WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 35 |

Как врач я поставил перед собой задачувыяснить, каким образом эротический импульс может обратиться против себя, какподавленное либидо может пробудить импульс разрушения, каким образом импульсроста и развития живого может превращаться в противоположный импульс отказа отжизни. И действительно, наблюдая эти превращения, можно видеть рождениеневротических или психотических симптомов, понять, каким путем нацию вдругохватывает ярость и ненависть, стремление убивать и разрушать, как люди могутуничтожать все, что они сами создали. Ибо нет сомнения, что самоубийственныестремления всегда играли и продолжают играть важную роль в человеческойистории, равно как и в жизни индивидов.

Если мы отказываемся принять упрощенческоеобъяснение Фрейда в отношении этих трагических парадоксов, свойственныхчеловечеству с незапамятных времен, как неизбежный дуализм между Эросом иТанатосом, то мы будем вынуждены вновь пуститься на поиски причин и корней сеще большей тщательностью и усердием. Но именно так и происходит научныйпрогресс.

Психоаналитический метод, его постоянноеразвитие и совершенствование дают нам возможность проникнуть в тайный мирразума, мир более богатый и волнующий, чем его может описать самый талантливыйдраматург.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

2. РАННИЕВПЕЧАТЛЕНИЯ

1. Непознанный разуммладенца

Один из парадоксов эволюции человекасостоит в том, что родители по большей части остаются в полном неведенииотносительно эмоциональных переживаний и душевного развития своих детей.Дихотомия между восприятием родителями поведения ребенка и их неумением понять,"что же на самом деле происходит у него в душе", является отражением всеобщейнашей неспособности понять другого человека, а подчас и самого себя. Еслиживотные вырабатывают различные сигнальные системы, которые инстинктивно узнаюти понимают представители того же вида, то человек опирается на язык исимволические движения и жесты, которые очень часто не дают возможности другимпонять, что он имеет в виду.

Еще не научившись говорить, младенецпередает свои ощущения и желания в довербальной форме, при помощи телодвижений,звуков, жестов и гримас. И хотя многие из них вызывают у родителейинстинктивный отклик, совершенно очевидно, что большая часть младенческихэмоций и движений остается непонятой и смущает и беспокоит родителей.

У младенца развиваются также поведенческиенавыки, незаметные со стороны: он может напрягать мускулы шеи и челюсти, сосатьсвой язык или без конца ощупывать им нёбо, напрягать горло, как бы задыхаясь,задерживать дыхание, закатывать глаза, сжимать мышцы живота, втягивать анальныеили мочеиспускательные мускулы, стенки вагины, вытягивать ноги вверх илипредставлять себя невидимым или даже несуществующим – и это всего лишь немногие изогромного числа очень странных действий, незаметных окружающим. Они общаются сродителями через некое смутное ощущение тревоги и беспокойства, котороеневозможно осознанно определить. И даже многие явные, заметные действия, как,например, навязчивые позы, повторяемые действия и знаки, есть лишь довербальныйсигнальный способ общения, недоступный сознательному пониманию. На самом жеделе даже при овладении речью только малый спектр переживаний, ощущений ичувств может быть адекватно передан и понят.

Все сказанное касается не только нашихвзаимоотношений с детьми или младенцами и взрослыми индивидами, но справедливои в отношении поведения сообществ и их культур, их ритуалов и мифов, ихрелигий. Все они выражают чувства, переживания, конфликты, которые язык, словане в состоянии адекватно передать. Да и сами слова подразумевают часто понятия,недоступные общему пониманию. Язык, разумеется, – это лишь одна из форм выраженияколлективных эмоций: танец, музыка, живопись, скульптура, архитектура иритуальные обряды –все служит для выражения культурных и религиозных ценностей, однако, чем болееразвита культура, тем, без сомнения, больше она опирается на язык как средствокоммуникации. Драматургия, поэзия, басни и романы, теологические и философскиесистемы, идеологические представления – все это попытки передать миручасть человеческого опыта.

