WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 46 |

— В чемдело — спросилсмотритель. Он стоял у парадной двери, явно озадаченный нашим внезапным ишумным прибытием. —Вы что, воюете или гоняетесь друг за другом — Он посмотрел сначала на Исидоро Балтасара, потом на меня. — Ого, как разогнались !

— КогдаКогда вы уходите —Повторяла я ме­ханически, не в состоянии больше сдерживать свои рас­тущие беспокойство истрах.

Смеясь, смотритель ободряюще похлопал меняпо спине, и произнес: — Я никуда не собираюсь. От меня так просто не отделаешься.— Его словапрозвучали достаточно искренне, но не рассеяли мою тревогу.

Я изучающе смотрела в его лицо, в глаза,пытаясь определить, не обманывает ли он, но видела в них только доброту иискренность. Осознав, что Исидоро Балтасар ушел, я снова напряглась. Он исчезбесшумно и быстро, словно тень.

Почувствовав мое волнение, смотрительуказал на дом. Оттуда послыша лся протестующий голос Исидоро Балтаса­ра, а потом его смех.

— Всездесь — спросила я,обходя смотрителя.

— Онидома, но туда тебе нельзя. Тебя не ждали и попросили меня поговорить с тобой.— Он широко раскинулруки, преграждая мне путь и не слыша моих возражений, потом взял меня за руку иувел от двери. —Пойдем во двор и соберем немного листьев, — предложил он, — сожжем их, а пепел оставимводяным феям. Может, они превратят его в золото.

Собирая листья в кучи, мы неразговаривали, и физическая работа, скрежет грабель по земле успокоилиме­ня.

Мы долго собирали и сжигали листья.Неожиданно я почувствовала, что во дворе появился кто-то еще. Яоберну­лась и увиделаФлоринду. Сидя на скамейке под деревом сапо ге в белых брюках и в белом жакете, она была похожа напривидение. Ее лицо затеняла широкополая соломенная шляпа, а в руке былкружевной веер. Она казалась незем­ным существом и выглядела такой отчужденной, что я просто застылана месте, абсолютно завороженная. Я сдела­ла к ней несколько шагов, но онаникак не прореагировала на мое присутствие, и я остановилась. Не страх бытьотвер­женной, а скореекакое-то неписаное, но подсознательно признаваемое правило удерживало меня оттого, чтобы привлечь ее внимание.

Когда к ней присоединился смотритель, явзяла грабли, прислоненные к дереву, и медленно приблизилась.Рассеян­но улыбаясь,смотритель взглянул на меня, поглощенный речью Флоринды. Они говорили нанезнакомом мне языке, но я слушала как зачарованная. Не знаю почему— то ли из-за языка,то ли из-за привязанности к старику, — но ее хрипловатый голос звучалласково, необычно и особенно нежно.

Внезапно она поднялась со скамейки изигзагами, словно в ней ра звернулась какая-то скрытая пружина, пошла через расчищенныйдвор, задерживаясь на мгно­венье, словно колибри, у каждого дерева, прикасаясь то там, то тутк листу или цветку.

Я подняла руку, чтобы привлечь еевнимание, но меня отвлекла ярко-голубая бабочка, отбрасывавшая в воздухеголубые тени. Она подлетела ко мне и опустилась на руку. Широкие трепещущиекрылья раскрылись, и их густая тень упала мне на пальцы. Она потерла лапкамиголовку, и, несколько раз сложив и расправив крылышки, снова взлетела, оставивна моем среднем пальце кольцо в форме треугольной бабочки.

В уверенности, что это оптический обман, янесколько раз тряхнула кистью. — Фокус, да — спросила я смотрителя срывающимся голосом. — Оптический обман

Смотритель покачал головой, и его лицосморщила са­маялучезарная из всех улыбок. — Красивое кольцо, — про­молвил он, беря меня за руку. — Великолепныйподарок.

— Подарок,— повторила я. Намгновенье меня озарила догадка, которая быстро исчезла, оставив меня вполнейшей растерянности. — Кто надел мне кольцо — спросила я, рассматривая этудрагоценную вещь. Усики и продолговатое тельце, разделяющее треугольник, быливы­полнены изфилигранного белого золота и усеяны крохот­ными бриллиантами.

— Ты незамечала его раньше — спросил смотритель.

— Раньше— переспросила я,сбитая с толку. —Когда раньше

— С техпор, как его подарила тебе Флоринда.

— Нокогда Я не помню, чтобы Флоринда подарила мне это кольцо. Почему же я его не замечала

Смотритель пожал плечами, не в состоянииобъяснить мою забывчивость, и отметил, что оно мне как раз впору. Казалось, онхотел сказать что-то еще, но передумал и пред­ложил вернуться к сборулистьев.

— Не могу,— сказала я.— Мне нужнопоговорить с Флориндой.

