WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 46 |

— Держись,— я услышалапроизнесенное ею слово, хотя не могла больше видеть ни ее, ни ее друзей.— Держись, непросыпайся пока.

В ее тоне было что-то столь неотразимое,что я знала: сама моя жизнь зависит от возможности увидеть ее опять. С помощьюнекоей неизвестной и совершенно неожиданной силы я прорвалась сквозь вуальсвоих слез.

Я услышала тихий хлопающий звук, а потомувидела их. Они улыбались, а их глаза сияли так сильно, что, каза­лось, зрачки горят каким-товнутренним огнем. Я сперва извинилась перед женщинами, а потом перед обоимимужчинами за дурацкую вспышку. Но они будто бы и не слышали о ней. Они сказали,что я выполняла все исключительно хорошо.

— Мыявляемся живыми частями мифа, — сказал Мариано Аурелиано, затем вытянул свои губы и подул в воздух.— Ветром я пригонютебя к тому, кто сейчас держит миф в своих руках. Он поможет тебе уяснить всеэто.

— И кто жеэто может быть —дерзко спросила я.

Я собиралась спросить, не окажется ли онтаким же упрямым, как мой отец, но меня отвлек Мариано Аурелиано. Он все ещедул в воздух. Его белые волосы стояли дыбом. Щеки надулись ипокраснели.

Как бы в ответ на его усилия, слабоедуновение ветерка вызвало шелест эвкалиптов. Он кивнул, явно начинаяосозна­вать моесмущение и невысказанные мысли. Он нежно повер­нул меня, пока я не оказалисьлицом к горам Бакатете.

Бриз превратился в ветер, настолькоре зкий и холод­ный, что стало больно дышать. С невероятной гибкостью ираскованностью в движениях высокая женщина встала, схватила меня за руку ипотянула за собой вдоль вспахан­ной борозды. Внезапно мыостановились в центре поля. Я могла бы поклясться, что своими вытянутыми рукамиона привлекала вихри сухих опавших листьев, вращающиеся вдалеке.

— Во сневсе возможно, —прошептала она.

Смеясь, я широко раскрыла руки, чтобыпривлечь ве­тер.Листья танцевали вокруг нас с такой силой, что все расплывалось перед глазами.Высокая женщина внезапно исчезла. Ее тело, казалось, растворялось в красноватомсве­те, пока совсем неисчезло и з моего поля зрения. А потом чернота заполнила моюголову.

Глава 3.

В то время я была абсолютно неспособнаопре­делить,происходил этот пикник на самом деле или это было только во сне. Я не моглавосстановить после­довательность событий с того момента, когда заснула вком­нате целительницы. Следующим моим ясным вос­поминанием была моя беседа с Делией у стола в той же комнате.

Привыкшая к тому, что такого рода провалы впамяти случались со мной с с амого детства, я сразу не придала боль­шого значения всем этимнесоответствиям. Ребенком, стра­стно желая заняться игрой, я часто полусонной вставала с постели ивыскальзывала и з дома через оконную решетку. Часто я окончательно просыпалась лишь нарыночной пло­щади,играя с другими детьми, которых отправляли спать не так рано.

У меня не было ни малейшего сомнения в том,что этот пикник был в действительности, хотя я и не знала, как поместить его впоследовательность временных событий. Я попыталась сосредоточиться ивосстановить эти события, но меня испугала сама возможность возобновления моихдетских провалов памяти. Я осторожно спросила Делию о ее друзьях, но она не захотела об этом говорить.Тогда я спросила ее о сеансе лечения, который по-прежнему счита­ла сновидением.

— У менябыл такой сложный сон о целительнице, — осторожно начала я. — Она не на звала своего имени, но убедила меня в том, что она вылечитменя от ночных кош­ маров.

— Это былне сон, — сказала Делия, и в ее тоне ясно прозвучалонеудовольствие.

Она посмотрела на меня так пристально, чтоя стала нервничать и у меня даже возникло желание уйти.

— Целительница не назвала тебе своего имени, — про­должала она. — Но она безусловно излечила тебяот расст­ройствсна.

— Но этобыл сон, — продолжаланастаивать я. — Вмоем сновидении целительница была размером с ребенка. Она просто не могла бытьнастоящей.

Делия взяла со стола стакан воды, но питьне стала. Она начала вращать его, вращала его снова и снова, но не пролила никапли. Она смотрела на меня, ее гла за свер­кали.

—Целительница передала тебе впечатление, что она маленькая, — только и всего, — сказала она, кивнув самой себе,словно эти слова только что возникли внутри нее и она сочла их уб едительными. Она выпила воду небольшими глотками, издаваянегромкие звуки, и ее глаза стали до­брыми и задумчивыми. — Ей пришлось стать маленькой,чтобы исцелить тебя.

— Ейпришлось стать маленькой Ты имеешь в виду, что я просто видела ее какмаленькую

Делия кивнула еще раз и, наклонившись комне, про­шептала:

— Видишьли, ты сновидела. Хотя этобыл не сон. Целительница на самом деле пришла и исцелила тебя, но ты находиласьне там, где сейчас.

