WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |

Он считал первобытную стаю зародышемчеловеческой семьи, состоявшей из всевластного, ревнивого и агрессивного отца,содержавшего гарем и изгонявшего сыновей от семейного очага, как только тестановились его сексуальными соперниками. Однако "однажды изгнанные братьяобъединились, убили и съели отца и таким путем положили конец отцовской стае.То есть совместно они сумели сделать то, что было не под силу каждомупоодиночке. Возможно, ощущение собственного превосходства дал им некийкультурный прогресс, как, например, изобретение нового оружия. Разумеется, этиканнибалы съели свою жертву. Этот жестокий первобытный отец был для братьевпредметом зависти и примером для подражания. И вот они идентифицировались сним, поглотив его и обретя таким образом часть его силы. Праздникжертвоприношения, очевидно самый первый из человеческих праздников,– это повторение тогопамятного преступного акта, давшего начало столь многим явлениям, в частностисоциальному устройству, религии и моральным запретам. Для того чтобы счестьэтот итог приемлемым, независимо от нашей гипотезы, нам стоит лишьпредположить, что всех братьев, собравшихся в группу, обуревали те жепротиворечивые чувства по отношению к отцу, которые характерны для отцовскогокомплекса у наших собственных детей, а также невротиков. Они ненавидели отца,столь мощно преграждавшего им путь к удовлетворению их сексуальныхпотребностей, но они одновременно и любили его и им восхищались. После того какони удовлетворили свое чувство ненависти, избавившись от него, и свое желаниеидентифицироваться с ним, подавленные импульсы любви и нежности должны быликак-то утвердиться. Это произошло в форме чувства вины и угрызений совести.Мертвый стал сильнее живого, что и сегодня мы нередко наблюдаем в судьбахчеловечества. То, что раньше подавлялось или исключалось из- за присутствияотца, они и сами стали запрещать, выстраивая психологическую установку напослушание у последующих поколений, мы хорошо это знаем из психоанализа. Оникак бы отменили свое преступление, запретив убийство идола – фигуры, замещающей отца, то естьжертвоприношение, и отказавшись от плодов своего подвига, то есть обладанияосвобожденными женщинами. Итак, из чувства сыновней вины они создали двафундаментальных табу, целиком совпадающих с двумя подавленными влечениямиЭдипова комплекса (инцест и отцеубийство). Нарушивший какой-либо из запретовстановился виновным в одном из двух преступлений, волновавших первобытноеобщество".*

* Зигмунд Фрейд. Тотем и табу.

С большой долей достоверности можноутверждать, что столь драматических событий на самом деле никогда не было.Теория Фрейда о первобытной стае строилась на сильно приукрашенных историях,относящихся к группам горилл и передававшихся из вторых и третьих уст в концедевятнадцатого века, хотя более поздние исследования этих приматов совершенноне подтверждают подобных рассказов. Но даже в том случае, если нет никакихсвидетельств тому, что коллективное отцеубийство когда бы то ни было имеломесто, и Фрейд ошибался, полагая, что изначальная социальная и семейнаяструктура человека была патриархальной, а Эдипов комплекс есть неотъемлемая иуниверсальная характеристика человечества, тем не менее он был прав в своихпопытках проследить происхождение человеческого поведения от древнейшихпервобытных корней. Следует помнить также, что начал он исследоватьпроисхождение Эдипова комплекса в первобытном обществе после того, какобнаружил его существование в процессе самоанализа и психоанализа пациентов. Инезависимо от того, имело ли место когда-либо реальное отцеубийство,несомненно, влечение к этому и связанные с ним конфликты играют важную роль впсихической структуре патриархальных культур, существовавших в течение поменьшей мере десяти тысяч лет.

Если в своей предыдущей книге ярассматривал влияние Эдипова комплекса на развитие человеческих сообществ, тосейчас нас интересует его воздействие на психику индивида. Ибо психологическиеконфликты, существующие в обществе, воспроизводятся в психике индивидов, как и– в обратном порядке– индивидуальныепсихологические конфликты неизбежно отражаются на обществе. Однако приходитсяпризнать, что существуют значительные различия и бесчисленные варианты форм, вкоторых проявляется Эдипов комплекс как в психике индивидов, так и в различныхпатриархальных культурах.