— Нужно— Он задумался, какбудто услышал что-то нелепое или необдуманное, но не стал меня разубеждать ипоказал на тропинку, ведущую к холмам. — Она пошлапрогуляться.

— Я еедогоню. — Вдалекевиднелась белая фигура, мелькающая среди высокого чапарраля.

— Онадалеко, — предупредилсмотритель.

— Ничего.— И я побежала за Флориндой, перейдя на шаг, когда увидела ее. У нее былапревосходная походка: она шла энергично, по-спортивному, не на­прягаясь и не сутулясь. Услышавмои шаги, она резко остановилась, обернулась и протянула руки,приветст­вуяменя.

—Здравствуй, дорогая ! — сказала она, пристально пос­мотрев на меня. Ее хрипловатыйголос был во здушным, чистым и очень ласковым.

Горя нетерпением у знать о кольце, я толком с ней даже не поздоровалась.Запинаясь, я спросила, не она ли дала кольцо. — Оно теперь мое

— Да,— ответила она.— Теперь твое.— В ее тоне былочто-то такое... какая-то уверенность, которая одновременно возбуждала и ужасаламеня. Но мне и в голову не пришло отказаться от этого, несомненно, дорогогоподарка.

— Кольцоимеет волшебную силу — спросила я, под­няв руку на свет, чтобы каждый камешек заискрился ослепительнымсиянием.

— Нет,— засмеялась она.— Оно не имеетникакой силы вообще. Хотя это и особенное кольцо. Не из-за своей ценности и непотому, что принадлежало мне. Просто сде­лавший его человек былнеобыкновенным нагвалем.

— Он былювелир —поинтересовалась я. —Это тот же, чьи странного вида поделки стоят у смотрителя

— Тот же,— ответила она.— Хотя он и не былювелиром. Как не был и скульптором. Он смеялся даже при мысли, что его могутпосчитать художником. Но увидев его работы, любой сразу понимал, что толькохудожник спосо­бенделать такие вещи, какие делал он.

Флоринда отошла от меня на несколько шагови вгля­делась в холмы,как бы в поиске воспоминаний. Потом она снова повернулась ко мне и едва слышнымшепотом сказа­ла:

— Что быэтот нагваль ни делал, будь то кольцо, кирпичная стена, плитка для пола,таинственные и зобре­тения или обыкновенная картонная коробка, — эта вещь неизменно становиласьизысканной, не только с точки зрения превосходного исполнения, но и потому, чтов ней была какая-то недосказанность.

— Еслитакой необыкновенный человек сделал это кольцо, тогда оно должно обладатькакой-то силой, —на­стаивала я насвоем.

— Само посебе кольцо не имеет силы, независимо от того, кто его сделал, — уверяла меня Флоринда.— Сила была в егосоздании. Нагваль, сделавший это кольцо, на­столько слился с тем, что магиназывают намерени ем, что смог создать этупрекрасную вещь, не будучи ювелиром. Это кольцо стало актом чистогонамерения.

Боясь показаться глупой, я не осмелиласьпризнать, что не имею ни малейшего представления, что она подра­зумевала под намерением. Поэтому я спросила, чтопобудило ее сделать мне такой чудесный подарок. — Не думаю, что я его заслужила,— заключилая.

— Тыбудешь использовать кольцо, чтобы нацеливать себя на намерение, — сказала она. Едва заметная улыбка пробежала по ее лицу, когда онадобавила: — Ты ведь,ко­нечно, уже знаешь онацеливании на намерение.

— Не знаюя ничего подобного, —пробормотала я и призналась, что действительно ничего не знаю о намерении.

— Тыможешь и не знать, что означает это слово, — небрежно сказала она,— но интуитивночувствуешь как высвобождать эту силу. — Она ближе наклонила ко мнеголову и прошептала, что я всегда использовала намерение, чтобы вернуться отсновидения кдействительности и чтобы вызывать сновидения-наяву. Она с надеждойпосмотрела на меня, безусловно ожидая, что я сделаю напрашивающиеся выводы.Заметив непонимание на моем лице, она добавила: — И поделки в комнате смотрителя,и это кольцо были сделаны в сновидении.

— Всеравно не понимаю, —жалобно вздохнула я.

— Этиподелки пугают тебя, — сказала она спокойно. — А кольцо тебе нравится.Поскольку и то, и другое — сновидение,они могут меняться местами...

— Не пугайменя, Флоринда. Что ты имеешь в виду

— Это,дорогая, мир сновидений. Мыучим тебя, как самой вызывать их. — Ее темные сияющие глаза быстро посмотрели в мои, потом онадобавила: — В данныймомент все маги из окружения нагваля Мариано Аурелиано помо­гают тебе войти в этот мир и оставаться там сейчас.

— Этодругой мир Или это я другая

— Ты таже, но в другом мире. — Она помолчала не­мног о и предположила, что у меня больше энергии, чем раньше.— Эта энергия изтвоих хранилищ и данная тебе в долг каждым из нас.

