WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |

В период лечения пациента, страдавшегопараличом нижней части позвоночника, а также паническим страхом перед змеями– змеефобией,– мы обнаружили, чтозмеи для него олицетворяли фекалии, как бы совершавшие змеевидные движения.Ритмические движения, подобные змеиным, представляли движения его тела во времядефекации. Либидозные ощущения, возникавшие во время этого процесса, пришлосьподавлять в связи с тем, что они внезапно пробудили сильнейшее беспокойство уего матери. Она проявляла подчеркнутое внимание к анальным ощущениям идействиям ребенка и регулярно вытирала его сама до четырех лет. Когда мужсделал ей резкое замечание по этому поводу, она внезапно прекратила это делать.Ребенок же воспринял прекращение привычных действий, ставших центром еголибидозных ощущений и удовольствия, как знак того, что его отвергли.Эротические движения его анального либидо были блокированы и, как быотколовшись от Эго, выразились символически в образе змеи, которая и сталаолицетворять подавленное либидо. Таким образом, весь процесс стал источникомтревоги, даже страха, заставив его прибегнуть к навязчивым приемам избегания,чтобы подавить анальные ощущения. Одним из его защитных механизмов стала манеравтягивать и напрягать нижнюю часть спины с тем, чтобы нейтрализовать анальныеощущения, и с годами это привело к деформации позвоночного столба.

Когда после курса лечения он смог вновьощутить и произвести ритмические движения, сопровождавшие процесс дефекации вмладенческом возрасте, он как бы вспомнил то чувство удовольствия, которое ониспытывал в детстве, и постепенно преодолел свой страх перед змеями, егопозвоночник вновь обрел движение, а его деформация выправилась. Пациент смогпринять это либидо как часть собственной сущности, отчего оно перестало бытьисточником тревоги.

Интересно заметить, что все ощущения,которые представлялись пациенту нечистыми, проецировались на внешний объект, наотколотое представление его о самом себе – в форме змеи, таким образом, еговнутренняя сознательная сущность представлялась ему чистой и незапятнанной. Всамом деле, этот конкретный пациент, испытывающий ужас перед своим альтер-Эго,ведет весьма аристократический образ жизни. Он необычайно тщательно следит засвоей одеждой и внешностью, во всем проявляет тонкий, изысканный вкус. Онсправился со своими анальными импульсами и фантазиями тем, что отделил их отсебя, перенеся на некий символ, в данном случае воплощенный в образе змеи. Нопоскольку он не сумел подавить или сублимировать эти импульсы – частично оттого, что ониполностью противоречили его Эго-идеалу, частично же потому, что они вобрали всебя слишком большую часть его либидо, – то они оставались постояннойугрозой для его психики.

В процессе расщепления младенец не всостоянии признать собственный продукт – его проекцию – как проявление собственнойсущности; этот продукт оторван от нее и представляется совершенно отдельным,независимым от нее объектом. Неприемлемая для Эго часть либидо подавляется,отщепляется от него и проецируется вовне; внешний образ олицетворяет всеощущения и влечения, которые Эго Не позволяет себе принять. Но как подавлениене устраняет существования эмоциональных процессов, а лишь заталкивает ихвглубь, ниже порога сознания, так и в процессе проекции расщепления либидозныеощущения и влечения не исчезают, а лишь перемещаются вовне, воплощаясь вовнешних объектах. Однако, поскольку эти объекты олицетворяют запрещенныеимпульсы и влечения, они представляют собой постоянную угрозу для Эго.Отколотая часть сущности, воспринимаемая в виде внешнего объекта, внешней силы,становится вечным и опасным "другим", как будто эта отколотая часть нашейсобственной сущности гневается на нас за то, что ее не принимают, отвергают, ипостоянно готова нас атаковать. Можно сказать, что наше собственное Эгоненавидит ту часть нашей сущности, что мы откололи от себя, а эта отщепленная иотвергнутая часть в свою очередь ненавидит Эго, отвергнувшее ее. Таким образом,внешний мир населяется какими-то опасными образами, призраками и монстрами,живыми, пульсирующими существами, которые мы не можем воспринять как что-тосвое и поэтому воспринимаем как опасность извне.

Например, у ребенка, подавившего стремлениеиграть с фекалиями или грязью и желание лепить из этого материала человечков,может развиваться тревога по поводу того, что он сам превратится в объект,которым могут манипулировать какие- то внешние чудовища. У индивидов, которые(а) проявляли сильное стремление играть с фекалиями или похожим материалом ичто-то лепить из него и (б) подавили в себе эти влечения и перенесли их навнешние объекты, часто развиваются галлюцинации, что ими управляет,манипулирует некая внешняя сила. В этом случае подавленное влечение избираетЭго своим объектом.