Даже боги, так, как они представлены вживописи, скульптуре или писаниях, сохраняют свою таинственность и могут бытьдоступны лишь через шаманов и священнослужителей, через сложную иерархию магови прорицателей. Споры теологов и философские системы также не способныпроникнуть в суть и смысл тех богов, которым они пытаются дать определение.Другими словами, то, что выражено словами или жестами, символами или инымспособом, есть лишь малая часть того, что происходит в нашем сознании. Нонепреодолимое стремление разобраться в той области разума, что скрыта отсознательного понимания, представляет собой постоянный вызов, вечный стимуляторчеловеческого любопытства. Здесь уместно сказать пару слов о психологическомвремени. За девять месяцев созревания плода эмбрион проходит стадии развития,как бы повторяющие все стадии развития вида, – одноклеточный организм, рыба,рептилия, млекопитающее, человек. Этот так называемый биогенетический закон,сформулированный в начале века германским эмбриологом Эрнстом Хэкелем, былшироко признан в то время. Позднее ряд биологов, не найдя в своих наблюденияхсовладений в ходе развития плода с развитием вида, подвергли этот законкритике, но затем он вновь обратил на себя внимание ученых. Ибо несмотря на то,что во многих деталях он противоречит процессу эволюции, он тем не менеепредлагает интересный взгляд на эмбриональное развитие. Не обсуждая достоинстваили недостатки самого биогенетического закона, просто скажем, что эмбрионувнутриутробное состояние кажется чрезвычайно долгим. (Можно с полным основаниемговорить о психологическом опыте плода, во всяком случае в течение двухпоследних месяцев развития.)

Психологическое ощущение времени является,так сказать, относительным. День младенца кажется значительно длиннее днявзрослого человека, хотя и у взрослого бывает ощущение, что время остановилось,– в моментычрезвычайной опасности или радости. Таким образом, можно сказать, что всостоянии обостренного внимания или повышенного чувственного восприятия времядвижется медленнее, чем обычно.

Младенцы реагируют на ощущения болееинтенсивно и целеустремленно: переживания поглощают их целиком, каждый данныймомент кажется бесконечным, осознание его не разбавлено чувством пропорции,когда каждый момент воспринимается как один из многих ему подобных в целой цеписобытий.

Чем старше мы становимся, тем менееинтенсивно реагируем на любой опыт, и по времени он нам кажется все короче. Длямладенца же день –это маленькая вечность и каждое ее мгновение – огромное событие.

Все эти соображения имеют важное значение,если мы попытаемся понять воздействие младенческого опыта на психологиюиндивида. Если мы принимаем, что младенчество человека длится очень долго, топоймем и то, что даже подавленные и чаще всего давно забытые младенческиепереживания играют очень большую роль в нашей эмоциональной жизни. Ребенокпродолжает жить в душе взрослого значительно дольше, нежели мы это осознаем, идетские впечатления, зависимость и комплексы и в дальнейшем оказывают сильноевлияние на нашу способность разобраться в окружающем мире. На социальномуровне, как мы увидим, мышление взрослого человека сохраняет многие аспектымладенческого опыта и во многом опирается на социальный эквивалент отеческойзащиты и уверенности. Отношение ребенка к родителям, его близость или конфликтыс ними перенесутся на отношение взрослого индивида к его социальному окружению,на его идеологические, политические, социальные и религиозные ориентации.

2. Начальные стадии:оральное либидо и его трансформации

Если мы хотим понять, что такое шокрождения, который многие авторы приравнивают к ощущению смерти или по крайнеймере к жесточайшей травме, нам следует принять во внимание громаднуюдлительность психологического времени пребывания внутри утробы. Во времярождения младенец изгоняется из безопасного и уютного мира матки, к которому онпривык за время долгой своей эволюции, чтобы встретиться с совершеннонезнакомым и странным окружением. Природа, однако, обеспечивает новорожденноесущество связующим звеном с этим новым миром, снабжая его губы чувственнымиощущениями. Когда ребенок отрывается от привычного ему мира, большая часть еголибидо сосредоточивается в его губах и они приобретают чрезвычайнуючувствительность. Важно осознать, что младенец не только пассивно принимаетматеринское молоко, когда сосок ее груди попадает в рот, но инстинктивнотянется к соску, как только почувствует контакт с ним. Его губы представляютсобой в это время орган ориентации и исследования примерно так же, как уприматов. Как только он ощущает близость материнского тела, в особенности когдавходит в чувственный контакт с грудью, его губы тянутся к соскам и пробуждаетсясосательный рефлекс. Не будет преувеличением сказать, что новорожденный видитгубами, что его губы являются центром внимания, ориентации и удовлетворения, иочень скоро он начинает осознавать это ощущение матери и ее чувственный откликчерез осязание сосков. И так же, как центр внимания и ориентации сосредоточен вего губах – самойчувственной части его тела, – так и соски матери становятся для него центром мироздания,средоточием всех его потребностей. Более того, соски матери становятся нетолько центром внимания младенца, но и главной областью ее собственного общенияс младенцем. Поистине материнская грудь становится для младенца его вселенной.

