WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 34 |

Я тихонько позвала. Плач прекратился, и яявственно услышала болезненный стон. Может быть, это правда, что существуютлесные духи, подумала я, поднимаясь во весь рост. Итикотери утверждают, чтоесть существа, преступившие тонкую грань, которая отделяет животное отчеловека. Эти существа зовут по ночам индейцев, заманивая их в смертельныеловушки. Я с трудом подавила крик, — во мраке мне привиделся смутныйобраз, какая-то полускрытая фигура, шевелящаяся в лесной чаще в каком-нибудьшаге от меня. Я снова присела, сама пытаясь спрятаться, и услышала еле уловимоедыхание с хриплыми всхлипами.

В голове у меня мигом пронеслись истории омести и кровавых набегах, о которых мужчины так любят рассказывать по вечерам.Особенно мне запомнилась история брата Анхелики, старого шамана Пуривариве,который был вроде бы убит, и все же не умер.

— Стреласначала попала ему в живот, туда, где прячется смерть, — рассказывал однажды вечеромАрасуве.

— Но он нелег в свой гамак, а остался стоять в центре деревенской поляны, опираясь о лук.Он шатался, но не падал.

—Нападавшие словно к месту приросли, не решаясь выпустить еще одну стелу встарика, заклинавшего духов.

Со стрелой, торчащей в месте, гдегнездится смерть, он скрылся в лесу. Его не было много дней и ночей. Он жил всумраке лесов без еды и питья. Он пел заклинания хекурам зверей и деревьев, существам,безобидным при ясном свете дня, но в ночном мраке наводящим ужас на тех, кто неумеет ими повелевать. Из своего укрытия старый шапоризаманил врагов и одного за другим перебил волшебнымистрелами.

Я опять услышала хрипящие всхлипы ипоползла, старательно избегая колючек. Наткнувшись на чью-то руку, я охнула отужаса; ее пальцы крепко сжимали сломанный лук. Я не узнавала распростертоетело, пока не коснулась покрытого шрамами лица Камосиве.

— Дедуля,— окликнула я,опасаясь, что он уже умер.

Он повернулся на бок и подогнул ноги, какребенок, ищущий тепла и покоя. Беспомощно взглянув, он попытался сосредоточитьна мне взгляд своего единственного глубоко запавшего глаза. Он словновозвращался из страшного далека, из иного мира. Опираясь о сломанный лук, онпопытался встать на ноги, однако вцепившись в мою руку, с истошным крикомрухнул на землю. Удержать его я не смогла. Я встряхнула его, но он даже нешевельнулся.

Я пощупала пульс, чтобы убедиться, что онеще жив.

Камосиве открыл глаз; в его взгляде быланемая мольба.

Расширенный зрачок не отражал света;словно глубокий мрачный туннель, он, казалось, вытягивал все силы из моеготела. Опасаясь сделать что-нибудь не так, я тихо, как с ребенком, заговорила сним по-испански в надежде, что он закроет свой жуткий глаз и уснет.

Подхватив под мышки, я поволокла его кшабоно. Хотя в нем былилишь кожа да кости, его тело, казалось, весило целую тонну. Спустя несколькоминут я была вынуждена сесть и передохнуть, не зная, жив он или мертв. Губы егозадрожали, и он выплюнул табачную жвачку. Темная слюна тонкой струйкой потеклау меня по ноге. Его глаз налился слезами. Я воткнула жвачку ему в рот, но он еене принял. Тогда я взяла его ладони и стала тереть о свое тело, чтобы передатьему немного тепла. Он попытался что-то сказать, но я услышала лишь невнятноебормотание.

Какой-то подросток, спавший недалеко отвхода рядом с хижиной старика, помог мне взгромоздить Камосиве в гамак.— Подбрось дров вочаг, — велела яодному из глазевших на все это мальчишек. — И позови Арасуве, Этеву иликого-нибудь, кто может помочь старику.

