WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |

Несколькими днями позже Пуриваривеобъявил, что Шорове, старший сын Ирамамове, должен будет пройти посвящение вшапори. Шорове былосемнадцать-восемнадцать лет. У него было худое, ловкое тело и смуглое, изящноочерченное лицо, на котором темно-карие сверкающие глаза казались слишкомбольшими. С одним лишь гамаком он поселился в маленькой хижине, построенной длянего на расчищенной площадке. Женщинам было запрещено подходить к этому жилищу,так как, согласно поверью, хекуры избегают их. Не подпускали даже мать Шорове, его бабушку исестер.

За посвящаемым должны были следить молодыелюди, которые никогда не были с женщиной. Именно они вдували эпену Шорове, следили за огнем в хижинеи доставляли ему каждый день достаточное количество воды и меда, единственнойпищи, разрешенной при инициации.

Женщины всегда оставляли достаточно дроврядом с шабоно, поэтомуШорове не нужно было ходить далеко в лес.

Мужчины приносили ему мед. Каждый деньшапори заставляли их ходитьдалеко в лес за новыми запасами.

Шорове проводил большую часть времени,оставаясь в хижине и лежа в гамаке. Иногда он сидел на большом бревне, котороеИрамамове положил у входа в жилище, потому что Шорове по обычаю не полагалосьсидеть на земле. Через неделю его лицо потемнело от эпены, а чудесные сияющие глаза сталимутными и расфокусировались. Его тело, грязное и истощенное, стало неловким,как у пьяницы.

Жизнь в шабоно шла своим чередом, исключениесоставляли семьи, живущие поблизости от хижины Шорове.

На их очагах не разрешалось готовить мясо.Пуривариве утверждал, что хекуры ненавидят запах жарящегося мяса, и если почувствуют его, тоулетят обратно в горы.

Как и его ученик, Пуривариве принималэпену днем и ночью. Ончасами неутомимо пел, призывая духов в хижину Шорове, уговаривая хекур войти в тело молодого человека ипоселиться там. Иногда по вечерам Арасуве, Ирамамове и другие мужчинышабоно пели вместе состариком.

На следующей неделе Шорове нетвердымдрожащим голосом начал присоединяться к их пению. Вначале он пел песнихекур броненосца, тапира,ягуара и других крупных животных, которые по поверью обладали мужскими духами.Их было легче всего привлечь. Потом он пел песни хекур растений и скал. И наконец песниженских духов —паука, змеи и колибри. Из-за их коварной и ревнивой натуры ими было оченьтрудно управлять.

Однажды поздно ночью, когда все вшабоно спали, я сиделавозле хижины Этевы и наблюдала за поющими мужчинами. Шорове был настолько слаб,что ему нужно было помочь встать, чтобы Пуривариве мог танцевать вокругнего.

— Шорове,пой громче, —подбадривал его старик. — Пой громко, как птицы, как ягуар.

Ритуальный танец уносил Пуривариве в леспрочь от шабоно.

— Пойгромче, Шорове, —выкрикивал он уже издалека. — Хекуры живутво всех уголках леса. Они хотят слышать твою песню!

Тремя ночами позже радостные крики Шоровеэхом разнеслись по шабоно:

— Отец,отец, хекуры появляются! Яслышу, как они жужжат и вертятся вокруг! Они входят в меня, в мою голову! Онипроникают сквозь пальцы и ноги!

Шорове выскочил из хижины. Упав передстариком, он кричал:

— Отец,отец, помоги мне! Они проходят через глаза и нос!

Пуривариве помог Шорове встать на ноги.Они начали танцевать, и лишь их слабые тени были видны на освещенной лунойполяне. Через несколько часов отчаянный вопль, крик панически испуганногоребенка пронзил воздух:

— Отец,отец! С сегодняшнего дня не позволяй ни одной женщине подходить к моейхижине!

— Все онитак кричат, —пробормотала Ритими, вставая из гамака. Она подбросила в огонь немного дров, апотом положила на горячие угли несколько бананов. —

Когда Этева решил стать шапори, я уже была его женой,— сказала она.— В ночь, когда онумолял Пуривариве не подпускать к нему женщин, я вошла в его хижину и прогналахекур прочь.

— Почемуты это сделала

— Меняпопросила мать Этевы, — ответила Ритими. — Она боялась, что он умрет, она знала, что Этева слишком любитженщин; из него никогда бы не получился великий шапори.

Ритими села ко мне в гамак.

— Ярасскажу тебе все с начала.

Она устроилась поудобнее рядом со мной иначала говорить тихим шепотом.

— В ночь,когда хекуры вошли в телоЭтевы, он кричал точно так же, как сегодня Шорове. Это женские хекуры заставляют так волноваться. Онине хотят, чтобы поблизости хижины находились женщины. В ту ночь Этева горькоплакал, выкрикивая, что какая-то злая женщина прошла мимо его хижины. Мне былоочень грустно, когда я услышала, что хекуры покинули его тело.

— Знает лиЭтева, что именно ты была в его хижине

— Нет,— ответила Ритими.— Меня никто невидел.

