WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 46 |

Клара и Делия составляли изумительную команду про­казниц. На самом деле они не былитакими большими, как казались. Их здоровье, их сила и энергия заставляли другихдумать, что они крупные и деструктивные женщины. Они играли в самыевосхитительные состяза­тельные игры, демонстрируя свое необычайно экс­центричное снаряжение при первойже возможности. Обе очень хорошо играли на гитаре и имели прекрасные голоса;они пели, стараясь пр евзойти друг друга не только на испанском, но и наанглийском, немецком, французском и итальянском. Их репертуар включал баллады,народные песни, всевозможные популярные песни, даже самые пос­ледние поп-хиты. Достаточно былотолько напеть или пов­торить вслух первую строчку почти любой песни, и сразу же Клара иДелия заканчивали ее всю. Ко всему прочему они писали стихи, тоже состязаясь,часто к определенным случаям.

Они написали стихи для меня и протолкнулипод дверь, не подписав. Я должна была определить, кто именно написалстихотворение. Каждая утверждала, что если я искренна в своих чувствах к ним,люблю их, то интуитивно буду знать автора.

В этом соперничестве не было перевеса, ипоэтому оно было особенно трогательным. Ведь подразумевалось развле­чение, а не намерение поразитьдруг друга. Излишне го­ворить, что Клара и Делия получали такое же удо­вольствие, как и их зрители.

Если им кто-то нравился, как это, кажется,случилось со мной, не было предела их расположению и преданности. Обе ониохраняли меня с удивительным упорством, даже когда я была неправа. В их глазахя была безупречна и не могла поступить неправильно. От них я научилась тому,что такое доверие требует двойной ответственности. Невер­но было бы сказать, что я бояласьразочаровать их и пыта­лась подтвердить ожидания, однако наиболее естественной вещью дляменя в этой ситуации было верить, что я безуп­речна и вести себя с нимибезупречным образом.

Самой странной из всех женщин-магов быламоя учительница сновидения, Зулейка, которая никогда ничемуменя не учила. Она даже никогда со мной не разговаривала или, возможно, незамечала, что я существую.

Зулейка была, как и Флоринда, оченькрасива; воз­можно, нетак замечательна, но она отличалась какой-то неземной красотой. Она быламаленького роста, с темными глазами и крылатыми бровями, маленьким правильнымносом и ртом, прекрасными вьющимися темными воло­сами, которые отливали серым. Это придавало ей тон­чайший оттенок поглощенностидругими, неземными интересами.

Эта необычная, но величественная красотаимела ха­рактернеослабевающего самоконтроля. Зулейка тонко ощущала комические моменты того,что она красива и привлекательна в глазах других. Научившись распо зна­вать это и использовать как свое преимущество, она была, однако,совершенно безразлична к чему- или кому-либо.

Зулейка научилась чревовещать, и это сталопревосход­нымискусством. Она считала, что слова, которые произносились движениями губ,становились более запу­танными, чем они были на самом деле.

Меня восхищала ее манера говорить как чревовеща­ тельницы со стенами, столами, посудой или любым другимпредметом перед ней, и я могла часами следовать за ней, что бы она ни делала.Она ходила по дому, казалось, не касаясь земли и не производя движения воздуха.Когда я спросила других магов, не иллюзия ли это, они объяснили, что Зулейканенавидит оставлять следы.

После того как я уже повстречалась ивзаимодейство­вала совсеми женщинами, они объяснили мне разницу между сновидящими и сталкерами. Они называли этодву­мя планетами.Флоринда, Кармела, Зойла и Делия были сталкерами: сильными существами с большим количест­вом физической энергии,проводниками, неистощимыми работниками, специалистами в особом состоянииосоз­нания, котороеназывается сновидение.

Другая планета — сновидящие — состояла из других четырех женщин: Зулейки, Нелиды, Хермелинды и Кла­ры. Они имели более тонкую сущность. Не то чтобы они были менеесильными или менее энергичными; просто их энергия была менее явной. Онивоплощали смысл отрешен­ности от этого мира, даже когда занимались самыми зем­ными делами. Они былиспециалистами в другом особом состоянии осознания, которое они на зывали «сновидение в мирах, отличных от этого мира». Мне сказали,что это было наиболее сложное состояние осознания, которого может достичьженщина.

Когда сновидящие и сталкеры работали вместе, стал­керы были защитниками, сильным наружнымслоем, кото­рыйохранял глубинную сущность, ядро. Сновидящие были этим ядром; они были какбы глубинной основой, которая спрятана за сильным внешним слоем.

В те дни в доме магов за мной следили, какбудто я была их единственной и наиболее важной заботой; они ла­скали и заботились обо мне, как оребенке. Они готовили мои любимые блюда, шили самую элегантную иподходя­щую одежду,которая когда-либо у меня была, осыпали ме­ня подарками, совершеннобесполезными вещами и до­рогими украшениями, которые, как мне сказали, были спрятаны вожидании дня, когда я проснусь.