Камосиве открыл рот, чтобы легче дышалось.Неверный свет маленького костра подчеркивал его мертвенную бледность. Лицоскривилось в жалкой улыбке; это убедило меня, что я все сделалаправильно.

Хижина заполнилась людьми. В их глазахблестели слезы, и по всему шабоно разнеслись горестные вопли.

— Смертьне похожа на ночную темень, — еле слышно прошептал Камосиве. Слова его пали в тишину, ибостолпившиеся вокруг гамака люди мгновенно смолкли.

— Неоставляй нас одних, —застонали, громко рыдая, мужчины. Они заговорили о былой отваге старика, обубитых им врагах, о его детях, о временах, когда он был вождем Итикотери, и томпроцветании и благоденствии, в каком пребывала при нем деревня.

— Я покаеще не умру. — Словастарика снова заставили их умолкнуть. — Ваши рыдания очень меняогорчают. — Он открылглаз и обвел им лица окружающих. —

Хекуры еще живуту меня в груди. Заклинайте их, ибо только они удерживают меня прижизни.

Арасуве, Ирамамове и еще четверо мужчинвдули друг другу в ноздри эпену. С помутневшими глазами они завели песнопения духам, обитающим подземлей и над нею.

— Что утебя болит — спросилнемного погодя Арасуве, наклонившись над стариком. Его сильные руки сталимассировать хилую сморщенную грудь; его губы вдували тепло в бездвижнуюплоть.

— Я толькоопечален, — прошепталКамосиве. — Скоро ужехекуры покинут мою грудь.Это моя печаль делает меня таким слабым.

Вместе с Ритими я вернулась в нашу хижину.— Он не умрет,— сказала она, утираяслезы. — Не знаю,почему он хочет так долго жить. Он такой старый, он уже не мужчина.

— А кто жеон

— Его лицотак съежилось, так осунулось... — Ритими взглянула на меня, словно ища подходящие слова. Онасделала неопределенный жест рукой, будто пытаясь ухватить нечто такое, чему ненаходила выражения, и пожав плечами, улыбнулась: — Мужчины будут петь заклинаниявсю ночь, и хекуры оставятстарика в живых.

Монотонный дождь, теплый и неустанный,сливался с песнями мужчин. Всякий раз, просыпаясь и садясь в гамаке, я виделаих, сидящих на корточках у очага в хижине Камосиве. Они пели мощно итребовательно в убеждении, что их заклинания могут сохранить жизнь человеку,пока остальные Итикотери спят.

Голоса стихли с розовой грустью зари. Яподнялась и перешла поляну. Воздух был зябкий, земля отсырела после дождя.Огонь угас, но в хижине держалось тепло от густого дыма. Мужчины все еще сиделитесной кучкой вокруг Камосиве. Их лица осунулись, под глазами появились темныекруги.

Когда я снова забралась в гамак, Ритимивстала, чтобы раздуть огонь в очаге. — Похоже, Камосиве пошел напоправку, — сказалая, укладываясь спать.

Как-то раз, поднявшись из-за куста, яувидела самую младшую жену Арасуве и ее мать, медленно пробиравшихся сквозьзаросли к реке. Я потихоньку пошла следом за женщинами. У них с собой не былокорзин — один лишьзаостренный кусочек бамбука. Беременная женщина обхватила руками живот, будтодержа его на весу. Они остановились под деревом арапури, где был расчищен подлесок, аземля устелена широкими банановыми листьями. Беременная встала на колени наподстилку и обеими руками надавила на живот. Из губ ее вырвался тихий стон, иона родила младенца.

Я прикрыла рот рукой, чтобы подавитьсмешок. Я и представить себе не могла, что роды могут быть такими скорыми илегкими. Обе женщины переговаривались шепотом, но ни одна не взглянула и неподобрала лежащего на листьях мокрого блестящего младенца.

Старуха перерезала бамбуковым ножомпуповину, потом, оглядевшись, отыскала прямую ветку. У меня на глазах онаположила ветку поперек шеи ребенка и наступила ногами на оба ее конца. Раздалсялегкий треск — не товетки, не то шейки новорожденного.

