WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 35 |

У многих мальчиков из тех, что вмладенчестве испытали глубокие ощущения оральной агрессивности, развиваетсястрах перед угрозой утраты пениса из-за каннибалистских наклонностей женщины.Поскольку им не удалось испытать положительного потока либидо от материнскойгруди, а приходилось нападать на этот первичный объект, чтобы добиться от негохоть какого-то ответа, у них развивается страх, что женщина со своей стороныбудет нападать на их пенис. У них развиваются фантазии о сексуальном контакте вформе кастрации или увечья, поэтому ощущение расслабления, потери контроля надсобой ассоциируется с тревогой об утрате пениса. Во время фаллической фазымальчика подстерегает еще одна угроза нарциссического характера. СогласноФрейду, в этом возрасте дети еще не воспринимают пенис как сексуальнуюхарактеристику принадлежности к мужскому роду. Они рассматривают других детейне как мальчиков или девочек, а как существа "с пенисом или без него". Когдамальчик сталкивается с кем-то, не имеющим пениса, он предполагает, что пенискогда-то был, но потом потерялся. Хотя я не уверен в том, что мальчик неосознает качественных различий между собой и девочкой, равно как и наоборот,тем не менее он совершенно определенно испытывает шок, когда видит другогоребенка без того органа, который он привык особенно ценить у себя. В этомраннем возрасте очень часто возникает мысль о том, что девочка потеряла свойпенис или его отрезали, но эмоциональная реакция на эту мысль в большой степениусиливается, если у ребенка уже существует страх перед кастрацией,закрепляющийся, как я уже говорил, из-за более ранних тревог – орально-садистских переживаний.Вид пустого места, где должен был быть пенис, у такого ребенка вызовет приливтревоги перед кастрацией, в то время как у мальчиков, не испытавшихорально-садистских тревог на ранней стадии, проявляется бурный интерес к этомустранному отсутствию пениса, и, хотя они ощущают некий укол беспокойства иливины за "увечье", причиненное девочке, они непременно пытаются выяснить, кудаже он делся и что же у нее осталось вместо него. Я считаю, что отношение частимужчин к женщине как к объекту защиты, смешанное с неким чувством вины, беретначало именно в этом детском открытии. С другой стороны, те достаточномногочисленные мальчики, что предрасположены к беспокойству по поводу возможнойутраты или увечья своего пениса, предполагают, что и у девочки пенис отобралиили повредили и отрезали. В этом случае вид обнаженной девочки вызывает травмуи часто навевает образы открытой раны между ее ног. У этих детей возрождаютсяканнибалистские фантазии, к этому времени уже не осознанные, в образах "адовойпасти" или "царицы ночи" и тому подобных дьявольских существ, намеренныхатаковать их пенис и отобрать его.

Одна из форм защитной реакции мальчикапротив таких страхов состоит в том, чтобы делать вид, будто он совершенно неотличается от девочки и пенис ему вовсе и не нужен. В пример можно привестиодин случай, когда у полуторагодовалого малыша уже развился раннийкастрационный комплекс и в тот момент, когда его мать в очередной раз резкозаругала его, он воскликнул: "Не нужен мне пенис вовсе, я хочу делать пили, какмама!" У такого мальчика разовьются садо-мазохистские затруднения. С однойстороны, он будет рад предложить свой пенис сестрам или матери, а с другой– будет тревожиться,что они могут отнять его насовсем. И хотя эти фантазии будут сильно волноватьего, одновременно он будет сторониться женщин и отталкивать их за эту угрозу.

Такие страхи и фантазии продолжают игратьважную роль в подспудных слоях человеческой психики, что отражено вбесчисленных мифах, населяющих древнейшие слои патриархальных культур. Мифы оБахусе и Осирисе, истории Аттис, Адониса, Кроноса и Урана переполненырассказами о кастрации богов их божественными женами и подругами. В центревесенних ритуалов поклонения Дионису распитие вина и сексуальные оргии, послекоторых женщины –менады – разрываютмужчин на части и разбрасывают их гениталии над землей и морем, чтобы увеличитьплодородие земли. В мифе об Осирисе тело бога разорвано точно так же, особоевнимание в мифе обращено на кастрацию и захоронение гениталий. Жена ОсирисаИзида, которая представляется и как главная плакальщица, и как мститель, и, какмы знаем из других мифов, а больше всего из психоанализа пациентов, главныйскорбящий, в реальности и есть основной виновник преступления.

Есть и другие варианты того жемифологического комплекса, скажем миф об Аттис – ее жрецы и поклонникикастрировали себя в доказательство полной преданности богине; Адониса, которогокастрировал соперник, явившийся в виде вепря (и бывший на самом делеприслужником богини), женщины оплакивали ежегодно; здесь и Пентей, разорванныйна части скорбящими менадами, и Орфей, и Уран, и еще множество героев подобныхмифов. Эти мифы берут свое начало в культурах позднего матриархата, где богибыли лишь прислужниками богинь, обслуживая их в сексуальном отношении, при этомсам сексуальный акт становился все более ожесточенным, садистским. Такимобразом, половой акт стал ассоциироваться с увечьем, наносимым мужскимгениталиям: богини могли получать наслаждение, лишь разрывая партнера на частии пожирая его гениталии.