Этот процесс можно проиллюстрироватьследующим примером. Молодой человек 24 лет страдал галлюцинациями, емуказалось, что кто-то из его знакомых, а иногда и его родители контролируют егодействия на расстоянии и манипулируют им по своему желанию, например превращаютего в лабораторного кролика или экспериментируют с его сексуальными реакциями,представляя ему женщин, которые специально возбуждают его и таким образомзаставляют испытывать сильнейшее смущение. Он чувствовал, что его разум неподконтролен ему, что он зависит от этих экспериментаторов и что они ни наминуту не оставляют его в покое. Эти галлюцинации вызывали в нем сильнейшуютревогу и гнев, но он чувствовал, что бессилен противостоять им.

В детстве этот пациент обнаружил оченьсильное влечение к игре с фекалиями, а позднее с их заменителями – глиной, песком и механическимиигрушками. Его родители в детстве сами сильнейшим образом подавили в себеанальные влечения, в особенности стремление играть с глиной и вообще грязью, ноони, к счастью для себя, сумели сублимировать эти влечения в некую снобистскуюпогоню за интеллектуально-академической карьерой, однако же, чувствуя тревогу ибеспокойство по поводу подобных же влечений своего ребенка, выразили весьмапренебрежительное отношение к ним. Вскоре ребенок стал бояться играть сигрушками и предметами, держать их в руках и даже дотрагиваться до них и сталчрезвычайно неуклюжим. Властное табу повлияло на развитие двигательных умений,они так и остались недоразвитыми, к тому же дезориентированными, так какребенок отвергал всякие предметы, символизировавшие его анальные влечения. Онпостоянно ронял предметы, хаотично разбрасывал их. Однако в его воображениисуществовали какие- то личности, обладающие всеми умениями, недоступными ему, иманипулирующие им самим как предметом. Хотя своей неуклюжестью он в точностиследует требованиям наложенного табу – то есть роняет и бросаетпредметы, с которыми ему не позволено играть, – неутоленные желания проецируютсяна других людей, которые имеют возможность делать это и играют с ним как собъектом. Но поскольку запрет на удовлетворение желания вызывает протест и гневего Эго, этот гнев также проецируется на других, и ему представляется, что ониманипулируют им агрессивно и разрушительно.

На уровне личности эти процессы могутвызвать паранойю различного характера и степени интенсивности, с наличиемвсевозможных образов преследователей – от демонов или божеств до машин,лучей или голосов, которые угрожают психотику и манипулируют им; если жеговорить не о личности, а о культуре, то те "другие" представляются как врагинарода, расы или религии, намеренные разрушить или погубить отечество.

5. Одержимость иритуал

Существует еще один способ, каким ребенокпытается справиться с беспокойством по поводу анального либидо: это способнавязчивого "сведения на нет". Вместо того чтобы отделить от Эго неприемлемыеанальные влечения и ощущения и представить их в виде отвратительных и опасныхвнешних явлений или объектов, он пытается свести их на нет, исключить их припомощи навязчивых действий и ритуалов.

Мы уже упоминали некоторые психическиепроцессы, совершенно естественно возникающие в анально-проективный периодразвития ребенка, такие, как соблюдение порядка, расщепление, отделение. Этипроцессы представляют собой сублимированное выражение контрольных иоперационных побуждений, они облегчают развитие умений в обращении сматериалами и предметами, понимание правил игры, взаимоотношений между вещами иявлениями. Они же дают основу для взаимообмена и торговли, равно как и длялогических понятий, определяющих взаимоотношения идей. Вся эта деятельностьесть не что иное, как приемлемый вид разрядки для анального либидо, дающийтолчок к развитию как индивидуального разума, так и культуры в целом. Но еслианальное либидо слишком жестко ограждено от всякого выражения и поэтомунеспособно к замещению и сублимации, тогда оно будет все сильнее давить на Эго,наполняя его все большей тревогой, и в конце концов Эго попытается полностьюотрицать наличие импульса. Анальный импульс станет в этом случае угрозой, и Эгопридется нейтрализовать энергию этого импульса с помощью активного отрицания.Например, влечению к игре с грязными предметами будет противопоставленонавязчивое стремление очистить, отмыть руки или любую другую часть тела,дотронувшуюся до грязного предмета или материала. Такое отрицание имеет формуактивного ритуала, имеющего целью преодолеть ту тревогу, которая иначестановится невыносимой. Каждый импульс, представляющийся непреодолимой угрозойдля Эго или искушением, следует непременно отразить с помощью определенныхритуалов или уничтожить. Однако, поскольку отторгнутый анальный импульспродолжает предъявлять свои требования, эти ритуалы становятся навязчивыми, тоесть возникает порочный круг. Вместо того чтобы дать выход энергии, онипытаются ее блокировать, а блокированная энергия все равно будет искать выходдля разрядки, вновь и вновь вызывая дополнительную тревогу. Навязчивые ритуалы,таким образом, являют собой вид защитного механизма, абсолютно безуспешного ипоэтому нескончаемого.

