WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |

—Итальянское судно! —закричал он, подбросив свою шляпу в воздух. Он был уверен, что теперь егонаконец оставят чары Венесуэлы, Рорэмы и Канделярии, этих суеверных созданий,которые читают приметы по полету птиц, движению теней, направлению ветра. Онсчастливо улыбнулся. Это судно, входящее в гавань, было прекрасным чудом, былоего освобождением.

В волнении он несколько раз оступился,сбегая вниз по кривым ступенькам. Он помчался мимо старых колониальных домов.Не останавливаясь, он мельком услышал плеск воды в фонтанах, пение птиц вклетках, вывешенных у открытых окон и дверей. Он бежал в контору судоходства.Он бежал, чтобы купить билет в этот же день.

Его резко остановил детский голос,назвавший его полное имя.

Преодолевая внезапное головокружение, онзакрыл глаза и прислонился к стене. Кто-то схватил его за руку. Он открылглаза, но увидел лишь черное пятно, маячившее перед ним. Он снова услышал голосребенка, который звал его по имени.

Понемногу головокружение прекратилось. Всееще рассеянным взором он посмотрел на взволнованное лицо мистера Гилкема,голландца из конторы судоходства, — я не знаю, как здесь оказался, но мне надо поговорить с тобой,— заикаясь,проговорил Гвидо Микони, — с холма я увидел входящее в гавань итальянское судно. Я хочунемедленно купить билет на родину.

Мистер Гилкем недоверчиво покачал головой,— ты уверен в этом— спросилон.

— Я хочувзять билет на родину, — по-детски настаивал Микони, — прямо сейчас! — под пристальным взглядом мистераГилкема, красноречивым по смыслу, он добавил: — я в конце концов нарушу этозаклятие!

— Конечно,ты сделаешь это, —мистер Гилкем одобряюще похлопал его по плечу, а затем направил ккассиру.

Подняв глаза, Гвидо Микони посмотрел навысокого худощавого голландца, который важно сидел за прилавком. Как обычно,мистер Гилкем был одет в белый льняной костюм и черные матерчатые сандалии.Челка седых волос, проросшая на одной стороне его головы, была аккуратнозачесана и распределена по его голому черепу. Его лицо постарело отбезжалостного солнца и, конечно же, от выпитого рома.

Мистер Гилкем вынул тяжелый гроссбух ишумно опустил его на прилавок.

Он пододвинул стул, сел и начал писать,— есть некоторыелюди, которые решили остаться здесь, — сказал он. Затем поднял своюручку и указал ею на Микони, — и ты, мой друг, никогда не вернешься в Италию.

Гвидо Микони, совершенно не зная, что емуответить, укусил свою губу.

Мистер Гилкем издал громкий хохот, который,зародившись в глубине его брюха, прорвался грохочущим болезненным звуком. Нокогда он заговорил, его голос странно смягчился, — я просто пошутил. Я возьму тебяс собой на судно.

Мистер Гилкем сходил с ним в отель и помогсобрать его вещи.

Уверившись, что он получил каюту, какуюпросил, и расплатившись, Микони распрощался с голландцем.

Немного обалдев, он озирался,заинтригованный тем, что на палубе итальянского судна, стоящего на якоре удевятого пирса, никого не было. Он поставил стул рядом со столиком на палубе,сел на него верхом и опустил лоб на деревянную спинку. Нет, он не сошел с ума.Он был на итальянском судне, повторял он сам себе, надеясь рассеять страх того,что вокруг никого не было. Сейчас, отдохнув немного, он спустится на другуюпалубу и докажет себе, что команда и остальные пассажиры находятся на корабле.Эта мысль вернула ему уверенность.

Гвидо Микони встал со стула и, опираясь наперила, посмотрел на пирс.

Он увидел мистера Гилкема, который замахалему рукой, увидев его.