Мне хотелось бы проиллюстрировать этуситуацию, которая многим читателям может показаться странной, на примеремолодого человека, младшего из трех детей в семье. Сестры были на восемь иодиннадцать лет старше его. Его отец был известным врачом, которого высокоценили коллеги и обожали сестры и мать моего пациента. Мальчик родился, когдаотцу было около сорока пяти и он был слишком занят, чтобы уделять должноевнимание младшему ребенку. Матери также было уже сорок три. Младенцем мальчикощущал грудь матери как нечто слабое, безжизненное, и у него выработалсясильный агрессивный импульс – хватать грудь, что в свою очередь наполняло его тревогой, ненанесет ли он матери увечье, учитывая ее слабое здоровье. Мать и правдачувствовала сильную неуверенность в своих отношениях с младенцем, понимая, чтов этом позднем для материнства возрасте ей недостанет сил, чтобы удовлетворитьпотребности младшего ребенка. Собственное ощущение слабости и бессилия онапроецировала на младенца, представляя и его хилым и слабым, и в результатеотносилась к нему с излишним беспокойством, чересчур опекала его, отчего смалых лет он чувствовал себя неуверенно, впитав в себя материнское мнение осебе как о слабом и ни к чему не способном человеке. Он боялся любыхсамостоятельных или решительных действий и даже в играх всегда искал поддержкиматери или няни, хотя в то же время активно ненавидел свою зависимость от них.

Его сестры не обрадовались появлениюмладшего брата, они унижали и дразнили его, постоянно подчеркивали его слабостьи неспособность. В ответ он пытался самоутверждаться, однако уверенности ему нехватало, поэтому сестры только сильнее высмеивали и унижали его или, напротив,снисходительно опекали. Во время первого периода полового созревания в немстали пробуждаться сильные агрессивно-фаллические влечения, в сновиденияхрождались фантазии о том, что сестры нападают на его возбужденный пенис. Этифантазии рождали мощные сексуальные импульсы, и, с одной стороны, его волновалаугроза утраты или увечья пениса, а с другой – это был вызов – устоять перед нападением сестери одержать победу, показав таким образом превосходство пениса. И если, с однойстороны, он как бы предлагал сестрам свой фаллос, чтобы умиротворить их,одновременно он удерживал его при себе и таким образом одерживал над нимипобеду. Итак, доминирующей чертой его жизни стали садо-мазохистские влечения,что делало его одновременно и покорным и агрессивно-деспотическим. Позднее унего развились навязчивые фантазии о том, что он совершенно особая личность, онпостоянно, часто очень агрессивно, подчеркивал свое превосходство, хотя в то жесамое время страдал от параноидального страха перед возможным унижением. Егоагрессивные, властные импульсы постоянно разбивались о собственную ранимость истрахи, что вся его семья и вообще весь мир готовы наброситься на него иобесчестить. Подобный же конфликт произошел и на анальном уровне. Его фекальноесодержимое превратилось в оружие, которое помогало ему утвердить своюзначимость, хотя в то же время он тревожился, что его продукт отберут, унесут,вновь лишив его мужества. У этого ребенка выработался сильнейший конфликт междуанально-утвердительным импульсом и импульсом удержания, что выразилось вглубочайшем заикании, когда он по нескольку секунд, а то и минут не могпроизнести ни звука. Но когда ему удавалось говорить, он делал это чрезмерноуверенно и очень громко. Ярость, которая трепетала внутри, рождала у негофантазии о том, как он разрывает людей на части, что в свою очередь приводило ксильнейшему мускульному торможению, так что он редко мог, скажем, ступить стротуара, не спотыкаясь и не падая. Когда я впервые увидел его, ему было околодвадцати лет, он поступил в адвокатскую контору, но уже через несколько недельему отказали от места по причине некомпетентности. Таким образом, чувствонеполноценности и неспособности к чему бы то ни было, которое так долгокультивировала в нем семья, получило свое подтверждение со стороны, и молодойчеловек впал в состояние острой депрессии. Дело в том, чтоагрессивно-фаллические влечения достаточно часто встречаются у мальчиков впериод ранней стадии полового созревания, когда их генитальные ощущенияпробуждают в них сексуальное желание по отношению к матери, вызывают чистомужское желание обладать этой большой женщиной. Мальчик хочет быть мужчиной, ноон еще ребенок и осознает это. Его фантазии об обладании матерью вступают впротиворечие с его малым возрастом и зависимостью от матери. Его и волнует ипугает сексуальное влечение к взрослой женщине, удовлетворить которое, онпонимает, ему не удастся. Ему хочется быть умелым и сильным, но егомужественность еще далеко запрятана в детском теле, его физическое и умственноеразвитие не поспевает за биологическими сексуальными импульсами. Часто при этомребенка охватывает непреодолимая ярость, и его маленький пенис в мечтахпревращается в грозное оружие, способное преодолеть ограничения собственноготела и овладеть недоступной матерью. Его воображение захватывает стремлениеудовлетворить ее и овладеть ею, и часто в более поздних сексуальных фантазияхэта мечта будет продолжать играть важную роль.