Если Пуривариве и знает, то он молчит. Онбыл уверен, что Этева никогда не станет хорошим шапори.

— Почемуже Этева хотел стать шапори

— Всегдаесть надежда, что мужчина может стать великим шапори.— Ритими положилаголову мне на руки. —Той ночью мужчины долго умоляли хекур вернуться, но духи не возвратились. Они ушли не только потому,что в хижине побывала женщина, но и потому, что хекуры боялись, что Этева никогда нестанет для них хорошим отцом.

— Почемумужчина считается оскверненным после того, как он побывал сженщиной

— Этокасается шапори, — сказала Ритими. — Не знаю почему, но так считаютмужчины, в том числе и шапори. Я верю, что именно женские хекуры очень ревнивы и сторонятсямужчин, которые слишком часто удовлетворяют женщин.

Ритими продолжала рассказывать о том, чтосексуальноактивные мужчины получают мало проку от принятия эпены и призывания духов. Мужские духи,поясняла она, не имеют чувства собственности. Они вполне довольны тем, чтомужчины принимают эпену дои после охоты или сражения.

— Вкачестве мужа я предпочитаю хорошего охотника и воина — хорошему шапори, — призналась она. — Шапори неочень любят женщин.

— АИрамамове — спросилая. — Он безусловновеликий шапори, но у негодве жены.

— О-оох,ты по-прежнему ничего не понимаешь. Я же все тебе уже объяснила, — смеялась Ритими. — Ирамамове не слишком часто спитсо своими женами. С ними обычно спит его младший брат, у которого нет своейжены.

Ритими посмотрела вокруг, проверяя, неподслушивают ли нас.

— Разве тыне заметила, что Ирамамове часто уходит в лес

Я кивнула:

— Но то жеделают и другие.

— То жеделают и женщины, —проговорила Ритими, передразнивая мое произношение.

У меня были трудности при имитированииособого носового тона Итикотери, который, возможно, появился в результате того,что у них во рту постоянно находился табачный шарик.

— Я не этоимела в виду, —сказала она. —Ирамамове уходит в лес, чтобы найти то, что ищут великие шапори.

— Чтоже

— Силу,чтобы путешествовать в Дом Грома. Силу, чтобы отправиться к Солнцу ивозвратиться живым.

— Явидела, что в лесу Ирамамове занимается любовью с женщиной, — призналась я. Ритими тихосмеялась.

— Я откроютебе один очень важный секрет, — прошептала она. — Ирамамове спит с женщинами так, как это делают шапори. Он берет у женщин силу, а взаменничего не дает.

— А тыспала с ним

Ритими кивнула. Я долго просила еерассказывать дальше, но она отказалась.

Неделей позже мать Шорове, его сестры,тетки и кузины начали причитать в своих хижинах.

— Старыйчеловек, — плакаламать, — умоего сына больше нет силы.Ты хочешь убить его голодом Ты хочешь, чтобы он умер от недостатка сна Тебепора оставить его в покое.

Старый шапори не обращал внимания на их крики.На следующее утро Ирамамове принял эпену и танцевал перед хижиной своего сына. Его движения чередовались:он то прыгал высоко в воздух, то, ползая на четвереньках, имитировалвоинственное рычание ягуара. Внезапно он остановился. Он сел на землю, а глазаего сфокусировались на одной точке, где-то далеко впереди.

— Женщины,женщины, не отчаивайтесь, — выкрикнул он громким носовым голосом. — Еще несколько дней Шорове долженоставаться без пищи. Даже если он выглядит слабым и его движения вялы, и онстонет во сне, он не умрет.

Встав, Ирамамове подошел к Пуривариве ипопросил его вдуть еще немного эпены в его голову. Потом он вернулся на то самое место, где сиделраньше.

— Слушайвнимательно, —посоветовала Ритими. — Ирамамове один из тех немногих шапори, которые путешествовали к Солнцуво время посвящения. Он сопровождает других в их первом путешествии. У него дваголоса. Тот, который ты уже слышала, это его собственный; другой — голос его хекуры.

Сейчас слова Ирамамове исходили из глубиныего груди; звуки заклинаний падали на собравшихся у хижин замерших людей, каккамни, грохочущие в ущелье. Жизнь в шабоно замерла в торжественном ожидании.Глаза людей сверкали. Они ждали, что скажет хекура Ирамамове, что произойдет дальшев мистерии посвящения.

— Мой сынпобывал в глубинах земли и горел в жарком огне ее безмолвных пещер,— произнес грохочущийголос хекуры Ирамамове.— Ведомый глазамихекуры, он прошел черезпелену тьмы, через реки и горы. Они научили его песням птиц, рыб, змей, пауков,обезьян и ягуаров.

— Онсилен, хотя его глаза и щеки впали. Те, кто спускался в молчаливые горящиепещеры, те, кто прошел по ту сторону лесного тумана, возвратятся. И в их телебудет хекура. Именно онаприведет их к Солнцу, к светящимся хижинам моих братьев и сестер, хекур неба.