В то время как Фрейд утверждает, чтопобуждение мальчика к убийству или кастрации отца есть фундаментальный признакнарциссического и генитального соперничества, то есть соревнования за власть исексуальное превосходство, я нашел, что интенсивность и глубина этогопобуждения в каждом индивидуальном случае различны. И хотя идентификация сотцовской мужской силой есть действительно универсальное стремление у мальчикана ранней стадии генитального развития, следует помнить, что идентификациябазируется на интроекции, а интроекция означает поглощение, включение в себя.Но поглощение может происходить разными путями, в очень разных формах, поэтомуименно конкретная форма, в которой это происходит, определяет в основномотношение мальчика к его отцу и, соответственно, характер Эдипова комплекса ихарактер личности.

На конкретную форму интроекции в большоймере влияют младенческие переживания ребенка. В частности, преобладание воральной фазе свободного сосания или агрессивно-садистских импульсовобязательно повлияет на восприятие мальчиком отцовских мужских качеств и на егоидентификацию с отцом. Важным аспектом идентификации являются фантазии опоглощении, включении в себя отцовского пениса, которые могут принять формуагрессивного разрушительства, включая кастрацию – с целью захватить себе всю егомагическую силу и в то же время лишить отца возможности владеть матерью. Если впериод грудного кормления ребенок не чувствует желания матери поделиться с нимсвоим либидо и ему приходится прибегать к агрессивному кусанию, чтобыпреодолеть ее защитный барьер, тогда у мальчика не может возникнуть ощущения,что отец захочет поделиться с ним своей мужской силой, ему придетсянасильственно отобрать ее у отца, при помощи кастрации забрать его силу себе.Это настроение, стремление к садистской интроекции, особенно усиливается, еслиотец отвергает либидозные потребности ребенка. С другой стороны, если отецпроявляет любовь и заботу о ребенке, интроекция облегчается и также принимаетформу участия и любви. Мальчик будет гордиться своей мужской сущностью,разделит эту гордость с отцом, и в этом случае кастрационные фантазии сведутсяк минимуму. Правда, у него могут сохраниться садомазохистские побуждения ифантазии по отношению к женщине, кажущейся ему угрозой, и тогда он обратится котцу как к союзнику. Идентификация с отцом даст ему удовлетворительное ощущениемужественности, силы и уверенности перед угрозой со стороны матери. На этойстадии у мальчика проявляется желание похвастаться своим пенисом, он постоянноим занят, ему необходимо убедиться, что он всегда с ним. В мифологиипервобытных и даже более продвинутых обществ фаллос выступает как магическийсимвол, способный отвести недобрые силы и защитить от агрессии вражеских сил.(Кстати, символ креста как всемогущего защитника от кровожадных зубов Дракулы иего союзниц является ярким выражением этого синдрома, одолевающего подсознаниечеловека в течение многих веков.)

Отцовская любовь может избавить мальчика отего агрессивно-садистских комплексов и проистекающих отсюда тревожныхсостояний. Она способна трансформировать Эдипов комплекс в положительное,ободряющее Супер-Эго, которое тем не менее требует постоянного самоутвержденияпри помощи идентификации с мужской силой, что видно на примере, скажем, мужскихбанд с сильным авторитетным лидером.

Разумеется, в жизни все не так ясно ипросто, ибо мать для мальчика не только предмет его страхов, но и объект любви,он зависит от ее забот, в то время как отец отнюдь не всегда любящая изаботливая фигура. Если мальчик в самом раннем возрасте получит от материмощную генитальную стимуляцию – я, разумеется, подразумеваю то, что мы называем предгенитальнымпериодом, – емувпоследствии будет трудно избавиться от этих генитальных побуждений и своеговлечения к ней. У него по отношению к ней развивается собственническийинстинкт, вызывающий резкое противодействие праву отца или какого-либо другогомужчины сблизиться с нею. У таких мальчиков обычно в возрасте пяти-шести лет,во время первой генитальной фазы, наступает истерическая стадия повышеннойвозбудимости, маниакальные тенденции, они требуют исключительного внимания ксебе, испытывают трудности в общении, становятся эгоцентричными, не способнытерпеть и ждать при удовлетворении своих желаний, в их поведении преобладаютбеспричинная тревога и даже агрессивность. Эротическое влечение к материперевешивает его страх перед ней, и страх и влечение сосуществуют, и этодвойственное ощущение матери как любящей и заботливой, с одной стороны, исердитой и отстраненной – с другой, может усиливаться, если мать сама проявляетбеспокойство по поводу его поведения и не знает, как справиться с этойситуацией, как освободить его от себя и самой освободиться от его повышенноговлечения к ней. Эта двойственность в ощущениях мальчика будет переноситься и наотношение к отцу, и в процессе идентификации он, с одной стороны, почувствуетгомосексуальную тягу к отцу, а с другой – восстанет против этого, ибо этобудет означать отстранение от матери. Ребенок будет разрываться между желаниемсблизиться с отцом, восхищаться им и стремлением ненавидеть его. Такобнаруживается истерический, шизофренический тип расщепления, сопровождаемыйманиакально-депрессивными комплексами.

