WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |

Хайяма мне как-то рассказывала, что, какправило, беременная женщина выжидала от трех до четырех месяцев, а то и дольше,прежде чем сказать об этом мужу. Муж был молчаливым сообщником в этом обмане,ибо и его приводили в ужас всевозможные ограничения в еде и запреты в образежизни. Если у женщины случался выкидыш, либо она производила на светребенка-урода, она никогда не считалась виноватой. Вина всегда падала на мужа.Более того, если женщина раз за разом рожала болезненных младенцев, топоощрялось даже зачатие от другого мужчины.

Тем не менее ее муж должен был соблюдатьвсе положенные табу и воспитывать ребенка как своего собственного.

Хайяма перешла в хижину Арасуве.— Я заберу этудевочку Мокототери. Из нее получится хорошая жена для моего сына, — сказала она, беря девочку заруку. — Она будетжить у меня в хижине.

— Язахватил женщину, —сказал Матуве. — Ненужна мне эта девчонка. Она слишком худая. Мне нужна крепкая женщина, котораяродит мне здоровых сыновей.

— Она ещеокрепнет, —невозмутимо сказала Хайяма. — Она еще зелена, но скоро созреет. Посмотри на ее груди. Они ужебольшие. К тому же, —добавила она, —Шотоми не будет против, если ты ее возьмешь. — Тут Хайяма повернулась кмужчинам, собравшимся у хижины Арасуве. — Никто ее пальцем не тронет. Ябуду о ней заботиться, пока она не станет женой моего сына. С сегодняшнего дняона моя невестка.

Со стороны мужчин возражений непоследовало, и Хайяма

отвела девочку к себе в хижину. ОстальныеМокототери робко сидели на земле у очага. — Я не буду тебя бить,— сказала Шотоми,беря руку девочки в свои ладони. — Но ты должна делать, что я тебе велю. — Матуве глуповато улыбался нам издальнего угла хижины. Интересно, подумала я, то ли он гордится, что теперь унего две жены, то ли смущен тем, что его заставили взять девочку, хотя захватилон взрослую женщину.

— А чтобудет с остальными пленницами — спросила я.

— Арасувевозьмет себе беременную, — заявила Хайяма.

— Откудаты знаешь — И, недожидаясь ответа, я спросила, что будет с третьей.

—Ее отдадут кому-нибудь вжены после того, как ее возьмет всякий мужчина в шабоно, который этого пожелает,— ответилаХайяма.

— Но ееведь уже насиловали участники набег:, — возмутилась я.

Старая Хайяма расхохоталась. — Но не те, кто не принимал в немучастия. — Старухапотрепала меня по голове. — И нечего тебе возмущаться. Таков обычай. И меня как-то раззахватили в плен, и меня насиловало много мужчин. Мне еще повезло, и я нашласпособ убежать. Нет, не перебивай меня. Белая Девушка, — сказала Хайяма, прикрыв мнеладонью рот. — Ясбежала не потому, что меня насиловали. Об этом я очень скоро забыла. Я сбежалаиз-за того, что меня заставляли тяжело работать и кормиливпроголодь.

Как и предсказывала старуха, Арасуве взялсебе беременную женщину.

— У тебяуже есть три жены, —крикнула ему самая младшая с искаженным от ярости лицом. — Зачем тебе еще одна

Нервно хихикая, две другие жены Арасувенаблюдали из своих гамаков, как младшая толкнула беременную женщину в горящийочаг. Арасуве выскочил из гамака, схватил горящую головню и подал ее упавшейженщине. — Обожгируку моей жене, —потребовал он, прижав свою младшую жену к столбу. Беременная с рыданиямиприкрывала обожженное плечо ладонью.

