WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 35 |

Утверждение Фрейда о том, что Супер-Эгоесть порождение Эдипова комплекса, звучит достаточно убедительно: "Когдаребенок осознает для себя реальную опасность кастрации – из-за запрета со стороныродителей или других взрослых играть с гениталиями, а в особенности из-за того,что он видит девочек, у которых пениса нет, – он уже не может удовлетворитьсвои генитальные потребности, ибо это удовлетворение означает для него утратупениса. Но если желание удовлетворить потребность, вызванную любовью, будетстоить ему пениса, то, безусловно, возникнет конфликт между нарциссическиминтересом к определенной части тела и влечением к родителям как объектамлибидозного стремления. Обычно при этом конфликте торжествует первый из этихимпульсов, и Эго ребенка как бы отстраняется от Эдипова комплекса". Другимисловами, ребенок должен отказаться от влечения к матери, ибо в результате онрискует потерять пенис. И Фрейд продолжает: "Либидозное стремление к объектуисчезает и заменяется процессом идентификации. Авторитет отца или обоихродителей встраивается в собственное Я и формирует ядро Супер-Эго (Сверх-Я),чья строгость воспринимается от отца, навсегда закрепляя табу на инцест и такимобразом искореняя либидозное влечение к родительскому объекту. Либидозныетенденции, характерные для Эдипова комплекса, в этом случае лишаются своегосексуального содержания, сублимируясь в чем-то другом, что, видимо, происходитв каждом случае процесса идентификации: названные тенденции как бы меняют своюцель и замещаются чувством нежности и привязанности. Таким образом, весь этотпроцесс, с одной стороны, защищает ребенка от страха потерять свои гениталии и,с другой, тормозит их функции. Именно этот процесс дает начало латентной фазе,прерывающей сексуальное развитие ребенка".

На самом деле, однако, в Эго встраиваетсяне образ реального отца, чтобы позднее сформироваться в Супер-Эго, а некийпридуманный образ, рожденный ранними младенческими формами инкорпорирования,воплощения. За годы медицинской практики собрано достаточно данных, убедительнодоказывающих, что страх перед родительской строгостью или враждебностью имеетпод собой более глубокий слой тревожного беспокойства, вымышленные образыкоторого значительно более странные и страшнее реальных. Ибо в воображенииребенка возникает не образ обеспокоенного, иногда ревнующего, иногда сердитогоотца, а некий монстр, собирающийся кастрировать или уничтожить его. Именнотакие фантазии населяют воображение мальчика во время формирования Эдиповакомплекса, превращая его любовь к матери и потребность в поддержке отца вкошмары, продолжающие терзать подсознание мужчины в течение всей его жизни.

Фрейд считал, что страх кастрации вызывалсяпо преимуществу запретами родителей и других взрослых, которые из-засобственного ханжества тревожились по поводу сексуальных интересов ребенка,мастурбации, сексуального любопытства, но сейчас, где-то столетие спустя,общество стало значительно более просвещенным, к чему он сам приложил немалоусилий, и родители уже не так подавляют сексуальные интересы детей. Нетсомнения, что родительские реакции, столь характерные для пуританского обществадевятнадцатого века, в особенности для викторианского ханжества среднегокласса, реакции, которые Фрейд считал решающим фактором в образовании комплексакастрации, уже давно ушли в прошлое. И тем не менее у многих детей даже самыхпросвещенных родителей, старающихся никоим образом не травмировать своихотпрысков и давать им возможность свободного самовыражения в сексуальнойобласти, мы наблюдаем тот же страх кастрации и нисколько не менее выраженныйЭдипов комплекс.

Значительно большая свобода в наблюдении задетьми противоположного пола, свобода в обнажении тела детей и даже взрослых– все это практическиустранило две главные причины, обозначенные Фрейдом как основа для развитиякастрационного комплекса и Эдипова комплекса. Однако комплекс остался столь жераспространенным, как и прежде. Как же это понимать По моему мнению, несмотряна большую терпимость и свободу в сексуальных отношениях, подсознательнаятревога и беспокойство у родителей остались, и не только на генитальном уровне,но и на предгенитальном, что характерно для патриархальных культур.

