WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 35 |

Но нынче, спустя около полувека послесмерти Фрейда, неизбежно возникают новые вопросы о некоторых аспектахпсихоаналитического лечения и его методики. Самый очевидный вопрос, задаваемыйпостоянно и часто в критическом тоне, – это вопрос о том, насколькооткрытия Фрейда, сделанные в ходе наблюдений за невротиками, применимы кнормальным, здоровым людям, то есть открыл ли он универсальные законы,регулирующие психические процессы человеческого организма, или эти законыприменимы только к невротикам; далее, не характерны ли те расстройства, что оннаблюдал и лечил, только для людей, живущих в определенной социокультурнойсреде, а именно представителей среднего и высшего классов, задавленныхрепрессивными моральными правилами буржуазной культуры конца XIX и начала XXвека. Можно ли на основе психоанализа утверждать, что и в наше время, когдасексуальные табу уже не столь прочны, как в викторианскую эпоху, людиподвержены тем же психологическим травмам и что теоретические выводы Фрейдастоль же пригодны для понимания психологических процессов и расстройств,характерных для конца нынешнего столетия

Нет сомнений, что культурная среда нашеговремени претерпела значительные изменения. Сексуальные табу, тираническиотягощавшие людей, существенно ослабли, кстати, в значительной степениблагодаря именно новаторской работе Фрейда. Нынче, напротив, подчеркиваетсянеобходимость сексуального удовлетворения, а викторианский пуританизм иханжество стали предметом всеобщих насмешек. Даже так называемые сексуальныеизвращения, на которые в прошлом веке смотрели с ужасом как на источник стыда ипозора для того, кто имел несчастье испытывать подобные влечения, сегодня непроизводят уже такого шокирующего впечатления. Детей с раннего возрастапросвещают в вопросах секса, гомосексуализма и лесбиянства, и горе тем, ктосохранил предубеждение против таких форм любви и высказывает свое отвращение кним. Сексуальность во всех ее проявлениях считается столь же нормальной, каксуществование мужского и женского пола, как равенство всех классов, рас,религий и культур; точно так же, как с различной степенью страстности клеймитсястремление к превосходству одних над другими. В демонологии конца XX векасексуальные, расовые и религиозные предрассудки считаются смертным грехом.Можно было бы сказать, что мы достигли поистине психологической утопии и чтобитва Фрейда, Райха и всей армии психоаналитиков, либертарианцев и гуманистов вполном смысле слова выиграна.

Однако же, даже беглого взгляда наповеденческие расстройства, случаи наркомании, насилия, хулиганства ипсихопатической агрессии, захлестнувшие город, равно как и на столь жемногочисленные случаи психозов и неврозов, требующих профессионального лечения,достаточно, чтобы понять, что сексуальное раскрепощение, происшедшее впоследние десятилетия, отнюдь не оправдало надежд, которые питалипервооткрыватели. Пожалуй, эти движения за сексуальное раскрепощение можно былобы рассматривать как некую идеологическую позицию, часто служащую политическиминтересам, весьма мало связанным с глубокими и неизменными пластами нашейпсихической структуры. Похоже, что старые табу, торможения и комплексы по сутисвоей остались неизменными. Просто проявления наших психических конфликтовпереместились из одной плоскости в другую. Стремление к сексуальномуудовлетворению, в прошлые времена по большей части блокированное из-заморальных требований христианской патриархальной культуры и находившее выходчерез широкий диапазон невротических симптомов, нынче легче находит разрядку, исексуальные влечения больше не играют преимущественной роли в образованииневрозов. (Даже при том, что сексуальные табу и конфликты ни в коей мере ненашли своего полного решения в наш век вседозволенности.) Но здесь существуетопределенный парадокс: если новая вседозволенность, без сомнения, в большоймере освободила сексуальность от старых запретов в среде подростков и взрослых,то детская сексуальность все еще находится в плену неразберихи, тревог и табу.Интимная, инстинктивная, эротическая связь между матерью и младенцем во многихотношениях претерпела глубокие нарушения. Всевозможные научные брошюры иучебники, которые современные матери считают необходимым изучать,свидетельствуют скорее о растущей неуверенности матерей, нежели об ощущенииспокойствия и уверенности. В то же время мы наблюдаем глубокие изменения вприроде Супер-Эго как на индивидуальном уровне, так и на уровне общественнойкультуры. Немало книг написано по поводу "общества без отца" или "угасанияобраза отца", равно как о "личностном кризисе", в особенности в среде молодежи.Роль той культуры, которая создает модель, помогающую молодежи формировать своюличность, резко изменилась, сместившись от авторитарной и репрессивной к пустойи бессмысленной в своей вседозволенности. Из-за собственной неуверенности отцыне в состоянии передать своим детям нормы и принципы, необходимые дляформирования собственного Эго, с безразличием и беззаботностью откликаясь на ихпотребности.