Таким образом, агрессивно-фаллическиевлечения как бы компенсируют чувство генитальной недостаточности у мальчика илимужчины, если в его жизни трансформация из мужчины- мальчика в мужчинупроисходит неудовлетворительно. (Это объясняет, почему столь многие мужчиныподсознательно представляют себе женщину как нечто большое и подавляющее, и,даже будучи женатыми или годами имея вполне удовлетворительные сексуальныеотношения, они все же сохраняют этот пугающий образ. Часто и у самого мужчины,и у психоаналитика вызывает удивление, когда мужчина двухметрового роста всееще представляет себя совсем маленьким перед женщиной, которая на самом делезначительно меньше его.)

Существует много причин, почему мужчиназадерживается на фаллической стадии и не в состоянии удовлетворительнотрансформироваться из ребенка в мужчину, перейти ту стадию, которую мы называем"половой зрелостью". Одна из причин в том, что его развитие задерживается из-зафиксации его либидо на детском взаимоотношении с матерью, то есть он хочетостаться ребенком, не в состоянии разорвать связь с ней, что необходимо длявзросления. Эти тенденции особенно сильны у мальчиков, которые тесно былисвязаны с матерью в силу отсутствия отца или если отец занимал подчиненноеположение в семье. Такие дети страдают от отсутствия убедительной моделимужского поведения, которая помогла бы им в развитии и выработке собственноймужественности. Еще одна причина трудностей при переходе от детства к мужскойзрелости кроется в превратностях Эдипова комплекса, характерного для нашейпатриархальной культуры.

Но прежде, чем мы рассмотрим особенностиЭдипова комплекса у мужчин, обратим внимание на сексуальное развитие девочки.

3. Сексуальное развитиедевочки

По мнению Фрейда, практически нет сведенийо том, проявляется ли мужское или женское начало в период пред- генитальной,оральной и анальной фаз развития ребенка. Мужское начало зарождается лишь нафаллической стадии, но женское начало еще не осознается, в этот периодсуществует лишь антитеза – мужской генитальный орган или состояние кастрации. И только позавершении периода полового созревания возникает четкая сексуальная полярность– мужское и женское.

Однако Мелани Кляйн с коллегами удалосьнайти достоверные доказательства тому, что у девочек проявляются вагинальныеощущения и импульсы задолго до фаллического периода, что уже на стадиикормления грудью у девочек наблюдаются вагинальные реакции различнойинтенсивности, и имеются не менее обширные свидетельства того, что имладенцы-мальчики во время кормления грудью испытывают генитальное возбуждение.Наблюдения показали, что как мальчики в момент кормления испытывают эрекцию илимастурбируют, так и девочки выказывают совершенно определенные признакиполового возбуждения, сопровождаемые типичными онаническими движениями, именнона этой самой ранней стадии развития.

Мне часто приходилось выяснять во времясеансов психоанализа, что пациентки испытывали сильные вагинальные ощущения соргаистическими спазмами еще в возрасте полутора лет, а маленькие мальчикиощущали половое возбуждение во время кормления, если грудное кормлениепродолжалось дольше девяти месяцев.

Если рассмотреть сходство между ртом ивагиной в плане общности их физиологической функции – функции поглощения, потребления,а больше всего –высокой степени участия либидо, то станет ясным родство сексуальной природыэтих двух органов. Следуя за Карлом Абрахамом, Мелани Кляйн не толькоопределила сходные и взаимодополняющие качества этих органов, но и описала ихвзаимодействие, наблюдая вагинальное возбуждение младенцев-девочек во времягрудного кормления. Более того, она обратила наше внимание на тот факт, чтопосле отнятия от груди девочки тянутся к отцу, как бы перенося оральноевлечение к груди на влечение к пенису. И Мелани Кляйн, и многие другиепсихоаналитики, работающие с детьми, замечали, что эти оральные импульсысопровождаются генитальными ощущениями. В той стадии, когда преобладаеторальное либидо, пенис отца представляет собой объект, который младенец хочетсосать, и эти влечения и фантазии, без всякого сомнения, уже сопровождаютсявагинальными реакциями и сокращениями. Как утверждает Хелен Дейч: "Уже в самомначале жизни маленькая девочка тянется к отцу как объекту своей любви, стоящемуна втором месте после матери, и направляет на него значительную часть тогонастоящего сексуального либидо, сосредоточенного вокруг ротовой зоны, котороесвязывало ее с материнской грудью, ибо на данной фазе развития ее подсознаниеотождествляет пенис и грудь как объект сосания".*

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.