— Давай,обожги! — кричалажена Арасуве, вывернувшись из крепкой хватки мужа. — Только попробуй, и я тебя живьемсожгу — и костейтвоих никто не съест. Я разбросаю их по лесу, и мы будем на них мочиться... Онасмолкла, широко раскрыв глаза в непритворном изумлении, когда увидела, каксильно обожжено плечо пленницы. — Да ты и в самом деле обожглась! Тебе очень больно

Подняв глаза, женщина Мокототери утерлазалитое слезами лицо. — Боль моя велика.

— Ах ты,бедняжка. — ЖенаАрасуве заботливо помогла ей подняться и отвела к своему гамаку, потом, доставиз калабаша какие-то листья, осторожно приложила их к плечу женщины.— Все быстро заживет,уж я об этом позабочусь.

— Довольнотебе плакать, —сказала старшая жена Арасуве, подсаживаясь к женщине, и ласково похлопала ее поноге. — Наш мужхороший человек. Он будет хорошо с тобой обращаться, а я позабочусь о том,чтобы никто в шабоно тебяне обижал.

— А чтобудет, когда родится ребенок — спросила я Хайяму.

— Трудносказать, — призналастаруха. Она немного помолчала, словно глубоко задумавшись. — Может, она его убьет. Однако,если родится мальчик, Арасуве может попросить старшую жену вырастить его каксвоего сына.

Несколько часов спустя Арасуве размереннымгнусавым тоном начал рассказ о том, как проходил набег.

— В первыйдень мы шли медленно ичасто останавливались передохнуть. Наши спины болели под тяжелыми гроздьямибананов. В первую ночь мы почти не спали, ибо дров было недостаточно, чтобыподдерживать тепло. Шел такой сильный дождь, что ночное небо, казалось,смешалось с темнотой вокруг нас. На следующий день мы зашагали уже немногобыстрее и подошли к окрестностям деревни Мокототери. Хотя и в эту ночь мынаходились в достаточном отдалении, чтобы нас могли обнаружить вражескиеохотники, но все же мы были слишком близко, чтобы рискнуть развести огонь напривале.

Лицо Арасуве я видела лишь в профиль изавороженно смотрела, как оживленно, словно по собственной воле, двигаютсякрасные и черные узоры на щеках в такт его речей. Перья в мочках ушей немногосмягчали его суровое уставшее лицо и придавали рассказу игривый оттенок,несмотря на всю его жуть.

Несколько дней мы пристально следили завсеми передвижениями врага. У нас была задача убить этого Мокототери, не выдаввсему шабоно нашегоприсутствия.

Однажды утром мы увидели, как мужчина,который убил отца Этевы, уходит в заросли с женщиной. Этева выстрелил ему вживот отравленной стрелой. Этот индеец был так ошеломлен, что даже невскрикнул. Не успел он и глазом моргнуть, как Этева отправил ему в живот вторуюстрелу, а потом еще одну в шею возле самого уха. Тут он и свалилсязамертво.

Словно оглушенный, Этева направился домойв сопровождении моего племянника. Тем временем Матуве отыскал спрятавшуюся вкустах женщину. Мы пригрозили убить ее, если она посмеет хотя бы кашлянуть, иМатуве вместе с моим самым младшим зятем повели упирающуюся женщину в нашудеревню. Позже все мы должны были встретиться в заранее назначенном месте. Покаостальные решали, не разделиться ли нам на еще меньшие группы, мы увидели матьс маленьким сыном, беременную женщину и девочку, направляющихся в лес. Противтакого искушения мы не устояли и тихонько пошли за ними следом. — Откинувшись в гамаке с руками,сплетенными за головой, Арасуве обвел глазами зачарованныхслушателей.

Воспользовавшись тем, что вождь на минутуумолк, поднялся с места другой участник набега. Дав знак собравшимся, чтобы теосвободили для него побольше места, он начал свой рассказ с тех самых слов,которыми начал Арасуве: — В первый день мы шли медленно.

