WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 46 |

— Да небудь такой глупой ! — нетерпеливо рявкнула на меня Нелида. — Из сновидения-наяву ты должна былапонять, что обладаешь, как и все женщины, уникальной способностью получать знания напрямую.

Эсперанса успокаивающе подняла руку испросила: — Ты знала,что одно и з основных различий между мужчиной и женщиной состоит в том,как они подходят к знанию

Я понятия не имела, что это значит. Она медленно и осторожно выдернула чистый лист измоего блокнота и нарисовала две фигурки людей с конусами на голове. Однафигурка с конусом означала мужчину, другая, на голове которой был перевернутыйконус, —женщину.

— Мужчиныовладевают знанием постепенно, — объясняла она, задержав карандаш на фигуре с конусом.— Мужчины тянутсявверх; они взбираются вверх к знанию. Маги говорят, мужчины тяготеют кдуху, они стремятся кзнаниям. Этот процесс имеет конусообразную форму и име­ет предел, выше которого нельзяпопасть.— Онавернулась к конусу на голове первой фигуры. — Как ты видишь, мужчины могутдостичь определенной высоты. Их путь к знанию сужается: до верхнего кончика конуса.

Она внимательно посмотрела на меня.— Обрати внимание,— предупредила онаменя, переводя карандаш на ту фигуру, у которой на голове был перевернутыйконус. — Как видишь,этот конус перевернут, открыт, как ворон­ка. Женщины способны открыватьсебя прямо навстречу источнику, или наоборот, источник достигает их напрямуючере з широкое основание конуса. Маги говорят, что связь женщинсо знанием огромна. С другой стороны, связь мужчин со знаниемсильно ограничена.

— Мужчиныблизки к конкретному, — продолжала она. — и нацелены на абстрактное. Женщины же близки к абстрактному, но все же не отказываютсебе и в конкрет­ном.

— Почемуже женщины, будучи настолько открытыми к знанию или к абстрактному, считаются по положениюнизшими — перебилаее я.

Эсперанса посмотрела на меня с удивлениеми восторгом. Она резко поднялась, потянулась, словно кошка, так, что всекосточки хрустнули, и снова села.

— То, чтоженщин считают ниже по уровню, или, в лучшем случае, что женские особенностисчитаются допол­нениемк мужским, зависит от того способа, каким мужчины и женщины достигают знания,— объясняла она.— Вообще-то, женщиныбольше заинтересованы в том, что­бы владеть собой, а не другими, а мужчины хотят именновласти.

— Дажесреди магов, —небрежно бросила Нелида, и все женщины рассмеялись.

Эсперанса продолжала, сказав, что первоначально женщинамнезачем было использовать свои возможности для широкой и прямой связи сдухом. Им ни к чему былоговорить или философствовать об этой естественной своей способности, потому чтоим достаточно было задействовать ее и просто знать, что они обладаютею.

— Именнонеспособность мужчин прямо связывать се­бя с духом вынудила их говорить о процесседостижения знания, — подчеркнула она. — Они не прекращают го­ворить об этом. И именно настойчивость в том, чтобы уз­нать, каким образом они стремятсяк духу, упорство в анализе этогопроцесса, дали им уверенность, что рационали зм является типично мужским качеством.

Эсперанса объяснила, что такое пониманиеразума придумано исключительно мужчинами и именно это поз­волило мужчинам приуменьшитьженские способности и достоинства. И что гораздо хуже, это позволило мужчинамисключить женские особенности и з формулировки идеалов ра зума.

— Однакотеперь, конечно, женщины верят в то, что и было определено для них,— подчеркнула она.— Женщины быливоспитаны в вере, что только мужчины могут быть рациональны и логическипоследовательны. Теперь мужчины имеют незаслуженное наследство, котороеавтоматически делает их выше, независимо от их подго­товки илиспособностей.

— А какженщины потеряли свою прямую связь со знанием — спросила я.

— Женщиныне теряли своей связи, — поправила меня Эсперанса. — Женщины и сейчас обладают прямойсвязью с духом. Они толькозабыли, как ею поль зоваться, или, ско­рее, они скопировали у мужчинусловия ее отсутствия. Тысячи лет мужчины боролись за уверенность, что женщинызабыли эту связь. Вспомни, например. Святую Инквизицию. Это была систематическая чистка,уничто­жение на корнюверы в то, что женщины прямо связаны с духом. Любая организованная религияпредставляет собой не что иное, как удавшуюся попытку поставить женщин на болеенизкий уровень. Религии ссылаются на Божий закон, который гласит, что женщина стоит ниже.

Я уставилась на нее в изумлении, удивляясьпро себя, как она может так по-научному излагать свои мысли.