Под внешним слоем общей терпимости и дажевседозволенности в сексуальных вопросах существует множество слоев – обычно подсознательных– страхов и запретов,которые передаются детям. Здесь существует странный парадокс, который признавалФрейд, а именно: Эдипов комплекс особенно ярко выражается у детей самых мягких,наименее строгих отцов. Каким же образом эти отцы, не выражающие враждебностипо отношению к своим детям и редко наказывающие их, рождают в душе детей стольгрозные образы Супер-Эго

Поистине загадка нашего времени: как этовседозволяющее окружение, где родительский авторитет практически устраняется ине позволяет себе навязывать запреты детским побуждениям, вызывает тем не менееу современных детей сильнейший Эдипов комплекс и страх перед Супер-Эго.Ненависть к любому авторитету не утихает, пожалуй, напротив, она как бывырвалась наружу из-за ограды прежних запретов и выражается у нынешнихподростков значительно ярче, чем раньше, а фантазии о жестком и строгомСупер-Эго, представленном образами родителей, школы, полиции, государства илилюбой другой власти, угрожают свергнуть все и всяческие общественные устои.

На самом деле именно ослабленная властьСупер-Эго и его представителей в обществе снимает ограничения с агрессивныхимпульсов младенческой стадии: садистско-разрушительных импульсов оральнойфазы, духа противоречия и агрессивного размазывания грязи на анальном уровне ина нарциссическом уровне – маниакальных форм самоутверждения, лишенного всякого уважения иливнимания к чувствам и страданиям других. Как раз слабость отца и его невниманиек потребности мальчика к идентификации с мужской Силой, его неспособностьпомочь ребенку превратить предгенитальные тревоги и агрессию в зрелые формысамовыражения побуждают мальчика регрессировать к области младенческихощущений, к инфантилизму. Поскольку предгенитальные фиксации его не преодоленыво время и в ходе отождествления с мужским образом, мальчик остается, таксказать, все еще на детском уровне, мучимый все теми же предгенитальнымиконфликтами. Итак, мы видим, что в патриархальных ситуациях Эдипова комплексапроецируются многие аспекты ранних фаз развития, многие характерные черты какдетства всего человечества, так и детства отдельного индивида.* Таким образом,соперничество с отцом во время формирования Эдипова комплекса сохраняет многиеаспекты оральной агрессии и духа противоречия анального периода, рождая уребенка всяческие фантазии – то это страшный людоедский монстр (Ваал, Гог и Магог), готовыйсъесть мальчика, то какая-нибудь мрачная фигура (скажем, хирург, ученый, еврей)с ножом наготове, чтобы его кастрировать, или сам отец, который старается егоунизить, запятнать, и много еще других образов, в зависимости от того, чтосильнее зафиксировалось в период младенчества.

* См.: Джордж Франкл. Общественная историябессознательного. Опен Гейт Пресс, 1989.

Мы можем уверенно говорить о наличии вЭдиповом комплексе психотического компонента, угрожающего подавить Эго, поэтомуможно только поражаться, какими сложнейшими путями и непомерными усилиямистарается человеческий разум защитить себя от всех опасностей младенческихфантазий. Мы пытаемся манипулировать этими образами, превратить их агрессивныеи угрожающие аспекты в более добрые и любящие с тем, чтобы трансформироватьнаши собственные агрессивные и враждебные импульсы в чувства любви, участия исимпатии. Для этого мы часто принимаем на себя личину покорности,благодарности, возвышая фигуру отца, уверяя его в том, что он всемогущ,вымаливая его прощение. Эти процессы можно до некоторой степени сравнить сбиологической обратной связью, при помощи которой мы можем контролировать своиэмоции и ощущения. В этом отношении господство над образами Супер-Эго естьпопытка преодолеть собственные побуждения.

Как мы уже знаем, формирование Супер-Эгоосуществляется через процессы интроекции и инкорпорирования. Авторитет и властьотца встраиваются, включаются в Эго, и таким образом закладывается основа дляформирования Супер-Эго. Мы уже не видим в отце некой внешней угрозы, давая емувозможность проявлять свою волю изнутри нашего собственного разума, где онстоит на страже, как бессменный внутренний часовой, способный направлять илинаказывать, как наша совесть – всевидящее око, то есть как если бы мальчик сказал отцу: "Видишь,я не противоречу тебе, я принимаю тебя, и ты можешь направлять мой разум какчасть меня самого. Я дарю тебе власть надо мной, делая тебя частью меня, тывсегда будешь со мной как моя совесть, мой гид, моя сила, поэтому я никогда небуду противиться тебе, и теперь тебе не надо будет сердиться на меня".