В такой ситуации люди ощущают себя в отрывеот окружающего мира, где их истинные потребности не признаются. И они пытаютсявыразить себя в формах агрессивных или садистских либо через искусство,литературу, технологию, через сугубо трезвое, безличностное, лишенное чувствпреклонение перед научным фактом, а также через политику или бизнес.Конкуренция и самоутверждение – главная движущая сила в стремлении восстановить утерянное чувстволичных связей. Все большее число людей утрачивают способность удовлетворитьсобственные нарциссические потребности, и именно с этими формами невроза, гдечувства изоляции и отчуждения достигают различной степени безумия, больше всегосталкиваются психотерапевты в наше время.

Примечательно, что преобладающее чувствоутраты способности удовлетворить нарциссические потребности оказало заметноевлияние и на современные психоаналитические теории, и даже на другиетерапевтические школы. Их внимание, переключившись с изучения либидо,сконцентрировалось на необходимости и важности взаимных связей. Чувствоизолированности, характерное для современного индивида, в большей степени,нежели сексуальная репрессия, побудило психологов (возможно, неосознанно)подчеркнуть важность удовлетворения нарциссических потребностей, обратитьбольше внимания на функции Эго и на особенности личности индивида. Средиродоначальников этого движения наиболее крупные фигуры – это Альфред Адлер, Х.С.Салливан, Хайнц Хартманн, Эрих Фромм, Карен Хорни, Карл Роджерс, а из болееблизких по времени к нам – У.Р. Фэрберн и Гарри Гантрип. Важный вклад в это движение,известное под разными названиями – психология Эго, теория межличностных отношений, взаимодействие собъектом, – внесла иАнна Фрейд. Современная теория психоанализа особое внимание уделяет проблеме Яи делает особый упор на субъективных процессах как главном поле примененияпсихотерапии. Приверженцы этой теории в той или иной мере гордятся тем, чтоосовременили и усовершенствовали выводы Фрейда, и, как пишет Гантрип, "ссылкина Фрейда в области психоанализа сегодня подобны ссылкам на Ньютона в физике".

4. Как мы понимаем термин"либидо"

Сначала мы должны сказать несколько слов осамой теории либидо, ибо это основополагающий момент в теории психоанализа и,по всей вероятности, чаще всего понимаемый превратно. Когда мы употребляемтермин "сексуальность", или "либидо", мы подразумеваем влечение индивида кособе противоположного пола, и в частности влечение половое, естественновозникающее между людьми и толкающее их друг к другу, часто вопреки самымсильным препятствиям и трудностям. Может подразумеваться и влечение к человекутого же пола. Этот термин употребляется по отношению к людям подростковоговозраста или взрослым, подавившим в себе ранние проявления сексуальности,сосредоточенной в то время не столько на гениталиях, сколько на более широкомполе физических потребностей, таких, как оральные ощущения, эротическиеощущения от прикосновений, потребность ласки и защиты, наконец, анальные имочеиспускательные функции.

Психоанализ показывает, что действия губ ирта, функции мускулатуры, ощущения кожного покрова, мочеиспускательные ианальные функции, даже процесс мышления, смотрения, слушания, касания, ощущениявкуса – все заключаетв себе эротический компонент, и сексуальность, связанная с гениталиями, естьлишь один из многих компонентов либидо, хотя и один из самых важных. Такимобразом, мы можем определить либидо как некую энергию, или побуждение,пронизывающее живой организм и ищущее выхода, разрядки через целый рядфизических и органических функций. В процессе развития индивида эти функциимогут по очереди выходить на первый план. О том, что различные областисексуального влечения не исчезают в период господства генитальнойсексуальности, говорит тот факт, что в нормальном процессе любовных игр первыеэротические действия – поцелуи, ласки, взгляды, поглаживания – играют очень важную роль, асобственно половой акт есть кульминация сексуальных потребностей индивида.Каждый завершенный половой акт зрелого взрослого есть фактически краткоеповторение его сексуального развития.

Надо сказать, однако, что, столь широкотрактуя понятие либидо, Фрейд создал великую путаницу не только для себя, но идля своих последователей, и дебаты о точном определении либидо по сей деньзанимают психоаналитиков и их оппонентов. Разумеется, Фрейд был решительнопротив того, чтобы свести сексуальное влечение к некоему неопределенномуметафизическому понятию; это, конечно, сделало бы его более приемлемым длярепрессивных предрассудков, господствующих в нашем цивилизованном обществе, ноодновременно и принизило бы значение его открытия относительно ролисексуальности в происхождении неврозов, равно как и в жизни обыкновенных,нормальных людей. Все его споры с Адлером, Юнгом и более позднимиревизионистскими школами в основном вращались вокруг этой проблемы.

