WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 46 |

— Вовсенет, — возразила яскорее по привычке. Хотя я и не чувствовала голода, но понимала, чтоголовокру­жение отнего. Весь день я ничего не ела, если не считать завтрака.

— Мы иудивлялись, ведь тебе приготовили такое вкус­ ное тушеное мясо, — словно читая мысли, сказалаФлоринда.

— Когда тыприехала сюда Я все время звала тебя мысленно.

Закрыв глаза, Флоринда мурлыкнула, будто это помо­гало ей вспоминать. — Мы здесь уже несколько дней,— сказала онанаконец.

— Не можетбыть ! — Я была настолько поражена, что просто потеряла дар речи, однакобыстро оправилась. —Почему же ты не дала знать, что ты здесь — Я не была задета, норасстроилась, что не заметила ее присутствия. — И как же я не почувствовала— пробормотала я просебя.

В глазах Флоринды мелькнуло любопытство.Казалось, она была удивлена моим огорчением. — Если бы мы дали тебе знать, тыбы не смогла сосредоточиться на своей работе, — справедливо заметила она.— Ты же прекраснознаешь: вместо того, чтобы писать, ты бы попала в зависимость от наших приходови уходов. Ты бы всю энергию потратила на то, чтобы узнать, чем мы занимаемся, так ведь — Ее голос был низким и хриплым, астранный взволнованный свет в ее глазах делал их еще более сверкающими, чемвсег­да. — Мы намеренно поступили так,чтобы ты могла рабо­тать не отвлекаясь.

Потом она рассказала мне, что смотрительтолько тогда помог мне с выполнением работы, когда был доволен тем, что я ужесделала. Она утверждала, что в сновидении он обнаружил присущую моей работе логику.

— И яувидела присущую моей работе логику. И тоже во сновидении, — сказала я самодовольно.

Флоринда с готовностью согласилась.— Конечно же. Мывтянули тебя в сновидение,чтобы ты закончила работу.

— Вывтянули меня в сновидение — переспросила я. Было что-то ужасно обыкновенное в этой ее фразе,но в тоже время настораживающее. У меня появилось странное чув­ство, что наконец-то яприблизилась к пониманию сновидения-наяву, но почему-то доконца этого не осо знава­ла. Стараясь разобраться во всем, я рассказала Флоринде все попорядку, начиная с того момента, как увидела смотрителя с собакой водворе.

Мой рассказ был бессвя зным, потому что я сама не зна­ла, что было наяву, а что всновидении. Особенноудивляло то, что я помнила четкий план своей работы, наложенный напервоначальные записи.

— Моясосредоточенность была настолько обостренной, что это не могло быть всновидении.

— Это какраз и есть сновидение-наяву, — прервала мой рассказ Флоринда.— Поэтому ты такхорошо это помнишь. —Она напоминала нетерпеливого учителя, объясняющего простую, но фундаментальнуюистину отстающему ученику. — Я ведь говорила тебе, что сновидение-наяву не имеет ничего общегос обыкновенным засыпанием и сном.

— Яписала, — изрекла ятак, как будто этот факт мог опровергнуть ее слова. Она кивнула, а я спросила,останутся ли записи того, что я видела в сновидении-наяву, в моемблокноте.

—Разумеется, ты их посмотришь, но сначала тебе придется поесть. — Она поднялась и, подав руку,помогла мне встать. Она заправила рубашку мне в джинсы, стрях­нула соломинки со свитера и,немного отстранясь, оценива­юще посмотрела на меня.Недовольная моим видом, она стала наспех приводить в порядок мои волосы,расправляя непослушные пряди.

— Тывыглядишь ужасно, волосы торчат во все сторо­ны.

— Обычно язалезаю под горячий душ, когда просыпа­юсь.

Я последовала за ней в коридор и,поскольку она на­правлялась к кухне, сказала, что сначала мне нужно выйти водвор.

— Я иду стобой. — Видя, чтомне это не по душе, она добавила, что только проследит, чтобы у меня неза­кружилась голова ия не провалилась в выгребную яму.

Вообще-то я была рада, что опиралась на ееруку: когда мы вышли во двор, я чуть не упала. И не слабость была тому виной, ашок — деньзаканчивался.

— Чтотакое Ты падаешь

Я показала на небо, где догорал последнийсолнечный луч.

— Не можетбыть, уже конец дня !

Мой голос почти пропал, трудно былосмириться с мыс­лью, что прошли целые сутки, разум не постигал этого. Сбивало столку, что невозможно было воспринимать время как обычно.

Слова Флоринды прозвучали ответом на моимысли:

— Магипрерывают течение времени. Время в обычном понимании не существует, еслисновидишь как маг. Маги пожеланию растягивают или сжимают время, для них оно не является материей,состоящей из дней, часов и минут, это совсем иная материя.

Она говорила спокойным ровнымтоном:

— Во времясновидения наяву нашиспособности к восприятию повышены. Однако с восприятием времени пр оисходит нечто совсем другое. Оно не ус иливается, а пол­ностью блокируется.