— Микони!— кричал голландец,— судно поднимаетякорь. Ты уверен, что хочешь уехать

Гвидо Микони прошиб холодный пот.Неизмеримый страх овладел им. Он очень хотел спокойной жизни рядом с семьей,— я не хочу уезжать,— закричал он вответ.

— У тебянет времени, чтобы вернуть свой багаж. Трап уже убрали.

Прыгай немедленно. Тебя поймают в воде.Если ты не прыгнешь сейчас, ты не сделаешь этого никогда.

Гвидо Микони колебался всего секунду. В егочемодане лежали драгоценности, которые он собирал годами, работая почти снечеловеческим упорством. И все это будет утрачено Он решил, что у него естьеще достаточно сил, чтобы начать все с начала, и прыгнул с перил.

Все слилось. Он собрался перед ударом оводу. Он не волновался, так как был хорошим пловцом. Но удара так и непоследовало. Он услышал голос мистера Гилкема, громко сказавшего: — я думаю, этот человек вобмороке.

Автобус не поедет, пока мы не выведем его.Эй, кто-нибудь, подайте его чемодан.

Гвидо Микони открыл свои глаза. Он увиделчерную тень на белой церковной стене. Он не знал, что заставило его подумать оведьме. Он чувствовал, что его подняли и вынесли из автобуса. Потом пришлоразрушительное понимание.

— Я никогдане смогу уехать. Я никогда не уезжал. Это был сон, — повторял он. Его мысли вернулиськ драгоценностям в чемодане. Он был уверен, что тот, кто схватил чемодан, укралего. Но драгоценности больше не имели для него значения. Он уже потерял их насудне.

10.

В моей последней поездке к дому ГвидоМикони меня сопровождала Мерседес Перальта. Когда в конце дня мы собралисьвернуться в город, Рорэма обняла меня и повела сквозь заросли тростника узкойтропой к небольшой поляне, обсаженной кустами юкки, чьи цветы, прямые и белые,напоминали мне ряды свечей на алтаре.

— Как тебеэто нравится —спросила Рорэма, указывая на грядки, укрытые редким навесом из тонких и сухихветвей, который по углам поддерживался раздвоенными на концахшестами.

— Прямо какна картинке! —воскликнула я, осматривая поле, покрытое перистыми ростками моркови,малюсенькими листьями салата, сходными по форме с сердечками, и кружевнымизавитками веточек петрушки.

Сияя восторгом, Рорэма прогуливалась туда иобратно вдоль опрятно вспаханных рядов смежного поля, собирая на свою длиннуююбку массу сухих листьев и веточек. Каждый раз указывая место, где она посадиласалат, редис или цветную капусту, Рорэма поворачивалась ко мне, ее ротизгибался в слабой воздушной улыбке, а хитрые глаза сверкали из-подполуприкрытых век, отражая огонек низкого послеполуденного солнца.

— Я знаю,что у меня есть прямое посредничество ведьмы, каким бы оно ни было,— внезапновоскликнула она, — иединственно хороший момент в этом то, что я знаю это.

Прежде чем я воспользовалась случаемрасспросить ее подробнее, она подошла ко мне и обняла меня.

— Янадеюсь, ты не забудешь нас, — сказала она и отвела меня к джипу.

Мерседес Перальта крепко спала на переднемсидении.

В одном из окон второго этажа показалсяГвидо Микони. Он сделал мне знак рукой, который был скорее манящим, чемпрощальным.

Незадолго до того, как мы достигли Курмины,Мерседес Перальта зашевелилась. Она громко зевнула и рассеянно посмотрела вокно.

— Ты незнаешь, что на самом деле произошло с Гвидо Микони — спросила она.

— Нет,— сказала я,— мне толькоизвестно, что Микони и Рорэма называют это вмешательством ведьмы.

Донья Мерседес захихикала, — это определенно быловмешательство ведьмы, — сказала она, — канделярия уже говорила тебе, что когда ведьмы вмешиваются вочто-то, они говорят, что делают это своей тенью. Канделярия создала звено длясвоего отца; она создала ему жизнь во сне. Поскольку она ведьма, она вращалаколесо случая.