В партии магов были еще две женщины. Обебыли сталкерами: две толстые девушки. Марта и Тереза, которые были очень милы и имелипотрясающий аппетит. Не то чтобы они обманывали кого-нибудь, но они хранилизапас печенья, шоколада и разнообразных варений, спрятанный в укромном месте вкладовой. К моему большому удо­вольствию они с самого начала посвятили меня в свойсек­рет, рассказав озапасе, и подстрекали воспользоваться им, что собственно я иделала.

Марта была старшей из двух. Ей было околодвадцати пяти лет, и у нее была экзотическая смесь германской и индейскойкрови. Цвет кожи у нее был не то чтобы белым, но бледным. Прекрасные черныеволосы, мягкие и вьющиеся, обрамляли ее розовощекое полное лицо. У нее быликосящие глаза чудесного зелено-голубого цвета и ма­ленькие, тонкие уши, розовые ипочти прозрачные, как у кошки.

У Марты был долгий и печальный в згляд — гер­манский, утверждала она, — и грустная молчаливость,на­следство ееиндейской души. Недавно она начала брать уроки игры на скрипке, которыепрактиковала в любое вре­мя дня. Вместо того, чтобы кто-нибудь раздражался или злился нанее, все единодушно соглашались, что у Марты прекрасный слух для занятиймузыкой.

Тереза была чуть больше пяти футов ростом,но ее объем со здавал видимость того, что она куда выше. Вместо того, чтобывыглядеть мексиканкой, она была похожа на уроженку Индии. У нее былапревосходная кожа богатого кофейного оттенка. Ее миндалевидные глаза, влажные итемные, казалось, были обрамлены изогнутыми плетьми, такие тяжелые и низкие были у нее веки, придававшиевнешности сонно-отстраненное впечатление. Ее доброта и мягкий характерзаставляли каждого оберегать ее.

Тереза тоже имела способности к искусству.По вечерам она рисовала акварелью. С мольбертом перед собой, кистями, краскамии водой она сидела часами во дворе и ждала освещения и теней, которые бы ейподошли. Потом с дзэновским контролем и быстротой она проводила по листу своейкистью.

Все, что было потеряно моей памятью,всплыло на поверхность. Я была истощена. Ритм слабого храпа Флоринды,поднимающегося и опускающегося волнами по комнате, как далекое эхо,гипнотизировал.

Проснувшись, я сразу же позвала Флоринду. Она не ответила.Кровать была пуста. На желтой простыне, опрят­но подвернутой под матрас, не былоникаких следов того, что кто-нибудь сидел или спал на ней. Две подушкисложе­ны в их обычноеположение — прижаты кстене, — иоде­яло, которым онаукрывалась, тоже сложено вместе с другими на полу.

Я напряженно осмотрела квартиру, ищадоказательст­ва того,что Флоринда действительно была здесь. И не на­шла ничего, даже ни одногодлинного серого волоса в ван­ной.

Глава 13.

Всякий раз, проснувшись окончательно, яничего не помнила о тех потерянных днях, кроме того, что знала с абсолютнойуверенностью, что они не были просто потеряны. Что-то произошло со мной за этовремя, что-то с очень непростым внутренним смыслом, усколь­завшим от меня. Я не делаласознательных усилий, чтобы вернуть эти смутные воспоминания. Я просто знала,что они есть —на половину скрытые, похожие на встречу с че­ловеком, с которым ты вроде бызнаком, но чье имя никак не можешь вспомнить.

Я никогда не страдала сонливостью, но стой ночи, ког­даФлоринда появилась в студии Исидоро Балтасара, мне все время хотелось только спать, чтобысновидеть, Я просто умиралакаждый раз, когда ложилась, спала непомерно долго и даже прибавила в весе, что,к сожалению, не пошло мне на пользу. Но у меня все еще не было магическихсновидений.

Однажды утром я вдруг проснулась отсильного шума —Исидоро Балтасар гремел посудой в мойке. Голова ныла, в глазахстояла пелена, все тело было в поту. Я была еще во власти кошмарных сновиденийи каждое мгновение мог­ла провалиться обратно.

— Это тыво всем виноват, —закричала я. — Еслибы ты только помог мне, я бы не просыпала всю свою жизнь. Мне так и хотелосьвыругаться, выплеснуть все свое разд­ражение и нетерпение. Но вдруг моесознание пронзила мысль, что я не могу этого сделать: мне просто больше ненравится ныть, как обычно.

Его лицо засияло от удовольствия, будто онпрочел все мои мысли. Схватив свой стул и усевшись на него верхом, онсказал:

— Ты жезнаешь, что я не могу тебе помочь. Путь сновидений у женщин совсем другой. Ядаже не представ­ляюсебе, что они делают, чтобы стать сновидящими.

— Вокругтебя столько женщин, что ты должен это знать, — настаивала я. Он рассмеялся.Казалось, ничто не может лишить его доброго расположения духа.

— Я неимею ни малейшего представления о том, что с вами происходит, — продолжал он. — Мужчины должны непрерывносражаться, чтобы удерживать внимание в сновидениях. Женщины не сражаются, но онидолжны достичь внутренней дисциплины.