Но за исключением этих слов, между двумярассказами не было ничего общего. Бурно жестикулируя, рассказчик с напускнымжаром изображал поведение и настроения различных участников похода, вводя такимобразом юмористический и мелодраматический оттенок в сухой деловой отчетАрасуве. Ободренный смехом и похвалами слушателей, мужчина принялся пространнорассказывать о двух самых младших участниках набега, которым было не большешестнадцати-семнадцати лет. Они не только постоянно жаловались то на стертые вкровь ноги, то на другие болячки, но еще и до смерти боялись крадущихся ягуарови разных духов во время второго ночлега, когда довелось спать, не разводя огня.Свое повествование мужчина пересыпал подробными сведениями насчет различнойдичи и созревающих плодов — их цвета, величины и формы, — замеченных им подороге.

Как только мужчина сделал паузу,возобновил свой отчет Арасуве. — Когда эти три женщины и девочка отошли достаточно далеко отшабоно, — продолжил вождь, — мы пригрозили, что застрелим их, если они попытаются бежать илизакричать. Мальчишке удалось нырнуть в кусты, но мы не стали его преследовать,а как можно быстрее пошли восвояси, стараясь не оставлять следов. Мы несомневались, что, обнаружив убитого, Мокототери немедленно отправятся за нами впогоню.

Незадолго до сумерек мать сбежавшегомальчишки вдруг вскрикнула от боли, сев на землю, схватилась за ногу и сгорькими слезами пожаловалась, что ее укусила ядовитая змея. Ее душераздирающиекрики так нас расстроили, что мы даже не проверили, была ли эта змея на самомделе. — Что былотолку, — рыдала она,— моему сынишкебежать, если у него нет больше матери, которая бы о нем позаботилась— И не прекращаявопить, что ей невыносимо больно, женщина заползла в кусты. Мы почти сразупоняли, что это уловка, и тщательно обыскали лес, но так и не смоглиопределить, куда она побежала.

Старый Камосиве смеялся от души.— Это хорошо, что онавас надула. Нет никакого смысла похищать женщину, у которой остался маленькийребенок. Такие либо плачут без конца, пока не заболеют, либо, что еще хуже, ивовсе сбегают.

Мужской разговор затянулся до самой зари,окутавшей шабоно покрываломдождя. Посреди поляны стояла одинокая хижина, где пребывал в заточении Этева.Она была так тиха и обособлена — так близко и все же так далеко от людского смеха иговора.

Неделю спустя Этеву навестил Пуривариве.Управившись с печеным бананом и медом, старик попросил Ирамамове вдуть емуэпену и с пением заклинанийпустился в пляс вокруг хижины Этевы. — Мертвеца еще не сожгли,— объявил он.— Его тело уложили вкорыто, повесили на высокое дерево, и там оно гниет. Не смей пока прерыватьмолчания. Хекуры мертвецавсе еще находятся у тебя в груди. Сделай себе новые стрелы и лук. Скоро ужеМокототери сожгут гниющее тело, ибо из трупа уже выползают черви. — Старый шапори еще раз обошел кругом хижинуЭтевы и, приплясывая, удалился с поляны в лес.

Тремя днями позже Пуривариве объявил, чтоМокототери уже сожгли тело убитого. — Вынь тростинки из ушей, отвяжиих от запястий, —сказал он, помогая Этеве подняться. — Через несколько дней отнесешьсвой старый лук и стрелы к тому ободранному дереву, на котором ты повесил гамаки колчан.

Пуривариве повел Этеву в лес. Арасуве иеще несколько участников набега последовали за ними.

Вернулись они только под вечер. ВолосыЭтевы были подстрижены, тонзура выбрита, тело вымыто и заново раскрашено пастойоко/по. В мочках ушей красовались тростинки с продетыми в них перьями попугаяара. На нем были новые меховые наручные повязки, также украшенные перьями, итолстый хлопковый пояс, который сделала для него Ритими. Арасуве вручил Этевеполную корзину мелкой рыбешки, которую изжарил для него в листьях пишаанси.

Еще через три дня Этева в первый разрискнул один пойти в лес. — Я подстрелил обезьяну, — объявил он несколько часовспустя, выйдя на поляну. Как только его окружила группа мужчин, он подробнообъяснил им, где можно найти убитого зверя.