Похоже, что природа наделила нас сигнальнойсистемой для передачи либидозных ощущений в форме чувственного наслаждения. Мыстрастно тянемся к теплу чувственных переживаний и осознаем это, ощущая радостьи удовольствие. Но мы хотим также передать собственное либидо другому существу,которое мы любим, и одним из самых важных стремлений отдать можно считатьматеринское отношение к ребенку. Во взаимоотношениях матери и ребенка (как,впрочем, и вообще в отношениях двух любящих людей) последний чувствуетудовольствие от контакта с материнским либидо, но одновременно ощущает ирадость матери от этого; когда мы замечаем, что объект нашего внимания отвечаетрадостью на наше желание, и чувствуем, что можем доставить удовольствие тому,от кого зависим, это наполняет нас ощущением нужности, важности нашегосуществования. И тогда мы впитываем в себя это удовольствие другого, довольныесобой. Мы чувствуем, что объект нашего желания прекрасен, да и сами мы каксубъект тоже прекрасны, и мы чувствуем себя замечательно. Нет сомнения в том,что эти ощущения радости и удовольствия содержат в себе и эротическийкомпонент. Чувство удовольствия, возбуждаемое младенцем у матери при контакте ссоском, сопровождается у нее широким спектром других эротических ощущений,вплоть до вагинальных, и, напротив, у младенцев-мальчиков можно часто наблюдатьвыраженные генитальные ощущения с эрекцией; несомненно, подобные же вагинальныеощущения присутствуют и у младенцев-девочек.

Правда, эти фундаментальные процессы оченьлегко нарушить, особенно если мать страдает от эротического торможения иопределенной боязни удовольствия. Основной и, по всей видимости, простой актматеринства может у разных людей подвергаться широчайшему спектру расстройств иосложнений, которые непременно отзываются важными последствиями впсихологическом развитии ребенка.

Мелани Кляйн постоянно подчеркиваларешающее значение отношения младенца к материнской груди как основы развитияличности и характера. В своей первопроходческой книге о детском психоанализеона пролила свет на далекие и забытые периоды жизни индивида: "В течение всейсвоей работы я придавала фундаментальное значение первому взаимоотношениюмладенца с объектом –с материнской грудью и с матерью – и пришла к выводу, что, если этот первоначальный объектзапечатлевается в Эго с чувством относительной защищенности, он закладываетоснову удовлетворительного развития личности. Эту связь укрепляют врожденныефакторы. Из-за преобладания в этот период оральных импульсов грудь инстинктивновоспринимается как источник питания и, в более глубоком смысле, как источниксамой жизни. Душевная и физическая близость к груди, дающей радость иудовлетворение, до некоторой степени – если все идет нормально– восстанавливаетутраченное предродовое единство с матерью и чувство защищенности, емусопутствующее. Во многом это зависит от способности младенца в нужной меревоспринять энергию, получаемую от груди или ее символического заменителя– бутылочки; в этомслучае мать становится объектом любви. Вполне возможно, пребывание неотъемлемойчастью материнского организма в предродовой период оставляет у младенцаврожденное чувство, что существует нечто хорошее вне его, что удовлетворит всеего желания и потребности. Эта хорошая грудь становится частью его Эго, имладенец, бывший прежде внутри матери, теперь чувствует мать внутри себя.

Я не стала бы утверждать, что материнскаягрудь для младенца есть чисто физический объект. Все его инстинктивные желанияи неосознаваемые фантазии наделяют грудь качествами, далеко превосходящимипотребность в питании, которое она дает. Во время анализа пациентов мыобнаруживаем, что грудь как положительный объект является прообразом вечногодобра, неистощимого терпения и щедрости и даже творческого начала. Именно этифантазии и инстинктивные потребности так обогащают первоначальный объект, чтоон навсегда остается основой надежды, доверия и веры в добро".*

* Мелани Кляйн. Психоанализ детей. ХогартПресс, 1932.

Итак, Мелани Кляйн подчеркивает тот факт,что отнюдь не только молоко как питание важно для развития личности. Младенцунеобходимо ощутить чувство либидо, материнское чувство удовольствия, чтобымежду ним и матерью, а через нее – позднее – и со всем окружающим миром установилась радостная и прочнаясвязь.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.