—Потребность мужчин господствовать над другими и отсутствие у женщин интереса квыражению или фор­мулированию того, что они знают, и каким образом у знали, является самым гнусным сплавом,— продолжала Эсперан­са. — Это вынуждает женщин с самогорождения при зна­вать, что их предназначение — домашний очаг, любовь, семья,рождение детей и самопожертвование. Женщины были исключены и з основных форм абстрактного мыш­ления и приучены к зависимости. Ихтак тщательно воспитывали в вере, что мужчины должны за них думать, что женщиныв конце концов перестали мыслить.

— Женщинывполне способны мыслить, — перебила я ее.

— Женщиныспособны сформулировать, чему они на­учились, — поправила меня Эсперанса.— А они научилисьтому, что определили мужчины. Мужчины определили са­му природу знания и исключили изнее все, что имеет отно­шение к женскому. А если оставили что-то, то в негативном свете. Иженщины это приняли.

— Тыотстала от жизни, —небрежно заметила я. — Сейчас женщины могут делать все, что угодно, к чему их влечетсердце. Они имеют открытый доступ к учебным цен­трам и почти к любой работе,которую выполняют мужчины.

— Однаковсе это бессмысленно, поскольку у них нет системы поддержки, фундамента,— настаивалаЭсперанса. — И чтохорошего в том, что они имеют доступ ко всему, что имеют мужчины, если ихпродолжают считать сущест­вами низшего порядка, которые должны принимать мужские отношения иправила поведения для того, чтобы добиться успеха Те, кто действительнодобиваются успеха, являются совершенными перевертышами. И они тожесвы­сока смотрят наженщин.

По мнению мужчин, материнская утробаженщин ограничивает их умственно и физически. В этом причина того, чтоженщинам, хотя они и имеют доступ к знанию, не позволяли помогать в определениитого, чем является данное знание.

— Взглянина философов, например, — предложила Эсперанса. — Чистые мыслители. Некоторые из них недоб­рожелательно относятся к женщинам.Другие более умны и охотно признают, что женщины могут быть такими жеспособными, как и мужчины, если бы не тот факт, что женщины не интересуютсямыслительными процессами. А если интересуются, то им не следует делать этого.Потому что женщине больше идет, чтобы она следовала своей природе: была быобра зованной, но зависела от мужчины.

Все это Эсперанса высказала снепререкаемой кате­горичностью. Тем не менее через несколько мгновений мен я охватили сомнения. — Если знание является ничем иным,как мужским созданием, тогда почему ты настаиваешь, чтобы я шлаучиться

— Потомучто ты ведьма и как ведьма должна знать, с чем тебе придется иметь дело и какты будешь это делать, — ответила она. — Прежде чем ты от чего -то отказываешь­ся, нужно понять, почему ты это делаешь.

Понимаешь, дело в том, что в наше времязнание вы­ведено издостижений только на пути разума. Но у женщин иной путь, никогда даже непринимающийся во внимание. Этот путь может дополнить знание, но это должен бытьта­кой вклад, которыйничего общего не имеет с путем разума.

— С чем жетогда оно имеет дело — поинтересовалась я.

— Это теберешать, когда ты освоишь инструменты мышления и осо знания.

Я окончательно запуталась.

— Магипредлагают, чтобы мужчины не обладали исключительным правом на разум. Сейчаскажется, что они его имеют, потому что почва, на которой они могут применятьразум, — это почва,где преобладает мужское начало. Давай попробуем применить разум к той почве,где преобладает женское начало. Это, естественно, тот перевер­нутый конус, который я теберисовала. Связь женщин с самим духом.

Она склонила голову набок, раздумывая, каклучше выразить свою мысль. — Эту связь нужно рассматривать с другой стороны разума. Это тасторона, которая никогда раньше не использовалась — женская сторонаразума.

— Чтоозначает женская сторона разума, Эсперанса

— Оченьмногое. Сновидение,конечно, тоже. — Онавопросительно взглянула на меня, но я молчала.

Ее глубокий смех удивил меня.

— Я знаю,чего ты ждешь от магов. Ты хочешь риту­альных обрядов, заклинаний.Странных мистических культов. Хочешь петь. Хочешь быть наедине с природой.Хочешь общаться с водяными духами. Ты хочешь язычест­ва. Какой-то романтический взглядна то, что делают маги. Очень по-германски.

— Дляпрыжка в неведомое тебе нужны мужество и разум, — продолжала она. — Только имея их, ты сможешьпоказать себе и другим те сокровища, которые сможешь найти.

Она наклонилась ко мне, как бы открываякакую-то тайну. Потом почесала затылок и чихнула пять ра з, как это делал смотритель. — Тебе нужно воздействовать насвою магическую сторону, — сказала она.

— А эточто

—Матка.

Как если бы ее не интересовала моя реакция, она произнесла этотак отчужденно и спокойно, что я почти и не расслышала. Вдруг осознавабсурдность ее слов, я вы­прямилась и посмотрела на остальных.