Виктор Джулио тоже создал звено, и он тожеповернул колесо случая, но так как он не был магом, сон Октавио Канту— хотя он так жереален и нереален, как сон Микони — получился очень длинным и мучительным.

— КакКанделярия создала вмешательство

— Некоторыедети, — объясниладонья Мерседес, —имеют силу желать чего-либо с огромной страстью долгий период времени,— она откинулась насвое сидение и закрыла глаза, — канделярия была таким ребенком. Она была рождена такой. Онажелала возвращения своего отца, и желала этого, ни в чем не сомневаясь. Этаотдача, эта решимость и есть то, что ведьмы называют тенью. Это было той самойтенью, которая не могла позволить Микони уйти.

Мы проехали остаток пути в молчании. Мнехотелось переварить ее слова. Прежде, чем мы вошли в ее дом, я задала ейпоследний вопрос.

— Как могМикони иметь такой подробный сон

— Микониникогда не хотел уезжать, никогда, — ответила она, — поэтому он был открытнепоколебимому желанию Канделярии. Подробности сна сами по себе, однако, неявляются частью вмешательства ведьмы, это было воображение Микони.

Часть третья.

11.

Когда что-то пощекотало мою щеку, я села имедленно подняла глаза к потолку, разыскивая гигантского мотылька. С тех пор,как я увидела его в рабочей комнате доньи Мерседес, я была одержима им. Каждуюночь мотылек размером в птицу появлялся в моих снах, трансформируясь в МерседесПеральту. Когда я рассказала ей, что верю в свои сны, она высмеяла это, какплод моего воображения.

Я вновь опустилась на свою смятую подушку.Уже погружаясь в сон, я услышала шарканье Мерседес Перальты, проходящей мимомоей двери. Я вскочила, оделась и на цыпочках выбежала в темный коридор. Тихийсмех донесся из ее рабочей комнаты. Янтарное зарево горящих свечейпросачивалось сквозь открытую, небрежно задернутую портьеру. Непреодолимоелюбопытство заставило меня взглянуть внутрь. За столом сидела Мерседес Перальтаи мужчина, лицо которого было скрыто шляпой.

— Ты нехочешь присоединиться к нам — крикнула донья Мерседес, — я только что говорила нашемудругу, что вскоре ты придешь взглянуть на меня.

— ЛионЧирино! — воскликнулая, как только он повернулся ко мне и приподнял край шляпы в знак приветствия.Мы познакомились во время моего неудачного участия в сеансе. Именно онорганизовывал встречи спиритов. Ему было около семидесяти-восьмидесяти лет, нона его темном лице было всего несколько морщин. У него были большие черныеглаза и искрящиеся белые зубы, которым следовало бы быть желтыми от сигар. Наего подбородке торчала щетина, но его седые, коротко остриженные волосы былибезупречно причесаны. Его темный костюм, помятый и мешковатый, выглядел так,будто он спал в нем.

— Онработал как сумасшедший, — сказала донья Мерседес, словно читая мои мысли.

Хотя меня больше не приглашали на сеансы,Мерседес Перальта одобряла мои поездки к Леону Чирино. Иногда она сопровождаламеня, иногда я ездила одна. Он был плотник по профессии, но его знаниеразличных шаманских традиций, практикуемых в Венесуэле, было изумительным. Егоинтересовали мои изыскания, он часами изучал мои записи, отслеживая впроцедурах магов индейские и африканские корни. Он знал всех спиритуалистов,ведьм и знахарей Венесуэлы восемнадцатого и девятнадцатого веков. Он говорил оних с такой искренней фамильярностью, словно желал, чтобы у меня сложилосьвпечатление, будто он знает их лично.

Голос Мерседес Перальты бесцеремоннооборвал мои воспоминания, — ты не хотела бы поехать с нами, чтобы выполнить обещание— спросилаона.