Из банановых листьев они сделали двасвертка, в одном —послед, в другом —безжизненное тельце. Обвязав свертки лианами, они сложили их поддеревом.

Когда женщины собрались уходить, япопыталась забраться поглубже в кусты, но ноги меня не слушались. Все моичувства пересохли, словно мне привиделся какой-то чудовищный кошмар. Женщинывстретились со мной глазами. По их лицам промелькнуло легкое удивление, но небыло в них ни боли, ни сожаления.

Как только они ушли, я развязала лианы. Влистьях лежало, будто спало мертвое тельце девочки. Длинные черные волосышелковыми ниточками прилипли к скользкой головке. Припухшие веки без ресницприкрывали глаза.

Струйка крови из носа и рта уже подсохла истала похожа на жуткий узор оното на тонкой багрового оттенка коже. Я разжала крошечные кулачки,убедилась что есть все пальцы на ножках, — не было никаких явныхдефектов.

Долго тянувшийся к вечеру день наконецвыдохся. Сухая листва уже не шуршала у меня под ногами; на нее упала ночнаясырость. Ветер гнул широколистые ветви сейб. На меня, казалось, смотрели тысячиглаз, равнодушных, подернутых зеленоватой дымкой. Я спустилась к реке и села наупавшее, но все еще живое дерево. Потрогала молодые побеги, отчаянно рвущиеся ксвету. Крик сверчка будто насмехался над моими слезами.

Запах дыма тянулся ко мне из хижин, и явдруг возненавидела эти очаги, горящие днем и ночью, пожирающие время исобытия. Черные тучи закрыли луну и окутали реку траурным покрывалом. Я стадаприслушиваться к лесным обитателям, просыпающимся от дневного сна, чтобыскитаться ночами по лесу. Страха не было. Вокруг меня мягкой звездной пыльюосыпалась тишина. Я хотела заснуть и проснуться, зная, что все это был лишьсон.

В просвете чистого неба я заметилападающую звезду и невольно улыбнулась. Я всегда успевала загадать желание, носейчас мне ни одно не пришло в голову.

Я почувствовала руку Ритими, обнявшую меняза шею. Беззвучно, как лесной дух, она присела рядом. Светлые палочки в уголкахее рта светились в темноте, как золотые. Я была рада, что она со мной, и что неговорит ни слова.

Ветер унес тучи, закрывавшие луну; ее светзалил нас прозрачной голубизной. Только теперь я заметила старого Камосиве, накорточках сидевшего у поваленного дерева и не сводившего с меня глаза. Онмедленно заговорил, тщательно выговаривая каждое слово. Но я не слушала. Тяжелоопираясь о лук, он встал и велел нам идти за ним в шабоно.

У своей хижины он остановился, а мы сРитими пошли дальше в свою.

— Всегонеделю назад плакали и мужчины, и женщины, — сказала я, садясь в гамак.— Они плакали, думая,что Камосиве умрет. А сегодня я видела, как жена Арасуве убила своеноворожденное дитя.

Ритими дала мне воды. — Как может женщина кормить новогомладенца, имея ребенка, который еще сосет грудь — резко спросила она. — Ребенка, который уже так долгопрожил.

Рассудком я поняла слова Ритими. Мне былоизвестно, что детоубийство — это не столь уж необычное дело у индейцев бассейна Амазонки.Детей как правило рожают с интервалами в два-три года. Все это время у материесть молоко, и она воздерживается от рождения в этот период очередного ребенка,чтобы сохранить достаточный его запас. Если же в это время появляется на светмладенец с дефектами или девочка, такое дитя убивается, чтобы у сосущего грудьребенка было больше шансов выжить.