Нужно ли говорить, что при этом существуетогромное количество различных форм и вариаций развития Эдипова комплекса уотдельных индивидов, в зависимости как от их опыта во время предгенитальнойфазы, так и от комплексов и характерных особенностей отца и его собственногоотношения к матери и жене.

Нет сомнения, что суровость и жесткостьинтернализированного образа отца, действующего как Супер-Эго, определяетсяагрессивными импульсами ребенка. Как я уже упоминал, агрессивная, жаднаяинтроекция в итоге создает некий внутренний агрессивный объект, ощущаемый каквраждебный по отношению к собственному Я, объект, всегда готовый критиковать Я,пугать и наказывать его, вызывая в нем чувство вины и тревоги, а такжемазохистские тенденции. В случае такой интроекции, как и в случае агрессивнойинтроекции груди в предыдущей фазе, образ отца находится, если можно таксказать, в желудке ребенка, и отсюда гнев, выражаемый отцом, вызывает не толькопсихологическую тревогу, но и соматические ощущения, начинающиеся в областижелудка. Таким образом, природа Эдипова комплекса и в дальнейшем Супер-Эгоопределяется не просто внешними качествами отца или матери, но проекцией на нихотношения ребенка.

Если первоначально Фрейд считал, чтоСупер-Эго есть производное от родительского авторитета, то есть более или менеереальное воспроизведение образа отца, то позднее он признавал (соглашаясь сМелани Кляйн), что жесткость и суровость Супер-Эго ребенка не обязательноспрягается с тем, насколько жестко с ним обходились: "Исходная строгость Супер-Эго не во всем совпадает с тем, что реально испытывал ребенок или что онинкорпорировал, воспринял от объекта, но скорее отражает собственнуюагрессивность ребенка по отношению к объекту".*

* Зигмунд Фрейд. Цивилизация инеудовлетворенность.

Мы уже поняли, что то, что Фрейд называлЭдиповым комплексом, тревогой кастрации и Супер-Эго, – это реальные психическиеявления, значение которых вполне очевидно, однако их этиология, причиннаяобусловленность, процессы, при которых эти явления возникают, значительносложнее, нежели он себе представлял. Эти сложности, возможно, будет легчепрояснить, если мы учтем, что Эдипов комплекс чаще проявляется в условияхпатриархальных культур, где существуют традиции сексуальных запретов и где этизапреты вызывают агрессивные побуждения против запретителей – отцов или замещающих их фигур.Однако агрессивное отношение мальчика к отцу отражает не просто реальноеотношение отца к ребенку, но основывается на агрессивных импульсах, испытанныхим в младенчестве и проецируемых теперь на отца. Они закладывают глубокий слойв подсознании, определяющий склад характера и формирующий Эдипов комплекс укаждого отдельного индивида, весьма разнообразный по формам. Младенческиефантазии об уничтожении объекта или, напротив, страх быть уничтоженнымвозрождаются в первый период полового созревания, а затем и в основной периодсозревания, где они должны быть подавлены, а именно Супер-Эго и есть тотпсихический фактор подавления, через посредство которого разрешается и Эдиповкомплекс. Супер-Эго –это внутреннее ощущение родительских запретов и ограничений, но одновременно иих руководства, их идеалов и надежд, играющее решающую роль в становленииличности и характера индивида. Это основной фактор, формирующий моральные устоии в большой мере определяющий внутреннюю жизнь человека; именно он передает понаследству уважение к обычаям и традициям, общественным идеалам. Он влияет напонимание человеком своей личности и своей роли в обществе. Это как бывнутренний передатчик общественных устоев и норм, проводник социальных связей.

2. Развитие Супер-Эго(Сверх-Я)

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.