К этому она добавила, что время всегдаявляется фак­торомсознания, то есть чувство времени является психо­логическим состоянием, которое мыавтоматически пере­водим в физические измерения. Это настолько глубоко заложено внас, что мы слышим идущие в нас часы, под­сознательно фиксирующие время,даже когда этого не осоз­наем.

— Во времясновидения наяв у эта сп особность исчезает. Вместо нее возникает совершен ием новая незнакомая струк­тура, которую нельзя понять илиобъяснить, как это обычно делается в отношении времени.

Пытаясь ухватить главное в ееразъяснениях, я сказа­ла: —Тогда все, что я смогу постичь разумом о сновидении-наяву, — это то, что время либорастягивается, либо сжима­ется.

— Тыпоймешь намного больше этого, — уверила она. — Когда ты станешь знатоком, по определению Мариано Аурелиано, повышенногоосознания, ты будешь осознавать все, что тебезахочется, потому что маги не вовлечены в и змерение времени. Она вовлечены в его использование,растягивая или сжимая его по своему усмотрению.

— Тысказала, что вы помогли мне попасть в сновидение. Тогда кто-то из вас должензнать, сколько все это длилось.

Флоринда сказала, что она с компаньонамипостоянно находится в состоянии сновидениянаяву, что втянули меня в него совместными усилиями ичто они никогда не следят за ходом времени.

— Тыимеешь в виду, что я и сейчас сновижу- наяву — спросила я, зная ее ответзаранее. — Если так,то что же я такое сделала, чтобы войти в это состояние

— Любоесамое простое воображаемое действие. Ты не позволила себе быть самой собой. Эго тот самый ключ, кото­рый открывает двери. Мы тебе многои по-разному говорили, что магия — это вовсе не то, что ты о ней думаешь. Сказать, что не позволятьсвоему «я» быть обычным «я» является са­мым сложным секретом в магии,— это может звучатькак идиотизм, однако это так. Эго ключ к силе и поэтому — самое трудное из того, чтоделает маг. Однако это не настолько сложно или невозможно, чтобы не понять.Разум не боится таких вещей, и по этой причине никто даже не подозревает,насколько это важно и насколько серьезно.

Судя по результату твоего последнегосновидения-наяву, я могусказать, что ты накопила достаточно энергии, не позволив себе быть самойсобой.

Она потрепала меня по плечу иразвернулась, шепнув: — Увидимся на кухне.

Дверь была распахнута, но оттуда недоносилось ни звука.

—Флоринда — шепотомпозвала я.

Ответом был приглушенный смешок, но никогонельзя было разглядеть. Когда глаза привыкли к полумраку, я увидела сидящих застолом Флоринду и Нелиду. При сла­бом освещении их лица были удивительно ясными. Одина­ковые волосы, глаза, нос и губыизлучали мерцающий свет, точно он исходил изнутри них. Вид этих абсолютноодина­ковых существвызывал непонятный суеверный страх.

— Вы обенастолько красивы, что даже жутко, — ска­зала я, подходя ближе. Две женщинывзглянули друг на друга, как будто оценивая сказанное мной, потомрассме­ялисьтревожащим смехом. Странный холодок пробежал по спине. Не успела я даже сказатьчто-нибудь по поводу этого необычного смеха, как он прекратился. Нелида указаламне на кресло рядом с ней.

Я глубоко вздохнула и, усаживаясь, сказаласебе, что нужно оставаться спокойной. В Нелиде чувствовались на­ пряженность и решительность, которые лишали меняму­жества. Она налиламне тарелку густого супа из супницы, стоявшей посреди стола.

— Я хочу,чтобы ты все это съела, — произнесла она, подвигая ко мне масло и корзиночку с теплыми тортильями.

Я умирала от голода и набросилась на едутак, как будто сто лет ничего не ела. Было очень вкусно. Я съела все, что былов супнице и проглотила намазанные маслом ле­пешки с тремя чашками горячегошоколада.

Насытившись, я откинулась в кресле. Дверьво двор была широко распахнута и прохладный ветер играл тенями в комнате.Казалось, полумрак повис навсегда. Небо все так же было расчерчено тяжелымигрядами облаков: пунцовых, темно-синих, фиолетовых и золотых. Воздух же былна­столько прозрачен,что, казалось, приближал дальние хол­мы. Словно приводимая в движениекакой-то внутренней силой, ночь, казалось, вырастала из земли. Пульсирующие играциозные тени, отбрасываемые шевелящимися на ветру фруктовыми деревьями,гнали тьму в небо.

Тут в комнату ворвалась Эсперанса и поставила на стол лампу. Она, не мигая,пристально посмотрела на меня, как будто ей было трудно сконцентрироваться.Было такое впе­чатление, что, поглощенная какой-то тайной из другого мира, онаеще не до конца здесь. Потом глаза ее понемногу стали теплеть и она улыбнулась,словно вдруг поняла, что вернулась откуда-то издалека.