Если ребенок, столкнувшийся с подобнымнепреодолимым табу, должен попытаться самостоятельно справиться со своейтревогой при помощи навязчивых ритуалов, то есть как бы сам себе жрец исвященник, совершающий церемониал очищения, то общество привлекаетпрофессионалов, способных совершать обряды, направленные на то, чтобыумиротворить коллективную тревогу или противостоять ей. Обрядысвященнослужителей есть те же навязчивые ритуалы, толькоинституционализированные. Фрейд нашел, что существует теснейшая связь междузаверениями набожных людей в том, что в душе они жалкие грешники, иманиакальным чувством вины, характерным для невротика, а религиозные обряды(молитвы, песнопения, взывание ко Всевышнему, ритуальные акты и др.) весьмаблизко напоминают навязчивые действия страдающих манией индивидов.

Анализ навязчивых действий показывает, чтоиндивиды, страдающие подобными неврозами, ощущают сильное чувство вины, воснове которого лежат анальные тревоги и конфликты. Они вызывают состояниетревожного ожидания, предчувствия какого- то несчастья, беды. Когда навязчивоесостояние впервые проявляется, пациент осознает, что он должен справиться с нимкак физически, так и психологически, сделать так, чтобы беды или несчастья непроизошло. И таким образом, определенный ритуал поведения формируется какзащитный механизм.

Можно рассматривать навязчивые действия какигру, направленную на отрицание игры, или, более точно, игру, выражающуюдемонстративное отрицание анальных влечений. Трансформируя влечение,доставляющее удовольствие, в акт выполнения долга, человек освобождается отчувства вины, а чувство тревоги и беспокойства снимается с помощьюдемонстративного отрицания желаний. Таким путем создается странная ситуация,при которой тяжелая патология, а именно маниакальный невроз, превращается внекий культурный атрибут, норму поведения, господствующую в обществе напротяжении веков. Можно сказать, что культура сама по себе является сценой, накоторой разыгрывается навязчивый ритуал, где священнослужители играют роль Эго,пытающегося очиститься от искуса анальных влечений с помощью ритуальногоотрицания, а члены данного общества – статисты в этой ритуальной игре,повторяющие церемониалы, разыгрываемые священником; они одновременно и хор изрители: победа их Эго над Ид зависит от того, насколько успешно священникспособен подавить искусы инстинкта, провести акт очищения и духовногоотрицания, то есть добиться некой коллективной победы табу. (В светском,не-церковном обществе роль священника принадлежит либо фюреру, либо президенту,председателю.)

Иерархическая система в обществе, как ужебыло отмечено, строится на противопоставлении чистых и нечистых, высших инизших, аристократов и плебеев. Все лидеры и правящие классы присваивают себеореол чистоты и благородства, отражающийся в их великолепных одеждах иароматах, сверкающих драгоценностях, кроме того, они заботятся о том, чтобыидеологи или священники сохраняли и поддерживали в умах народа этот образчистоты и благородства.

К тому же священник совершает обрядвсеобщего омовения с тем, чтобы избавить людей от грязи, приставшей к их телам,и изгнать грязные мысли, засоряющие их разум и души. Для этого в церкви у входаставят сосуды со святой водой, совершаются ритуалы омовения в священных реках,новообращенных окунают в озера или обрызгивают их святой водой. По обычаюдревних иудеев каждый человек должен был омыться в священной купели миквах,прежде чем войти в храм; нынче же требование омовения в этой ритуальной купелиотносится только к женщинам. (Мне говорили, однако, что среди самых правоверныхевреев обычай, как и раньше, касается и мужчин и женщин.) Трудно перечислитьвсе множество очистительных обрядов, бытующих среди различных культур ирелигий, да и многие из них уже детально описаны антропологами, а навязчивыесиндромы невротиков также широко описаны в психоаналитической литературе.

И в наше время продолжают существоватьмногочисленные символические обряды очищения и крещения. В современныхтеократиях, как, например, при коммунистической диктатуре в Советской России,каждый гражданин должен был читать Карла Маркса, и, только изучив священныетексты марксизма- ленинизма, он мог считаться чистым от скверны буржуазных илирелигиозных предрассудков. Ритуальные заучивания таких текстов вобразовательных системах этих стран – от начальной школы доуниверситетов – малочем отличаются от заклинаний свя-шенника, которые прихожане обязаны повторятьза ним во время службы. Нам всем приходится произносить различные магическиефразы или лозунги, заучивать их наизусть, чтобы считаться полноправными членамисвоего общества, быть признанными то ли священником, то ли королем, то лилидером партии. Ритуальные заклинания есть не что иное, как навязчивоеотрицание, защитное действие от грязных и злых влечений с помощью магическихслов и их бесконечного повторения.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.