—Перестань, Делия, —возразила я. — О чемты го­воришь Я знаю,что это был сон. Я всегда осознаю, что сплю, даже если сновидения кажутся мнесовершенно реальными. Разве ты не помнишь, что именно в этом и состояла мояпроблема

— Можетбыть, теперь, когда она исцелила тебя, это уже не расстройство, а твой талант,— предположила Делия,улыбаясь. — Новернемся к твоему вопросу: целительнице пришлось сделаться маленькой, подобной ребенку,потому что когда впервые начались твои кошма­ры, ты была еще совсеммаленькая.

Ее утверждение было таким необычным, что яне смог­ла дажерассмеяться.

— И сейчася уже здорова —спросила я в шутку.

— Конечно, — уверила она меня. — В сновидениях исцеление происходит оченьлегко, почти без усилий. Но очень трудно заставить людей сновидеть.

— Трудно— спросила я, и мойголос прозвучал резко, чего я сама не ожидала. — У каждого есть сновидения. Мывсе должны спать, разве не так

Делия подняла глаза к потолку, затем сновапосмотре­ла на меня ипроизнесла:

— Я говорюне об этих снах. Это обычные сны. У сновидения есть цель; в то время какобычные сны не имеют никакой цели.

— У нихесть цель ! — горячо возразила я, после чего стала долго объяснять ейпсихологическое значение сновидений. Я начала цитировать труды по психологии,философии и искусству.

Делия ничуть не была поражена моимипознаниями. Она была вполне согласна с тем, что обычные сны необ­ходимы, чтобы поддерживатьумственное здоровье, но на­стаивала на том, что она имеет в виду совсем другое.

— Усновидений есть цель; уобычных снов ее нет, — снова повторила она.

— Какова жеэта цель, Делия —спросила я, уступая.

Она отвернула свое лицо в сторону, как еслибы хотела спрятать его от меня. Мгновение спустя она снова смотрела на меня.Что-то холодное и отстраненное появилось в ее глазах, и такое изменениенастроения было настолько без­жалостным, что я испугалась.

—Сновидение всегда имеетпрактическую цель, —про­возгласила она.— Оно может служитьсновидящемунепос­редственно илидля каких-то более сложных целей. Тебе оно понадобилось, чтобы избавиться отрасстройств сна. Ведь­мам на пикнике оно позволило у знать твою сущность. Мне оно помогло спрятаться от сознанияпатрульного иммиграционной службы, когда тебя попросили показать твоюмаршрутную карту туриста.

— Пытаюсьпонять, о чем ты говоришь Делия, — не­решительно прои знесла я. — Означает ли это, что одни люди могут загипнотизировать другихвопреки их воле

— Называйэто как хочешь, —сказала она.

В ее лице появилось спокойное бе зразличие, которое почему-то понравилось мне.

— Вот чтоты так и не смогла понять до сих пор: ты совершенно без усилий можешь войти вто, что ты назвала гипнотическим состоянием. Я называю это «сновидением»— сновидение, которое не является сном,сновидение, вко­тором ты можешьсделать все, что твоя душа пожелает.

Делия почти передала мне это ощущение, но у меня не былослов, чтобы сформулировать свои мысли и чувства. Ошеломленная, я смотрела нанее. Неожиданно мне вспомнилось одно событие и з моей юности. Когда меня на­конец допустили к занятиям повождению на отцовском джипе, я изрядно удивила собственную семью,проде­монстрировав,что уже хорошо умею водить машину. Го­дами л проделывала это в своих снах. С удивившей меняуверенностью я взялась вести машину по старой дороге из Каракаса в Ла Гуэйру, портовый город. Я обдумывала, сле­дует ли мне рассказать об этомэпизоде Делии, но вместо этого задала ей вопрос о росте целительницы.

— Она— женщина невысокая.Хотя и не такая ма­ленькая, какой ты ее видела. В своем целительном сновидении она предположила, что длятвоей поль зы ей на­до стать маленькой, и сделала себя маленькой. В этомсущ­ность магии. Чтобыпередать впечатление о чем-то, ты дол­жна стать этим.

— Разве онаволшебница —спросила я, ожидая отве­та.

Мысль о том, что все они работают в цирке,принимая участие в каком-то магическом представлении, неодно­кратно приходила мне в голову. Ясчитала, что это объяснило бы многое относительно них.

— Нет. Неволшебница, — сказалаДелия. — Онамаг.

Делия посмотрела на меня так насмешливо,что мне стало стыдно за свой вопрос.

—Волшеб ники участвуют в своем шоу, — пояснила она, многозначительноглядя на меня. — Магинаходятся в мире, не являясь частью этого мира. Долгое время она молчала, затемс ее уст сорвался вздох.

— Тебе быхотелось сейчас увидеть Эсперансу — спросила она.

— Да,— ответила янетерпеливо. — Я быочень этого хотела.