Смущенная ее вопросом, я посмотрела сначалана нее, потом на него. Их лица мне ничего не сообщили.

— Мыуезжаем сейчас же, —сказала она мне, — унас в запасе только ночь и день, — она встала и взяла меня за руку, — я подготовлю тебя дляпоездки.

Подготовка заключалась в следующем. Онаспрятала мои волосы под тесную вязаную матросскую шапочку и вымазала мое лицочерной растительной пастой. Она заставила меня поклясться, что я ни с кем незаговорю и не буду задавать вопросов.

Игнорируя мое предложение воспользоватьсяджипом, Мерседес Перальта вскарабкалась на заднее сидение старого меркурияЛеона Чирино. С мятыми бамперами и разбитой рамой, его машина выглядела так,словно ее вытащили со склада металлолома.

Прежде чем я рискнула спросить, куда мыедем, она велела мне залазить и присматривать за ее корзиной, наполненнойлечебными травами, свечами и сигарами. Громко вздохнув, она перекрестилась изаснула.

Я не решалась заговорить с Леоном Чирино;вся его концентрация, казалось, шла на то, чтобы управлять машиной. Ближнийсвет едва освещал пятачок дороги перед нами. Слегка сгорбившись, он напряженнокрутил баранку, словно этим как-то мог помочь машине пересекать темныехолмы.

Когда она артачилась на крутых подъемах, онтихо уговаривал ее продолжать путь. Но под гору он выжимал из машины все,проходя повороты в темноте на безрассудной скорости, так что я заволновалась занаши жизни. Сумерки врывались сквозь неостекленные окна и щели в картоне,который скрывал ржавые дыры в полу.

Торжественно улыбаясь, он наконец резкоостановился и погасил передние фары. Донья Мерседес зашевелилась на заднемсиденье.

— Мыприехали, — мягкосказал Леон Чирино.

Мы вышли из машины. Стояла темнаябезоблачная ночь. На небе не было ни одной звезды. Прямо перед нами что-топротянулось черной полосой. Я неловко шагнула и ухватилась за донью Мерседес, укоторой, казалось, никаких проблем видеть в темноте не было.

Леон Чирино взял меня за руку и повел. Яуслышала около себя приглушенный смех. Здесь явно были другие люди, которых япока не могла видеть.

Наконец, кто-то зажег керосиновый фонарь. Вслабом дрожащем свете я различила силуэты четырех мужчин и доньи Мерседес,сидящих кругом. Леон Чирино отвел меня на несколько шагов от группы. Ячувствовала полный упадок сил. Он помог мне сесть, прислонив меня к какой-тоглыбе, торчащей из земли, затем подал фонарь и проинструктировал, как держатьего и освещать то, что скажут. Затем он дал мне две солдатские кружки; та, чтопобольше, была наполнена водой, в другой был ром. Я должна была подавать ихмужчинам по их просьбе.

Молча и без усилий двое мужчин началикопать мягкий грунт, аккуратно возводя у ямы кучу земли. Прошло по крайней мереполчаса, прежде чем они остановились и потребовали ром. Пока они пили иотдыхали, Леон Чирино и другой мужчина продолжали копать.

Так, сменяя друг друга, они работали, пили— кто ром, кто воду— и отдыхали. За часмужчины выкопали яму, в глубине которой спокойно мог спрятаться человек. Когдаодин из них ударил лопатой о что-то твердое, они перестали работать. ЛеонЧирино попросил меня посветить внутрь ямы, но не смотреть туда, — это он, — сказал один из мужчин,— теперь нам надообкопать его, — он иего партнер присоединились к тем, кто находился в яме.

Я умирала от любопытства, но не смеланарушить своего обещания. Ах, если бы я только могла говорить с доньейМерседес, которая сидела неподалеку от меня. Она была так неподвижна, чтоказалось, будто она в трансе.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.