный контакт становится самым важным как новый вид осознания не толькоокружающей младенца реальности, но и собственного физического существования.Начинает развиваться собственный телесный образ, а вместе с ним закладывается ипримитивное Эго. Таким образом, на базе периферийного либидо складываетсяотчетливое осознание себя как отдельной личности. Это нарциссическое Эготребует подпитки через физический контакт с матерью, получая удовлетворение отее внимания и прикосновения.

* Здесь я хотел бы привлечь внимание кпроблеме перевода, которая оказалась достаточно сложной в англоговорящихстранах. Фрейда постоянно упрекали за "овеществление, деперсонализацию" самыхсубъективных, очень личных переживаний и ощущений – через определения Эго, Супер-Эгои Ид. Но нужно помнить, что сам он никогда не употреблял этих слов, а говорил"Ich" или "selbst", что означает "Я" или "сам", а также "Uber-Ich" и "das Es",то есть "Сверх-Я" и "Оно", взяв это от Гроддека. Латинские же термины– это изобретениеанглосаксонское, связанное с традицией латинизировать все медицинские термины.

У ребенка будет хорошее мнение о себе исвоем теле в том случае, если он ощущает материнские объятия, ласковыеприкосновения и внимание. Таким образом, при недостатке осязательного контактаили его отсутствии можно говорить о нарциссическом голоде и недостаткепериферического либидо. Нарциссическое либидо есть, без сомнения, продолжениеоральных ощущений и распространение их на всю поверхность тела, в связи с чемребенок начинает отчетливо ощущать себя как отдельное существо. Потребностьлюбви и тепла он будет чувствовать всем телом, все его внимание теперьпоглощено этим ощущением себя самого. В нем развивается новый интерес к своемутелу, он начинает изучать различные его части по мере того, как в нихпросыпается либидо. Младенцу в это время необходим постоянный и тесный телесныйконтакт, чтобы он мог почувствовать расширяющееся периферическое либидо ивместе с ним чувство удовольствия и чувство собственного отдельного Я. Все еготело стремится впитать в себя материнское либидо, и теперь не только губы, но ивсе существо его становится центром либидозного голода.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.