Но сердцем я не могла с этим смириться.Ритими взяла в руки мое лицо и заставила посмотреть на нее. Глаза ее блестели,губы взволнованно дрожали. — Тот, кто еще не успел увидеть небо, должен вернуться туда, откудапришел. — Онавытянула руку в огромную черную тьму, которая начиналась у наших ног и уходилав небо. — В домгрома.

Глава 11.

Однажды утром вместо негромкой женскойболтовни меня разбудили крики Ирамамове, возглашавшего, что сегодня он будетготовить кураре.

Я села в гамаке. Ирамамове стоял посредиполяны.

Широко расставив ноги, со скрещенными нагруди руками он придирчиво осматривал собравшихся вокруг него молодых мужчин.Он громогласно предупредил их, что если они намереваются помогать ему сегодня вприготовлении яда, то не должны спать в эту ночь с женами. Продолжая ворчатьтак, словно мужчины уже провинились, Ирамамове напомнил, что непременно, узнаетоб их ослушании, ибо испытает яд на обезьяне. Если только зверек выживет, онникогда больше не попросит этих мужчин помогать ему.

Еще он сказал, что если они хотят идти сним в лес за различными лианами, необходимыми для приготовления мамукори, они должны воздерживаться отеды и питья, пока наконечники их стрел не будут смазаны ядом.

С уходом мужчин в шабоно снова воцарилось спокойствие.Тутеми, разведя огонь в очагах, свернула из табачных листьев жвачку для себя,Ритими и Этевы и снова улеглась в гамак. Я тоже подумала, что есть еще времявздремнуть, пока пекутся зарытые в горячую золу бананы, и повернулась на другойбок. Зябкий воздух прогревался дымом. Как было у нас заведено по утрам, сбегавпо своим делам, Тешома, Сисиве и двое младших ребятишек Арасуве забрались комне в гамак и уютно облепили меня со всех сторон.

Все эти утренние события прошли мимоРитими. Она все еще крепко спала на земляном полу. Но даже во сне Ритимизаботилась о своей внешности. Голова ее покоилась на руке в положении,позволявшем демонстрировать полный набор украшений. Тонкие отполированныепалочки были продеты в носовую перегородку и уголки рта. На щеке красовалисьдве волнистые линии, недвусмысленно указывающие каждому обитателю шабоно, что у Ритими месячные. Двепоследние ночи Ритими не спала в гамаке, не ела мяса, не занималась стряпней ине прикасалась ни к Этеве, ни к его вещам.

Мужчины побаивались менструирующихженщин.

Ритими как-то рассказывала, что хотя уженщин, как известно, не обитают в груди хекуры, зато они связаны с жизненнойсущностью выдры, прародительницы первой женщины на земле. Считалось, что вовремя месячных на женщин нисходили сверхъестественные способности выдры. Онавроде бы не знала, в чем заключаются эти способности, но сказала, что увидеввыдру в реке, мужчина никогда не убивает ее из опасения, что в деревненемедленно умрет какая-нибудь женщина.

Первое время женщины Итикотеринедоумевали, почему с того дня, как я у них появилась, у меня ни разу не быломесячных. Мои объяснения — потеря веса, полная смена рациона, новая обстановка — не воспринимались всерьез.Вместо этого они считали, что поскольку я не индеанка, —я и не то чтобы вполне человек. Уменя не было связи с жизненной сущностью ни животного, ни растения, нидуха.

Одна лишь Ритими хотела верить и доказатьостальным женщинам, что я все-таки человек. — Ты сразу должна мне сказать,когда будешь руу, все равнокак матери, —говорила мне Ритими всякий раз, когда у нее самой бывали месячные. — А я сделаю все необходимыеприготовления, чтобы маленькие существа, которые живут под землей, не обратилитебя в камень.

Настойчивость Ритими была, по-видимому,дополнительной причиной, по которой мой организм не желал соблюдать своиобычные циклы. Поскольку время от времени я страдаю приступами клаустрофобии,меня периодически донимали вспышки тревоги, что я могу быть подвергнута такимже суровым ограничениям, как девочка Итикотери в дни своих первыхмесячных.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.