Аналогия была ясна. Но я никак не моглапонять, что она подра зумевала под другим миром.

— Оглянисьвокруг ! — воскликнула она, широко раз­ведя руки. — Ведь это не мир повседневнойжизни. — Она долгоевремя молчала, потом тихим и почти нежным ше­потом добавила: — Может ли бабочка превратиться вколь­цо в миреповседневных забот В мире, который был надеж­но и строго построен на тех ролях,которые отведены каждому из нас

Я не ответила и посмотрела по сторонам— на деревья,кустарники, далекие горы. Что она имела в виду под другим миром — все еще не доходило до меня.Наконец мне пришло в голову, что различие должно быть чисто субъ­ективным.

— Да нетже, — настаивалаФлоринда, прочитав мои мысли. — Это сновидение мага. Ты попала в него, потому что у тебя естьэнергия.

Она беспомощно посмотрела на меня исказала: — На самомделе нет способа научить женщин сновидеть. Можно лишь поддержать их,помогая осознавать бесконечный потенциал, заложенный в устройстве ихорганизма.

—Поскольк у сновидение для женщины является воп­ росом обладания собственной энергией, главное — убедить ее, что необходимопреобразовать свою глубокую социализацию, чтобы получать эту энергию.Использо­вание этойэнергии является автоматическим; женщины начинают сновидеть сновидения магов, как толькополуча­ют этуэнергию.

Доверительно делясь своим опытом, онаговорила, что серье зной трудностью в сновидениях магов является то, чтоженщинам нужно иметь мужество начинать все сначала. Большинство женщин— Флоринда и себяпричисляла к ним —предпочитают свои безопасные кандалы давлению нового.

—Сновидение только длямужественных женщин, — шепнула она мне на ухо. А потом громко рассмеялась и сказала:— Или же для тех, укого нет другого выбора, потому что они в невыносимых условиях, — а к таким, даже не подозревая обэтом, относится большинство.

Ее хриплый смех произвел на меня странноевпечат­ление. Явнезапно будто проснулась после долгого сна и вспомнила что-то очень важное, очем забыла на время сна.

— Исидоро Балтасар сказал о вашем неминуемом ухо­де. Когда вы уходите

— Я поканикуда не ухожу. — Ееголос был тверд, но в нем слышалась глубокая печаль. — Твой учитель сно видений и я остаемся. Остальныеуходят.

Я не совсем поняла, что она имеет в виду,но скрыла свое замешательство шуткой: — Мой учитель сновидений Зулейказа три года не сказала мне ни слова. Она даже ни разу не говорила со мной.Только ты и Эсперанса на самом деле руководили мной и училименя.

Смех Флоринды зазвучал так весело, что отдуши отлегло, хотя я и чувствовала себя озадаченной.

— Объясни,Флоринда, когда ты подарила мне это кольцо Как получилось, что, собирая листьясо смотрите­лем, яполучила его

Флоринда с видимым удовольствием сообщила,что са­мым простымобъяснением будет, что сбор листьев является одним и з способов попасть в сновидение мага, если доста­точно энергии, чтобы переступитьэтот порог. Она взяла ме­ня за руку и добавила:

— Я далатебе кольцо, когда ты переступала этот порог; поэтому твой разум не запомнилэтого. А когда ты уже попала в сновидение, ты обнаружила на пальцекольцо.

Я с любопытством взглянула на нее. Что-тонеуловимое было в ее словах, что-то смутное и неопределенное.

— Пойдемдомой, — предложилаона, — и переступипорог снова. Может, теперь ты почувствуешь этот момент.

Мы медленно возвращались, приближаясь кдому с тыльной стороны. Я шла на несколько шагов впереди Флоринды, чтобы бытьабсолютно во всем уверенной, и всматривалась в деревья, крышу, стены, стараясьзаметить перемену или еще что-нибудь, что дало бы мне ключ к это­му переходу.

Но я ничего не заметила. Смотрителя уже небыло. Я обернулась к Флоринде, чтобы сказать, что полностью пропустила переход,но и ее нигде не было. Она ушла и оставила меня совсем одну.

Я вошла в дом. Как обычно, он был пуст.Чувство одиночества уже не пугало меня, уже не вызывало ощу­щения, что меня все бросили. Незадумываясь, я пошла на кухню и съела оставленные в корзинке тамалес с курицей, а потом легла в гамак, чтобы привестисвои мысли в поря­док.

Проснувшись, я обнаружила, что лежу накойке в ма­ленькойтемной комнате. Беспомощно оглянувшись в поисках какого-нибудь намека на то,что происходит, я бы­стро села, когда увидела большие шевелящиеся тени, притаившиеся удвери. Горя нетерпением узнать, открыта ли дверь, в комнате ли эти тени, япошарила рукой под кроватью, ища ночной горшок, — почему-то я знала, что он там,— и за пустила им в эти тени. Горшок громко за­гремел за дверью.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.