—Матка ! — повторила Эсперанса. — Матка — это су­губо женский орган. Это она даетженщинам дополнитель­ное преимущество, ту дополнительную силу, которая на­правляет их энергию.

Она объяснила, что мужчины, стремясь кгосподству, добились успеха, уменьшая таинственную силу женщины, превращая еематку в чисто биологический орган, единственной функцией которого являетсявоспроизводст­во, вынашивание мужского семени.

Как бы подчиняясь намеку. Нелида встала, обошла вокруг стола и встала позади меня.— Ты помнишь легендуо Благовещенье —прошептала она мне на ухо.

Хихикнув, я повернулась к ней.

—Нет.

Тем же доверительным шепотом она сталарассказы­вать мне, чтов иудейско-христианской традиции только мужчины слышат голос Бога. Женщинылишены этой привилегии, за исключением Девы Марии.

Нелида сказала, что ангел, шепчущий Марии,это, ко­нечно,естественно. А неестественно то, что ангел должен был ей только сказать, чтоОна родит Сына Божьего. Матка получила не знание, а только обещание семениБожьего. Бог-мужчина, который, в свою очередь, породил другогоБога-мужчину.

Я хотела подумать, порассуждать над всемэтим, но мой разум был в тупике. — А мужчины-маги — спросил о я. — У них же нет матки, но у них есть прямая связь с духом.

Эсперанса посмотрела на меня с нескрываемым удо­вольствием, потом посмотрела назадчерез плечо, как будто боялась, что кто-то подслушает, ипрошептала:

— Магиспособны сливаться с намерен ием, с духом, потому что они отказываются оттого, что четко определяет их мужественность. И они больше немужчины.

Глава 17.

Нагваль Исидоро Балтасар мерил шагами комнату совсем не так, как он делалэто обычно, расхаживая по своей прямоугольной студии. Раньше его шагидействовали на меня успокаивающе. Теперь, на­против, они беспокоили меня, и вэтом чувствовалась ка­кая-то угро за. Мне пришел в голову образ тигра, рыщущего в зарослях,— не того, которыйготов внезапно броситься на свою жертву, а такого, который чувствует какую-тоопас­ность.

Я отвлеклась от своей рукописи и ужехотела спросить, что произошло, когда он сказал:

— Мы едемв Мексику.

Он это произнес так, что я рассмеялась.Мрачность и серьезность его тона спровоцировали мой шутливыйвопрос:

— Ты намне женишься там

Зло взглянув на меня, он резко остановилсяи рявкнул: — Это нешутка. Это серьезно. — Затем вдруг улыбнулся и покачал головой. — Что это я — произнес он, сделавза­бавный беспомощныйжест. — Рассердилсяна тебя, как будто у меня есть на это время. Позор ! Нагваль Хуан Матус предупреждал, что мы свя заны до конца.

Он крепко обнял меня, как будто я долгоотсутствовала и только что вернулась.

— Неочень-то мне хочется ехать с тобой в Мексику.

—Отставить разговоры. Больше нет времени. — Он сказал это, как военный,отдающий приказы. А мне было весело и нель зя было удержаться, чтобы не съязвить:

— Яволь, майн группенфюрер!

Он расслабился и рассмеялся.

Мы ехали по Аризоне, и на меня вдругнахлынуло странное новое чувство, какого я еще никогда не испыты­вала: в нем была абсолютнаяуверенность. Физически я ощутила такой утробный холод, от которого тело покры­лось гусиной кожей. Что-то было нетак.

— У менябыл приступ интуиции. Что-то плохо ! — ска­залая, повышая голос против собственного желания.

Исидоро Балтасар кивнул и сказал сухим тоном:

— Магиуходят.

— Когда— невольно вскрикнулая.

— Может,завтра или послезавтра. Или через месяц. Но уход неминуем.

С облегчением вздохнув, я откинулась наспинку сиденья и сознательно расслабилась.

— Ониговорят, что собираются уходить, еще с того дня, как я их встретила, а ужебольше трех лет прошло, — пробормотала я про себя, но лучше от этого мне нестало.

Исидоро Балтасар повернулся и посмотрел наменя. На лице была маска полного презрения. Было видно, что он пытается скрытьсвое недовольство. Улыбнувшись, он хлоп­нул меня по колену и тихоска зал:

— В миремагов мы не можем привязываться к фак­там. Если маги говорят что-то такдолго, что это начинает раздражать, — значит, они готовят тебя к этому. Не смешивай их магическиепути со своими дурацкими путями. — И тут же осадил меня своими строгим взглядом неулыбающихсяглаз.

Я молча кивнула. Его слова не рассердилименя. Я бы­ла слишкомнапугана и сидела тихо.

Дорога отняла немного времени, а можетбыть, мне так показалось. Мы по очереди спали и вели машину и кполуд­ню следующегодня были у дома ведьм. Как только затих мотор, мы оба выпрыгнули из машины и,хлопнув дверьми, побежали в дом.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.