— Женщины,женщины, не зовите его по имени. Позвольте ему идти. Дайте ему оторваться отматери и сестер, чтобы достичь мира света, который требует еще больше силы, чеммир тьмы.

Очарованная, я слушала голос Ирамамове.Никто не говорил, никто не двигался, все лишь смотрели на фигуру шамана,неподвижно сидящего перед хижиной своего сына. После каждой паузы его голосдостигал наивысшей степени глубины.

— Женщины,женщины, не отчаивайтесь. На пути он встретит тех, кто прошел через долгие ночитумана. Он встретит тех, кто не вернулся обратно. Он встретит тех, кто недрогнул от страха и прошел этот путь до конца. Он встретит тех, чьи теласожжены и убиты, тех, чьи кости hp вернулись к своему народу и сохнут насолнце. Он встретит тех, кто не прошел облака, направляясь кСолнцу.

— Женщины,женщины, не нарушайте его равновесие. Мой сын достигает конца своегопутешествия. Не смотрите на его потемневшее лицо. Не смотрите в его впавшиеглаза, в них нет света. С сегодняшнего дня ему предопределено бытьодному.

Ирамамове поднялся. Вместе с Пуривариве онвошел в хижину Шорове, где они провели остаток ночи, взывая к хекурам.

Через несколько дней молодые мужчины,ухаживавшие за Шорове долгие недели посвящения, вымыли его теплой водой ирастерли ароматными листьями. Потом Шорове раскрасил тело смесью угля ионото — волнистыми линиями от головы вдоль щек к плечам и дальше кругамидо колен.

Шорове ненадолго остановился в центрешабоно. Его глаза печальносияли из глубоких впадин, наполненные невыразимой грустью, как будто он толькосейчас понял, что он больше не человек, а лишь тень. В нем ощущалась особаясила, которой не было раньше, как будто груз его новых знаний и опыта былбольше, чем память о прошлом.

Потом в общем молчании Пуривариве отвелего в лес.

Глава 16.

— БелаяДевушка, Белая Девушка! — кричал шестилетний сын Ритими, подбегая ко мне.

Тяжело дыша, он остановился передо мной ипрокричал:

— БелаяДевушка, твой брат...

— Мойкто

Размахивая палкой-копалкой, я побежала кшабоно и остановилась накраю расчищенного участка леса вокруг шабоно. Здесь росли тыквы, хлопок имножество целебных трав. Этева говорил, что эту узкую полоску леса расчистилидля того, чтобы враги не смогли бесшумно подкрасться к шабоно.

Из хижин не доносилось ни одногонезнакомого звука.

Проходя через площадку к группе людей,сидящих у хижины Арасуве, я не ожидала увидеть Милагроса.

— Белаяиндеанка, — сказал онпо-испански, жестом приглашая меня сесть рядом. — Ты даже пахнешь, какиндеанка.

— Как ярада видеть тебя. Маленький Сисиве сказал, что ты мой брат.

— В миссиия говорил с отцом Кориолано.

Милагрос указал на блокноты, карандаши,банки с сардинами, коробки крекеров и сладкие бисквиты, вокруг которыхсуетились Итикотери.

— ОтецКориолано хочет, чтобы я привел тебя в миссию, — задумчиво глядя на меня,произнес Милагрос.

Мне не хотелось говорить. Взяв прут, ячертила линии на земле.

— Я еще немогу уйти.

— Я знаю,— улыбнулся Милагрос,но не смог скрыть выражение грусти на лице.

Он говорил нежным и шутливымтоном.

— Я сказалотцу Кориолано, что у тебя очень много работы. Я уверил его в том, что этаработа очень важна для тебя. Ведь необходимо закончить это замечательноеисследование в области антропологии.

Я не могла удержаться от смеха. Онговорил, как важный ученый.

— И онповерил

Милагрос пододвинул ко мне блокноты икарандаши.

— Я уверилотца Кориолано, что с тобой все в порядке.

Из маленького узелка он вытряхнул коробкус тремя кусками мыла «Кэмей».

— Онпередал это для тебя.

— И что ядолжна с этим делать — спросила я, нюхая ароматное мыло.

— Вымойся!— воскликнулМилагрос, как будто действительно поверил, что я забыла, для чего предназначеномыло.

— Дай мнепонюхать, — попросилаРитими, вынимая кусок из коробки.

Она поднесла его к носу, закрыла глаза исделала один глубокий вдох.

— Хм. Ачто ты собираешься этим помыть

— Волосы!— воскликнулая.

Я понадеялась, что мыло сможет уничтожитьвшей.

— Я тожевымою волосы, —сказала Ритими, водя куском по голове.

— Мылодействует только с водой, — объяснила я. — Нужно пойти к реке.

— К реке!— закричали женщины,которые стояли вокруг и наблюдали за происходящим.

Смеясь, мы побежали по тропинке. На насизумленно смотрели мужчины, возвращавшиеся из садов. Женщины, шедшие с ними,побежали следом за нами к Ритими, которая держала драгоценный кусок мыла ввысоко поднятой руке.

— Спервавам нужно намочить волосы, — выкрикивала я из воды.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.