Так как же рождаются в нашем сознании этифантасмагорические и патологические образы Супер-Эго и как эти образы, однаждывозникнув, переносятся в социальную область

Мы с вами наблюдали, как процессыинтроекции, расщепления, проекции и реинтроекции зарождаются в самом раннемдетстве. Дитя поглощает материнское либидо, реагирует на него радостно илисердито, проецирует собственные ощущения и образы этих ощущений на мать– как хорошую илиплохую – и затемвстраивает эти образы в себя так, что они становятся как бы внутренним символомматери в форме материнского Супер-Эго. Таким образом, формирование Супер-Эгоначинается с самого раннего периода развития индивида. Каждая из фаз развитиялибидо формирует собственное Супер-Эго. Ребенок, который испытываеторально-садистские импульсы по отношению к материнской груди, спроецирует их насаму груда, которая станет для него опасным объектом, угрожающим укусить ротмладенца (иногда объект является в виде птицы или птичьих крыльев, атакующихгубы, – см.исследования Фрейдом личности Леонардо да Винчи – и нередко приводит кзатруднениям речи), или же, позднее, она превратится в образ ведьмы, грозящейнанести увечье или съесть ребенка.

Всевозможные орально-каннибалистскиепобуждения и фантазии проецируются на мать, и ее образ остается в душе ребенкакак нечто агрессивное и опасное, на которое Эго должно отреагировать, часто вформе истерических припадков, вспышек раздражения, визга и криков или– если говорить уже окультуре в целом – ввиде разнообразнейшего набора сказок о борьбе доброй феи и злой ведьмы.

Нереализованные или отвергнутыенарциссические импульсы вызывают не только тревожное чувство изоляции иодиночества, но и агрессию и гнев по отношению к невнимательной и безразличнойматери; это можно было бы назвать гневом периферии, или телесным гневом. Этотгнев проецируется на мать, и желание приласкаться к ней и ощутить ее объятиятрансформируется в образы агрессивного, опасного объятия, нередко в формепаутины, опутывающей ребенка, или в форме желеобразных монстров, способныхутопить его в своих объятиях, или каких-нибудь других гигантских и страшныхфигур.

Что же касается положительной сторонынарциссического Супер-Эго, то здесь мы находим так называемое океаническое,необъятное чувство единения, символизирующее стремление к вечному ибеспредельному материнскому объятию. Ощущение погружения в ее либидо и чувствозащищенности символизирует безбрежный океан, мать всей жизни на земле: "Душинаши узрели тот безбрежный морской простор, что вынес нас на берег" (Вордсворт.Признаки бессмертия). Это океаническое чувство, которое Фрейд считал источникомвсех религий, не сумев разглядеть его в самом себе, выражается совершенно иначепри формировании Эдипова комплекса по отношению к отцу патриархального типа.

В анальный период возникают фантазии обигре с фекалиями и создании из них фигурок, но под влиянием запретов, табу,фантазии эти превращаются в пугающие образы грязных туалетов, неубранныхкомнат, полных всякого мусора, болот, в которых можно увязнуть, грязи,прилипающей к рукам и всему телу, отравляя кожу отвратительными, мерзкимизапахами. Легко представить, что такие фантазии заставляют непременно очистить,отмыть себя, чтобы избежать всех этих опасностей и угроз своему нарциссическомустремлению к чистому и привлекательному образу собственной личности. И болеевсего в этом играет роль пугающий образ матери, выражающей отвращение кребенку, отчего он и впрямь чувствует себя грязным и уродливым.

Часто встречающиеся предсознательныефантазии о переполненных и грязных уборных нередко вызывают у детей большоебеспокойство и панику по поводу визита в туалет, а у взрослых – нарушение работы кишечника.Страх оказаться грязным может породить разного рода комплексы неполноценности,фобии по поводу уродства и изоляции, в то время как фантазии о разныхнеприятных субстанциях, прилипающих к телу, могут и на самом деле вызватькожные расстройства и болезни, как, например, псориаз. Разумеется, самымраспространенным защитным действием против угрозы анальных импульсов являетсястремление к очищению, целый ритуал, который может принять размеры психоза нетолько на индивидуальном уровне, но и на общественном.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

7. ОБЩЕСТВЕННОЕСУПЕР-ЭГО

1. Переход от души ккультуре

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.