С ясной улыбкой он добавил:

— Естьодна штука, которая может помочь тебе. Не принуждай себя к сновидениям, как ты обычно это делаешь.Позволь им самим прийти к тебе.

Я не могла вымолвить ни слова в ответ.Изумление быстро сменилось злостью. Не в силах сдерживаться, я на­тянула туфли и с яростью бросиласьвон из комнаты, хлоп­нув за собой дверью. Его смех преследовал меня всю дорогу доплощадки, где стояла моя машина.

Удрученная, чувствуя себя совершеннопокинутой и одинокой, сожалея прежде всего о себе самой, я вела машину кберегу. Там было пустынно, шел дождь, прямой и тихий. Совсем не было ветра, икапли дождя ложились мягко и ровно. Было что-то умиротворяющее вприглушен­ных звукахплеска волн и дождя, падающего на воду. Я сбросила туфли, закатала брюки ибродила до тех пор, пока полностью не очистилась от тревоги ииндульгирования.

Я знала, что избавилась от них, потому что сквозьшур­шание и плеск волнуслышала голос Флоринды:

— Тыдолжна бороться в одиночку.

Мне не было страшно. Я просто осозналасебя в самом деле одинокой. И это принесло мне ощущение вины за то, что ясобралась было сделать. Но я уже не могла ждать, и начала действоватьнемедленно.

Оставив записку в дверях Исидоро Балтасара — мне не хотелось, чтобы он отговаривал меня, — я отправилась к дому магов. Явела машину всю ночь, и под утро добралась до Тусона. Сняв комнату в мотеле, я проспала большую половинудня и после обеда снова отправилась в путь, вые­хав на дорогу, по которой мывозвращались с Исидоро Балтасаром.

Обычно я очень плохо ориентируюсь, номаршрут уже был запечатлен где-то в глубине моего со знания. С отрешен­ной уверенностью я точно знала,какую дорогу выбрать, где сворачивать, и даже не заметила, как добралась до дома магов. Я не смотрела начасы, мне не хотелось терять ощу­щение того, что время остановилось еще когда я выехала изТусона.

В доме не было ничего, что причиняло бымне хоть какое-то беспокойство. Я понимала, что никто не пригла­шал меня сюда, но отчетливопомнила слова Нелиды о том, что она спрятала в выдвижном ящике маленькуюкорзинку с подарками от всех женщин и что я могу вернуться когдазахочу.

— Когда быты ни приехала, днем или ночью, эта корзинка будет на месте, — звучали в ушах ееслова.

С уверенностью постоянного обитателя янаправилась прямо в комнату, оставленную для меня Эсперансой. Белый с оборками гамак был готов, как будто меняна самом деле ожидали. Смутное беспокойство овладело мной, но я вовсе не былаиспугана. Стремясь успокоиться, я опустилась в гамак и принялась раскачиватьсятуда-сюда.

— К чертувсе страхи ! — воскликнула я и, как кошка, с наслаждением потянулась до хруста всуставах.

— О, тыблагополучно вернулась ! — раздался голос из коридора. Я еще не видела ее, но не успелавновь во­царитьсятишина, как я уже знала, что это Нелида. Я жда­ла, когда она войдет, но ее небыло.

— Твоя едана кухне, — донеслосьдо меня, и шаги удалились в конец коридора. Я вскочила и бросилась за ней,умоляя подождать. Но никого не было ни в холле ни в комнатах, и я продолжаласвой путь на кухню. Как ока­залось, никого не было во всем доме. Но я все-таки была уверена,что они были здесь. Ведь я слышала их голоса, их смех, звон посуды.

Следующие несколько дней прошли вбесконечном ожидании чего-то значительного. Я не представляла себе, что именно должно произойти, но была уверена, что это будет связано сженщинами.

По какой-то непостижимой причине они нежелали показываться мне на глаза. Их поразительная скрытность все время держаламеня в напряжении, заставляя двигать­ся по коридорам бесшумно, кактень. Нев зирая на всевоз­можные хитроумные пла ны, которые я строила, пытаясь застать их врасплох, мнен икогда не удавалось увидеть их более чем мельком. Онипроскальзывали в дом и из дома, в комнаты и из комнат, как будто между мирами,оставляя за собой лишь отзвуки голосов и смеха.

Иногда я сомневалась, есть ли здесьженщины на са­момделе, и не был ли звук их шагов, шепота и смешков лишь плодом моеговоображения. Но всякий раз, когда я уже была готова поверить в то, что все это— моя фантазия, яслышала, как одна и з них возится в патио. Тогда, охва­ченная новой страстью, ожиданием иволнением, я бежала за дом — только для того, чтобы убедиться, что меня снова перехитрили.Тогда я поверила, что женщины, будучи на­стоящими магами, имеют, каклетучие мыши, какую-то внутреннюю систему, вроде эхолокации, которая предуп­реждает их о моемпоявлении.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.