В своих первых попытках дать определениепонятия "инстинкт" и описать его функции в психической жизни человека Фрейд былв плену популярной тогда идеи о том, что жизнь любого живого организма,человека в том числе, определяется наличием двух основных инстинктов, а именноинстинкта самосохранения и инстинкта продолжения рода, то есть сохраненияданного вида, и что инстинкты эти проявляются в двух сильнейших потребностях– чувствах голода илюбви. Являя собой фундаментальный дуализм и зачастую находясь во взаимномпротиворечии, эти две потребности тем не менее существуют независимо друг отдруга. В тот период Фрейд думал, что любая попытка найти некий общий источникэтих двух инстинктов обречена на неудачу. И соответственно, предложил концепциюЭго-инстинктов как противопоставление сексуальным инстинктам. Под первыми онподразумевал все, что связано с самосохранением, защитой и развитием индивида,ко вторым относил все содержание сексуальной жизни – как взрослой, так и младенческойи извращенной. Его исследования в области неврозов привели Фрейда к мысли отом, что Эго есть репрессивная, сдерживающая сила, а сексуальный инстинкт– сила подавленная,ограниченная, часто имеющая выход только лишь через посредство невротическихсимптомов. Поскольку при анализе своих пациентов он выявил, что источникомбольшинства невротических расстройств служило подавленное сексуальное влечение,он сумел обосновать природу неосознанной сексуальности человека и разработатьсвою теорию либидо. Исследуя сексуальность, Фрейд постепенно понял, чтосексуальный инстинкт служит не только цели воспроизводства и продолжения рода,но также и цели утверждения и сохранения самого индивида. Таким образом,энергия либидо направлена и в сторону нарциссических функций Эго, и в сторонугенитальной сексуальности и, более того, участвует во всех главных физическихфункциях организма. Без понимания этих глубинных связей, утверждает Фрейд,совершенно невозможно разобраться в фантазиях или стремлениях человека,основанных на часто неосознаваемых эротических влечениях, и понять языксимптомов. "Таким образом, – продолжает он, – когда мы начинаем более детально изучать Эго, мы приходим кпониманию идеи нарциссизма, и тогда контраст между Эго- инстинктами исексуальными инстинктами практически теряет силу".

Такой вывод, однако, поставил Фрейда переддилеммой: если две силы – Эго-инстинкты и сексуальные инстинкты – практически не отличаются другот друга, если нет необходимости делать разграничение между ними, напрашиваетсямысль, что можно заменить их определение единым понятием психической энергии.Но как только мы приравниваем либидо к общей психической энергии, скажем "elanvital" – жизненнойсиле – и т.п., мывступаем в область значений, неподвластных конкретному научному определению,против чего, как мы уже упоминали, Фрейд восставал категорически, И тем неменее Фрейду пришлось признать наличие некоего универсального, биологическоговлечения, присущего всем живым организмам. Этому влечению он дал имя Эрос.

Но тут встала другая проблема: какую жероль отдать в этом случае инстинкту агрессии, без сомнения играющему важнуюроль в жизни любого организма – как животного, так и человеческого Если рассматривать Эрос какжизнеутверждающий инстинкт или побуждение, то инстинкт агрессии неизбежнопредстает как его мощный противник, вносящий в психический и биологический мирненависть и разрушение. Поскольку невозможно отрицать реальное существованиеагрессии, Фрейд нашел очень простое решение: он вновь вводит понятие дуализма,которое ранее применялось им в отношении сексуального инстинкта и инстинктасамосохранения, то есть энергии Эго и сексуальной энергии, и создаетвеличественную теорию вечного конфликта между Эросом и Танатосом, инстинктомсамосохранения и инстинктом смерти. Но, несмотря на то что он говорит об этихдвух силах как о вечных антагонистах, я покажу, что этот антагонизм, абсолютнореальный в психологической и политической жизни человека, не носитфундаментального характера, ибо агрессия сама по себе есть проявление Эроса.Существует ряд условий, при которых Эрос – жизненная сила – должен преодолевать барьеры,возникающие на его пути и несущие угрозу его самосохранению или даже самому егосуществованию. Без сомнения, агрессивность во многих случаях можнорассматривать как защитный механизм Эроса, она находит свое выражение в труде,в творчестве и служит защите самой жизни в битве за выживание. И в этомнаправлении, как мы увидим, она отлична от импульса разрушения. Однако и здесьмы вновь видим парадокс, ибо разрушительный импульс сам по себе может бытьисточником удовлетворения, выражаясь в садизме, удовольствии от причинениявреда или смерти, отказе от всякой экспансивности и веселья; но даже в этом мынаходим слияние либидо и импульса разрушения, и, конечно, само по себе странно,что чувственное удовлетворение может при некоторых условиях быть достигнуточерез проявление импульса разрушения и даже самоуничтожения.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.