— Моярукопись ! — воскликнула я, увидев у нее под­мышкой разрозненные листы иблокнот.

Широко улыбнувшись, Эсперанса передала мнемои записи. Я нетерпеливо просмотрела страницы и громко за­смеялась от радости, когда увидела точные и детальные инструкции вблокноте — наполовинуна испанском, напо­ловину на английском, — как мне продолжать работу надрефератом. Почерк был, безусловно, мой.

— Всездесь, — возбужденнопроизнесла я. — Точнотак, как я видела в сновид ении.

Мысль о том, что я могла бы проскочить васпирантуру, не работая так усердно, омрачила всю мою радость. —

Невозможно сократить написание хорошегорефера­та. Даже спомощью магии. Ты должна знать, что не читая, не делая выписок, не переписываянаписанное, ты бы никогда не смогла узнать структуру и порядок написания твоейработы в сновидении.

Я молча кивнула. Эсперанса произнесла этотак убедительно, что я даже не знала, что ска зать.

— Асмотритель —спросила я, наконец. — Он был в молодости профессором

Нелида и Флоринда повернулись к Эсперансе, как буд­то ответ должен был прозвучать отнее.

— Я и незнаю, — уклончивопроизнесла она. — Аразве он не говорил, что он маг, влюбленный в идеи — Она помолчала немного ипродолжила осторожно: — Когда он не заботится о нашем магическом мире, как положеносмотрителю, — ончитает.

— Помимокниг, — пояснилаНелида, — он читаетневообразимое количество научных изданий. Он знает не­сколько языков и в курсе всехпоследних новинок. Делия и Клара — его помощницы. Он научил их английскому и немецкому.

—Библиотека в доме принадлежит ему

— Онаобщая, — ответилаНелида. — Однако яувере­на, что толькоон, не считая Висенте, прочитал все книги до единой. — Заметив недоверчивое выражениемоего лица, она посоветовала не заблуждаться насчет внешнего вида людей в миремагов. — Чтобыполучить знания, маги рабо­тают в два раза напряженнее, чем обычные люди. Маги должныразбираться и в повседневном мире, и в магичес­ком. Для достижения этого онидолжны быть высокообра­зованными и опытными, и умственно, и физически. — Прищурившись и изучающе онапосмотрела на меня и слегка усмехнулась.

— Тыписала реферат три дня. Ты хорошо потрудилась, правда — Она подождала, пока яутвердительно кивну, и добавила, что сновидя-наяву, я работала ещенапряженнее, чем в бодрствовании.

— Вовсенет, — поспешила явозразить. — Это былосовсем просто и легко. — Я объяснила ей, что просто увиде­ла новый вариант реферата, наложенный начерновик, а потом всего-навсего переписала увиденное.

— Но дляэтого тебе понадобились все силы, — на­стаивала Нелида. — Сновидя-наяву, ты всю свою энергиюнаправила на достижение одной цели. Все твои интересы и усилия сосредоточилисьна завершении работы. В этот мо­мент ничто другое для тебя не имело значения. Тебе неме­шали никакие другиемысли.

—Смотритель сновидел-наяву, когда просматривалмою работу Я видела то же,что и он

Нелида встала и медленно подошла к двери.Она долго всматривалась в темноту, потом вернулась к столу, шепну­ла что-то Эсперансе и снова села.

Эсперанса едва усмехнулась и сказала, что смотрительвидел не то, что увидела изаписала я. — И этовполне естественно, потому что его знания гораздо обширнее твоих.

Эсперанса пристально смотрела на менясвоими проницательными темными глазами, которые каким-то странным образомлишали ее лицо жизненности.

—Руководствуясь его предложениями и в соответствии с твоими собственнымиспособностями, ты увидела,как должна выглядеть работа. И записала это.

— Сновидя-наяву, мы получаем доступк скрытым источникам, которые обычно не используем, — ска зала Нелида и пояснила, что увидев реферат, я вспомнила тепутеводные нити, которые дал мне смотритель.

Заметив недоверие на моем лице, онаповторила то, что сказал смотритель о моей работе: — Слишком много сносок, слишкоммного цитат и плохо развитые идеи. — В ее гла­зах светились сочувствие и смех.— Поскольку тысновиде­ла, и на самом деле не настолько глупа,какой притворя­ешься,— продолжала она,— то ты сразу увиделавсе те соединения и связи, которые не замечала в своем материале доэтого.

Нелида наклонилась ко мне в ожидании моейреакции. На ее губах играла улыбка.

— Пришловремя узнать, что позволило тебе увидеть лучший вариант реферата. — Эсперанса выпрямилась иподмигнула, как бы подчеркивая, что сейчас откроет самый главный секрет.— Если мысновидим наяву, то получаемдоступ к прямому знанию.

Она долго и пристально смотрела на меня, ия увидела разочарование в ее глазах.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.