Чтобы заручиться в будущем помощью изащитой хеку на охоте,Этева еще дважды уходил в лес один. Каждый раз он возвращался без добычи исообщал остальным, где ее можно найти. Этева не съел ни кусочка мясаподстреленных им обезьяны и двух пекари.

В один прекрасный день он вернулся свисящей за спиной куропаткой и снял кожу с головки птицы, оставив себе толькополоску с курчавыми черными перьями. Теперь она будет служить ему наручнойповязкой. Маховые перья он отложил для оперения стрел. На самолично сделаннойдеревянной решетке он изжарил почти двухфунтовую птицу. Затем, убедившись, чтоона хорошо прожарилась, он принялся делить ее между детьми и двумяженами.

— А БелаяДевушка твоя жена или твой ребенок — крикнула из своей хижины стараяХайяма, увидев, как Этева подает мне кусок темной грудки.

— Она моямать, — ответил Этевапод хохот Итикотери.

Прошло несколько дней, и под присмотромАрасуве был приготовлен густой банановый суп. В корыто с супом Этева опорожнилнебольшой калабаш. Ритими сказала мне, что это остатки истолченных костей отцаЭтевы. По лицам мужчин и женщин, глотавших суп, катились слезы.

Я приняла из рук Этевы тыквенный черпак ссупом и оплакала его умершего отца.

Как только корыто опустело, Арасувекрикнул во всю мочь: — Какой ваитериживет среди нас! Он убил своего врага. Он пронес в своей груди хекуры мертвеца, и его не сломил ниголод, ни одиночество заточения.

Этева обошел поляну по кругу. — Да, яваитери, —запел он. — Хекуры мертвеца могут погубить самогосильного воина. Очень тяжко нести эту ношу столько дней.

От печали и умереть можно. — И Этева сталприплясывать.

— Я большене думаю о человеке, которого убил. Я пляшу с тенями ночи, а не с тенямисмерти. — Чем дольшеон плясал, тем легче и быстрее становились его шаги, словно этими движениями оннаконец сбрасывал тяжкое бремя, которое носил в груди.

Долго еще по вечерам мужчины обсуждали всеперипетии набега. Даже у старого Камосиве появилась своя версия. Единственное,что объединяло все эти рассказы с истинным ходом событий, было то, что Этеваубил человека, а три женщины были захвачены в плен. Со временем осталась лишьсмутная память о том, как все было на самом деле, а набег превратился в историюиз далекого прошлого, как и все прочие истории, которые Итикотери так любятрассказывать.

Часть шестая.

Глава 23.

Крошечные ножки, сучащие по моему животу,вывели меня из мечтательной дремоты. В одно мгновение в голове пронеслись яркиеживые образы минувших дней, недель и месяцев. Слова протеста так и заглохли намоих губах, когда Тутеми уложила мне на живот Хоашиве. Я взяла младенца наруки, чтобы не разбудить Тешому, уснувшую в моем гамаке в ожидании, пока япроснусь. Достав погремушку Хоашиве из нанизанных на лиану лягушачьих черепов,которая висела у изголовья моего гамака, я повертела ею перед малышом. Тот,радостно гукая, потянулся за игрушкой.

— Ты ужене спишь —пробормотала Тешома, легонько коснувшись моей щеки. — Я думала, ты целый день будешьспать.

— Я думалаобо всем, что увидела и чему научилась с тех пор, как пришла сюда, — сказала я, беря ее ручку в свою.Узкая ладошка, длинные изящной формы пальцы выглядели удивительно взрослыми дляпятилетней девочки и резко контрастировали с детскими ямочками на щеках.—Я и не заметила, чтосолнце уже взошло.

— Ты дажене заметила, как мои братья выбрались из твоего гамака, когда испеклись бананы,— сказала Тешома.— Ты так крепкозадумалась

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.