У меня закружилась голова от самойвозможности того, что целительница была реальностью, а не сном. Я не очень-тодоверяла Делии. Мои мысли как обезумели: неожиданно я вспомнила, что целительница в моем сновидении назвала своеимя — Эсперанса.

Я так углубилась в собственные мысли, чтоне за­метила, какДелия заговорила.

— Извини,что ты сказала

—Единственный способ, с помощью которого ты мо­жешь все это осознать,— это позватьсновидение назад,— продолжалаона.

Мягко смеясь, она повела рукой так, словнокого-то приглашала войти.

Ее слова не имели для меня никакого смысла. уже стала обдумывать еще одну мысль. Эсперанса была реаль­ной. И я была уверена, что онасобирается все мне объяснить. Кроме того, ее не было на пикнике; она не считаламеня противной, как другие женщины. Я питала смутную надежду на то, чтоЭсперанса понравится мне, и это восстановило бы мое доверие. Чтобы скрыть своичувст­ва от Делии, ясказала ей, что мне очень хочется увидеть целительницу.

— Мнехотелось бы поблагодарить ее и, конечно, за­платить за то, что она сделала дляменя.

— Все ужеоплачено, — сказалаДелия.

Насмешливый блеск ее глаз ясно показывал,что она была посвящена в мои мысли.

— Чтозначит оплачено —спросила я ее невольно резким тоном. — Кто заплатил за все это

— Этотрудно объяснить. —Делия начала говорить с какой-то отстраненной мягкостью, что меня мгновенноус­покоило.

— Всеначалось на вечеринке у твоего друга в Ногалесе. Я сразу же заметила тебя.

— В самомделе — удивленноспросила я, страстно ожидая услышать комплименты о моем тщательно и со вкусомподобранном туалете.

Наступила неприятная тишина. Я не моглавидеть гла­за Делии, скрытые за полуприкрытыми веками. Было не­что совершенно спокойное, хотя истранным образом трево­жащее в ее голосе, когда она заговорила о том, что всякий раз,когда я собиралась поговорить с бабушкой моего друга, я выглядела отсутствующейи рассеянной, как если бы спа­ла.

—Отсутствующей и рассеянной — это слабо сказано, — сказала я. — Тебе не понять, через что я прошла, как пыталась убедить этустарую леди в том, что не являюсь воплощением дьявола.

Делия, казалось, совсем не слышала меня.

— Вмгновение ока я поняла, что у тебя есть огромные способности к сновидению,— продолжала она. — Поэтому я следовала за тобой по всему дому и смотрела, как тыдейст­вуешь. Тысовершенно не осознавала того, что делаешь и что говоришь. И хотя ты все делалаотлично: говорила, и смеялась, и лгала, у тебя крыша ехала от того, что ты всемхотела нравиться.

— Тыназываешь меня лгуньей — спросила я шутя, но была не в силах скрыть своюобиду.

Я начинала сердиться. Чтобы скрыть это, ястала смот­реть настоявший на столе кувшин с водой, пока это грозное настроение непрошло.

— Я неосмелилась бы на звать тебя лгуньей, — доста­точно помпезно произнесла Делия.— Я назвала тебясновидящей.

В ее голосе ощущалась торжественность, ноглаза светились радостью и, вместе с тем, добродушным злорад­ством, когда онапроизнесла:

— Маги,которые воспитали меня, говорили, что не имеет значения, что ты говоришь, еслиу тебя есть сила сказать это.

Ее голос выражал такой энтузиазм иодобрение, что я была уверена в том, что кто-то за дверью слушает нашраз­говор.

— И способполучить эту силу —сновидение. Ты не знала обэтом, потому что делала это естественно, но когда ты в трудном положении, твойум немедленно попадает в сновидение.

— А тебявоспитывали маги, Делия — спросила я, чтобы сменить тему.

— Конечно,— объявила она такимтоном, словно это была самая естественная вещь в мире.

— Твоиродители были магами

— О нет,— сказала она ихихикнула. — Однаждымаги нашли меня и взялись за мое воспитание.

— Сколькотебе было тогда лет Ты была ребенком

Делия залилась смехом так, словно этот мойвопрос был самой смешной шуткой в мире.

— Нет, я небыла ребенком, —сказала она. — В тупору, когда они нашли меня и взялись за мое воспитание, мне, возможно, былостолько же лет, сколько тебе сейчас.

— Что тогдазначит «они взялись за твое воспитание»

Делия смотрела на меня, но ее глаза меня невидели. Мне показалось, что она не слышит, или, если слышит, то не собираетсяотвечать. Я повторила свой вопрос. Она пожа­ла плечами иулыбнулась.

— Онивоспитывали меня, как воспитывают ребенка, — наконец сказала она.— Не имеет значения,сколько тебе лет: в их мире ты всегда ребенок.

Неожиданно я испугалась того, что нас могутподслу­шать. Япосмотрела через плечо и прошептала:

— Кто этимаги, Делия

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.